Русский образ будущего: Крупные штрихи

«Русский образ будущего» является приложением, а лучше сказать – дополнением к идеологическому документу движения «Народный Собор» «Мы верим в Россию», получившему широкое общественное признание.

Целый ряд изложенных там идей и подходов перенимаются общественными движениями и политическими партиями, включаются ими в свои программные и предвыборные материалы, используются в публичных выступлениях.

В то же время, очень многие задают нам вопрос: «Какой мы видим ту, будущую Россию, которая должна возникнуть, если всё изложенное в книге «Мы верим в Россию» удастся реализовать практически. Конечно, мы не пророки. Однако, некоторые предполагаемые черты желательного для нас «Русского образа будущего» мы, авторский коллектив «Института Динамического Консерватизма» и движения «Народный Собор», можем спрогнозировать уже сейчас в предлагаемом вам материале.

ПРЕДИСЛОВИЕ

КОПИРОВАТЬ БОЛЬШЕ НЕКОГО

РУССКИЙ ТУПИК: ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ И НЕ ТОЛЬКО

СКОЛКОВО СРЕДИ ПЕПЕЛИЩА

ОТРЕШЕНИЕ ОТ НЕНУЖНЫХ ИЛЛЮЗИЙ

ЗАМЫСЕЛ ПОБЕДЫ

ТЕХНИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

ШЕСТОЙ УКЛАД

НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ

К НАУЧНОМУ ЧУДУ

КАК МЫ РАЗВЕРНЕМ НИС – НАЦИОНАЛЬНУЮ ИННОВАЦИОННУЮ СИСТЕМУ?

МЕЖВУЗОВСКИЕ ИННОВАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ

РОЛЬ БУДУЩЕГРАДОВ-ФУТУРОПОЛИСОВ: ЛОКУСЫ РУССКОГО ЗАВТРА

ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ ГАРДАРИКА: 1000 НОВЫХ ГОРОДОВ

ПОЛИСЫ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ

НЕ ДОГОНЯТЬ, А ОПЕРЕДИТЬ!

ИХ ВСЕ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ

КАК МЫ РАЗОВЬЕМ СИБИРЬ И ВОЗРОДИМ КОРЕННУЮ РОССИЮ

БУДУЩЕЕ РУССКОГО ТРАНСПОРТА: ТРАНСНЕТ В ДОПОЛНЕНИЕ К ИНТЕРНЕТУ

ОЖИВШАЯ СКАЗКА

ПРИЛАГАЯ УСИЛИЕ В ОДНОЙ ТОЧКЕ – ВЫТЯГИВАЕМ МНОГОЕ

ПРИНЦИП «ИННОВАЦИОННОГО СПЕЦНАЗА»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Куда мы зовем страну? В какое Будущее? Эти вопросы сегодня неизбежны. Ибо понятно, что попытка «построить Запад в России», предпринимавшаяся с конца 1991 года, окончилась полной и окончательной неудачей. Да и сам капиталистический строй Запада подошел к своему историческому финалу. Даже записные либералы сейчас признают, что старые модели экономического роста исчерпаны, новых еще нет нигде в мире, и тот, кто найдет такую модель, выиграет все (слова ректора Академии народного хозяйства Владимира Мау в феврале 2010 года). Но мы не должны обманываться: в действительности стоит вопрос не о модели роста, а о том, что больше «не тянет» сам общественный, социально-экономический строй.

Нам придется не только создавать новую экономику, но и технологический уклад, и общественное устройство, и политику. Понадобятся новые модели урбанизации и индустриализации, образования, медицины и т.д.

Мы отдаем себе отчет в том, что любому общественному строю отпущен свой срок жизни. Пришел конец и капиталистической эпохе. Она разрушается на наших глазах. Новые технологии и соответствующие им общественные отношения так же несовместимы с капиталистическими порядками, как компьютеры и самолеты – с порядками времен герцогов, графов и баронов.

Так куда мы зовем страну? В Будущее. В ту эпоху, что открывается за капитализмом.

Есть еще один беспощадный закон истории: тот, кто задает каноны и стандарты следующей эпохи – тот и будет господствовать в мире. А тот, кто боится будущего, не думает о нем и не строит его сознательно – всегда проигрывает, превращаясь в добычу для более смелых и развитых.

За капитализмом открываются две дороги. Первая – сваливание деградировавшего человечества во мрак новой архаики, в кастово-рабовладельческое общество. В «темные века» на новый лад.

Вторая – создание социума более высокой ступени. Здесь во главе угла – человек и его рост во всех смыслах. Справедливость, правда – и рост творческих способностей. Здесь прорывные технологии уничтожают многие проблемы материального плана и дефицита ресурсов: базовые потребности людей удовлетворяются полностью. Дома, одежда и пища доступны и дешевы. Социум похож на сеть нейронов головного мозга: осуществляется народовластие в его подлинном смысле. Расцветает самоуправление. Чиновников – минимум, и все они – подконтрольны народу. Развивается уже не бюрократия, а делократия. А экономика многоярусна: есть в ней ярусы и свободного рынка с частным предпринимательством, и (что сложнее) нормативно-согласительная экономика, и планово-социалистический уровень, и уровень самый высший – уже не экономики, а креаномики.

Здесь сняты ограничения на доброе творчество. Это мир экспансии человека к звездам, в океанские пучины и вглубь самого себя. И при этом – с традиционными верой, семьей, идеалами и святынями. Это мир прежде всего солидарности и взаимопомощи. Здесь главное – возвеличивание Человека как подобия Бога, а не его оскотинивание, ожесточение и деградация.

Мы должны сознательно строить этот новый мир, чтобы выжить и победить именно как Русский народ. Сознательно – не в том смысле, чтобы досконально все планировать (вплоть до числа канализационных люков), а в том, чтобы создавать нужные отношения и структуры в обществе, постоянно изучая и постигая жизнь в ее сложности. Предвидеть Будущее во всех мелочах невозможно, пытаться это сделать – просто вредно. Но познать основные закономерности Грядущего и двигаться туда – наша первейшая задача. Необходимо понять, что делать, чтобы стать лидером, а не аутсайдером в будущей реальности.

Наша главная задача – поймать благоприятные ветры в русские паруса.

КОПИРОВАТЬ БОЛЬШЕ НЕКОГО

Положение, в котором мы все оказались, и захватывающе, и крайне напряженно. Мы видим кризис не только либерального российского проекта, но и кризис капиталистической модели во всем мире.

Все это ставит перед нами одно существенное ограничение: не у кого больше подсмотреть историю успеха. Некого копировать, пусть даже и творчески. Так, как мы делали это при Петре Первом, при Александре Втором или при Сталине.

Почему Петру и Сталину, равно как и другим модернизаторам России до нас, было проще? Потому, что им приходилось действовать в более простом, «неглобализованном» мире. Если говорить очень просто, то Петру и Сталину было достаточно подсмотреть, что и как делают в Европе и США – и скопировать то же самое у себя, хотя и с учетом национальных особенностей.

Возьмем Петра. Ему надо было научить русских строить деревянные многопалубные морские корабли. Завести мануфактуры, учебные заведения по образцу европейских, организовать регулярную армию вместо полуополчения московских времен. И Петр Первый вовсю копировал, используя голландские, немецкие, английские и шведские «лекала», воспроизводил то, что имелось в развитых странах. Перед ним не стояла задача изобретать пароход, чтобы, обставив всех на свете, строить самодвижущийся флот вместо парусного.

