Бывший руководитель «Союза десантников» Андрей Смирнов награжден медалью «Народного Собора»

Этой награды он удостоен за обеспечение безопасности России, укрепление её обороноспособности  и многолетнюю общественную патриотическую деятельность

16 ноября 2022 г.  председатель Общероссийского общественного движения «Народный Собор», член Координационного совета Президентского клуба «Доверия» Олег Юрьевич Кассин  вручил медаль «Народного Собора»  «Вместе за одно!» бывшему председателю Межрегиональной общественной организации «Союз десантников», а ныне — члену Центрального Совета этой организации  Андрею Борисовичу Смирнову.

Этой награды он удостоен за обеспечение безопасности России, укрепление её обороноспособности  и многолетнюю общественную патриотическую деятельность.

Справка «Народного Собора»:

Смирнов Андрей Борисович — председатель МОО «Союз десантников», ветеран боевых действий в Афганистане, Приднестровье, Абхазии, Северном Кавказе.

Родился  13.03.1949 года в  городе Приволжске Ивановской области в семье служащих.

В 1971 году  окончил Коломенское артиллерийское училище (десантный факультет).

Выбрал 98-ю гвардейскую воздушно-десантную Свирскую Краснознамённую ордена Кутузова II-й степени дивизию. Начал службу в 1065-м артиллерийском полку в должности командира гаубичного взвода. В этом полку, по ступеньке, не перешагивая ни через одну должность (командир огневого взвода, командир взвода управления, старший офицер батареи, заместитель командира батареи, командир батареи, командир дивизиона), прослужил от лейтенанта до подполковника, от командира взвода до заместителя командира полка.

2-я батарея, а затем и 1-й дивизион, которыми  командовал А.Б.Смирнов, были лучшими в части по боевой и политической подготовке.  Поэтому в 1976 году ему  было доверено испытание 122-мм самоходной гаубицы «Гвоздика». И на стрельбе, и при выброске из самолета на специальной платформе батарея сумела доказать, что такое орудие (первое самоходное, весом 12,8 т.)  умеет не только стрелять, но и десантироваться вместе с расчетом в кабине совместного десантирования.

Испытания  прошли успешно, и эта самоходная гаубица вместе с людьми десантировалась в «тыл противника» из военно-транспортного самолета Ил-76.

В 1981 году А.Б. Смирнов поступил в Военную артиллерийскую академию им. М.И. Калинина на командный факультет, который окончил в 1984 году.

После академии получил распределение опять в 98-ю ВДД.

В 1985 году  был назначен старшим офицером РВиА ВДВ в город Москву.

В 1987  возглавил  1179-м артиллерийский полк в Афганистане.  Принимал участие в известной операции «Магистраль» на высоте 3234 вместе с командиром 345-го ПДП Героем Советского Союза В.А. Востротиным.

На протяжении полутора лет   провёл 29  боевых операций и не потерял  ни одного своего подчиненного. Так было и в дальнейшем до самого вывода Советских войск из Афганистана.

В  ноябре 1989 года  снова назначен старшим офицером аппарата РВиА ВДВ.

Далее  цитируем  из «Книги памяти Ивановской области» рассказ  полковника Андрея Смирнова о своей службе:

«…В июне 1992 года меня и еще ряд офицеров штаба ВДВ вызвали к командующему ВДВ и поставили задачу: прибыть рано утром на следующий день для выполнения задания. Старшим группы был назначен генерал-майор Лебедь А.И. Форма одежды – полевая, для работы в полевых условиях. Мы выехали на аэродром Чкаловский, где стоял загруженный боеприпасами, медикаментами самолет Ил-76 с красным крестом на фюзеляже. На борту, кроме офицеров ВДВ, находился спецназ ВДВ и врачи госпиталя имени Бурденко.

После взлета генерал Лебедь вызвал нас и сказал, что мы летим в Тирасполь. Он сказал, что там большая «заваруха».

