Перезагрузка? Нет, Перестройка!

Продолжение обсуждения манифеста Клауса Шваба, начатое В.Ю.Катасоновым

Вчера «конспирология» – сегодня «капитан очевидность». То, о чем так долго говорили конспирологи, начало стремительно сбываться. 15 декабря 2020 г. советник министра обороны РФ Андрей Ильницкий выступил с докладом на «круглом столе» Временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела Российской Федерации. Андрей Ильницкий заявил, что «глобалисты используют кoвид как свой проект». Цель проекта – не допустить возврата к докoвидному миру. Транснациональные корпорации будут давить на политиков с целью не ослаблять «антикoвидные» меры.

Ильницкий рассказал о планах главного идеолога глобалистов Клауса Шваба, человека, который создал и возглавляет Давосский клуб. Он рекомендовал всем изучить недавно вышедший манифест «Ковид-19: великая перезагрузка» Клауса Шваба, которую назвал «документом с элементами скандальной откровенности».

Ильницкий так охарактеризовал эту книгу: «Если говорить совсем просто, то суть этого документа такова – они не допустят возврата докoвиднoй жизни. Они рассматривают кoвид как свой проект. Они совершенно чётко, однозначно говорят, мы не допустим возврата докoвиднoго мира, мы, транснациональные корпорации, будем ставить перед политиками вопросы о том, чтобы не ослаблять сдерживающие меры. Из чего сквозит, что не кoвид является угрозой, а те меры – ограничения, которые, исходя из него, принимаются по всему миру».

Одна из ключевых фраз выступления Андрея Ильницкого звучит так: «В “дивном будущем мире”, пишет Шваб, в мире, где будут править корпорации, – он впрямую об этом говорит, – куда будут переданы власть и ресурсы, не будет места национальным государствам. Просто их там нет. Причём это будет по их понятиям в самое ближайшее время. Цитата: “Если демократия и глобализация будут расширяться, то национальному государству места не останется”. Разумеется, суверенной России места там не останется в первую очередь».

По сути, это первое публичное разоблачение планов противника на таком высоком уровне, откуда прежде звучали лишь примирительные призывы к «партнерству». Давайте более пристально взглянем на зловещий план, которому политолог Владимир Хомяков успел дать звонкое прозвище: «план Даллеса 2».

ДАВОССКИЙ ПЛАН ДАЛЛЕСА. На майской онлайн-конференции Всемирного экономического форума (ВЭФ) 2020 г. его бессменный президент Клаус Шваб, как сейчас модно говорить, «в коллаборации» с принцем Чарльзом вбросил в обращение термин The Great Reset (великая перезагрузка). Смысл вброса: мир капитализма переживает серьёзнейший кризис, капитализм надо переделать (принц Чарльз говорит об «ответственном капитализме»). Пандемия коронавируса даёт для переделки уникальный шанс, но быстро её не проведёшь, а потому локдаун следует продлить.

В июле 2020 г. увидела свет книга Covid-19: The Great Reset, написанная в соавторстве с футурологом Тьерри МалльреВалентин Катасонов отмечает следующие основные идеи книги о «великой перезагрузке».

Во-первых, пандемия COVID-19 – это «уникальное окно возможностей». Через это окно и нужно ввести человечество в будущее. Никакого возврата к прошлому: «Многие спрашивают: когда мы вернёмся к нормальной жизни? Ответ короток: никогда. Наша история разделится на две части: до коронавируса и после».

Во-вторых, «светлое будущее» – это мир, где будут стёрты различия между богатыми и бедными странами, а со временем уничтожены государственные границы. Возникнет единое планетарное государство с единым правительством: «Вопрос о Мировом правительстве – в центре всех вопросов». Шваб пишет: «С введением локдауна усиливается наша привязанность к близким, мы больше ценим тех, кого любим – членов семьи и друзей. Но обратная сторона здесь в том, что это вызывает рост патриотических и национальных чувств вместе с тёмными религиозными воззрениями и этническими предпочтениями. И это токсичное смешение выявляет в нас худшее». Шваб даёт понять, что «тёмным религиозным воззрениям и этническим предпочтениям» будет объявлена война.