Русские копировали западные и американские достижения после отмены крепостного права (с 1861 по 1914 г.). Нам приходилось строить фабрики, доки, доменные печи и железные дороги, которые во многом повторяли имеющиеся на Западе образцы.

По схожему сценарию шла и сталинская модернизация. Что такое стройки первых пятилеток? Это зачастую повторение великих строек в Соединенных Штатах. Днепрогэс – это копия гидроэлектростанций Америки. Завод «ЗиЛ» (первоначально – АМО) создавался как слепок с автостроительных заводов Форда. Микояновский мясокомбинат имел как оригинал большие мясохладобойни в Чикаго. Комплексы газетно-книжного издательства (типа «Правды») «лепились» с американских больших издательств образца 1920-1930-х годов. Атомная промышленность СССР первоначально копировалась с американского Манхэттенского проекта. Начиная создавать реактивную авиацию, Сталин во многом копировал немецкие образцы. И так далее.

При всем этом применялась первопроходческая социальная политика, которую вынужденно стали копировать и США, и западноевропейцы. Беспрецедентной была система лучшей в мире советской школы, пионерной выступала система здравоохранения, нацеленная на профилактику болезней. Однако в технологическом аспекте Сталину не пришлось делать чего-то дотоле невиданного. Впечатляющие исключения (вроде «Единой энергосистемы СССР», первой в мире АЭС, первых в истории космических аппаратов) – не в счет. Они не обеспечили нам большого отрыва от соперников, в том числе и потому, что советские верхи после Сталина не сделали ставку на сплошной поток постоянных инноваций. Они забыли слова о том, что мы можем победить капитализм, лишь превзойдя его по производительности труда. А такая стратегия требовала как раз беспрерывных принципиальных новшеств, прежде всего в промышленности.

По пути копирования чужих достижений пробовал двинуться и Горбачев (1985-1991 гг.), но закончил развалом экономики и страны.

А что сегодня? Глядя на нынешний мир, убеждаешься: старые модели рывков в развитии современной РФ «заказаны». Уже невозможно развиваться, копируя чужие достижения и приспосабливая их под наши условия. «Догоняющее» развитие больше не спасет нас. Нужна иная модель – развитие опережающее. С созданием того, чего еще никто в мире не делает. Нам нужно создать новое общество, где вместо жажды личной наживы и страха голода господствуют совершенно иные ценности. По сути дела, необходимо создавать новый образ жизни, коего пока еще ни у кого на свете еще нет. Трудный путь? Не то слово. Сталину и Петру действительно было легче.

Выход из глобального кризиса невозможен без резкого увеличения конечного спроса. Но что предложить потребителю? Западная модель «дом и автомобиль», господствовавшая с 1920-х, устарела. Спрос на эти товары очень долго поддерживался искусственно, за счет кредитов, надувания финансового пузыря. Естественно, он лопнул, сбросив мир в новую Великую депрессию. Поиск новых потребностей шел давно. Но они не становились истинными – и потому все превращалось в пузыри. В пузырь интернет-экономики, например.

При кризисе надуманные потребности отбрасываются прочь: в данном случае, люди прекращают менять автомобиль раз в 2-3 года или мобильный телефон – раз в год. Система все время пыталась создать искусственные, дурные потребности, творила порочные иерархические мифы. Дескать, достигнув определенной ступени карьеры, ты должен носить костюмы и часы такой-то фирмы, ездить на авто определенной марки, иметь дом в таких-то районах и отдыхать только на Н-ских курортах. Само собой, вся эта ерунда полетела прочь, когда люди столкнулись с необходимостью выживать и экономить. Пострадал автопром: миру просто не нужно столько машин ежегодно. Упали продажи сверхдорогих товаров, чьи цены на 90% состоят из «престижного брэнда» (символический капитал). К чему платить за сумку от «крутой фирмы» тысячу долларов, коли можно купить почти такую же – но вдесятеро дешевле?

Попытка поддержать старую модель потребления искусственно (кредитами, выдаваемыми даже плохим заемщикам) кончилась экономической катастрофой. Теперь банки не знают, куда вкладывать огромные деньги. Кризис привычной модели потребления совпал с кризисом старой модели жизни – в больших городах. Мегаполисы стали враждебной для человека средой: транспортные пробки, загазованность, вечная нервотрепка, выматывающая толкотня и суета. А еще – дороговизна жизни в городах, высокие цены на недвижимость. Преступность, наркомания и алкоголизм. Психические заболевания.

Наш выход – создать жизненную цивилизацию, экологические поселения и органичный образ жизни. Причем именно Россия может стать первой страной, где возникнет новый мир. Другого выхода у нас нет. Потому что в привычных координатах Россия обречена на смерть. Спасти нас может только смелый рывок в новую реальность.

РУССКИЙ ТУПИК: ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ И НЕ ТОЛЬКО

Давайте без розовых очков на мир смотреть: мы исчезаем. В демографическом плане РФ (как и Украина с Белоруссией) становятся краями стариков и немощных. В активную жизнь вступает малочисленное поколение 1990-х годов рождения. Этих людей уже вдвое меньше, чем советской молодежи (15-34 лет) в 1989-м. Но это поколение даст новый провал рождаемости. Редко кто из тех, кто родился в 90-е, произведет на свет хотя бы двоих детей: вся социально-экономическая политика нынче направлена на избавление от «лишнего населения». Рожать детей в нынешней РФ – невыгодно. В нищету впадаешь. Хилая, опримитивленная экономика сырья может дать нормальные условия существования лишь 25% граждан РФ, остальные – обречены на бедность и нищету.

Малочисленное и малокровное поколение 90-х годов рождения, по расчетам известного системного аналитика и демографа Вениамина Башлачева, обеспечит от силы 0,6 млн рождений детей в 2020 году. Это – на фоне 1,6 млн рождений в 1988 г. – причем именно среди русских. А половина семей тех, кто рожден в 90-е, распадется: об этом говорит печальная статистика разводов. При этом ввоз в РФ низкоквалифицированных, инокультурных мигрантов из Азии никаких проблем не решит. Нас ждет превращение в зону вымирания, где на одну колыбель придется четыре гроба.

Все это предопределяет превращение славянских территорий в зоны гарантированного вымирания. В 2020-е годы полным ходом пойдет физическое вырождение всех трех ветвей русского народа (великороссов, украинцев-малороссов и белорусов).

Никакое простое повышение продолжительности жизни нам уже не поможет. Страна, тратящая неимоверные деньги на здравоохранение для стариков, но не рожающая качественных деток, теряет и пассионарную энергию, и способность к совершению дерзких прорывов в развитии. Ибо рывки в грядущее – удел молодых и энергичных.

Здесь добавляется еще одна беда: качество постсоветской молодежи. Она очень необразованна, безграмотна научно-технически, впадает в новое варварство. Причем политика государства с 1992 года идет фактически на усиление неоварварства, на примитивизацию и деградацию как образования, так и гуманитарной сферы. Уже сейчас, по опросу ВЦИОМ, треть граждан РФ уверена, что Солнце вращается вокруг Земли. «К тому же большинство россиян полагают, что радиоактивность — исключительно дело рук человеческих, а четверть уверена, что лазер работает, фокусируя звуковые волны. Фантастическое невежество сограждан должно успокоить противников введения нового стандарта образования — хуже уже некуда…» (Журнал «Эксперт», 2011, №6)

Ужасает уровень постсоветских инженеров и специалистов. Это предопределяет вторую волну упадка промышленности и вал техногенных катастроф в постсоветских республиках в 2010-е и последующие годы.

