У дачников отнимут участки?

Новый законопроект разрешает изъятие наделов у тех, кто их не использует, а также мешает жить соседям. Но дьявол кроется в деталях, предупреждают эксперты.

Росреестр подготовил очередной законопроект, который даст право изымать садовые участки у двух категорий нерадивых собственников — тех, кто забросил свой участок, и у тех, кто его эксплуатирует, мешая жить другим. Изымать предполагается через суд, после предупреждения и штрафа.

«Заброшенные участки, либо используемые не по назначению — две разные проблемы, — заявил СМИ в данной связи председатель Союза садоводов России, депутат государственной думы Олег Валенчук, — но они основные при землепользовании в СНТ (садовых некоммерческих товариществах), связанные с нарушением закона».

Известно также, что Росреестр намерен просить правительство установить признаки как заброшенного, так и неиспользуемого по назначению садового надела. Минувшей осенью оно уже определило такие критерии для сельскохозяйственных земель: наличие на половине участка сорных растений, самовольной постройки, захламление более 20% территории, загрязнение химическими веществами.

Вопрос о критериях и о том, как это станет применяться на практике, наиболее чувствителен. Дачная жизнь неспешна и деликатна. У кого-то строительство занимает всю жизнь, у кого-то — ремонт. В прошлые годы немало попадалось на глаза и горелых дач, некоторые из которых стояли так долго, что уже и само пепелище-то развалилось, одна печная труба торчит из бурьяна, напоминая военные пейзажи. А кое-где в явно заброшенном состоянии «торчат» настоящие хоромы.

Можно ли — справедливо ли, гуманно ли, наконец — всех этих владельцев скопом объявить нерадивыми и владения у них отобрать? Жизнь — штука сложная. Дачи служат утешением в старости для множества пожилых и, увы, совсем небогатых граждан. У кого-то и деньги есть, а времени нет, даже нос на дачу высунуть. Многие, кто помоложе, открыли для себя более активный отдых с путешествиями.

Вот это — «дьявол в деталях» — занимает и собеседников «Росбалта». «Здесь не то, что ужесточение требований: земельное законодательство требует, чтобы любой земельный участок использовался по целевому назначению. Если нет — это всегда было нарушением закона, — разъяснил юрист Московского союза садоводов Ваге Рыбченко. — Но процедуры реагирования были настолько сложными, что случаи изъятия участков были единичными. Даже когда люди не появлялись по 20 лет, процессуальные трудности не давали изымать участки и пускать их обратно в оборот».

По существующему закону, если владелец три года не появляется на участке, у администрации муниципального образования — после предупреждений владельцу — появляется право подать в суд с целью реализации на торгах его земельного участка. «Обычно они продаются не очень дорого: заросшие, на удалении, — рассказал Рыбченко. — Вам выплачивается сумма за вычетом расходов, которые понесло государство на проведение торгов. Скажем, 200 — 50 = 150 тысяч рублей».

Количество заброшенных участков, как отметил эксперт, возрастает по мере удаления от столицы. Естественно: в товариществах, лежащих близко к Москве, земля дорогая. Люди понимают ее ценность и, если им не нужно, продают. «А вот уже на удалении после 40-50 км от Москвы я знаю случаи, когда половина и более участков товарищества не использовались, хотя еще в 1990-е на них были выданы свидетельства, — рассказал Рыбченко. — Через много лет появляются хозяева и говорят: «Мы решили продать, она стоит тысяч 150. Как бы нам это оформить?».

«Наличие или отсутствие на участке здания — вообще не критерий, — заметил Рыбченко. Если это, например, построено с целью продажи, либо на каком-то этапе строительства у собственников закончились средства, то нельзя еще говорить, что участок не используется. Если они приезжают, косят траву и как-то проводят время, то никаких проблем. Но если у вас все заросло так, что туда нельзя физически войти, то ясно, что это не используется».

«Предупреждение» собственнику тоже вынести не всегда просто — зачастую у администрации просто нет сведений, где он проживает.

По поводу нецелевого использования участков, юрист разъяснил следующее: «Есть правила землепользования и застройки. Садовые товарищества отнесены чаще всего к территориям сельхозназначения «СХ-2». В Московской области это значит, что вы можете отдыхать, построить домик. Но кое-то заводит птицеферму или овец, свиней с коммерческой целью — эти животные плохо пахнут, особенно, когда их много. Ну, гаражи — это вообще стандартная история, «сход-развал».

Отдельная ситуация — хостел. «Аренда не запрещена: вы же можете сдавать и снимать дачу. Но если это превращается в посуточную сдачу помещений не связанным друг с другом лицам, возникают проблемы с соседями, — пояснил Рыбченко. — Съемщики эти — люди небогатые, порой пьющие, нередко приезжие, а у соседей комфортная среда пропадает. А сейчас загородная жизнь становится популярной. Близ Москвы это вроде квартир, только дешевле. Бывает, скупают несколько домов и начинают бизнес. Вот это — незаконная предпринимательская деятельность».

«Нужно будет смотреть документ в итоговом варианте, — полагает Ваге Рыбченко. — Главное — разумный подход, чтобы не было перегибов. Не следует давать властям большие полномочия, чтобы они могли по субъективным критериям привлекать даже тех, кто участки использует, но „вроде как не очень хорошо“. Есть пожилые люди, у которых нет средств на благоустройство. Если будут ужесточения в части критериев, то надо смотреть».

Отдельное беспокойство высказала председатель Профсоюза садоводов России Людмила Голосова. «Наши чиновники не ставят задачу возрождения этих заброшенных участков. Они говорят, мол, в Московской области таких участков порядка 50 тысяч. Но вот, в Волоколамском районе СНТ уже лет 10 назад передали властям порядка 40 участков — они так заброшенные и по сей день».

Объявить СНТ «использующими землю не по назначению», как предупредила Голосова, очень легко. «В 2019 году в Московской области уже попробовали создать комиссии при муницпалитетах, и начали приглашать председателей СНТ, чтобы они представили разрешительные документы на постройки на этой территории, — рассказала общественница. — Обычный документ — это сам землеотвод под садоводство, который отдельных документов на дом не требует. А теперь они говорят: «Нет такого документа отдельно на домик — значит, вы — самострой». Это у них будет нецелевое использование земель.

«У нас с мужем садовый домик шалашом, там ни печки, ничего, — рассказала Людмила Голосова. — Он зарегистрирован как садовый дом с назначением «нежилое». Но вот я получаю в прошлом году из налоговой инспекции уведомление, где он указан как жилой дом. Я им пишу: «На каком основании?» Мне отвечают: «При налогообложении мы руководствуемся нормой части 2-й 401-й статьи Налогового кодекса. Дома, жилые дома на земельных участках под личное подсобное хозяйство и садоводство, считаются жилыми домами. И они «садовый дом» уже в своей графе не пишут. А завтра придут и скажут: «У вас жилой дом, он должен быть на земле под индивидуальное жилищное строительство. А вам под садоводство давали». И это будет нецелевое использование земли. Они предложили такие законопроекты, что в любой двор могут зайти и сказать: «У тебя нецелевое».

Леонид Смирнов

Источник