На аэродром в Тирасполе мы приземлились с горящими колесами, так, как приземляются самолеты в Афганистане, чтобы их не сбили. Везде слышны звуки выстрелов и чувствуется суета и напряжение аэродромных служб. Здесь мы узнали, что руководство Молдавии в лице Снегура и Косташа, начало уничтожать мирных жителей в Бендерах и Тирасполе. Счет погибших шел уже на сотни. Средства массовой информации, радио, телевидение – молчат, а здесь идет уничтожение мирных людей. Такого не было даже в Афганистане. Мы вникли в обстановку, нам помогли местные журналисты, показали видео и рассказали, что делают бандитские формирования Молдавии.

Когда мы выезжали в Бендеры на Днестр, видели, как готовят наступление бандиты. Их задачей было — овладеть промышленно-развитыми городами Бендеры и Тирасполь. В Тирасполе оставалась 58-я общевойсковая армия кадрового состава. Офицеры, которые служили в ней, говорили нам, что командующий 14-й ОА Неткачев заставляет снимать с боевой техники средства связи, пульты управления, аккумуляторы, тем самым приводить её в небоевое состояние. Оружие офицерам и другим военнослужащим он выдавать запретил, а кругом идет война. С оружием оказались только мы, офицеры из штаба ВДВ, у каждого из нас был пистолет и автомат.

Проведя рекогносцировку на всем протяжении фронта, мы доложили генералу  Лебедю  о том, что нужно принять меры по упреждению нападения бандитов и нанести по ним артиллерийский налет.

Лебедь  сказал, что, если мы это сделаем, то все будем сидеть в Лефортово. Мы с ним не согласились и начали готовить артиллерийские системы. Это дивизион 152-мм гаубиц, 2С3М, дивизион 22-мм гаубиц «Гвоздика» и дивизион РСЗО «Ураган». Офицеры боевой подготовки готовили танковые батальоны.

На совещании, которое проводил генерал Лебедь, был отстранен от должности командующий 14-й ОА Неткачев за трусость и попустительство, поскольку он не принял своевременных мер по урегулированию конфликта и способствовал наращиванию усилий бандформирований Молдовы.

Не с первой попытки, но все же мы убедили генерала Лебедя  готовить технику и людей к наступлению. В Бендерах и Тирасполе была проведена частичная мобилизация жителей, ранее служивших в Советской Армии. Одновременно, проводя разведку противника и готовя дивизионы к упреждающему удару, я просил Лебедя  и Смирнова, моего однофамильца, вывезти из района боеприпасы – подальше от района боевых действий. В течение трех суток несколькими эшелонами они были вывезены в безопасное место. Мы были готовы нанести упреждающий удар артиллерией и просили генерала Лебедя  утвердить наш план. Спецназом ВДВ было разведано и установлено около 15 целей бандформирований.

Утверждая план нанесения упреждающего удара, генерал Лебедь просил только «попугать по двум целям». Но чтобы остановить конфликт, этого было недостаточно. Я предложил, пользуясь случаем, открыть огонь по всем целям.

Мой сослуживец Медведев В.С. и исполняющий обязанности начальника артиллерии 14-й ОА Чернобривый В.Н. меня поддержали. И мы одним огневым налетом с 3-х до 4-х утра 28 июня нанесли сокрушающий удар, и тем самым остановили кровопролитие. А что происходит сейчас всем известно, а это было, напомню, в июне 1992 года.

Но и это еще не все, оказывается, все еще было впереди. Начала литься кровь абхазов, южных и северных осетин, ингушей, конфликт в Нагорном Карабахе и, наконец, в Чеченской Республике.

…В эти же дни 104-й парашютно-десантный полк 76-го ВДД, высадившись на аэродроме Владикавказа, совершил марш и вошел в город Цхинвали. Здесь тоже не обошлось без жертв.

В августе 1992 года резко обострилась обстановка в Абхазии. События там показали, что Грузия не может обойтись без насилия и кровопролития.