В-третьих, экономика должна централизованно управляться гигантскими монополиями. Частная собственность будет отмирать, её место займёт «экономика пользования», «экономика участия». Наличных денег не будет, будут повсеместно введены цифровые валюты.

В-четвёртых, произойдёт переход к «зелёной» энергетике, она вытеснит энергетику углеводородную. Будут введены лимиты на потребление воды, электричества, некоторых «экологически опасных» видов продуктов (например, мяса) или промышленных изделий (например, автомобилей). А наиболее радикальным средством снижения нагрузки на окружающую природную среду станет снижение демографического роста или даже сокращение численности населения: «Чем больше демографический рост, тем выше риск новых пандемий».

В-пятых, будет завершена роботизация во всех сферах экономики и общественной жизни. О резком сокращении рабочих мест в книге говорится многократно: «До 2035 года может быть автоматизировано до 86% рабочих мест в ресторанах, 75% рабочих мест в торговле и 59% в отраслях развлечения… До 75% ресторанов могут разориться из-за локдаунов и последующих мер социального дистанцирования… Ни одна отрасль промышленности, ни одно предприятие не останется незатронутыми». Предполагается введение безусловного базового дохода для людей, которых заменят роботами, но только при условии подтверждения человеком того, что он вакцинирован.

В-шестых, продолжится цифровизация всех сфер экономики и общества. Будет создана эффективная система контроля за поведением и перемещением людей, в том числе с помощью технологий распознавания лиц: «Чтобы положить конец пандемии, необходимо создать всемирную сеть цифрового контроля».

В-седьмых, продолжится начатое в период пандемии сращивание медицинских и силовых структур. Новая модель здравоохранения будет предусматривать регулярное тестирование, обязательную вакцинацию, выдачу санитарного паспорта, установление ограничений и наказаний для лиц, уклоняющихся от исполнения правил санитарной дисциплины.

В-восьмых, будет дан зелёный свет тренду трансгуманизма, «усовершенствование» человека станет легитимной практикой.

Этим летом на слете ВЭФ Шваб открыто заявил, что капитализм в современном виде больше не может продолжаться и открыто призвал к Великой перезагрузке и к т.н. «Четвертой промышленной революции» (давняя идея-фикс швейцарского мечтателя). Его поддержал МВФ, ООН, фонд Сороса, фонд «великого филантропа» Б.Гейтса, вся британская корона и еще ряд подобных структур. Они в один голос твердили ковидную мантру: «ковид – это узкое окно возможностей поменять мир». Глава МВФ Кристалина Георгиева чуть не прослезилась от экзальтации, когда призывала к изменениям.

КАПИТАЛИЗМ, РАСПАХНУТЫЙ НАСТЕЖЬ. Одним из ключевых понятий Великой перезагрузки является Inclusive Capitalism (инклюзивный капитализм), или, если говорить по-русски, «открытый для всех», «всеохватный», «гостеприимный»капитализм.

По утверждению В.Ю.Катасонова финансовый кризис 2007-2009 гг. окончательно убедил мировую закулису в том, что существующая модель мировой капиталистической системы полностью себя изжила. Капитализм умер! – торжественно провозгласил на одном из Давосских форумов неутомимый «застрельщик перестройки» Клаус Шваб. Но «могильщики» вовсе не спешили закопать его зловонные останки. Они пытаются вдохнуть новую жизнь в словно бы восставшего из ада зомби. И семейка Ротшильдов тут как тут: именно леди Линн де Ротшильд выпала честь наречь новорожденного мертвеца «инклюзивным капитализмом» на одной конференций в Лондоне еще в мае 2014 года.

Со времен Маркса мы хорошо знаем, что капитализм «эксклюзивен» (исключителен) по самой своей природе. Он выталкивает из общественного производства «лишних» людей, оставляя их в бедности и нищете. Он исключает миллионы из любых форм общественной жизни. В соответствии с всеобщим законом капиталистического накопления происходит социально-экономическая поляризация общества: на одном полюсе – малая горстка богатых и сверхбогатых, на другом – подавляющая часть общества бедных и нищих.

