Операция Z и неизбежность политических реформ в самой России

Аналитика

Россия вышла на первую линию мировой истории и мировой политики

По мере того, как развертывается специальная военная операция, медленно, но верно, все больше внимания мы начинаем обращать на внутри-политическую ситуацию в самой России, на атмосферу и стиль перемен. Здесь у многих явно наблюдается разочарование, потому, что ничего даже отдаленно напоминающее операцию Z, внутри России не происходит. А хотелось бы, чтобы в котлы начали попадать и те силы, которые народ ненавидит не меньше, чем украинских нацистов. Разумеется речь идёт о либералах, которые, кроме самых уже отпетых и стремительно изгнанных, в целом сохраняют свои позиции во власти и в обществе. При всей эмоциональной солидарности с негодующими по этому поводу патриотами, я бы хотел высказать свое – более умеренное – мнение.

Операция Z прочертила водораздел настолько фундаментально, что никакого отката быть просто не может. Долго росло натяжение нити, но она порвалась. И это необратимо. В это трудно поверить, но это именно так. И от субъективных намерений власти больше уже ничего принципиально не зависит. Кремль может искренне считать, что старый политико-экономический уклад, сложившийся в 90-е и основанный на либерализме (и коррупции), и современные элиты, продолжат существовать и в новых условиях. Ну пусть с небольшими косметическими поправками. Но серьёзность уже совершенных шагов в ходе специальной военной операции не оставляет для этого ни единого шанса. Сама эта операция стала неизбежной именно потому, что без нее процессы очищения и оздоровления российского общества так и не могли преодолеть критической черты, все время скатываясь обратно – назад в 90-е. Иначе у нас были бы и иные средства не допустить возникновения на Украине Анти-России, которую мы сейчас с таким трудом и такой ценой ликвидируем.

Теперь же эта сложившаяся в 90-е и с гигантским трудом в час (нет, в год!) по чайной ложке менявшаяся система, поставлена в такие условия, что в старом состоянии не выдержит и короткий срок. При прямом столкновении с Западом прежняя Россия не имеет шансов выжить, не то что победить. Поэтому потребность в новой России даст о себе знать сама собой.

Существующая система и ее элиты не дееспособны в ситуации прямой и лобовой конфронтации с Западом, которую уже не отменить и не сгладить. Теперь мы можем только выиграть. Тянуть больше нечего и некуда возвращаться. Мосты взорваны. Россия вышла на первую линию мировой истории и мировой политики.

Поставленные в такую ситуацию представители правящей элиты – пусть самой либеральной – смогут выбрать одно из двух: либо самоликвидироваться, либо срочно переквалифицироваться в патриотов. Причем вариант прежнего компромисса – 6-ой колонны, которая оставаясь либеральной и по сути агентурой влияния, нехотя принимала правила Путина, больше не сработает. В новых условиях это очень скоро вскроется как прямой саботаж и не соответствие занимаемой должности. На войне, в моменты катастроф или даже в тюрьме люди довольно быстро показывают то, что они есть на самом деле. Лишь изнеженная и подловатая мирная жизнь сонного обыватели открывает бескрайний простор для лжи, мимикрии, стыдливой коррупции и долгого незаметного предательства. В нынешних чрезвычайных – по историческим меркам – обстоятельствах кто есть кто будет видно мгновенно.

Это легко проверить на опыте: даем кому угодно – пусть даже самым никчёмным и провальным представителям нынешней элиты – настоящее задание, и спрашиваем за исполнении по критериям военного времени (нет не по критериям войны, а лишь военной операции, но и этого вполне достаточно). Если они проваливают дело, то даже неважно почему и кто им это приказал сделать. Им просто конец. А если справляются, то они – наши. Пусть стали такими только что. Всё когда-нибудь случается в первый раз. Так и русским можно стать в любой момент, поправ свою прежнюю нерусскость (или недостаток русскости). Теперь мы все либо русские, и отвечаем друг за друга и нашу общую победу, либо… (а ведь и бежать-то некуда…)

Люфта для маневров внутри страны больше у власти нет. Совсем. Начав то, что она начала, остановиться невозможно по определению. Таким образом, необратимо рухнул компромисс, исчезло само жизненное пространство для 6-ой колонны.

Говоря языком Грамши, мы вышли за пределы «цезаризма», то есть прагматического заигрывания с мировой капиталистической системой, в которую мы тщетно пытались встроиться, но условиях сохранения суверенитета. Сегодня ясно: либо гегемония либерального Запада, либо суверенная Россия — суверенная как цивилизация, как культура, как субъект. На гегемонию теперь мы можем ответить только контр-гегемонией. И вот сейчас совершенно всё равно, что Министерство культуры отклонило отличный проект про традиционные ценности. Традиционные ценности нужны и государству, и обществу, и народу, и нашим воинам, которые отдают сейчас жизнь в битве против гегемонии, как воздух. Теперь их не просто предложат, а обяжут их сформулировать и им следовать. Ведь таково условие победы. Одно из нескольких, которые стали не пожеланием, а жизненной необходимостью.

Да, мы не видим, сейчас адекватных движений и соответствующих перемен внутри России. А вместе с тем операция Z уже всё принципиально изменила. И эти перемены неотвратимо состоятся. У элиты просто нет выхода: либо включиться в контр-гегемонию, либо исчезнуть в историческом небытии.

Русская идея уже не то, что мы можем свободно выбирать (или отбрасывать). Без нее никто не сможет существовать. Хотя можно попробовать, но я бы не советовал, это все равно, что отключить доступ к кислороду, когда он необходим организму.

Наверняка, сила инерции такова, что далеко не все осознали, что произошло 22 февраля 2022 года. Ничего, скоро осознают. Для всего дальнейшего не потребуется никакого субъектного решения власти, все будет развертываться уже автоматически.

Я вижу это кристально ясно. Если у нас нет никакого иного пути, то нам осталась только одно – победить. Шанса для «или» история нам не оставила.

Александр Дугин

Источник