То есть, мы отброшены в раннее средневековье. Кому проводить модернизацию РФ, Украины и Белоруссии? Да некому! Это – гарантированная смерть в 2030-е годы, исчезновение трех русских (славянских) республик с карты мира.

СКОЛКОВО СРЕДИ ПЕПЕЛИЩА

Все усугубляется и чисто экономическими (вернее, экономико-демографическими) бедами. Ибо чем больше стариков – тем больше приходится тратить денег на их пенсионное и прочее обеспечение. Для этого приходится наваливать на бизнес и реальный сектор все большие налоги. От этого производство в трех славянских республиках экс-СССР начинает падать. Падают и налоговые сборы. Государство снова вынуждено повышать налоги и залезать в долги, вызывая новые волны экономического упадка.

Средств на то, чтобы вкладывать деньги государства в инфраструктуру, в транспортные коммуникации, в передовые исследования и разработки, больше нет. (А частный бизнес в это не вкладывается даже на Западе.) Такие невложения предопределяют остановку стран в развитии, отчего не строится новая промышленность, зато старые инфраструктура и основные фонды разваливаются из-за износа. И уж тем паче не возникают новые, высокодоходные секторы производства, не появляется инновационных проектов и отраслей.

Возьмем яркий пример современной Украины. Доля затрат Украины на пенсионное обеспечение на сегодня самая высокая в мире. Она составляет 18% ВВП (за 2010 год). Украина также имеет самый высокий в Европе размер отчислений в Пенсионный фонд, который достигает 35% совокупной заработанной платы. Несмотря на это, в 2010 году бюджетные трансферты в Пенсионный фонд составили 7% ВВП. Это колоссальные бюджетные трансферты, которые направляются на покрытие пенсионных выплат, сокращают возможности использования бюджетных денег для ассигнований других отраслей, являющихся ключевыми для граждан Украины: от инфраструктуры до здравоохранения и образования. Если ничего не изменить, сложившаяся ситуации будет только ухудшаться. Через 10 лет в стране на одного работающего будет один пенсионер. И согласно прогнозам численность работоспособного населения после этого будет сокращаться и далее. Пенсионная система Украины в нынешнем ее состоянии является финансово нежизнеспособной.

Завтра подобная картина демографическо-экономического коллапса будет суровой реальностью для РФ и Белоруссии. Какие тут инновации? Сколково рискует превратиться в показушный поселок посреди запустения.

Что делать? Никакие привычные рецепты, вертящиеся сейчас на «рынке» политических сил, для нас уже не подходят. Это касается и того, что говорит власть, и того, о чем вещает оппозиция. Ибо все предлагаемое нынче – из прошлого.

Завоз сюда необразованных инокультурных таджиков, узбеков и киргизов, как предлагают нынешние российские власти? Это полный крах. Гарантированные конфликты на межнациональной почве, новые «косово», замороженная отсталость. Вступление в ВТО и приватизация всего и вся? Не только не помогут, но лишь ускорят наше вымирание. Свободные выборы? Сами по себе они ничего не решат.

Чего там остается? Формирование этнически чистого Русского государства, на что надеются иные? А что будет на этнически чисто-русской территории, где на четыре гроба – одна колыбель? Не поможет полное искоренение гастарбайтеров на наших территориях само по себе. Вымирание-то и отягощение экономики содержанием стариков останется по-прежнему. А вот мести улицы и снег убирать станет некому: молодежи мало. Да и не рвется она на грязную работу. И если в этнически чистой, унитарной Русской республике сохранится капитализм, частные собственники – чтобы не возиться с дорогими программами повышения рождаемости и выжить здесь и сейчас – снова начнут завозить азиатов-чернорабочих. По новому лимиту.

Разделить территорию РФ на семь «русских республик» и все децентрализовать, как нам предлагают нацдемы? Но как ни крои черную территорию вымирания и вырождения, это не поможет. Во всех «республиках» будет по четыре мертвеца на одного новорожденного. Более того, для восстановления народа потребна не де-, а суровая централизация/мобилизация всех ресурсов. И нефтегазовых, и лесных, и угольных, и металлургических, и биологических (морепродукты). В противном случае в условиях фактического раздела РФ самые густонаселенные русскими земли, лишенные сырья, но богатые разрушенной советской промышленностью, продолжат вымирать. Ибо им не на что станет жить. Так что «русская нацдем-утопия» – смерть нации в чистом виде.

Уповать на то, что введение полной свободы предпринимательства и отмена пенсий автоматически повысят рождаемость? Полный абсурд. В условиях неразвитости инфраструктуры в стране-«головастике» частный бизнес будет жаться ко все той же Москво-Петербургии, да и дальше примитивного набора (сырье, строительство, торговля импортом, пищевка) не пойдет. А нужна грандиозная стройка новой страны. Как при Сталине в первые пятилетки.

Нет рецепта выживания обреченной Русской цивилизации в прошлом и настоящем! Не у кого подсмотреть и не с кого скопировать. Придется идти в неведомое и придумывать. Органического развития у РФ, Украины и Белой Руси больше нет. Будущее можно только сконструировать. У нас нет бездонной деревни, как у Китая. Неоткуда черпать людские ресурсы. У нас уничтожен советский индустриальный проект, его наследие изношено, а богатство – разворовано. Те ниши на мировом рынке, которые русские занимали или могли бы занять по состоянию на 1985-1990-е годы, уже заняты. Причем туда нам уже не втиснуться: двадцать лет идиотизма и бездействия сие обеспечили.

Нужна программа «20-летний прыжок через демографическую пропасть» – чтобы хоть как-то стабилизировать и нарастить число русских рождений. Все это крайне дорого. Да и, увы, число женщин детородного возраста к 2016 г. у нас будет на 4 млн душ меньше, чем в советской РФ (РСФСР) в 1989-м. А ввоз сюда среднеазиатов, как мы знаем, ничего не решит.

Более того, чтобы демографический рост дал реальные результаты, наших детей нужно хорошо учить и тренировать. Им нужно обеспечивать хорошие школы и вузы, спортивные секции, библиотеки, Интернет, кружки технического творчества, санатории и курорты, клиники и стадионы. Иначе не обеспечишь качества нового поколения и конкурентоспособности страны.

Все это требует, во-первых, больших государственных вложений. (Например, в социально-молодежную сферу, в жилищное строительство и в поддержку молодых семей). А, во-вторых, обеспечения отцам русских семейств больших заработков и качественных, высококвалифицированных рабочих мест. Для чего нужно и создание большого сектора сложной промышленности (неоиндустриализация), и астрономические вложения в инфраструктуру страны, способные открыть для экономического освоения огромные регионы. Все это – затраты, которые РФ не вытянет. Нефтегазовая «труба» работает на пределе: нормальную жизнь она обеспечит не более чем четверти нынешнего населения. А вступление РФ в ВТО, даже по признаниям забубенных либералов, вызовет огромные экономические потери в виде закрытия массы производств.