Если проанализировать сказанное по поводу «новой» модели капитализма, то в конечном счете всё сводится к предложению отказаться от принципа максимизации прибыли. Мол, бизнесу следует осознать, что эпоха приращения капитала завершается, средняя прибыль во многих отраслях и на многих рынках стремится к нулю. Кстати, это еще лет двадцать назад Джордж Сорос заметил: «Музыка кончилась, а они все ещё танцуют».

Что же предлагается предпринять для спасения капитализма? Во-первых, прибыль должна перестать быть целью и главным ориентиром успешности бизнеса. Во-вторых, компании должны идти навстречу потребителям, снижая цены и постепенно искореняя бедность и нищету. В-третьих, следует отказываться от привычного представления о том, что корпорации принадлежат акционерам.

В январе 2020 года в Давосе проходил 50-й саммит ВЭФ, где была принята новая редакция «Манифеста Давоса» (первая версия появилась в 1973 году), куда были записаны слова о капитализме заинтересованных сторон как средстве решения современных экологических и социальных проблем: «Цель компании – вовлечь все заинтересованные стороны в совместный и устойчивый процесс создания стоимости. Создавая ее, компания служит интересам не только своих акционеров, но и всех стейкхолдеров – сотрудников, клиентов, поставщиков, местных сообществ и общества в целом».

То есть каждая компания должна стать «инклюзивной», и выстраивать инклюзивный капитализм должно не государство, а вот такие компании-«стейкхолдеры». Государство же постепенно должно «поглощаться» инклюзивными компаниями, но не отмирать, как в классическом марксизме, а приватизироваться крупнейшими корпорациями.

В.Ю.Катасонов заключает: «кутерьма вокруг «капитализма всех заинтересованных сторон» – это дымовая завеса, прикрывающая планы построения глобального тоталитарного режима с цифровым концлагерем для 99% жителей «дивного нового мира». И равенство в этом мире будет равенством рабов. Клаусу Швабу не нравится экономический либерализм, но на смену ему готовится прийти «железный порядок» крупнейших корпораций. Малого и среднего бизнеса в новом мире не будет, «пандемия» на наших глазах его зачищает, и процесс этот может завершиться уже в 2022 году. Клаус Шваб говорит о расширении ответственности корпораций. Так оно и будет. Корпорации возложат на свои плечи те обязанности и полномочия, которые раньше принадлежали государству. Национальные государства будут приватизированы крупными компаниями. Выше корпораций будет только мировое правительство».

С 2018 года популяризация представлений об инклюзивном капитализме приобрела чёткие организационные формы. По инициативе Линн де Ротшильд была создана «Коалиция за инклюзивный капитализм» (CIC). На сайте CIC можно узнать, кто вошёл в эту Коалицию: компании Юнилевер, Джонсон-Джонсон, Нестле, Пепсико, Доу Кемикл, Дюпон и др. А также крупнейшие в мире финансовые холдинги, занимающиеся трастовым управлением активами: State Street Global Advisors, Black Rock, Vanguard, Amundi Asset Management, Schroders, Barings, JP Morgan Chase & Co. и др.

АНГЛИЧАНКА ГАДИТ. Со времен Александра Суворова известно крылатое выражение: «Англичанка гадит». Англичанка, безусловно, гадит, – но не из природной вредности, как старуха Шапокляк, а, из сугубо прагматических соображений: «Nothing personalits just business».

У мировых финансистов вот уже 12 лет как нет ресурса поддерживать установившийся после 1991 года мировой порядок, основанный на гегемонии неолиберальной финансово-экономической модели (т.н. «Вашингтонский консенсус»). Мировой кризис 2008 года, кризис «падения эффективности капитала» по Хазину, показал, что у капитализма не осталось некапиталистического окружения, которое капитализму необходимо как воздух.

Нормальное функционирование капитализма требует наличия некапиталистических зон. История подтверждает: каждый раз, когда происходило очередное циклическое снижение мировой прибыли, капсистема отвечала на неё экспансией и превращением внешней некапзоны в капиталистическую периферию с дешёвой рабочей силой и новыми рынками сбыта (насильственное создание колоний и полуколоний) – и так до следующего раза. Последний акт «марлезонского балета» – это глобализация, снос всех сдержек и противовесов, разграбление не только периферии, но и ядра мировой капиталистической системы через слом государственных институтов, защищающих индивидуума от пресловутой «войны всех против всех».

