Урбанизация «Дикого поля»

История

Всего 250 лет назад на месте современных Херсона и Мариуполя, Одессы и Николаева не было ничего, кроме заросшей бурьяном степи.

Эту местность так и называли: «Дикое поле». Здесь не строили города и села, не распахивали степь под пашню, несмотря на благодатный климат и плодородную почву. Причина прозаична: перманентная угроза для всего живого, исходившая от крымских татар.

Крымское ханство со столицей в Бахчисарае возникло в XV веке на обломках Золотой Орды. Отгородившись от внешнего мира на почти неприступном Крымском полуострове, татары жили исключительно грабежом соседних народов, прежде всего, русского. Немалые деньги крымчаки делали и на работорговле. В районе современной Феодосии был устроен невольничий рынок, известный на все Средиземноморье, куда свозили пленников для дальнейшей продажи в страны мусульманского Востока. Особо ценились славянские девушки. Самых красивых отбирали для гарема турецкого султана, перед которым пресмыкался крымский хан. Остальные становились наложницами богатых крымчаков.

На протяжении столетий разбойничьи вылазки крымских татар представляли серьезную головную боль для Правительства России. Помните меткую фразу героя Савелия Крамарова из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»? Отвечая на вопрос лже-князя Милославского о войнах, дьяк Посольского приказа в исполнении Крамарова восклицает: «Шведы прямо заедают, а на Изюмском шляхе крымский хан безобразничает». Именно по Изюмскому шляху, то есть по дороге, ведущей из причерноморских степей в центральные области России, и шли орды крымчаков грабить русские города и села. В 1571 году войска крымского хана умудрились дойти аж до Москвы.

Пользуясь тем, что основные силы России на тот момент были задействованы в Ливонской войне за выход к Балтийскому морю, крымчаки без большого труда сломили сопротивление немногочисленных защитников города и полностью его разграбили, после чего сожгли. Пожар 1571 года стал одним из самых опустошительных в истории российской столицы. Город практически перестал существовать, его пришлось отстраивать заново.

ПОМЕХА С ЮГА

Покончить с набегами крымчаков русское правительство пыталось на протяжении столетий. Для этого строились многокилометровые засечные черты, то есть рубились деревья и сваливались так, чтобы затруднить передвижение татарской конницы. Такие города, как Курск, Белгород, Воронеж, Ливны и другие, были основаны как крепости для обороны страны от нападения с юга. В них постоянно приходилось держать крупные гарнизоны для отпора врагу.

Кроме того, защитой России от набегов крымчаков занимались и запорожские казаки, воспетые Гоголем в «Тарасе Бульбе». Знаменитая Запорожская Сечь на протяжении почти двух столетий выполняла роль своеобразного буфера между Россией и ее врагами с юга и юго-запада – крымскими татарами и польскими шляхтичами. А располагалась Сечь в среднем течении Днепра, сразу же за днепровскими порогами. Отсюда и название: Запорожская Сечь.

Однако полностью обезопасить себя с юга можно было только одним способом: ликвидировать саму угрозу, то есть Крымское ханство. И русское правительство неоднократно пыталось это сделать. Еще при царевне Софье в конце XVII века русские войска дважды отправлялись в поход на Крым. Но оба раза потерпели неудачу. Во время первого похода на пути русской армии кто-то поджег степь. Пришлось вернуться.

Через два года русские войска снова отправились в поход на Крым и даже дошли до Перекопа. Крымский хан запросил перемирия. Но переговоры затянулись, многочисленной русской армии не хватало продовольствия и питьевой воды. И через несколько месяцев бесплодных переговоров русские вернулись, так и не заключив мирного договора.

Попытки покончить с крымско-татарской угрозой предпринимал и Пётр I. Правда, серьезных военных действий против Крымского ханства самодержец не проводил, однако по его приказу на южных границах России создавались склады с оружием и продовольствием для будущих военных походов.

При Анне Иоанновне в 1736 году в Крым отправилась огромная русская армия во главе с фельдмаршалом Минихом. Однако и на сей раз разгромить Крымское ханство не удалось: русские взяли лишь Перекоп.

И только при Екатерине Великой удалось, наконец, устранить помеху с юга. Но для этого пришлось провести две победоносные Русско-турецкие войны.

Итогом блестящих побед русского оружия стало присоединение к России огромных причерноморских территорий, включая Крым и побережье Азовского моря. Именно тогда, в конце XVIII века, и возник сам термин: «Новороссия». Он вполне официально употреблялся для обозначения Северного Причерноморья вплоть до революции 1917 года. И никому тогда в голову не могло прийти называть эти территории Украиной.

ПЕРЕСЕЛЯЙТЕСЬ И РАЗМНОЖАЙТЕСЬ!