ОТРЕШЕНИЕ ОТ НЕНУЖНЫХ ИЛЛЮЗИЙ

Смешны потуги некоторых национал-демократов (национал-либералов). Мол, давайте просто скопируем мононациональные страны Северной Европы – все будет нормально. Так называемое государство всеобщего соцобеспечения, социально ориентированное государство – welfare state – сегодня из-за глобализации и либерализации (а также из-за тяжелого кризиса капитализма) вступило в стадию эрозии и разрушения.

Мы не будем давать народу наркотик-обманку ложной «надежды». Мы скажем правду. Предстоит путь через очень колючие тернии.

Копировать европейцев с их полукапитализмом-полусоциализмом welfare state уже невозможно, да и поздно. Сама модель «шведского социализма» (как и немецкого «социального государства») создавалась в условиях развитого индустриального общества во второй половине ХХ столетия. И шведские, и немецкие капиталисты согласились платить огромные налоги, чтобы обеспечивать большие социальные затраты именно потому, чтобы местные трудящиеся не устроили свою социалистическую революцию, как русские в 1917-м. (Или революцию национал-социалистическую, как в Германии 1930-х).

Но благодаря чему шведский, немецкий (финский, датский, норвежский) бизнес мог выдерживать такие высокие налоги? Оттого, что все эти страны во второй половине ХХ века имели мощные, диверсифицированные экономики. Как и СССР. Та же Швеция строила корабли и автомобили, шила одежду и тачала обувь, выплавляла отличную сталь электроспособом, делала оружие и военные самолеты. Немцы производили машины и оборудование, развивали передовую металлургию и химию, массу потребительских товаров. Они делали электронику и электротехнику, автомашины, сложнейшие станки и все те же корабли. Даже Норвегия – это не только нефть и газ, но и машиностроение, и кораблестроение, и мощный торговый флот, и рыбная индустрия. Все это давало (и во многом до сих пор дает) огромные доходы, которые позволяют бизнесу платить высочайшие налоги на содержание вполне социалистических программ.

Всего этого у нынешней РФ нет. За 20 лет «реформаторы» успешно уничтожили десятки тысяч промышленных предприятий, истребив дотла десятки миллионов рабочих мест. Причем рабочих мест качественных, требовавших не тупых разнорабочих, а квалифицированного труда. «Реформаторы» косой смерти прошли по русскому агропромышленному комплексу. Экономику действительно свели к нефтегазовой Трубе.

Так что если завтра в РФ вдруг провозгласят «национальное государство» и решат ввести «шведский социализм», то экономика захлебнется.

Провозглашатели немедленного «шведского социализма» в новом русском нацгосударстве наткнутся на то, что в стране, по сути, ничего не работает, что все приходится завозить из-за границы на сырьевые доходы. Все – и одежду, и обувь, и чулки-носки, и телевизоры, и станки, и автомобили, и самолеты. И даже мясо с молочным порошком, и даже морковку из Израиля. Приходится завозить электронику (в том числе и для военной техники), субстанции для производства лекарств, уйму комплектующих. А если все приходится импортировать, это значит, что своей индустрии нет – после 20-летнего погрома советского наследства не будет и налогов для поддержания чаемого популистами «шведского социализма». На Трубе да на супермаркетах далеко не уедешь.

И тогда перед нацией встанет страшная дилемма: либо вложить деньги в социальные программы – и получить окончательный развал экономики (а затем – и социальный крах). Либо – безжалостно сокращать расходы на социальные нужды, держать народ в нищете – но вкладывать средства в новые мощности и инфраструктуру.

Без гигантских вложений в инфраструктуру и государственной поддержки частный бизнес сведется все к тому же примитивному купи-продай, к услугам и строительству, причем в и так уже развитых зонах. То есть, на оси «Петербург-Москва-Сочи». Вскрыть новые территории для освоения? Для этого нужны астрономические вложения в строительство новых коммуникаций, в возведение новых поселений на осваиваемой сибирско-заполярно-дальневосточной «целине». И городов, и футурополисов. Никакие частные инвесторы такие вложения не потянут: здесь потребны инвестиции на долгие годы с медленным возвратом средств. Частный бизнес таких ресурсов и возможностей не имеет. Опыт частного строительства железнодорожных длинных магистралей в царской России и Америке XIX века, к которому любят апеллировать национал-либералы? Но там государство вполне по-социалистически гарантировало возвратность инвестиций частным строителям за счет все той же казны. А Транссиб вообще на бюджетные деньги строился.

Все это потребует огромных затрат. На фоне продолжающейся депопуляции и нарастания доли стариков в населении. Тут будет совсем не до «шведского социализма».

Не получится жить и с нефти-газа. Во-первых, потому, что нефти и газу в РФ недостаточно для устройства норвежского или кувейтского «социализма». Дадим некоторые цифры ежегодной добычи на душу населения.

Норвегия – 40 тонн
Кувейт – 37 тонн
Саудовская Аравия – 16 тонн
Азербайджан – 6 тонн
Казахстан – 5 тонн
РФ – 3,5 тонны.

Даже если (с учетом газодобычи) удвоить долю РФ до 7 условных тонн нефти, все равно не получится «социальной халявы».

Но беспощадная реальность нынешних дней такова, что все, что страна в будущем заработает от вывоза нефти и газа на мировой рынок, придется вложить в сам топливно-энергетический комплекс. Иначе он развалится. Оборудование электроэнергетики изношено на 70%, и решать проблему за счет повышения тарифов нельзя: задушишь все производство в холодной и протяженной стране, устроишь настоящий геноцид. На поддержание газодобычи Ямала и освоение новых месторождений «голубого топлива» придется за 20 лет вложить 200 миллиардов долларов. Это не считая огромных инвестиций в нефтедобычу тяжелой Восточной Сибири, долженствующей заместить угасающие промыслы Западной Сибири. Даже если мы полностью пресечем воровство нынешних нефтяных менеджеров и вывод средств из ТЭК РФ за рубеж (на яхты и виллы), если научимся вести дело архирационально – все одно денежки от экспорта углеводородов придется инвестировать в сам ТЭК, а не разбрызгивать на социальные программы.

Реальность такова: русским сегодня просто неоткуда взять средства на техническое и промышленное перевооружение страны (а это – непременное условие национального выживания!), кроме как от экспорта сырья и химико-металлургического вывоза. То есть, экспорта и углеводородов, и леса, и биоресурсов моря, и металлургической продукции, и минеральных удобрений, и продукции Большой Химии. За счет тех же денег придется приводить в порядок трубопроводы и ЖКХ, железные дороги, поднимать машиностроение, авиапром и судостроение. На эти средства придется налаживать производство в отраслях Пятого (электроника, информационные технологии) и Шестого технологических укладов. На эти же средства нужно строить жилье, поднимать стройиндустрию, возрождать науку и образование. На социальные программы в этих условиях не останется НИ-ЧЕ-ГО! Ведь придется, по сути, повторять опыт первых пятилеток, делая страну одной стройплощадкой.

Ставка на привлечение одних лишь иностранных инвесторов тут бита изначально. Русские не могут предложить приватным капиталовложениям условия лучше, чем в Китае, Мексике, Турции, Индии, Бразилии, Малайзии или в Индонезии. У нас гораздо холоднее, у нас намного больше расстояния и куда дороже – рабочая сила. Даже если мы полностью изживем коррупцию и чиновничий произвол, все равно условия у нас будут хуже, никуда не денутся ни вечная мерзлота, ни полугодовая зима с сумасшедшими затратами на отопление («петля Паршева»). А за минувшие 20 лет постсоветского варварства мы полностью утратили преимущество в квалификации наших рабочих перед китайцами, турками или индийцами. Так что на частные инвестиции большой надежды нет. Тут придется применять планово-проектные методы индустриализации. Социализм. Но никак не шведский.