Первым на очереди в «расход» оказался средний класс, взлелеянный послевоенной экономикой «социального партнерства» Дж.М.Кейнса и Дж.К.Гэлбрейта. Средний класс, Homo Consumens (Человек потребляющий) – опора либеральной демократии, подушка безопасности капиталистических стран при кризисах, войнах или иных катаклизмах. Средний класс, как прокладка диэлектрика между полюсами, гасит поле напряженности между верхами и низами, создает консенсусную гражданскую структуру – «гражданское общество», которое почти тоталитарно навязывает своим членам жизненные смыслы, модели коммуникаций, стереотипы потребительского и политического поведения. И вот средний класс пущен под нож под разговоры про «инклюзивный капитализм».

Относительно гуманное «ощипывание» среднего класса осуществлялось на протяжении всей истории неолиберализма через кредитную политику. Экономическое закабаление с помощью ипотеки и кредитов решало две задачи: во-первых, лишение заемщика экономической свободы, превращение его в послушный и безвольный «электорат», пуще всего жаждущий экономической стабильности на весь период ипотеки, во-вторых, барьер для «социальных лифтов» из среднего класса в высшие слои. Социальные лифты работают, но только в пределах социального класса: младший манагер может стать средним или даже старшим манагером, но в топ-манагеры ему путь заказан.

Мировой кризис вынудил форсировать темпы и объемы разграбления среднего класса, и с 2011 года Европу захлестнули почти неуправляемые антропотоки, волны массовой миграции, сметающие Европу до самого цивилизационного основания. Антропотоки разрушают традиционную культурную и национальную идентичность, подвергая радикальной деконструкции быт, нравы и мировоззрение коренного населения. Одновременно под флагом «солидарности» с беженцами среднему классу предлагают «затянуть пояса» – и, судя по всему, это предложение бессрочно.

Но самым эффективным способом разграбления среднего класса явилась пандемия и вызванные ей ограничительные мероприятия. Больнее всего самоизоляция и локаут ударили именно по среднему классу, лишив его гарантированного дохода (уничтожение малого и среднего бизнеса), поправ его конституционные права и свободы, узурпировав его волеизъявление.

Известно, что правящий класс в покушении на свободу подданных заходит так далеко, насколько позволяют последние. Беспрецедентные драконовские меры по демонтажу демократии (каковых не было даже во время мировых войн) не состоялись бы без подавления воли к сопротивлению. Всеобщее и почти добровольное ношение масок послужило сигналом, приглашением к насилию и репрессиям. Гражданская воля была парализована тотальной пропагандой страха, нагнетанием ужаса из каждого гаджета. К слову сказать, обрушение американских фондовых рынков в 2008 году вызвало панику и чрезвычайные меры для спасения экономики. Столь же масштабное обрушение американских фондовых рынков на фоне пандемии прошло незамеченным. Брексит на фоне нового, «особенно заразного» штамма прошел также без особого недовольства с обеих сторон.

Теперь уже известно, что решение о глобальном «закрытии» с целью обрушения мировой экономики и той социальной ткани, которая лежит в её основе, было принято на закрытой конференции ВЭФ в Давосе 21-24 января 2020 года. А через неделю, 30 января, ВОЗ объявила COVID-19 «чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение». В то время вне пределов Китая было зафиксировано всего 150 известных случаев заболевания COVID-19. Никаких причин объявлять о пандемии не было. Но 11 марта гендиректор ВОЗ доктор Тедрос Адханан Герейсус превратил незначительный факт в «пандемию».

По-видимому, сами организаторы «пандемии» не ожидали такой высокой степени послушания от национальных и наднациональных бюрократий, и неожиданный триумф вскружил им голову настолько, что они заговорили о своих зловещих планах в полный голос.

