Русских СМИ в Прибалтике намного меньше, чем СМИ для русских

Источник: baltija.eu

В минувший понедельник, 18 ноября, в Москве состоялся Круглый стол «Российские соотечественники в Прибалтике: есть ли свобода слова?», в котором принимали участие представители популярных русских СМИ из Эстонии, Латвии и Литвы. Как отметил по его итогам модератор дискуссии, директор Института Русского зарубежья Сергей Пантелеев, информационное поле на русском языке в странах Балтии формируется, в основном, изданиями для русских, которые занимаются изготовлением «идеологически правильного» продукта. «Доносят точку зрения, являющуюся государственной позицией», – констатировал эксперт.

В интервью интернет-изданию RuBaltic.Ru Сергей Пантелеев отметил, что в такой ситуации было бы неправильно считать русскими все без исключения СМИ, вещающие на русском языке. «Не следует смешивать если СМИ вещает на русском языке – это вовсе не значит, что оно является русским или лояльным по отношению к России, – сказал директор Института Русского зарубежья. – Русских СМИ в Прибалтике намного меньше, чем СМИ для русских»

По его словам, у работающих в Прибалтике по-настоящему русских СМИ задачи совершенно иные, что создаёт им ряд серьёзных проблем. Эксперт пояснил, что благодаря государственной пропаганде обществу насаждается миф о существовании некой российской «пятой колонны»: если они русские и связаны с Россией, то они автоматически воспринимаются как пятая колонна. Естественно, что и те независимые СМИ, которые пытаются развенчать русофобские домыслы, обратить внимание на проблемы русского населения, донести информацию о том, что «у русских есть свои интересы, о том, что русские не являются изгоями» автоматически записываются во «вражеские».

«Всё это приводит к тому, что русские лишены возможности выступать активными производителями информационного продукта, они являются, скорее потребителями», – резюмировал Сергей Пантелеев. «И вся инфраструктура, которая существует, направлена именно на это», – добавил он.

С.Пантелеев: Русские СМИ Балтии не должны быть заложниками геополитики

– Сергей Юрьевич, подводя итоги сегодняшнего экспертного круглого стола, как бы Вы ответили на основной вопрос: что собой представляют сейчас русскоязычные СМИ Прибалтики, и в каком положении они находятся?

– Меня давно волнует вопрос: в Прибалтике существуют русские СМИ или СМИ для русских? В результате сегодняшнего круглого стола я лишь убедился, что во всех трех прибалтийских республиках информационное пространство формируется, исходя из того, что по наиболее мощным информационным каналам доносится та информация, которая нужна местным властям. То есть русские здесь не выступают активными производителями информационного продукта, они являются, скорее потребителями. И вся инфраструктура, которая существует, направлена именно на это.

То есть существует налаженная машина производства информации, которая доносит до русского населения свою точку зрения, которая является государственной позицией.

Другое дело – русские СМИ, которые в этом смысле намного слабее, с точки зрения влияния на целевую аудиторию. Сама эта целевая аудитория намного уже – это ситуация, когда русские оказываются внутри своей общины, которая к тому же достаточно разнородна. То есть в отношении Латвии и Эстонии, понятно, существует проблема неграждан, при этом есть люди, принявшие российское гражданство, есть люди, выбравшие путь натурализации. Поэтому в большей степени все-таки русские потребляют информацию, которая производится для них.

– Почему же сейчас обострилась ситуация в русскоязычном информационном пространстве, о чем говорили представители СМИ Литвы, Латвии и Эстонии?

– Информационное поле Прибалтики является производной того места, которое занимают эти страны в большой геополитике. Сейчас эта тема обострилась, потому что заканчивается председательство Литвы в ЕС, впереди очень важный Вильнюсский саммит, прошедшие учения НАТО обрабатывали в том числе и информационную составляющую – все это является факторами, раздражающими информационное пространство. Взглянуть хотя бы на то, какой резонанс вызвала одна инициатива по сносу памятника в Риге, к тому же мы помним, чем закончились подобные инициативы в 2007 г. в Эстонии. Когда в игру вступает геополитика, русские становятся заложниками обстоятельств.

Представляя, каким образом развивается ситуация в странах Прибалтики, Россия не может не реагировать и на дрейф Украины, потому что предлагаемый путь движения Украины в Европу будет в определенной степени идти по прибалтийским лекалам, которые являются не внутренней производной национального государства, а являются вписанными в более сложные системы.