Нам скажут, что можно отнять наворованное за 20 лет у коррупционеров постсоветских времен и раздать людям – на социальные программы.

Максимум, что можно отнять – 2 триллиона долларов. А на новую индустриализацию и спасение страны от смерти потребно не менее 4,2 трлн долларов. Нужно прежде всего строить производство и давать людям работу, а не раздавать отобранное по десяткам миллионов получателей. Ибо что изменится, коли Россию станут проедать не несколько тысяч чиновников и олигархов, а миллионы граждан? Результат-то будет один и тот же: смерть и окончательное запустение. Нет лозунгу «Отнять и поделить!» Наш лозунг: «Отнять, чтобы разумно инвестировать!»

Путь спасения у нас один: вложить сырьевые доходы и отобранное у постсоветских коррупционеров в новую индустриализацию, в агропром, строительство, науку и образование. Все это – и мы не станем лгать – потребует, как минимум, двадцатилетнего напряженного труда всей нации. Ни Швеция, ни Норвегия с таким не сталкивались и подобного не переживали. Потому копировать их невозможно. Мы не можем повторить и западногерманский путь: да, немцы смогли поднять свою экономику к середине 1950-х. Но им помогло массовое вливание средств из США по «плану Маршалла». У нас нет и не будет такого источника. Да и Америка теперь не та, что в 1940-х, она сама в кризисе.

Потребительские кредиты? Только на жилье и на товары исключительно отечественного производства. Кредитовать покупку плазменных телевизоров китайского производства, отдых на египетских куротах или приобретение немецких авто национальная банковская система не будет. Хватит кормить чужие экономики! Хотите работы и достойных заработков – производите и покупайте свое. А хотите импортного – покупайте его только за свой счет. Заплатив соответствующие ввозные пошлины (в цене иностранного товара). Надо на что-то содержать русских стариков и платить русским молодым семьям пособия – на заведение троих-четверых деток. Надо за счет чего-то давать льготные кредиты малому и среднему бизнесу.

И тут никакого немедленного «шведского счастья в рамках этнически чистого русского государства не выйдет при всем желании.

Система социального государства («шведского социализма») была возможна лишь тогда, когда на одного пенсионера приходилось по 4-5 работников. Но европейцы за время падения рождаемости (на демографической инерции) успели разбогатеть и прирастить свои экономики, а русские – все спустили в унитаз в ходе «эксперимента» 1991-201? годов. Накопленные нами за 1945-1991 гг. национальные богатства оказались уничтоженными, украденными, вывезенными прочь.

Но и это еще не все! Европейцы уже расплачиваются за вторую половину ХХ века, за потребительство и забвение деторождения.

Сегодня стариков и получателей социальных пособий в Европе так много, а заработки тамошних рабочих/инженеров настолько велики, что бизнес стал выводить производство в Азию. Ибо там рабочих или инженеров той же квалификации можно нанять в несколько раз дешевле. (Хороший инженер в Малайзии обходится в 900 долларов в месяц, скажем). При этом китайцы выпускают товары ничуть не хуже. Процесс бегства производства из Европы начался с конца 1980-х годов. Но бегство производства – это сокращение плательщиков тех самых высоких налогов, благодаря коим удавалось поддерживать немецкий, шведский и прочие «социализмы».

И европейские государства всеобщего собеса стали нынче разрушаться. Доля среднего обеспеченного класса в Германии, еще в 2000 году составлявшая 62% в населении, в 2009-м упала до 54%. И процесс идет дальше – параллельно с уходом промышленности в Китай.

Чтобы сохранить социальные затраты и не разозлить электорат, правительства развитых капиталистических стран принялись раздувать дефицит бюджета, залезать в долги. Оно и понятно: иначе не сохранить пресловутого «полусоциализма», иначе придется резать пенсии и пособия, зарплаты и медицинские государственные страховки, вызывая бунты. Но долг развитых стран в 2010 г. достиг предельных значений. Приведем список самых опасных пузырей государственных долгов по состоянию на 2010 г. Памятуя при этом, что опасный предел по нормам МВФ – это госдолг в 60% от ВВП. Итак…

Япония – 225,853%
Греция – 130,243%
Италия – 118,358%
Исландия – 115,575%
Бельгия – 100,2%
Сингапур – 98,84%
Ирландия – 93,6%
США – 92,715% (63,9% в 2006-м)
Франция – 84,196%
Португалия – 83,134%

А также:

Германия (2009) – 75,342% (прогноз на 2013 – 82%)
Австрия – 70%
Швеция (2010) – 40,8%
Норвегия – 47,7%
Финляндия – 45,4%
Канада – 82,9%
Великобритания – 76,5% (не менее 80% в 2012 г. – прогноз)
Нидерланды – 64,6%

В 2010-2011 годах угроза долгового коллапса Греции (где принципы государства всеобщего собеса оказались доведенными до абсурда), а затем Испании, Португалии и Исландии поставила под угрозу существование и финансовой системы Евросоюза, и его самого. Вот-вот такие же проблемы возникнут с долгами Италии, Франции и Бельгии. О США вообще молчим. Дальше раздувать госдолги уже нельзя – нужно отказываться от пресловутого «государства всеобщего собеса».

Хотя страны Северной Европы, как видите, ведут себя экономно, они не смогут остаться изолированным островом благополучия. Безработица в Швеции уже достигает 10%. Демографическая ситуация ухудшается. А в случае нового удара мирового кризиса (связанного уже с лопанием пузыря госдолгов) их экономики столкнутся с падением сбыта своей продукции.

Германия с начала 2000-х годов, сталкиваясь с конкуренцией дешевого производства в Азии и пытаясь сдержать рост госдолга, пошла на сдерживание роста зарплат, пенсий и социальных пособий. И хотя немцам удается добиться роста экономики (их экспорт превышает 1 трлн долларов в год), за это они расплачиваются уменьшением среднего класса и ростом бедности. А также – социального напряжения.

Провалилась и попытка поддержать высокий уровень потребления за счет выдачи потребительских кредитов. Люди на Западе брали кредиты, чтобы покупать товары и дома, которые не могли приобрести просто так, на зарплаты и сбережения. В итоге спрос был выбран на многие годы вперед, потребительские долги достигли заоблачных высот – и теперь западные потребители вынуждены будут годами отдавать деньги за товары, которые купили давным-давно.

Дальше будет только хуже. На наших глазах в 2010-2020-е годы пресловутый «шведский социализм» (welfare state) погибнет. Его демонтируют в силу демографических проблем, опасного роста госдолгов и системного кризиса капитализма.

11-12 сентября 2009 г. в Политехническом музее прошла международная конференция «Возвращение политэкономии: к анализу возможных параметров мира после кризиса». По сути дела, речь шла о том, что капитализм умирает. Ему на смену идет нечто новое. Причем большие потрясения впереди неминуемы.