Инклюзивный капитализм забивает последний гвоздь в крышку гроба среднего класса. Отныне нет государства, нет частной собственности, нет армии, собеса, судопроизводства. Относительно автономный средний класс превращён в люмпенизированный прекариат, где важно только одно – степень социальной лояльности. Именно от нее теперь зависит место каждого в «табели о рангах». «Инклюзивный капитализм» – это посткапитализм, больше походящий на рабовладение или восточную кастовую систему. Плантационное (а вернее, «планшетное») рабство, когда «фрилансер» (он же – «раб») работает за еду. И за интернет-трафик.

Кто же главный выгодоприобретатель «Великой перезагрузки»? Помимо финансовой элиты, стремящейся переконвертировать свои финансы в чистую власть, бенефициарами являются «жрецы»-технократы при ИИ. К числу возможных претендентов относятся «разрабы» и «девелоперы», мечтающие создать если не свою платформу или экосистему, то хотя бы приложение, с помощью которого можно притулиться к экосистеме, стать «компаньоном». Но главной силой «промышленной революции» будут, как водится, «полезные идиоты» – многочисленная армия киберпанков, фанатов ИИ, дигитального ультрапрогрессизма и всего, что с ним связано. Они свято верят, что аналоговый мир – отстой, а по-настоящему реальна лишь виртуальная реальность. Россказнями о 4-й промышленной революции и суперновой реальности прилипшую к гаджетам молодежь легко ввести в состояние кататонического возбуждения, чтобы она «влёгкую» согласилась на изменения, на переход от серой обыденности в калейдоскопический мир экосистем.

…А ПОТОМ НАЧАЛАСЬ ПЕРЕСТРОЙКА, И ВСЁ РУХНУЛО! Перевод книги К.Шваба как «Великая перезагрузка», на наш взгляд, неточен, тогда как перевод «Великая перестройка» очень верно схватывает смысл затеянной авантюры.

Да, вероятно, великие давосские комбинаторы, выпячивая технологические аспекты 4-й промышленной революции, хотят замаскировать ее социальные, политические и тем более антропологические последствия. Перевод «Перезагрузка» многозначного слова «Reset» отражает именно технологическую, «айтишную» сторону дела. Однако «Reset» – это также «переустановка», «обнуление», «переналадка». И перевод «Перестройка» представляется наиболее точным, да простят нас филологи.

Прежде всего бросается в глаза почти полная аналогия затеваемой «перестройки-перезагрузки» с перестройкой в СССР, свидетелями которой многие из нас были. Перестройка 80-х обернулась беспрецедентным по масштабам разгромом среднего класса в СССР и странах соцлагеря. Историк и социолог А.И.Фурсов указывает: «В 2002 году “Юнеско” опубликовал доклад о бедности. Там совершенно потрясающие цифры: в 1989 году в Восточной Европе, включая европейскую часть СССР, за чертой бедности жило 14 млн. человек (Всего! Это очень немного). В 1996 году за чертой бедности проживало уже 168 млн человек! В докладе было сказано, что это самый страшный погром среднего класса за всю историю существования капиталистической системы».

Перестройка разворачивалась под ласкающие слух лозунги: «Больше демократии, больше социализма!», «Даёшь социализм с человеческим лицом!», «Гласность – оружие перестройки!», «Демократия – это инициатива снизу!» и т.п. «Инклюзивный социализм», сказали бы мы сейчас. И как тогда прекраснодушные лозунги были средством манипуляции масс, так и сейчас идёт столь же бессовестная манипуляция.

Перестройка была грандиозным падением социальности, хаотизацией страны без войны и оккупации. Именно этот мощный выброс социальной энтропии придал инфернальной энергии капиталистической Мир-системе («инферно», как назвал эту «злую» энергию советский фантаст И.А.Ефремов). Выброс был настолько мощным (капитализму были подарены 15 бескризисных лет, в течение которых он, подобно флибустьерам, переваривал и проматывал награбленные сокровища), что идеологи неолиберализма на полном серьезе заговорили о «конце истории» и наступлении эры всеобщего благоденствия. Не окажется ли, что и обетованное благоденствие обещает быть столь же скоротечным?

«Пушечным мясом» и «полезными идиотами» перестройки были ИТР, интеллигенция, слепо уверовавшая в прогресс, конвергенцию, всеобщий мир и процветание с битлами на подтанцовке. Всё традиционное, народное подвергалось осмеянию и шельмованию, как «отстой». Либерализм полностью победил в девственно чистых умах советской молодежи, где сиротливо пылилась лишь связка учебников по марксизму-ленинизму, приготовленная к обмену на «макулатурное издание». Нынешних ультрапрогрессистов не напоминает?

