Куда пойдет Турция?

После неудачной попытки военного переворота одной из главных стала проблема дальнейшей внешнеполитической ориентации страны.

Комментирует старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук Петр Искендеров:

– Здесь следует подчеркнуть несколько показательных и далеко идущих тенденций.

Во-первых, власти Турции устами премьер-министра Бинали Йылдырыма и министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу «по горячим следам» четко расставили акценты относительно того, кого они считают вдохновителем нынешнего мятежа. Это проживающий в США исламский проповедник и давний оппонент президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана Фетхуллах Гюлен и возглавляемая им организация «Хизмет». Аналогичные обвинения звучали в адрес Гюлена и после массовых антиправительственных акций в Стамбуле летом 2013 года. И тогда, и сейчас сам Гюлен отрицал обвинения Эрдогана, однако сути дела это не меняет. Власти Турции любые антиправительственные выступления как гражданского, так и военного характера четко увязывают именно с Фетхуллахом Гюленом, что позволяет им позиционировать внешний (а более конкретно, американский) фактор как априори враждебный президенту Реджепу Тайипу Эрдогану и его Партии справедливости и развития. «Всем военным командирам говорю, что верю в вас. Вы – хозяева безопасности этого народа. Те, кто совершил переворот, были вашими товарищами, но, к сожалению, они не руководствовались теми же принципами. Они команды получали из Пенсильвании» – подчеркнул Эрдоган, обращаясь к сохранившим ему верность военным командирам в Стамбуле.

Госдепартамент США в своем заявлении немедленно заявил, что «публичные инсинуации или утверждения о том, что США сыграли какую бы то ни было роль в этой неудачной попытке переворота, безосновательны и вредят двусторонним отношениям». Однако публичное и, очевидно, долгоиграющее обострение турецко-американских отношений налицо. Нынешние настроения в Турции хорошо отражает публикация местного издания Yeni Safak, заявившего, что «Гюлен, главный враг Турции, и его террористы, ответвления внешней разведывательной сети в Турции продемонстрировали самую отвратительную форму измены родине за все время, прошедшее с тех пор, как мы пришли в Анатолию»…

Во-вторых, следует иметь в виду следующее обстоятельство. Отношения Турции с США и НАТО не ограничиваются проблемой Гюлена. Однако перманентное присутствие в них подобного раздражителя объективно ослабляет идеи евроатлантической солидарности применительно к взаимоотношениям Анкары и Вашингтона и одновременно расширяет поле взаимодействия Турции с Россией. Соответствующие заявления из уст турецких чиновников уже начали звучать. В частности, мэр Анкары обвинил мятежников в стремлении ухудшить отношения между Турцией и Россией и даже сообщил о том, что пилот, который сбил российский Су-24, выступил на стороне заговорщиков. А турецкое издание Yeni Çağ в качестве одного из ключевых аспектов попытки переворота приводит именно российско-турецкое измерение нынешних событий. Указывая, что ядром заговорщиков оказались подразделения военно-воздушных сил страны, в том числе размещенные на авиабазе НАТО «Инджирлик», оно подчеркивает: «Один из вопросов, который сразу приходит на ум на фоне попытки переворота в Турции, заключается в следующем: стоит ли эта структура путчистов за уничтожением российского самолета 24 ноября 2015 года?» – и склонно дать на него скорее положительный ответ.

В-третьих, нынешнее выступление части военных против Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве одной из причин имело, согласно имеющейся информации, недовольство активизацией террористических выступлений в стране и недостаточными, по их мнению, мерами властей в борьбе против террористов из «Исламского государства». Данное обстоятельство может побудить президента и правительство занять более жесткую позицию в борьбе против террористов в Сирии, что, в свою очередь, позволило бы наладить взаимодействие в данной сфере между Москвой и Анкарой и в значительной степени снять один из ключевых раздражителей в двусторонних отношениях.

В-четвертых, в ближайшее время можно ожидать обострения противоречий между Турцией и руководством Европейского союза. «Чиновники из ЕС не скрывали бы радости от отставки Эрдогана, вне зависимости от того, как бы развивалась ситуация в Турции» – справедливо указывает в этой связи ливанское издание As Safir. Провал переворота неизбежно содействует укреплению власти президента Реджепа Тайипа Эрдогана внутри страны и усилению его позиций на переговорах с Брюсселем. А учитывая нынешние настроения в Европе, правящие элиты европейских государств скорее попытаются дистанцироваться от Эрдогана, нежели идти с ним на сближение – что, в свою очередь, усилит антизападные и антибрюссельские настроения в турецком обществе и политическом истеблишменте страны.

Источник