Казахстан губят национализм и клановость в силовых структурах

Привлечение сил Содружества продемонстрировало, в чем слабость республики

Арест обвиняемого в госизмене экс-главы Комитета национальной безопасности (КНБ) Карима Масимова не означает, что нынешние волнения в Казахстане – результат «дворцового» заговора тех, кто относится к ближайшему окружению первого президента страны Нурсултана Назарбаева. Есть мнение, что действия погромщиков могут быть спланированной за рубежом акцией по изменению системы государственного управления. Если это так, то ввод в страну миротворческих сил Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – правильное и очень своевременное решение по отражению внешней агрессии.

Трудно предположить, что КНБ занимался дестабилизацией ситуации в стране. В той же Алма-Ате из 16 погибших силовиков семеро были из подразделений комитета. Два офицера служили в Пограничной академии, погибли также три курсанта этого вуза. Сейчас выясняется, что военнослужащие-пограничники КНБ, как и курсанты Института Сухопутных войск, приняли на себя основной удар мятежников 5 января. Поначалу они защищали аэропорт, телестудию, редакции СМИ без оружия. Как власти проморгали подготовку такого мятежа и оставили в тот день без обороны аэропорт Алма-Аты, еще предстоит разобраться. Но вина руководства КНБ и других силовых структур здесь, конечно, просматривается. Однако экс-советник Назарбаева Ермухамет Ертысбаев считает, что у КНБ и других силовых структур страны есть доказательства того, что действиями толпы в Алма-Ате руководили представители законспирированных «спящих ячеек», многие из них прибыли из-за рубежа и прошли подготовку на Ближнем Востоке. «Каков бы ни был конфликт, у казахов нет такого зверского обычая отрезать головы своим врагам. Это почерк ваххабитов», – отмечает он.

Глава МВД Ерлан Тургумбаев сообщил 9 января, что по всему Казахстану задержано 5135 человек. А накануне в МВД Казахстана сообщали, что среди них есть иностранцы. Руководитель казахстанской полиции рассказал также, что 6 и 7 января в городах Тараз и Талдыкорган были предприняты неоднократные попытки вооруженного нападения и захвата боевиками следственных изоляторов, где содержатся особо опасные преступники. Ранее СМИ и соцсети сообщали, что среди уничтоженных – бородачи с явно ваххабитской внешностью. И эти люди где-то скрывались, создавали незаконные вооруженные формирования. Может, вина Масимова в том, что, зная о таких ячейках, он не принял должных мер по их нейтрализации? Сейчас на такие вопросы пытается дать ответ межведомственная комиссия.

Президент Касым-Жомарт Токаев пригласил подразделения ОДКБ, чтобы они оказали помощь силовым структурам в охране важных объектов. Но, судя по официальным заявлениям, задействован мизер – всего около 2500 военнослужащих, что несравнимо с военным потенциалом Казахстана. Собственных сил и средств армии и полиции в Казахстане, казалось бы, достаточно. Почему вдруг потребовалась поддержка ОДКБ?

По грубым прикидкам, численность Вооруженных сил (ВС) Казахстана и сил Национальной гвардии (НГ) – около 120 тыс. человек. Не менее 60 тыс. сотрудников – численность казахстанской полиции. Это сопоставимо с количеством мятежников, а в некоторых регионах значительно превосходит его. Согласно открытым данным, практических во всех мятежных регионах дислоцируются части НГ и ВС страны. В Актау, Атырау, Уральске, Актобе, Жанозене расположены части и подразделения регионального командования НГ «Батыс». В каждом из населенных пунктов, откуда начались волнения по всей стране, дислоцируются развернутые по полному штату батальоны НГ (в каждом около 500 военнослужащих). Помимо этого, в прикаспийских городах и Актобе развернуты по полному штату 390-я отдельная гвардейская бригада морской пехоты (Актау, около 3 тыс. военнослужащих), отдельный разведывательный полк (Атырау, около 1500 военнослужащих), отдельный мотострелковый батальон (Бейнеу Мангыстауской области, около 500 военнослужащих).

Еще больший военно-силовой потенциал сосредоточен в окрестностях Алма-Аты. В самом городе, помимо военных вузов, дислоцируется два отдельных батальона НГ. В 60 км на восток от Алма-Аты, в Копчагае, – 38-я отдельная десантно-штурмовая бригада (она же «Казбриг»). Это соединение на учениях НАТО и ОДКБ активно участвовало в разрешении конфликтов, подобных тем, что наблюдались в Казахстане. Но в Алма-Ате о десантниках заговорили только вечером 5 января, когда мятежники уже взяли под свой контроль аэропорт, разграбили офисы властей, КНБ, МВД и т.п. Почему поначалу силовики и военные были пассивны?

Нельзя отрицать, что некоторые требования митингующих были вполне адекватными, связанными с низким уровнем жизни населения, коррупцией, кумовством и другими проблемами феодально-байского общества, основанного на клановых и националистических отношениях, которые после распада СССР в Казахстане, к сожалению, победили и укрепились. И армия, и полиция, как часть общества, в душе их разделяли. Отсюда и невысокая дееспособность силовых структур. После активизации власти силовикам удалось подавить радикалов и террористов, а молодые маргиналы, которые были с ними в толпе, разбежались. Но на испуге, под дулами автоматов эффективную власть в стране не построишь. Народ Казахстана ждет перемен. Токаев обещал рассказать о своих планах 11 января.

Перемен ждут не только казахи, которые в основном участвовали в протестах, но и русские, и другие народы. Они хотят изменений в национальной политике, которую насаждал режим Назарбаева. Напомним: чтобы стать госслужащим в Казахстане, надо сдать тест на знание казахского языка. В истории Казахстана, которую преподают школьникам, есть такие разделы: «Превращение Казахстана в колонию России и ее последствия», «Колониальная политика России в Казахстане во второй половине XIX века» и т.п. В основном личный состав и руководство МВД, Нацгвардия, КНБ представлены в стране титульной нацией, воспитанной на таких представлениях. Причем, по открытым данным, других этносов (славян, уйгуров, узбеков, татар, корейцев) – свыше 30% населения. Несколько более адекватно национальной структуре укомплектован личный состав Вооруженных сил Казахстана. И именно армия показала, как свидетельствуют события, свою относительную дееспособность в борьбе с экстремистами.

Прибытие подразделений ОДКБ оказало положительное влияние на моральное состояние силовиков и их руководства. Но если президент Токаев только сменит вывеску без серьезных реформ в национальной политике и социально-экономической сфере, вряд ли Казахстан останется стабильной страной. 

Источник