Приращение морем

Охотское море становится для России внутренним

Подкомиссия ООН, решавшая в конце минувшей недели вопрос юридического статуса большого анклава посреди Охотского моря, пришла к выводу о том, что эта территория размером 52000 кв. км является частью нашего континентального шельфа. А это, в свою очередь, означает принадлежность практически всего Охотского моря Российской Федерации.

Окончательно этот вопрос должен быть согласован в ООН в первом квартале 2014 года, но уже сейчас официальные представители государства заявляют о том, что отныне Охотское море становится внутренним морем России.

Пожалуй, это одно из редких в новейшей истории событий, которое не вызывает и в принципе не может вызвать ни малейших споров относительно колоссальной выгоды, полученной Россией в результате урегулирования межгосударственных территориальных проблем. С точки зрения российских интересов, «закрытие» Охотского моря – факт, без преувеличения, исторический, геостратегический, значение которого переоценить очень сложно. Особенно – с учётом хорошо памятной всем позорной сдачи оных в конце 1980-х – начале 1990-х в районе Берингова моря, когда Шеварднадзе «по дружбе» уступил Америке морскую территорию, почти равную той, которой Россия теперь прирастает.

Мы и прежде, в течение всей послевоенной истории, считали это Охотское море своим. Однако на протяжении нескольких десятилетий вольно и невольно мирились с тем, что оно стало, по сути, гигантским «проходным двором». Колоссальная, чрезвычайно богатая рыбой и морепродуктами акватория, омывающая львиную долю нашего Дальнего Востока, уже давно превратилась в зону экономической (зачастую, чтобы не сказать, «как правило», хищнической) эксплуатации со стороны многих государств. Прежде всего – стран Тихоокеанского бассейна. Те относительно легальными, полулегальными или вовсе нелегальными способами «зарабатывали» в этом регионе огромные деньги на ловле лосося и камчатского краба, минтая и трески, камбалы и палтуса, сельди и наваги и многого-многого другого, регулярно поставляемого к столу граждан Японии, Китая, США, Кореи и т. д.

Существование анклава не позволяло российским пограничникам при поддержке кораблей ВМФ установить для иностранных добытчиков полноценный кордон, с тем, чтобы жёстко регламентировать их присутствие в Охотском море. К этому нелишне добавить, что и само состояние наших пограничных и военно-морских сил там было (и пока остаётся) далёким от оптимального. Теперь же охранять внутренние воды от непрошеных гостей будет значительно проще, благо и морская группировка России на Дальнем Востоке медленно, но верно усиливается.

Весьма восторженно отреагировал на решение подкомиссии ООН по Охотскому морю министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской. Заявив о вновь открывающихся огромных возможностях и перспективах для российской экономики, он в частности отметил: «Это успех, к которому Россия шла долгие годы. Благодаря признанию анклава частью российского континентального шельфа наша страна получает дополнительный большой объём запасов ценных полезных ископаемых и других природных ресурсов».

В связи с упомянутым российским министром успехом ожидается в ближайшие годы и следующий, будем надеяться, столь же удачный для нашего государства международный вердикт – признание правомерными притязания Российской Федерации на арктические территории, относящиеся к хребту Ломоносова и поднятию Менделеева.

Спор вокруг этих территорий ожидается весьма ожесточённый. Тем не менее, становится всё более очевидным: Россия постепенно возвращает себе главную традицию (пафосно говоря, миссию) – расширение собственных пространств и границ, увеличение своего влияния во всём мире.

Андрей Ефремов

Источник