Окончательно же свел с ума советскую научную интеллигенцию… Билл Гейтс. «На Западе умом зарабатывают миллионы!» – вожделел советский студент после зачета по программированию. Удивительно, но Гейтс по-прежнему в первых рядах «пламенных революционеров», только теперь он зовет на баррикады своих… внуков! Хотя… может, это вовсе и не Гейтс, а ловко сделанная аниме… ну как «Куравлев» в последней сберовской рекламе.

Позже наш выдающийся социолог и философ А.А.Зиновьев назовёт перестройку «катастройкой», имея в виду ее катастрофическое значение для страны, народов и каждого обитателя в отдельности. Продолжая развивать аналогию, нетрудно предсказать, чем обернётся новая «перестройка». Катастройкой, верно. Только всемирного масштаба, т.е. потрясения в этом случае будут еще более драматичными и тяжелыми. «Темные века» пострабовладельческого мира покажутся Золотым веком.

ОТКРЫТЫЙ ЗАГОВОР. В 2021 году выходит русское издание знакового футурологического проекта Герберта Уэллса «Открытый заговор» (1928). Предисловие к изданию написал Валентин Катасонов, он же обнаружил поразительное сходство между прожектами Уэллса и Шваба. Обратим внимание на саму парадоксальную семантическую конструкцию, кажущийся оксюморон «открытый заговор».

Под «открытым заговором» Уэллс понимал «Единое, Всемирное Государство в форме Республики». Национальные государства должны добровольно отказываться от своих суверенитетов, передавая их Мировому Правительству. Важную роль в стирании национально-культурных различий отдельных народов должна сыграть единая Мировая Религия. На роль Мировой Религии не годятся ни христианство, ни другие мировые религии, насаждавшие, по мнению Уэллса, лишь «предрассудки» и «ложные ценности». Соглашаясь с А.Тойнби, что многообразие цивилизаций существует, Уэллс считал, что от него надо избавляться, выстраивать единую цивилизацию. Избавляться путём уничтожения «отсталых» цивилизаций, в каковые он записывал и Россию. Разумеется, единственной «перспективной цивилизацией» Уэллс считал англосаксонский мир.

Прожект «Открытого заговора» Уэллса был снят с повестки во многом благодаря успехам советской геополитики при Сталине. Пока Шваб не смахнул пыль с манускрипта почти вековой давности и не придал ему статус директивного будущего. В.Ю.Катасонов отмечает по этому поводу: «Сейчас, в 2020 году, то, что происходит, – как раз и есть открытый заговор. Это был заговор, который держался в тайне от мировой общественности, но наступил момент времени, когда они решили, что можно уже раскрыть все карты. И именно в этот момент заговор стал открытым».

И еще один «открытый заговор» от В.Ю.Катасонова в заключение: 14 декабря 2020 г. на встрече в Нью-Йорке «Коалиция за инклюзивный капитализм» заключила договорённости с Ватиканом о совместных усилиях по переводу человечества на рельсы инклюзивного капитализма. Новое соглашение между Коалицией и Ватиканом некоторые журналисты уже окрестили «союзом Креста и Мамоны». Великий комбинатор Остап Бендер с его бессмертным «Союзом меча и орала» скромно курит в сторонке…

Итак, цели и задачи открытого заговора провозглашены. При той поддержке, которую «великая перестройка» получает из лагеря глобализма, можно не сомневаться, что пресловутая «пандемия» – это начало операции перехода к «дивному новому миру».

Найдутся ли силы, способные противостоять перестройщикам-глобалистам? Судя по выступлению Андрея Ильницкого, аргументированным разоблачениям авторитетных экспертов (Валентин КатасоновСергей МихеевОльга ЧетвериковаИрина МухинаИгорь Шнуренко и др.) такие силы есть, а значит, будущее – в наших руках!

Костерин Андрей Борисович, редактор портала «Новый социализм – XXI век», г. Владимир

Источник