Великолепная антикитайская четверка

Индию втравливают в войну с Китаем

Присоединение Индии в 2007 году к антикитайской коалиции QUAD, (Quadrilateral Security Dialogue), так называемому Четырехстороннему диалогу по безопасности, в который, кроме Индии вступили США, Япония и Австралия, для Китая словно кость в горле.

Симпатии и заинтересованность в сотрудничестве с «Великолепной четверкой» выражают Великобритания и Франция, а многие эксперты уже успели окрестить этот военный альянс «азиатским НАТО». Особенно после того, как возросло количество совместных учений, подразумевающих отражение атак Поднебесной на суверенные острова (подразумевается нападение китайских ВМС на острова архипелага Сенкаку — спорную территорию Китая и Японии, находящуюся в 170 км от Тайваня).

Неформальная стратегическая военная коалиция США, Индии, Австралии и Японии, куда в перспективе Вашингтон планирует втянуть Южную Корею, Новую Зеландию и Вьетнам, уже полным ходом реализует программу сдерживания растущих амбиций Китая в регионе и грозит подорвать растущее военно-техническое сотрудничество Москвы и Нью-Дели. При этом, учитывая некую дилемму, связанную с поставками вооружений, как Индии, так и Китаю, Россия занимает в этом противостоянии весьма сдержанную, равноудаленную позицию, хотя в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, да и в горах Непала уже бурлят нешуточные страсти, грозящие перейти в крупномасштабную региональную войну, в которой, прежде всего, заинтересован Вашингтон.

Индии, как стране, входящей в ядерный пул, в этом альянсе уготована особая, сдерживающая роль. Ведь несмотря на доктрину Пекина о неприменении ядерного оружия, никто не может предсказать с полной уверенностью, как поведет себя НОАК (Народно-освободительная армия Китая) в случае, если китайцев все же удастся потеснить на Тайване, архипелаге Сенкаку, в горах Непала, в случае, если авианосные ударные группы США и Великобритании будут не просто демонстрировать «дипломатию канонерок», а реально угрожать жизни китайских солдат…

ЖАРКОЕ НЕПАЛЬСКОЕ ЛЕТО

2020 год был годом не только пандемии COVID-19, но и годом множества локальных войн, а так же конфликтов между странами, обладающими ядерным оружием.

Приграничный конфликт между Индией и Китаем, двумя ядерными державами, обладающими самыми большими на планете мобилизационными ресурсами, мог привести в прошлом году к глобальной катастрофе. Сегодня события лета 2020 года не отражаются в заголовках мировых СМИ, но все дело в том, что эскалация индийско-китайского конфликта очень выгодна закулисным акторам.

Причем, выгодно это не только Соединенным Штатам, перманентно демонизирующим Китай, но и давнему недругу Индии – Пакистану, так же обладающему и ядерными боеприпасами, да и достаточно эффективными средствами их доставки.

Втравить Поднебесную в бойню с индусами — действительно заветная мечта Вашингтона, ведь устроить противостояние КНР с Тайванем — заведомо проигрышная затея. Китай просто проглотит остров, не смотря на продолжающиеся туда поставки Соединенными Штатами оружия.

Индия же — совсем другое дело. Если Пекин ввяжется в войну с государством, сопоставимом с ним по мобилизационному ресурсу, то Вашингтон убивает сразу двух зайцев – ослабляет Китай и зарабатывает на поставках вооружений для Нью-Дели, требуя заморозить военно-техническое сотрудничество с Москвой.

Пакистан – игрок помельче. Но провокатор тоже отменный. Неслучайно после ожесточенной приграничной драки 15 июня 2020 года, унесшей жизни 20-ти индийцев и как минимум 40-ка китайцев, пакистанцы уже через 10 дней обстреляли индийскую территорию из артиллерийского оружия, тем самым дав понять Китаю, на чьей стороне в случае широкомасштабной войны выступит Пакистан.

Инициаторов инцидента на границе между Индией и Китаем теперь не определить. Каждая сторона винит друг друга. Напряженность вследствие неразрешимых территориальных споров не снижается уже 45 лет.