По мнению Джека Голдстоуна (профессора отделения публичной политики Университета Джорджа Мейсона, Вашингтон), финансово-спекулятивную экономику нужно уничтожить. Все беды – от того, что проводилась политика сверхпотребления сегодня за счет послезавтрашних (воображаемых) доходов. Это привело к чрезмерному потреблению и к поистине наркотической эйфории. Все поверили, что, скажем, недвижимость вечно будет дорожать, а финансисты всегда найдут какие-нибудь новые инструменты для расширения кредитования. И сейчас вся эта долговая экономика рушится.

Как выйти из кризиса? Д.Голдстоун считает, что придется возрождать производство полезных товаров, решать проблему «плохих» долгов, сурово заставлять должников гасить взятые ссуды и повышать норму накопления в экономике. По мнению профессора, нынешний перевод «ядовитых» долгов из банков на государство ничего не дает: ведь все равно гасить задолженность придется. Увы, она настолько огромна, что делать это придется потомкам ныне живущих. Это обрекает жителей Запада на сокращение потребления и на то, чтобы снова начать сберегать средства (последний навык был полностью утрачен в 90-е годы).

Что Голдстоун видит в будущем? Очевидно, что в экономике лидирующие позиции займет Азия. Там, где люди рожают детей и выпускают полезные товары. Америку ждет тяжелая жизнь: придется отдавать астрономические долги, причем все растянется на десятилетия. В Евросоюзе из-за низкой рождаемости белого населения экономика будет угнетена огромными расходами на пенсионное и медицинское обеспечение стариков, а численность активного населения упадет до уровня 1950-х годов. В общем, никакого конца кризиса, о котором твердят сейчас иерархи капиталистического мира, американский исследователь не видит.

И вот эту издыхающую на наших глазах, обанкротившуюся систему нас призывают скопировать в постсоветской России, убеждая «не изобретать велосипеда»? Попытка воспроизвести подобную схему в сильно деградировавшей, экономически немощной РФ (пусть даже под маркой «русского национально-демократического государства») приведет к скорому экономическому краху.

Не нужно обманываться небольшой величиной госдолга РФ (менее 10% к ВВП). Столь малая величина достигнута ценой колоссального недоинвестирования средств в важнейшие области государственной и общественной жизни за последние 20 лет. Ценой удерживания народа в застойной нищете. Однако стоит влезть в долги в сегодняшней системе – и проценты по ним при размещении облигаций РФ на мировом рынке выйдут настолько большими, что мы разоримся на их обслуживании.

Нужно, не обманывая себя, понять: нет альтернативы тяжкому труду по выводу нашей Родины из смертельной ямы!

Отговорки вроде: «Мы 20 лет жили так плохо – дайте хоть пожить» – не принимаются. Двадцать лет все делалось для деградации и уничтожения страны. Придется забыть о мечтах «про яхты, как у Абрамовича», про стиль жизни «оторваться и развлечься». Чтобы выжить, русским понадобится истово трудиться и учиться, драться и строить, тренироватся и молиться. И любить по-русски, и рожать детей, и отрывать от себя изрядные куски хлеба, чтобы обеспечить будущее детей. Чтобы жить ради завтрашнего дня.

Согласие на тяжелый труд и яростное творчество во всех смыслах должно стать русским национальным согласием. Что бы нам ни говорили национал-смердяковы. Нам придется сокращать ненужное потребление ради накопления. И прежде всего – в верхах, в элите. Она первой должна подать пример самоограничения и скромности.

Значит ли это, что жизнь в возрождаемой нами России будет тяжелой и унылой?

Нет!

Безусловно, нам придется ради общего будущего и солидарной национальной работы максимально сгладить имущественные различия. Ибо чем больше расслоение нации по доходам – тем эта нация разобщеннее. Тем более она беременна бунтами и революциями. Мы заставим богатых не потреблять и не хвастаться крикливой роскошью, а вкладывать деньги в новые национальные производства, в человеческий капитал, в ученых и изобретателей. Мы дадим всем остальным достойные зарплаты и рабочие места. И еще – возможность творить и делать карьеры, реализовать свои возможности, подниматься на социальных лифтах. А не только дуть пиво и торговать мобильными телефонами – как нынче.

Мы объединим нацию общей целью – построением Сверхновой России, страны Будущего. Здесь придется вспомнить кое-что из нашей истории первой половины ХХ века, да и не только из нашей.

Жизнь в этот период возрождения не будет похожа на реалии Северной Кореи или маоистского Китая (все – в одних и тех же комбинезонах и на скудном пайке). Скорее, наши реалии будут близки к повседневной жизни в современном Китае. То есть, полные прилавки всего, свободная торговля, богатый выбор для потребителя. И на прилавках – не только импорт (как сегодня в РФ), но и отечественные товары. Экономика наша будет экономикой здравого смысла. У нормальных людей нигде нет и тотально государственной экономики, и сплошь частной. В развитых, богатых странах экономика имеет и планово-государственный сектор, и нормативно-регулируемый (полурыночный), и частно-акционерный, и кооперативный. Экономика богатых стран многоэтажна-многоукладна. Так же будет и у нас. Вопреки бредням россиянских «реформаторов».

Во всем «цивилизованном мире» капитализм переплетается со вполне социалистическими, проектно-плановыми началами. Почему, скажем, транснациональная корпорация «BASF» в 2011 г. открывает завод по производству емких аккумуляторов именно в Элирии, штат Огайо? Да потому, что власти США дают ей субсидию на это в 24,6 миллиона долларов. Как видите, рынок в нынешнем мире допускает и такое. Равно как и индикативное планирование на национальном уровне. Напомним, что государство – органичная часть рынка. Рынок без государства, с одними лишь частными корпорациями – это хлопок одной ладонью. И здесь мы на полную мощь совместим нужные для национального выживания принципы. Памятуя при этом, что долголетние вложения в инфраструктуру – дело именно государства. А частное предпринимательство расцветает вокруг новых дорог, городов, мостов, аэропортов, технопарков и т.д.

Мы напоминаем, что дело государства – вложение средств в сбережение народа, в обширную социальную сферу, в поддержку рождаемости и молодых семей. В целую «экономику» воспитания и обучения молодежи. Это – социалистические элементы, так было и так будет в человеческом обществе. Сокращая ненужное потребление и дурацкие многомиллиардные затраты, сюда мы деньги вольем щедро и рационально.

Призывая русских к самоотверженному труду, мы дадим им истинную демократию. Ту, где прежде всего обеспечиваются права на достойные доходы, на труд, на жилище, на возможность рожать и растить детей, причем в достатке. Наша демократия обеспечит права на жилище и свободное передвижение по стране.

Наша демократия – это широкое применение собственности коллективов работников на их предприятия (экономическая демократия). И тут же – сильное самоуправление, новая система земств/Советов. С принципами непрерывного народовластия. Тогда, когда избиратели в любой момент способны отозвать своего депутата за плохую работу. А за хорошую – его выдвинут вверх.

Вместо формальной «свободы» мы дадим людям реальное участие в управлении страной и собственной судьбой.

И тогда еще Европа придет к нам учиться. На предмет того, как сделать нормальную жизнь в условиях системного общемирового кризиса.

ЗАМЫСЕЛ ПОБЕДЫ

Представим себя русскими Будущего. Мы дадим вам образ…

…Переложив ручку управления, мы закладываем вираж над Футурославлем – нашим городом будущего. Нас несет легкий и дешевый летательный аппарат воронежского производства – не самолет и не вертолет, а гироплан. Или, как его называли раньше – автожир. У него, как у легкого самолета – тянущий винт впереди, но вместо крыльев – свободновращающийся под набегающим воздушным потоком горизонтальный винт-гигант. Гироплан дешев, ибо потребляет топлива как легкая авиетка, но зато может взлетать и садиться почти вертикально – с пятачка.