Включение Новороссии в состав Российской империи повлекло за собой массу социально-экономических проблем, требовавших безотлагательного решения. Ведь до недавнего времени на этих землях было лишь дикое поле. Причем, в буквальном смысле слова. Более или менее обжитыми были только земли русских казаков в нижнем течении Дона да Запорожская Сечь. Кстати, при Екатерине Сечь была ликвидирована, поскольку после присоединения Причерноморья она оказалась внутри страны и потеряла военно-стратегический смысл. Поэтому большинство запорожских казаков по предложению Екатерины переселилось на Кубань и Северный Кавказ. Кубанские казаки – это потомки тех самых запорожцев, которых так выразительно изобразил Илья Репин на своей знаменитой картине.

Чтобы быстро обустроить Новороссию, требовалось немало усилий, а главное – людей. И эту проблему русское правительство решало весьма успешно. Уже через тридцать лет, к началу правления Николая I, население Новороссии приблизилось к двум миллионам человек. Людские ресурсы привлекались различными способами. Во-первых, новые районы активно заселялись выходцами из великорусских губерний. Причем, крестьяне, пожелавшие переехать на новое место жительства, освобождались от крепостной зависимости.

Во-вторых, правительство Екатерины II активно поощряло переселение в Новороссию отставных солдат. Их освобождали от налогового бремени, бесплатно давали земельный надел. А в жены они могли взять крепостных девиц из великорусских губерний. Иногда это выглядело весьма забавно. В Николаеве, например, местные власти поступали следующим образом. На площади перед кафедральным собором строили крепостных девок из центральных губерний страны и приводили к ним солдат, отслуживших свой срок. Те выбирали себе невест, и их тут же венчали в соборе. Говорят, в день иногда супружескими узами скрепляли до 60 пар!

А в-третьих, для скорейшего заселения некогда пустынных территорий российское правительство активно привлекало инородцев, прежде всего, представителей православных народов Балкан – греков, сербов, болгар, черногорцев. Неудивительно, что в причерноморских городах, возникших в конце XVIII века, значительную долю населения составляли выходцы с Балканского полуострова. Так, например, в Приазовье греки основали город Мариамполь, что в переводе означает город Марии, Пресвятой Богородицы. Позднее его стали называть Мариуполем.

Еще во времена Елизаветы Петровны в Россию массово стали переезжать и православные сербы, спасавшиеся от турецкого ига. Селились они, в основном, на землях донских казаков – примерно там, где сейчас расположена Луганская народная республика. А в екатерининские времена этот процесс пошел еще интенсивнее. Сербы быстро ассимилировались с местными казаками, перенимали их уклад и язык. Впоследствии именно здесь, на Луганщине, жил и работал Владимир Даль, автор толкового словаря живого великорусского языка.

Изначально в Новороссии легко уживались люди разных национальностей и конфессий. Типичный пример – Одесса, или «южная Пальмира Российской империи» (в отличие от «северной Пальмиры» – Санкт-Петербурга). Помимо великороссов, здесь жили греки и французы, армяне и евреи, немцы и молдаване. Первым генерал-губернатором Одессы и всей Новороссии стал француз Арман Эммануэль дю Плесси Ришелье, или просто дюк, памятник которому установлен в центре города. А в честь другого знаменитого одессита – испанского дворянина Хосе де Рибаса, под руководством которого был отстроен центр города, – названа самая известная одесская улица.

ЧТО НИ ГОД, ТО НОВЫЙ ГОРОД

Демографическая политика властей и многогранные труды по обустройству территории не прошли бесследно. В конце XVIII – начале XIX века этот край переживал настоящий строительный бум. Один за другим основывались и росли, как на дрожжах, новые города.

В 1778 году в устье Днепра по указу императрицы Екатерины II был основан Херсон. Место для будущего города выбирал лично князь Григорий Потёмкин. А название город получил в честь древнегреческого поселения Херсонес в Крыму. Напомним, что именно в Херсонесе в конце X века принял христианство князь Владимир.

Спустя два года, в 1780-м, греческими переселенцами был основан Мариуполь, быстро превратившийся в крупнейший порт на Азовском море.

В 1784 году в устье Южного Буга неутомимый Григорий Потёмкин основал небольшое поселение и верфь для строительства кораблей будущего Черноморского флота. А через пять лет поселение превратилось в город Николаев – крупнейший на юге страны центр судостроения.

В 1787 году во время путешествия по Новороссийским землям Екатерина Великая заложила камень в фундамент Преображенского собора. Через несколько лет на этом месте возник город Екатеринослав (сейчас – Днепропетровск). По замыслу императрицы, именно он должен был стать центром всей Новороссии и одновременно третьей столицей Российского государства. Наверное, этим объясняются довольно щедрые государственные ассигнования на строительство нового города: 137 тысяч 140 рублей – сумма по тем временам немалая.