Понятно, что та русофобия, которая довольно заметно проявляется в информационном пространстве Прибалтики, а сейчас и Украины – является дополнительным раздражающим фактором.

– Вы разделяете все СМИ стран Балтии на русском языке на два параллельных идеологических пространства. Насколько нормальным можно считать подобное явление? Характерно ли оно для остального постсоветского пространства?

– Во многом это положение типично для постсоветского пространства. Наше некоторое увлечение русскоязычной составляющей иногда подменяет содержание вопроса: если СМИ вещает на русском языке – это вовсе не значит, что оно является русским или лояльным по отношению к России. Русскоязычных СМИ очень много, но русских или российских СМИ намного меньше, и их влияние гораздо меньше на постсоветском пространстве в целом, и в Прибалтике в частности. Даже по охвату аудитории это вещи несопоставимые.

Русскоязычне СМИ нацелены на то, чтобы донести до русскоязычных граждан определенную информацию, которая является идеологической правильной. Русский же сегмент пытается донести информацию несколько другого содержания (часто выступая даже с критической точки зрения): о том, что у русских есть свои интересы, о том, что русские не являются изгоями. Я уже отметил, что с точки зрения охвата это вещи несовместимые. И, как мне кажется, будущее СМИ Прибалтики состоит в том, чтобы выйти из этой информационной блокады. Потому что когда тебе навязывают идеологические шаблоны по отношению к истории твоей родной страны, а принцип натурализации подразумевает, что ты должен принять эту картину, наверное, это не есть свободный выбор, потому что человек может по-другому относится и к России, и к принципам национального самосознания.

В этом отношении показателен пример Первого балтийского канала, который мы сегодня тоже обсуждали: в России гораздо шире палитра мнений относительно событий 13 января 1991 г., чем в странах Прибалтики. Почему за простое мнение осуждают человека или закрывают телеканалы? Нам это не понятно.

– То есть, на Ваш взгляд, задача русских СМИ Прибалтики – это рефлексия русской общины этих стран. При этом подобные СМИ зачастую рассматриваются властями этих республик как рупор «пятой колонны» и проводники вражеской информационной политики. Как Вы считаете, в каких отношениях все же должны состоять Россия и подобные СМИ?

– Посмотрите, если есть литовская община в России, то она, наверное, каким-то образом связывает свои интересы с материнским государством, со своей исторической Родиной. Проблема аналогичных русских структур в Прибалтике в том, что, получается, есть презумпция виновности: если они русские и связаны с Россией, то они автоматически воспринимаются как пятая колонна. Но вопрос ведь не в них.

Вопрос в восприятии их на государственном уровне. Ведь мы и говорили сегодня о том, что они являются заложниками геополитики. И пока сама система не станет демократичнее и менее этнократичной, исправить ситуацию будет сложно. Это вопрос некоторого внутреннего выбора народов этих государств. А со стороны российских структур, неправительственных организаций, мы будем делать все, чтобы отделить правду от вымысла в восприятии России. Я понимаю, насколько это сложно, потому что есть большие силы, которые преследуют свои интересы, но я уверен, что тот опыт общежития, который у нас был, он не только отрицателен, но и положителен.

– В таком случае, на Ваш взгляд, достаточно внимания сегодня уделяется таким СМИ со стороны России?

– К сожалению, в этой сфере был очень серьезный провал в связи с известными событиями 1990-х гг. Тогда мы не были готовы к новой ситуации. Сейчас, я думаю, что государство осознает важность своей работы, и это позволит решить какие-то проблемы.

– Каким образом события в русскоязычном информационном пространстве Прибалтики, по Вашему мнению, будут развиваться дальше?

– Я убежден, что на мифах долго жить сложно. Мифология вещь важная, но есть положительные мифы, которые структурируют систему, а есть мифы разрушительные, конфронтационные – они мобилизуют на определенный момент массы для того, чтобы выполнить какие-то задачи. Я думаю, что рано или поздно мифы, в том числе и о «страшной России», будут разрушены и самое главное, чтобы простое население этих государств воспринимали информацию не через призму этих навязываемых мифов, а с точки зрения реальности.

И если мы сможем среди русскоязычных СМИ Прибалтики получить механизм донесения этой информации – это будет каналом, через который мы сможем выстроить диалог с этими государствами. Ведь речь не идет о глубинной вражде между народами, речь идет о геополитике, заложниками которой являются конкретные люди.