Сквозь выпуклый колпак кабины виден зеленый, плотный полог леса, извилистая лента реки, играющая солнечными бликами. Мы подлетаем к Футурославлю, русскому усадебному городу будущего. К тому самому футурополису. Взору нашему представляется высокая башня – «труба» ветроэлектростанции, белый корпус атомной теплоэлектроцентали «РУТА». Золотится в лучах полуденного светила луковица изящной, как бы стремящейся вверх шатровой церкви.

Футурославль раскинулся по обоим берегам реки несколькими «лепестками». Вот здесь, в одном «лепестке» – купольные дома Гребнева, утопающие в зелени садов. Они похожи на иллюстрации к фантастическим фильмам. Но чуть поодаль – жилища более привычных форм. Вздымаются острые, красно-черепичные крыши трехэтажных коттеджей типа «Сибиряк С08». Высокие, аккуратные дома, воскрешающие в памяти картинки Швейцарии. Мелькают фигурки играющих детишек. У многих домов – взлетно-посадочные площадки. Ведь жители Футурославля летают много и охотно. Летать им быстрее и удобней, чем колесить на автомобилях.

Мимо нас в воздухе мелькает аэромобиль «Ларк» – «Жаворонок». Это чета Ивановых отправилась в Крым на выходные.

Весь город-футурополис (дом-усадьба – на каждую семью) раскрывается перед нами. Вот – поля и луга. Здесь пасется породистое коровье стадо. Чуть дальше – длинные корпуса автоматизированного свиноводческого комплекса, где работают всего шесть человек в смену. Легкий ветер морщит гладь рыбоводческих прудов. А вот поднимаются стеклянные пирамиды многопрофильного агробиотехнологического комплекса «Экватор». Они дают фрукты и овощи, отличную рыбу…

Чувствуя упругую несущую силу винта, мы улыбнемся друг другу. Ибо пилот и пассажир гироплана – молоды и сильны. Наши медицинские технологии – создания русской науки – в зародыше уничтожает практически все болезни. Серотониновая медицина позволит нам, достигнув зрелого возраста, надолго в нем остаться. Мы тренированы и мускулисты, ибо любим спорт и можем им заниматься.

Ползет точка-курсограф по экранчику навигатора системы «ГЛОНАСС». Мы летим к своему дому-куполу. И Будущеград разворачивается перед нами во всей красе.

Под коротенькими плоскостями нашего аппарата, идущего на снижение, проплывают здания технопарка. За ним, на северо-западе – производственный биотехнологический комплекс, где производится целая гамма прекрасных препаратов. Левее него – веселые, прозрачные сверху купола лаборатории «айтишников». А вон там, в аккуратном, разлинованном на квадраты заводике, фирма «РусАтлант» делает лучшие в мире станкоинструменты с алмазным покрытием. И торгует ими со всем миром. А это что? У входа в ангар возятся ребята с фирмы «Див»: выкатывают наружу опытный автомобиль с маховичным аккумулятором Нурбея Гулиа.

К Футурославлю бежит трасса струнной дороги Юницкого – высятся ее мачты. По направляющим резво несутся скоростные модули. Удобная вещь – СТЮ. Сел в нее – и за час триста километров покрываешь. Можно жить здесь – а на работу ездить в столицу. А это что? Над рекой идет распластанный, похожий на ската пассажирский экраноплан. Русский!

…Приземляемся на площадке у купольного дома. Он приветливо смотрит на нас своими окнами-глазами. Смеясь, откидываем колпак. Навстречу нам бегут дети. Выходит на порог стройная, красивая супруга – только из домашнего тренажерного зала. Урча мотором, наш гироплан вползает в небольшой ангар. Дети бегут за гостинцами и подарками, виснут на шее. А мы с тобою, наш друг, идем в прохладный даже летом дом.

Мы еще посидим в гостиной, и я покажу тебе свою гордость – оружейный шкаф, в котором блестят смазкой винтовки и карабины. Ибо каждый русский житель футурополиса – богат и свободен. И он – воин, боец народной армии…

Вот наш замысел: построить в России ни много ни мало – Государство Радости.

Счастливое общество. Край полнокровной, человеческой жизни высочайшего качества. Стать страной свободных и сильных людей, свободных от тупого потребительства, заведшего человечество в смертельный тупик. Людей, живущих по правде и совести, сообразно русским исконным ценностям. Личностей-творцов, окрыленных людей.

Мы выбрасываем на свалку бессмысленную погоню за прибылью – этот смысл капитализма. Прибыль, рентабельность, доходы – все это лишь спидометр для нашего движения к Государству Радости. Здесь, в возрожденной Великой России, мы создадим будущее и укажем к нему путь для всех остальных. Отныне не прибыль, а счастье человека, его полноценная и здоровая жизнь – главная цель. Социума, свободного от жестокости, алчности, инфернальности (если говорить языком Ивана Ефремова).

Отбрасывая прочь капиталистическое обожествление прибыли, мы сбрасываем с себя множество пут. Теперь мы применяем только то, что действительно решает наши проблемы и удовлетворяет наши чаяния, не думая о том, чей налаженный бизнес это может разрушить, чьи инвестиции – обесценить. Мы строим подлинное царство свободы.

Жизнь в такой реальности вдохнет в нас веру, силу и разум. Мы снова сможем творить и любить, превращать свою землю в цветущий сад и рожать детей. Уйдет прочь тяжелая депрессия, поразившая нас сегодня, отнимающая у нас само желание жить. Тогда нам не будет преград.

А теперь нам нужно подумать над тем, как из безнадежной вымирающей страны стать Государством Радости.

ТЕХНИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Возможно ли это технологически? Так сказать, в принципе?

Да. Нужно применить такие технологии, которые позволят нам сберечь труд (ибо у нас мало молодых и трудоспособных), обеспечив при этом коренные нужды народа и дав нам конкурентоспособные производства. Те, что позволят нам максимально отказаться от импорта и, более того, дадут нам возможность идти на мировой рынок.

Самый простой пример: возможно ли удовлетворить свои потребности в продовольствии, коли людей у нас мало, а село – обезлюдело?

Современные технологии позволяют решить проблему.

Вот, к примеру, глава компании «Мортадель» Николай Агурбаш. Производитель колбасы. Он создал свиноводческий комплекс на 12 тысяч голов, который обслуживает всего … 6 человек. К нему покупаются установки по производству биогаза из навоза. А это – уже энергонезависимость. Частичная – но все же.

От этого отдельного примера двинемся дальше. Если возможно производить мясо и птицу на автоматизированных комплексах с помощью ничтожного числа человек, то есть подобные технологии и в растениеводстве. Те, что значительно повышают урожайность. Например, технология безотвальной обработки земли Анатолия Шугурова (товарищество на вере «Пугачевское»). Отказавшись от привычного плуга, аграрий добивается урожайности в 52 центнера с гектара.