Вступление грузинских бандформирований сопровождалось обстрелами российских военных объектов, санаториев, домов отдыха, грабежом отдыхающих граждан России и СНГ. Возникла большая угроза захвата и разрушения российских объектов, вооружения и боеприпасов.

В Гудауту был переброшен 345-й ПДП, в Сухуми — 901-й отдельный парашютно-десантный батальон, который в последующем был блокирован грузинскими формированиями.

И там были жертвы среди офицеров и их семей. Мне довелось быть участником этого конфликта. В это время у народа Абхазии не было никакого вооружения, защищаться им было нечем. Мы приступили к обучению мирного населения, тех, кто хочет и может держать оружие.

В боевой обстановке проводили тактические занятия и учения на реальной местности. Обучали артиллеристов Абхазии трудной науке — точно поражать цели.

Находясь на наблюдательном пункте вместе с разведчиками Абхазии в 1-1,5 километрах от противника, корректируя огонь артиллерии, уничтожали огневые точки грузинских формирований, топили баржи с вооружением и боевой техникой, шедшие морем из Грузии. Тем самым вызывали огонь грузинской артиллерии и на себя.  Каждый день, поражая цели противника, невольно возникала ситуация артиллерийской дуэли.

…В этой дуэли, как позже выяснилось, с грузинской стороны участвовал полковник Кварая Валериан Лаврентьевич, который учился со мной вместе в одной группе артиллерийской академии в Ленинграде. Вот какая непридуманная бывает история. Я был в период этой войны там дважды, в группировке первого заместителя командующего ВДВ генерал-полковника Чиндарова Александра Алексеевича, который своей активной позицией добивался остановки кровавого конфликта и возвращения российской собственности.

Только его твердые и жестокие действия способствовали сдерживанию и обузданию грузинских формирований.

…У меня тоже был перерыв, уехал из Абхазии в конце октября — начале ноября 1992 года. Оказался в Северной Осетии в Осетино-ингушском конфликте, когда ингушские боевые формирования начали блокировать и разоружать посты ГАИ, военные городки, солдат внутренних войск и милицию. Они даже пытались осуществить попытки разоружения частей российской армии, даже стали применять бронетехнику и артиллерию.

Я тогда находился в селе Первомайское в Ингушетии с целью не допустить вооруженного конфликта. Понимал, что в любую минуту могут быть неприятности. Но 1 или 2 ноября 1992 года высадился наш 234-й ПДП 76-й ВДД и с боем, в районе населенного пункта Чермен, заставил обе стороны остановиться, а затем их разоружил.

…Закончил я службу в 1999 году в должности Председателя научно-технического комитета Воздушно-десантных войск.

Мои предшественники, генерал-майор Островерхов Борис Михайлович и Бражников Юрий Акимович, за разработку и принятие на вооружение уникальных машин десанта БМД-3 и БМД-4 удостоены высокого звания лауреатов Государственной премии СССР.

Мне же, в трудные 1995-1999 годы, когда разработка нового вооружения для ВДВ практически прекратилась, офицеры не получали денежного довольствия в течение полугода, все-таки довелось добиться и закончить испытания «Ноны-С» (Сверестелка, 120-мм артиллерийское самоходное орудие), а также завершить испытания еще более уникального противотанкового орудия 2С25 «Спрут », который наконец-то принят на вооружение и уже поступил в ВДВ».

С 1997 по 1999 и  с 2012 по 2022 г.г.  А.Б. Смирнов —  депутат Совет депутатов муниципального округа Новокосино г. Москвы.

С 2016 по 2021 г.г. — председатель МОО «Союз десантников»

С 2021 г. — член Центрального Совета МОО» Союз десантников»

Награждён  орденами:  «Красной звезды», «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, «За личное мужество» и многими медалями.

Пресс-служба
Общероссийского общественного
движения «Народный Собор»