Как японцы учили США травить ядами население СССР

Все виновные в этих страшных военных преступлениях не понесли полное наказание даже по итогам знаменитого Хабаровского процесса. Как такое произошло?

Даже спустя десятилетия открываются все новые подробности того, как Япония в свое время оттачивала бесчеловечные методы войны. Все виновные в этих страшных военных преступлениях не понесли полное наказание даже по итогам знаменитого Хабаровского процесса. А все потому, что на защиту этих людей встали Соединенные Штаты. Как такое произошло?

Новые архивные документы, доступ к которым предоставила ФСБ России, открывают новые подробности военных преступлений Императорской Японии 1930–1940-х годов. Речь идет о планах подготовки масштабной бактериологической войны против СССР и других стран, к которой Токио готовился на протяжении двух десятилетий.

Значительная часть этих документов была представлена еще на Хабаровском процессе 1949 года, в ходе которого в Советском Союзе судили 12 бывших военнослужащих японской Квантунской армии, обвинявшихся в создании и применении бактериологического оружия в нарушение Женевского протокола 1925 года. Однако тогда большая часть японских военных преступников оказалась вне досягаемости советского правосудия: многие из них получили убежище в США и скрылись в Японии. Кроме того, часть материалов Хабаровского процесса была неизвестна широкой общественности и находилась на особом хранении.

Теперь же все эти материалы опубликованы и к ним дан свободный доступ. В Хабаровске завершается международный научно-практический форум «Хабаровский процесс: исторические уроки и современные вызовы». Форум посвящен сохранению исторической правды о дальневосточной победе Красной армии во Второй мировой войне. Мероприятие также приурочено к 75-летию Токийского процесса. Что же нового мы узнали о японских военных преступлениях?

Страшная правда об отряде 731

Главным центром подготовки к бактериологической войне в Японии был так называемый отряд 731. Он был создан по личному указанию императора Хирохито еще в 1932 году, на оккупированной территории Китая возле Харбина. Отряд представлял собой полноценную военную бригаду – в его составе находилось три тысячи военнослужащих и военных врачей. Изначально, с 1932 года по июнь 1942 года, отрядом командовал генерал-лейтенант Сиро Исии, а июля 1942-го по февраль 1944-го командование осуществлял Масадзи Китано.

Существование отряда 731 всячески скрывалось даже в армейской структуре: в документах Императорской армии Японии он фигурировал под фальшивым названием «Главное управление по водоснабжению и профилактике частей Квантунской армии». Это было неудивительно: бактериологическая война была к тому времени признана мировым сообществом преступным способом ведения военных действий, а положения об этом были внесены в Женевские протоколы 1925 года. Поэтому японские политики и военные прекрасно осознавали преступность своих действий и вершили свои деяния под покровом военной тайны.

За 13 лет существования отряда через его застенки прошли от трех до 10 тысяч человек. Все они были физически уничтожены, что впоследствии в крайней степени осложнило установление имен погибших и точного числа жертв. Известно лишь, что около 70% жертв отряда 731 составляли жители Китая, а 30% были уроженцами СССР. Среди жертв японских преступников было немало корейцев и монголов, которые также все погибли при проведении опытов.

Кроме того, в последние месяцы войны высшее политическое руководство Японии отдало приказ о полном уничтожении всех компрометирующих документов, в результате чего страшную картину преступлений пришлось восстанавливать по показаниям свидетелей, личным и дневниковым записям членов отряда 731, а также по фрагментарным уцелевшим документам. Учитывая это, Хабаровский процесс интересен именно как суд, в ходе которого эти чудом уцелевшие доказательства были рассмотрены и учтены, а всем им была дана полная правовая оценка.

Стоит сказать, что процесс в Хабаровске велся в строгом соответствии с процессуальными нормами соревновательного правосудия: протоколы допросов обвиняемых в его ходе были прочитаны обвиняемым «на понятном японском языке», всем им были предоставлены услуги защитников, которые также выступали в суде от их имени и в их интересах. Тем не менее вина всех 12 осужденных была полностью доказана, в результате чего они получили различные сроки тюремного заключения – от двух до 25 лет. В действительности максимальный срок заключения составил для осужденных около семи лет: в июне 1956 года советское правительство объявило амнистию японским заключенным, после чего они были репатриированы в Японию.

Кто ушел от наказания

В ходе Хабаровского процесса СССР получил неопровержимые доказательства о причастности к военным преступлениям еще 48 японских политиков и военных. Все эти упомянутые на Хабаровском процессе обвиняемые к 1949 году находились либо в Японии, либо же были вывезены в США. Поэтому после анализа показаний участников Хабаровского процесса, в начале 1950 года в СССР было принято решение требовать выдачи пятерых главных преступников.

В этот список был включен император Хирохито, по специальному секретному указу которого «на территории Маньчжурии был создан центр японской армии по подготовке бактериологической войны и применению бактериологического оружия», и два командира отряда 731 – Исии Сиро и Китано Масадзи. Кроме этого, СССР требовал от США выдачи еще двух высокопоставленных офицеров, участвовавших в программе разработки бактериологического оружия – Вакамацу Юдзиро, командира отряда 100, занимавшегося производством бактериологического оружия, заражениями водоемов, пастбищ и скота опасными болезнетворными бактериями и экспериментами над живыми людьми, и Касахара Юкио, начальника штаба Квантунской армии.

Однако Госдеп США уже в феврале 1950 года отклонил советскую дипломатическую ноту, отказавшись выдавать военных преступников. В итоге пять японцев, поименованных в советской ноте, так и не были преданы суду.