Справка

Регион Аксайчин на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, Пакистана и Индии контролируется Китаем, но оспаривается Индией, которая включает этот регион в союзную территорию Ладакх. Это безлюдная гористая местность, расположенная на высоте 5 тыс. метров. Постоянных поселений нет. Народно-освободительной армией Китая (НОАК) ведется патрулирование и совершенствование логистики для быстрой переброски войск из других регионов Китая в случае обострения конфликта с Индией.

Ладакх, где произошли столкновения пограничников Китая и Индии, помнит войну 1962 года, проигранную Пекину, установившему фактический контроль над спорным регионом Аксайчин.

Во время войны 1962 года Китай подавил сопротивление дивизии Камеонг ВС Индии и буквально разгромил 4-ю пехотную дивизию индусов. При этом, не смотря на ожесточенность боев, китайцы все же ограничились локальным регионом, и не перекинули свои силы на другие спорные территории.

Вопреки расчетам Мао Цзэдуна СССР тогда сохранил нейтралитет, и в ноябре 1962 года пекинское радио объявило об одностороннем прекращении огня. Это произошло еще и потому, что США и Великобритания начали поставку оружия в Индию.

ИНДИЯ ПРОТИВ КИТАЯ: РАСКЛАД СИЛ

Ныне перевес в качественном составе и вооружении армии и флота многократно на стороне Китая. Но, тем не менее, провокация, вылившаяся в жертвы среди пограничников, сопровождалась применением лишь допотопных средств боя: битами и бамбуковыми палками с гвоздями.

Дело в том, что 20 лет назад обеими сторонами для деэскалации конфликта было принято решение о неприменении огнестрельного оружия в спорном районе. Даже в столь горячей потасовке холодный рассудок, выходит, присутствовал.

Не взирая на кровавую драму, развернувшуюся на границе, не было произведено ни единого выстрела. От этого месиво не стало менее жестоким, а реакция обеих столиц не заставила себя ждать.

Индийцы, оплакивая 20 погибших пограничников, свернули все экономические контракты с Китаем, отказавшись от покупки китайского электрооборудования, запретили китайские мобильные приложения и вслед за США отстранили гигант Huawei от участия в создании сетей 5G в своей стране.

Да, еще премьер-министр Индии Нарендра Моди удалил свой аккаунт в китайском сервисе микроблогов «Сина вэйбо». На этом все. Такая реакция Индии понятна. Индусы понимают, что в случае развязывания конфликта, воевать придется с одной из сильнейших армий мира, которую поддержит Пакистан. Есть немалая опасность в задействовании Китаем сепаратистских организаций в индийском Ассане…

Китайцы тоже повели себя после инцидента достаточно сдержанно. Не озвучив количество убитых на границе китайцев, они фактически спустили на тормозах конфликт, более всего выгодный, на их взгляд, американцам. Именно поэтому глава МИД КНР Ван И и советник премьер-министра Индии Аджит Довал немедленно договорились развести войска.

Но в целом индийско-китайские переговоры на военном и дипломатическом уровне не привели ни к смягчению ситуации, ни к взаимному доверию. Ни индийцы, ни китайцы не спешат выполнять договоренности о поэтапном отводе войск, все продолжают оставаться на своих позициях. И готовиться к войне.

Ситуация в Восточном Ладакхе остается взрывоопасной и непредсказуемой, и этим, безусловно, могут воспользоваться спецслужбы заинтересованных в горячей фазе давно тлеющего конфликта стран — Пакистана прежде всего.

Превосходство Народно-освободительной армии Китая над индийскими силами многократно. Это относится и к возможностям ВПК Китая самостоятельно производить оружие. Индия в этом смысле безнадежно отстает и зависит от поставок оружия третьими странами. В частности после инцидента 15 июня, через 10 дней индийцы форсировали переговорный процесс с Россией о поставке штурмовых винтовок и ПЗРК. Китай же самостоятельно производит и даже экспортирует стрелковое оружие, не говоря о производстве собственных самолетов.

