Экология стала жертвой развития

В бразильском Рио-де-Жанейро состоялся саммит конференции ООН по вопросам окружающей среды и устойчивому развитию “Рио+20”

Это крупнейшее международное мероприятие, посвященное вопросам экологии в контексте развития цивилизации. Решения, приняты на конференции, должны определить повестку дня в сфере охраны окружающей среды на ближайшее десятилетие.

Несмотря на то, что проведение “Рио+20” частично совпало с саммитом “большой двадцатки” в Мексике, в бразильскую столицу съехались около двухсот лидеров разных стран, чтобы согласовать переориентацию национальных стратегий развития на принципы более экологичной, так называемой “зеленой” экономики.

Представительную российскую делегацию возглавил премьер-министр Дмитрий Медведев. Также в нее, кроме государственных чиновников высокого ранга, вошли около тридцати российских экспертов. Кроме выступления на сессии пленарного заседания, российский премьер провел на полях конференции несколько двусторонних рабочих встреч.

Еще накануне визита Медведева, в российском МИД заявили, что “форум в Рио призван стать важной вехой на пути формирования современной повестки дня международного сообщества по достижению основных целей устойчивого развития в природоохранной, экономической и социальной сферах”. Работа же российской делегации будет ориентирована на “выработку экологически выверенных, экономически жизнеспособных и социально сбалансированных решений”.

Между тем, критически настроенные наблюдатели, представители НПО, различных экологических объединений и других “зеленых” организаций утверждали, что на саммит российские официальные лица едут с явно непроработанной позицией. Подвергались критике и решения, которые должны быть приняты по итогам работы “Рио+20”.

Так, по мнению Всемирного фонда дикой природы (WWF), существующий проект решений очень слабый, поскольку не содержит конкретных целей по устойчивому развитию к 2030 году. Одновременно WWF призывал Россию отказаться от субсидирования добычи нефти и газа, которые показали свою неэффективность и непрозрачность. WWF считает, что эти субсидии российское правительство должно направлять на повышение энергоэффективности и развитие возобновляемых источников энергии.

Как полагает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин, “принципы устойчивого развития: экономический рост, позволяющий сократить бедность, и приоритет экологии – далеко не во всех случаях можно легко и комфортно совместить”. “Рост, в принципе, не противоречит экологии, но перестройка мировой экономики на “экологический” лад не может не сопровождаться высокими расходами. Многим странам значительно удобнее продолжать инерционное развитие”, — отмечает эксперт.

Что же касается российской позиции на конференции в Бразилии, то, по мнению специалиста, она “не могла быть другой в ситуации, которая для нас не выгодна”. “Мы можем много говорить о том, что необходимо “слезать с иглы сырьевой экономики”, но с другой стороны, у нас есть конкретные задачи: нужно сводить бюджет, платить пенсии и зарплаты, пытаясь сохранять социальную стабильность”, — говорит Алексей Макаркин.

России предлагают диверсифицировать экономику, вкладывать деньги в альтернативные источники энергии. Вроде бы это хорошо и о необходимости этих действий постоянно твердят официальные лица. Одновременно, российский министр финансов говорит о том, что в бюджет заложена не очень реалистичная цена нефти в $115 за баррель, а уже сегодня она составляет — $89. И, казалось бы, в ситуации, когда нефтяные цены падают, появляется стимул, чтобы что-то изменить.

Но в России возникает ощущение новых больших трудностей, снижения возможностей государства. Таким образом, несмотря на необходимость диверсификации, остается заинтересованность в том, чтобы ситуация на нефтяном рынке, которая была до кризиса 2008 года сохранялась, что позволит государству выполнять свои обязательства. Таким образом, получается, что при нынешних подходах четко сформулировать позицию России практически не возможно.

“Существует и еще одна проблема, касающаяся международных отношений, — продолжает Алексей Макаркин. — За то, чтобы осуществить перестройку мировой экономики на принципах устойчивого развития выступают Евросоюз и целый ряд стран, которые являются партнерами России. В то же время, главой коалиции, которая добилась фактического выхолащивания декларации, подписанной в Бразилии, являются США. И здесь Россия попадает в ситуацию, когда она старается подчеркнуть свои отношения с партнерами, но оказывается вместе с американцами, политика которых подвергается этими странами критике”.

“Подписанный в Бразилии документ можно расценить как предел возможного в нынешних условиях – мировое сообщество не готово к радикальным согласованным действиям, на которых настаивают экологические организации”, — считает эксперт.

Естественно, итоговую декларацию “Рио+20” нельзя назвать полностью “пустой”. В ней заложены важные вещи, касающиеся проблематики “зеленой” экономики, искоренения нищеты и программы устойчивого развития. Однако главное все же заключается в том, чтобы за декларацией последовали и другие конкретные шаги.

Источник: РосБалт