Чудовищные опыты над живыми людьми, которые японские военные проводили на протяжении двух десятилетий, служили еще более страшной цели. Японская армия была готова применить бактериологическое оружие в возможном конфликте с СССР, где смертоносный реагент намеревались распылять с низко летящего самолета. Кроме того, в Японии разработали биологические бомбы для распыления как самих возбудителей, так и зараженных ими насекомых. Предполагалось заражение источников воды холерой, продуктов – сибирской язвой, посевы должны были уничтожаться с помощью грибков и вредителей, а домашний скот – путем распространения болезней среди животных.

Вторым вариантом применения бактериологического оружия должны были стать диверсионные акции, причем таким способом оружие даже тайно применялось. Действуя как против гарнизонов Красной армии, так и против жителей пограничных районов, японские диверсанты заражали воду, забрасывали на территорию СССР зараженных грызунов. В ходе предполагаемой войны в Токио готовились и к индивидуальному, точечному уничтожению людей с помощью тетродотоксина – в Японии накопили большие запасы этого яда естественного происхождения для уничтожения командования частей Красной армии и политических руководителей СССР.

Почему США покрывают японских преступников

Все это страшное «наследие» с успехом было вывезено в США. Командир отряда 731 Сиро Исии в 1946 году по ходатайству генерала Макартура получил от властей США иммунитет от преследования – в обмен на данные об исследованиях биологического оружия, основанные на экспериментах над людьми. В итоге Сиро не предстал ни перед Токийским судом, ни в ходе Хабаровского процесса – и так и не понес наказания за свои военные преступления.

Более того, согласно целому ряду источников, в США Исии продолжил работу над разработкой бактериологического оружия в так называемом форте Детрик (Армейском научно-исследовательском институте имени Уолтера Рида), расположенном в штате Мэриленд. Форт Детрик является, с одной стороны, крупнейшим биомедицинским научно-исследовательским учреждением, находящимся в ведении министерства обороны США. Но, с другой стороны, представляет собой и одну из самых закрытых исследовательских площадок американских военных, о программе которой в открытых источниках практически ничего не публикуется.

Однако из целого ряда утечек стало известно, что после Второй мировой войны в форте Детрик проводились опыты над людьми, причем с широким и «творческим» использованием опыта «экспертов» из нацистской Германии и империалистической Японии. Одним из проектов в этой сфере был «МК-Ультра», в ходе которого ЦРУ пыталось разработать средства манипулирования сознанием с помощью психотропных химических веществ. В июле 2019 года вскрылись детали об еще одном исследовании в форте Детрик – там в период с 1950 по 1975 год использовали зараженных болезнью Лайма клещей в качестве биологического оружия, строго по «заветам» командиров отряда 731 и программы японской бактериологической войны.

Ну а самый громкий скандал вокруг форта Детрик разразился в 2001 году, когда выяснилось, что в нем на протяжении 36 лет работал микробиолог Брюс Айвинс, рассылавший американским политикам и СМИ письма с сибирской язвой сразу после терактов 11 сентября 2001 года.

Связь Айвинса с фортом Детрик впоследствии пытались всячески ретушировать, а его самого представить как безумного ученого-одиночку. Однако против фактов идти было крайне сложно: Айвинс разослал по различным адресам более одного килограмма гранул со спорами сибирской язвы, которые были изготовлены с соблюдением всех технологических норм и явно промышленным способом.

В итоге «неудобный» для правительства США Айвинс 29 июля 2008 года «покончил с собой, вызвав у себя передозировку парацетамолом». Такой способ самоубийства предельно нетипичен: передозировка парацетамола вызывает отказ функции печени и мучительную смерть в полном сознании, о чем Айвинс, как ученый, конечно же, прекрасно знал. О том, что смерть Айвинса должна была «закрыть» дело о спорах сибирской язвы, говорят и дальнейшие действия властей США: все иски от родственников жертв впоследствии были урегулированы правительством, а сумма компенсаций составила несколько миллионов долларов. Причем, согласно заявлениям, такой вариант судебного решения был выбран с целью «избежать расходов и рисков дальнейших судебных процессов». Как говорится, умному этих фактов вполне достаточно.

Вместо послесловия

Часть материалов Хабаровского процесса была издана еще в 1950 году в СССР в виде специальной брошюры. Этот небольшой документ был переведен на немецкий, французский, английский, корейский и японский языки – и сразу же стал библиографической редкостью.

Однако в этой брошюре, по понятным причинам, речь шла только о главных моментах Хабаровского процесса, в то время, как большая часть свидетельских показаний и документов так и осталась в закрытых советских архивах. Последующее обострение отношений с США и попытка нормализации взаимоотношений с Японией, предпринятая после 1956 года, и вовсе поставили крест на дальнейшей публикации архивных материалов. Тема была явно неудобна в советско-японской дипломатической повестке, особенно учитывая роль тогда еще живого императора Хирохито во всех страшных злодеяниях Японии.

Дошло до того, что в 1993-1994 годах Главная военная прокуратура Российской Федерации в связи с обращением Японской ассоциации бывших военнопленных повторно рассмотрела материалы по Хабаровскому процессу, но ожидаемо вынесла постановление об отказе в реабилитации. Определением Верховного суда Российской Федерации, вынесенным в декабре 1994 года, приговор по Хабаровскому процессу был оставлен в силе.

Поэтому сегодня публикация максимально полных материалов Хабаровского процесса служит делу восстановления справедливости и почтения безвинных жертв бесчеловечных опытов отряда 731, является доказательной базой для исторической оценки преступлений империалистической Японии. Хочется верить, что и современные США, со своей стороны, не будут повторять политических подходов середины ХХ века, но аналогичным образом рассекретят свои собственные архивы, в которых, судя по всему, есть немало интересного о роли «японского наследства» в американской тайной программе по разработке бактериологического оружия.

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.