Как известно, после распада СССР Китай начал модернизацию своих ВВС, закупив у России многофункциональные истребители Су-30, и, при этом, освоив лицензионный выпуск истребителей Су-27. Позднее, Пекин на основе полученных ноу-хау начал выпускать свои собственные самолеты, разорвав контракт по поставке российских истребителей. Был выпущен и истребитель-бомбардировщик совместной китайско-пакистанской разработки. В этом смысле стоит говорить о некоторой непорядочности со стороны контрагента.

Получая технологии, он норовит соскочить с «крючка» зависимости и превратиться в автономного производителя, обслуживая интересы собственного ВПК. Ничего удивительного, если не брать в расчет и агентуру Китая, без устали работающую в бывших советских республиках и добывающих секреты практически задаром, что, безусловно, отражается на такой чувствительной статье бюджета России, как торговля высокотехнологичными и высокоточными видами вооружений.

РИСКИ НЕПРИЕМЛЕМОГО УЩЕРБА

В любом случае, господство в воздухе китайцам гарантировано. Но Индия неспроста педалирует ускорение поставок Россией ЗРК «С-400», не взирая на противодействие США, а завершение поставок в соответствии с подписанным контрактом намечена только на первую половину 2025 года. Это происходит на фоне обострения индокитайских отношений.

Наши ЗРК, на взгляд индийцев, могут изменить баланс сил или хотя бы способствовать усилению ПВО Индии в части, касающейся неприемлемого ущерба для Китая. Напомним, в октябре 2018 года Россия и Индия заключили контракт на поставку этих новейших комплексов. Пять полков экспортной версии ЗРК обойдутся Нью-Дели в $5,43 млрд. Сделка является крупнейшей за всю историю «Рособоронэкспорта».

Индии в обстоятельствах технологического превосходства необходимо время для оттягивания горячей фазы конфликта. Да и Китай, столкнувшийся с экономическими проблемами вследствие пандемии и жестких санкций США, вряд ли пойдет на масштабную эскалацию.

Тем паче, у Китая есть иные способы дестабилизации обстановки в Индии и постепенного отторжения спорных территорий от Нью-Дели в пользу Поднебесной.

Итак, несмотря на явное военное преимущество большая война Китаю, привыкшему со времен Мао действовать лишь на локальных театрах военных действий, не нужна. Тем более, мало проку сражаться только за высокогорную соляную пустыню Аксайчин, географически являющуюся частью Тибетского плато. Китай больше интересует влияние на более интересном участке индийской территории — в Ассаме.

Дестабилизация обстановки в этом индийском штате может быть достигнута из-за экономической отсталости провинции по сравнению с центральными штатами, высокого уровня безработицы, отсутствия единого языка межэтнического общения, и как следствие — сепаратистских тенденций.

Географически штат расположен на пути наркотрафика из стран «золотого треугольника», что значительно влияет на оказание финансовой подпитки сепаратистским формированиям со стороны исламистских организаций. Не стоит сбрасывать со счетов межэтнический конфликт ассамского этноса и бенгальского населения. Это означает, что исламистским группировкам противостоят индуистские, что грозит еще более кровавым сценарием вплоть до развязывания в Индии гражданской войны.

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ИНДИИ — ВОЗМОЖНЫЙ ОТВЕТ КИТАЯ

Естественно, для активизации террористических и сепаратистских организаций постоянных источников «дохода» от контролируемых бандами чайных плантаций недостаточно. А вот получение боевиками колоссальной финансовой помощи оружия со стороны соседних государств (Китая, Пакистана, Бангладеш), в том числе возможность путей отхода на размещенные на территории озвученных стран секретных баз, лагерей и убежищ для отдыха и военной подготовки ассамских сепаратистов, могли бы подвигнуть их к новому витку гражданской войны.

К слову, индийские спецслужбы отдают себе отчет, что сепаратистские организации Ассама тесно связаны с подрывными структурами других индийских штатов, а исламистские — с Аль-Каидой.

Проблема сепаратизма в северо-восточной Индии включает в себя, так и не сломленное властями движение гуркхов (штат Западная Бенгалия) и уже озвученные сепаратистские организации в Ассаме. Основная цель гуркхов в Западной Бенгалии и народности бодо в Ассаме — создание из северных и восточных территорий новых штатов или независимых анклавов. К примеру, неофициально гуркхи называют свою землю — Горкхаланд. А бодо называют свое существующее в их мечтах независимое государство — Бодоланд.