Фото_05_10.JPG

И.Е.РЕПИН. ЗАПОРОЖЦЫ

В 1792 году, сразу же после победоносного окончания Русско-турецкой войны, на Днестре был основан Тирасполь. Этот город должен был стать форпостом России для дальнейшего продвижения в дунайскую область и далее на Балканы.

В 1794 году высочайшим рескриптом Екатерины II на месте бывшей турецкой крепости, взятой войсками Суворова, была основана Одесса. Город быстро превратился в один из крупнейших мегаполисов Российской империи, уступавший по численности населения лишь Санкт-Петербургу, Москве и Варшаве.

Фото_05_11.JPG

ГРИГОРИЙ ПОТЁМКИН

В 1814 году государственные крестьяне-переселенцы основали город Мелитополь (сначала он назывался Новоалександровкой – в честь царствовавшего тогда императора Александра I). А в 1827 году, уже при новом императоре Николае I, была основана сначала пристань, а затем и город Бердянск.

Одновременно ударными темпами проводилась индустриализация новых земель: строились металлургические заводы и угольные шахты, создавались кораблестроительные заводы и портовая инфраструктура. В результате «Дикое поле» в считанные десятилетия превратилось в индустриально развитый регион страны. На созданном еще при царях промышленном базисе до сих пор зиждется экономика Незалежной Украины.

ПЛАЦДАРМ ДЛЯ ПРАВОСЛАВИЯ

Впрочем, все эти грандиозные социально-экономические мероприятия преследовали еще одну, если угодно, сакральную, цель. Новороссия, по замыслу Екатерины Великой, должна была стать ключевым плацдармом для продвижения православия на юг, на те территории, которые когда-то занимала Византийская империя и которые затем были завоеваны арабами и турками. Эта идея была весьма популярна у российской политической элиты вплоть до начала XX века. Неслучайно в ходе Первой мировой войны русское командование планировало десантную операцию по захвату Константинополя и черноморских проливов. А конечной целью этого движения на юг должно было стать освобождение Святой земли, заселение Палестины и близлежащих территорий славянами и обращение в православную веру большинства местных жителей. Рассуждая о перспективах русского влияния на Востоке, известный христианский деятель начала XX столетия митрополит Антоний (Храповицкий) прямо писал о том, что Сирия должна стать местом для русского хлебопашца и ремесленника.

В полной мере этим планам, как мы знаем, не суждено было сбыться. Однако часть своей геополитической программы Россия все-таки выполнила: к концу XIX века от турецкого ига удалось освободить все православные народы Балкан. Территория Турции постепенно скукоживалась, как шагреневая кожа, пока не ограничилась Малоазийским полуостровом. А русское присутствие на Ближнем Востоке, наоборот, постоянно расширялось. Русское правительство выделяло немалые средства для приобретения земельных участков и строительство православных храмов. Несмотря на постоянное противодействие турецких властей, с каждым годом увеличивалось и число российских паломников к святым местам. Среди них были известные всей России люди. Например, незадолго до своей кончины Палестину посетил Николай Васильевич Гоголь.

Большую роль в распространении православия и русского влияния на Ближнем Востоке сыграл генеральный консул России в Бейруте и Палестине Константин Базили. Грек по национальности, он был одним из тех, кто по приглашению русского правительства перебрался в нашу страну, обосновался в Одессе, получил высшее образование и всю жизнь посвятил служению России на дипломатическом поприще. Благодаря его неутомимым стараниям русские паломники чувствовали себя на чужбине относительно спокойно.

А в 1847 году, при Николае I, в Иерусалиме была учреждена Русская духовная миссия, существующая, кстати, и по сей день. До революции Миссии принадлежало немало земельных участков, храмов и других строений. За одно только первое десятилетие XX века в Палестине было куплено свыше двадцати участков земли, на которых появились новые церкви, приюты, дома для паломников. Общая сумма вложений в Русскую Палестину оценивается в два миллиона рублей.

Столь масштабное русское присутствие на ближневосточной земле было бы невозможно, если бы за сто лет до этого, в конце XVIII века, Екатерина Великая не начала грандиозную работу по освоению «Дикого поля».

Ее труды были продолжены и при последующих царях. В XIX веке территория Российской империи продолжала расширяться. Так, при Александре I в ее состав вошла Бессарабия, часть Закавказья, включая Баку, и Финляндия. При Николае I – бескрайние казахстанские степи. А при Александре II Россия начала планомерное продвижение в Среднюю Азию. В результате на землях бывшего Кокандского ханства возникло Туркестанское генерал-губернаторство, а в вассальной зависимости от России оказались Хива и Бухара. Но это уже тема отдельного разговора.

Сергей Холодов

Фото предоставлены сайтом Wikipedia.org

Источник