О техническом осмотре автомобилей и грядущей мировой диктатуре банков

Профессор Валентин Катасонов об идее наделить Центральный банк дополнительными полномочиями …

Я уже неоднократно писал по поводу решения наших властей о создании так называемого финансового мегарегулятора. Речь идет о централизации функций надзора и регулирования всего финансового сектора экономики, всех финансовых организаций, всех финансовых рынков, всех финансовых потоков в стране.

1. ЦБ как финансовый мегарегулятор. На ранних стадиях появления идеи обсуждались разные варианты того, кто может выступить в качестве такого финансового мегарегулятора. Называлась Федеральная служба финансовых рынков (ФСФР) – ведомство, входящее в состав исполнительной ветви власти. Предлагалось создать принципиально новую организацию. Рассматривался вариант Центрального банка Российской Федерации (Банк России). Всем серьезным экспертам было понятно с самого начала, что на самом деле выбор был уже сделан, а обсуждение разных вариантов было необходимо в качестве «дымовой завесы», для создания видимости «демократичности» принятия решений. Конечно же, окончательный выбор пал на ЦБ.

ЦБ и до этого был гигантской организацией, имеющей помимо центрального аппарата кучу других структурных подразделений: восемь десятков территориальных учреждений (Главные управления ЦБ по областям, Национальные банки в республиках), сеть денежных хранилищ по стране, инкассаторские службы, учебные центры и т.д. и т.п. В общей сложности в системе ЦБ работает около 80 тысяч человек. Но это все количественные характеристики. Важнее качественные. Главное, что ЦБ независим от государства, что прямо зафиксировано в федеральном законе о Центральном банке Российской Федерации. Это также вытекает из формулировок Конституции Российской Федерации (статья 75). Получается, что ЦБ имеет статус, который можно назвать: «государство в государстве». Полномочия у ЦБ просто грандиозные: он управляет золотовалютными резервами, объем которых превышает полтриллиона долларов, причем государство не имеет к ним доступа. ЦБ осуществляет надзор над коммерческими банками, количество которых примерно равно одной тысяче. Подавляющая часть всех расчетов и платежей осуществляется также через сеть расчетно-кассовых центров Банка России (количество РКЦ – порядка тысячи). Уже не приходится говорить о том, что он занимается регулированием денежного обращения, т.е. контролирует «циркуляцию крови» в теле, называемом «экономика России». Правильнее сказать, что не просто «регулирует» и «контролирует», а занимается систематическим удушением экономики через сжатие денежной массы и поддержанием ставки рефинансирования на запредельно высоком уровне.

И вот теперь ЦБ как финансовый мегарегулятор получит еще дополнительные полномочия. Он будет контролировать и регулировать всю страховую деятельность в стране, деятельность негосударственных пенсионных фондов, организаций микрофинансирования. Плюс к этому он приобретает полномочия контролировать и регулировать фондовый рынок страны (то, чем ранее занималась ФСФР). Фондовый рынок – купля-продажа акций и облигаций самых разных эмитентов (организаций, выпускающих ценные бумаги). Если вы получаете возможность контролировать фондовый рынок, тем самым вы можете влиять на участников этого рынка: покупателей, продавцов, посредников, первичных эмитентов. У нас большая часть крупных предприятий сегодня выходит на фондовый рынок. Следовательно, ЦБ получает возможность через фондовый рынок управлять всей экономикой. Специалистам это понятно. И наиболее серьезные эксперты указывали на то, что ЦБ через фондовый рынок станет регулятором всей экономики страны.