В настоящее время ряд организаций требуют полной независимости Ассама от Индии.

Причиной всплеска новой сепаратистской волны три года назад явились протесты против введения правительством Западного Бенгала (16 мая 2017 года) бенгальского языка в качестве обязательного предмета школьной программы во всем штате. Произошли столкновения с полицией, был нанесен ущерб ряду объектов государственной собственности.

Подавление сепаратистских выступлений центральным правительством Индии всегда сопровождалось введением войск и напряженными переговорами с боевиками. Правительство Индии практически всегда шло на уступки, чтобы нивелировать центробежные тенденции, увязанные с религиозным и этническим противостоянием. Так, в 1993 году был создан Автономный совет бодо.

Однако это не устроило боевиков, и волна терактов тогда продолжилась и приобрела партизанский характер, который характеризовался расширением баз бодо в соседнем Бутане. В 1997 году власти Индии пыталась получить разрешение Бутана провести на его территории военные операции против баз террористов, но последовал отказ. Почему? Скорее всего, из-за страха Бутана спровоцировать граничащий с ней Китай на новый виток приграничной напряженности против этой небольшой страны в Гималаях.

Перемены в отношениях между Индией и боевиками бодо из организации «Тигры освобождения Бодоланда» (ТОБ) произошли 10 февраля 2003 года. Они ознаменовались сдачей оружия боевиками и меморандумом о создании автономного, хотя и формально находящегося в составе Ассама, территориального совета Бодоланда, в который вошли 4 района более 3082 поселений.

Вслед за этими событиями по настоятельной просьбе Индии Бутан все же провел военную операцию против незаконно базировавшихся в этой стране вооруженных отрядов ассамских мятежников, что завершилось выдворением мятежников с территории Бутана обратно в Индию.

Семилетняя партизанская война формально закончилась, языку бодо был присвоен статус официального языка в штате Ассам. Получившие власть «тигры» утихомирились, но посчитавший себя обделенным Национальный демократический фронт Бодоленда (НДФБ) продолжил террористические атаки.

Уже в мае 2006 года боевиками НДФБ были похищены и убиты пятеро индийских военнослужащих Индии, имели место стычки между представителями НДФБ и ТОБ. В 2014 году в результате террористического акта НДФБ погибло 76 человек.

Разжечь этнический и религиозный пожар в многоконфессиональной и этнически разнородной Индии вполне возможно, особенно при финансировании действующих террористических ячеек. Кстати, Индия входит в тройку стран, более всего пострадавших от террора.

НЕУЖТО И ЗДЕСЬ НЕФТЬ?

«Катализатором» этнического и конфессионального факторов служат значительные миграционные потоки бенгальского населения (в основном, мусульман) в Западный Бенгал и Ассам. Именно это обостряет межэтнические и межконфессиональные противоречия в этих регионах, ведь среди бодо и гурхов преимущественно распространен индуизм. Немаловажную роль так же играют близость гурхов к Непалу по этноязыковому признаку, слабость военных формирований Бутана и Непала, неспособность оказать сопротивление боевикам на своей территории.

Нефтяные месторождения Ассама — отдельная тема. Это, безусловно, лакомый кусок, на который претендуют замаскировавшиеся под добропорядочных бизнесменов, затаившиеся на время боевики.

Они уже наложили руку на значительное количество чайных компаний, владельцы которых буквально платят им дань, что позволяет сепаратистам в Западной Бенгалии и в Ассаме накапливать значительные средства для борьбы. Но реальный всплеск сепаратизма возможен лишь при огромном финансировании внешних игроков.

Казалось бы, более всего в активизации террористических организаций в Индии заинтересованы Пакистан и Китай, но при более пристальном взгляде становится очевидным, что нефтяные месторождения Ассама интересуют бывшую метрополию — Великобританию, не меньше, чем сепаратистов. А там где появляются британские спецслужбы, видны отчетливые очертания «ушей» ЦРУ. Так что война в регионе «чужими руками» против Китая выгодна янки при любом раскладе.

Владимир МАКСИМОВ

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.