2. ЦБ как силовое ведомство? Минфин опубликовал поправки в 47 федеральных законов, которые направлены на создание единого финансового мегарегулятора. Готовили их не «народные избранники», а чиновники Центрального банка, Администрации Президента, Минфина и ФСФР. При этом руководители Минфина (судя по всему, на них возложены основные обязанности по проталкиванию проекта мегарегулятора) в своих выступлениях повторяли одну и ту же мысль: законодательные поправки не ведут к каким-то качественным изменениям в финансовом секторе. Речь, мол, идет о простом перемещении функций и полномочий из одного ведомства в другое (из ФСФР в ЦБ). Опять лукавство и обман, рассчитанные на полную неосведомленность и невежество общественности. В частности, пакет поправок содержит следующую новацию: обновляется статья 58 закона «О Центральном банке». Она дополняется нормой о праве ЦБ получать от кредитных организаций всю информацию об операциях, счетах, вкладах и даже о конкретных сделках клиентов и иных третьих лиц. Аналогичной нормой дополняется и статья 26 («Банковская тайна») закона «О банках и банковской деятельности». В этой статье дополнительно устанавливается запрет сотрудникам банков сообщать клиентам, что их операциями заинтересовался регулятор. Данные поправки можно квалифицировать как еще шаг по ликвидации в России банковской тайны, по созданию «банковского колпака» над всем населением страны. В этой связи любопытно заявление недавно подавшего в отставку заместителя министра финансов Алексея Саватюгина: «В России много силовых ведомств, которые уже сейчас имеют право при необходимости запрашивать всю эту информацию, и банки не вправе им отказать. Нет необходимости в наличии еще одного органа, который может аккумулировать эту информацию». Но это личное мнение экс-замминистра. Не исключено, что у инициаторов проекта создания финансового мегарегулятора есть намерение наделить Центральный банк Российской Федерации функциями и полномочиями силового ведомства. Недаром почти одновременно с началом обсуждения темы финансового мегарегулятора была запущена еще тема создания в стране финансовой полиции. Как всегда разговор пошел о том, на кого можно было возложить эту почетную «обязанность». Пока дискуссия идет в «демократическом» режиме и называются разные кандидатуры. Но чует мое сердце, что единственным претендентом «на выходе» опять окажется наш единственный и незаменимый Банк России. И тогда он станет не просто «организацией с полномочиями силового ведомства», а самым настоящим силовым ведомством.

3. ЦБ: от технического осмотра автомобилей до тотального контроля над обществом. Как-то в тени оказалась та сторона ЦБ, которая связана с его полномочиями регулировать страховой рынок. Но об этой стороне нам неожиданно напомнил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что уже в этом году Центральный банк возьмет под свой контроль… технический осмотр автомобилей. Об этом Шувалов, возглавляющий комиссию по безопасности дорожного движения, сказал на съемках телепрограммы «Главная дорога». В частности, чиновник подчеркнул, что нормы, регулирующие прохождение технического осмотра автомобилей, должны быть приведены в порядок. «Отменить технический осмотр невозможно, и нужно сделать так, чтобы это была не филькина грамота», – заявил Шувалов в эфире программы. Далее, развивая свою мысль, он отметил, что уже во второй половине текущего года должен появиться ряд процедур, устанавливающих надзор за страховыми организациями, – эта задача будет возложена на Центральный банк. «Мы надеемся, что уже во второй половине текущего года будет создан единый регулятор, и Центральный банк будет внедрять специальные процедуры надзора за страховыми организациями. В том числе – по тому, чтобы не нарушался порядок прохождения технического осмотра».

Что же, это «первая ласточка». Давайте вспомним, что наши страховщики занимаются не только автомобилями и безопасностью транспортных средств. Они также осуществляют страхование рисков в строительстве, атомной энергетике, в сфере добычи и транспортировки нефти и природного газа, при транспортировке грузов по железной дороге и по морю, в сфере медицины и экологии… Список страхуемых рисков очень длинный. И по соответствующим видам рисков существуют свои надзоры. Представляете, какие возможности открываются у Центрального банка. Конечным надзирателем всего этого хозяйства будут банкиры с Неглинки! Так что технический контроль автомобилей центральным банков – это «цветочки». «Ягодки» – технический контроль атомной промышленности, всей транспортной инфраструктуры страны, добычи нефти, газа и других природных ресурсов. В общем, всех сфер реального сектора экономики. Вот вам и «финансовый мегарегулятор»! Думаю, что после этого правительство с его министерствами и ведомствами будет уже мало нужным атрибутом нашей жизни. Впрочем, ненужность и беспомощность исполнительной ветви власти мы все почувствовали на днях, когда слушали отчет премьер-министра о работе правительства. Даже либерально настроенные эксперты из Высшей школы экономики признают, что создание на базе ЦБ финансового мегарегулятора приведет к тому, что Банк России станет более влиятельным ведомством, чем правительство со всеми его министерствами, агентствами и службами, вместе взятыми.

Все это признаки того, что мы ускоренными темпами к новому мировому порядку, при котором все функции контроля над обществом возьмут на себя банки. А главными надзирателями станут центральные банки. Грядет мировая диктатура банков.

Валентин Юрьевич Катасонов, профессор, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова

Источник