Себестоимость одного центнера зерна (по состоянию на 2006 г.) с абсолютной экологической чистотой у Шугурова — 70-90 руб. И она повышается в основном за счет поднятия зарплаты, которая приближается здесь по совокупности выплат и выдаче бесплатного зерна к 20 тыс. рублей (Себестоимость в США — 340 р. Германии — 420 р. Италии — 436 р.)

Технологический комплекс операций, наработанный в ТНВ «Пугачевское», позволяет превратить миллионы гектаров заброшенных в России земель в хлебонесущую житницу с минимальной себестоимостью зерна, насытив продовольственный рынок России дешевым, высшего качества хлебным и фуражным зерном – основой животноводства, птицеводства и прудового рыбоводства.

Есть и агротехнологии Георгия Коломейцева. С начала 1980-х годов применяет обработку посевного зерна электромагнитными полями. Он реально добивается роста урожайности на десятки процентов при многократном снижении расхода удобрений. За счет этого он и деньги зарабатывает – сотрудничая с успешными хозяйствами в РФ и за ее пределами. Хорошо работают изготавливаемые им БАПС – биологически активные подкормочные составы. И в животноводстве метод Коломейцева отлично работает: отпадает надобность в пичкании животных гормонами и антибиотиками, увеличиваются удельные привесы животных на единицу корма. Вот реальная возможность производить много экологически чистой продукции по доступным ценам.

Таким образом, на трех сравнительно простых примерах видно: с помощью прорывных технологий возможно даже малым числом людей решить важную русскую проблему. (В данном случае – продовольственную безопасность обеспечить и дать России экспортный товар). Обойтись одним-двумя человеками там, где привычные технологии требуют нынче десяток работников. Это – огромное повышение производительности труда при столь же впечатляющем ресурсосбережении и падении затрат. (Легко представить себе агрополис – комплекс из взаимоувязанных агротехнологий такого рода, скрещенных с усадебным городом и предприятиями по глубокой переработке сельхозсырья. Несколько тысяч таких агрополисов в России сделают чудо.)

Подобные прорывные (закрывающие, опережающие) технологии есть везде: в промышленности, в транспорте, в домостроении и ЖКХ, в энергетике, в медицине, в образовании, в авиации и космонавтике.

Нужно лишь умело их найти, развить – и применить широким фронтом.

Мы задействуем так называемые закрывающие технологии и подрывные инновации. Что это такое? Это технологии, которые позволяют выпускать то, что выпускается и сейчас – но с гораздо меньшими затратами энергии и ресурсов, а самое главное – человеческого труда. Такие технологии оставляют 1-2 работников там, где сегодня нужны 10-15.

Примеры? Вот то, что есть на сегодня. Мобильная телефония, Интернет, цифровая фотография, спутниковая навигация, беспилотные летательные аппараты. А дальше будут – промышленные роботы, одностадийные заводы по переработке нефти и газа, децентрализованная малая энергетика, биотехнологии, нанотех, системы с искусственным интеллектом, сверхэкономичные агротехнологии вроде шугуровской.

Все это позволит русским преодолеть дикую нехватку работников и содержания массы стариков. Новые технологии снизят потребность в работниках и дадут богатство стране. Которая сможет поддерживать трехдетные семьи и давать им жилье. А новые, подрастающие поколения, благодаря таким трудо- и ресурсосберегающим технологиям откроют для себя совершенно новые виды деятельности и профессии. Безработицы не будет: благодаря закрывающим и подрывным инновациям появятся новые сферы деятельности для миллионов людей, освобожденных от опасного, одуряющего и нетворческого труда.

Эти же технологии позволят нам высвободить огромные силы и средства, перебросив их на сооружение общенациональной инфраструктуры.

Если говорить вкратце, то для национального выживания и успешного развития (а не куцей «модернизации») русским необходимо перейти на Шестой технологический уклад. При этом достраивая Пятый.

Что это такое? Поясним.

ШЕСТОЙ УКЛАД

Справка:

Первый технологический уклад (1785–1835 гг.) основан на новых технологиях в текстильной промышленности, использовании энергии воды.

Второй уклад (1830–1890 гг.) – ускоренное развитие транспорта (строительство железных дорог, паровое судоходство), возникновение механического производства во всех отраслях на основе парового двигателя.

Третий уклад (1880–1940 гг.) базируется на использовании в промышленном производстве электрической энергии, развитии тяжелого машиностроения и электротехнической промышленности на основе использования стального проката, новых открытий в области химии. Были внедрены радиосвязь, телеграф, автомобили.

Четвертый уклад (1930–1990 гг.) основан на дальнейшем развитии энергетики с использованием нефти и нефтепродуктов, газа, средств связи, новых синтетических материалов. Это – эра массового производства автомобилей, тракторов, самолетов, различных видов вооружения, товаров народного потребления. Появились и широко распространились компьютеры и программные продукты для них, радары.

Пятый уклад (1985–2035 гг.) опирается на достижения в области микроэлектроники, информатики, биотехнологии, генной инженерии, новых видов энергии, материалов, освоения космического пространства, спутниковой связи и т. п.

VI технологический уклад

  • Биотехнологии
  • Нанотехнологии
  • Проектирование живого
  • Вложения в человека
  • Новое природопользование
  • Робототехника
  • Новая медицина
  • Высокие гуманитарные технологии
  • Проектирование будущего и управление им
  • Технологии сборки и уничтожения социальных субъектов
  • Новые (комбинированные) транспортные системы

Так вот: чтобы выжить и победить, нам придется строить экономику (а по сути – уже креаномику, «экономику творения») Шестого техноуклада. Планомерно и сознательно. Отбрасывая прочь ненужные затраты вроде олимпиад и чемпионатов мира по футболу, уносящих зазря десятки и даже сотни миллиардов долларов (триллионы рублей). Именно этот уклад и позволит сэкономить нам труд миллионов отсутствующих (из-за «реформаторского» геноцида) людей, добившись решения наших проблем с оптимальными затратами.

Такой уклад даст нам возможность воплотить мечты о полном материальном изобилии, о сокращении необходимого рабочего дня, о высвобождении времени для развития личности и воспитания детей. Мы навсегда решим проблемы питания, здоровья, хорошего жилища для каждого.

Нам нужно создавать новые «полигоны», которые затем могут стать образцами. В них потянутся люди. И фактически возникнет вторая планета Земля. Второе мировое сообщество, плавно вырастающее в новые идеальные формы. Если мы за это возьмемся – то станем планетарными лидерами и устроим у себя нормальную жизнь.

По сути дела, концепция создания в РФ сети усадебных футурополисов – сгустков инноваций с последующей экспансией этой новой культуры за пределы страны есть не что иное как социогуманитарная инициатива. Именно это – а не сколковская пародия, пребывающая в рамках все той же эгоистическо-потребительской модели, – и есть создание полигонов Будущего в России. Равно как и предложение дополнить приоритеты развития высокими гуманитарными технологиями.

Это – наша программа создания великой победоносной Руси. Страны счастливых, сильных и уверенных в себе людей.

Техническая возможность для выхода из смертельной ловушки есть. Спасение от гибели тождественно не просто самосохранению, а творению новой цивилизации. Русской цивилизации Будущего.

В этом деле нам поможет наука. Мы превратим ее в великую производительную силу!

НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ

«Да разве же такое возможно в нынешней России?» – слышим мы вздохи многих читателей.

А никто и не говорит, что сейчас это возможно. Все в теперешней РФ мешает подобному прорыву: недееспособная политическая система, архаизированный социум (общество), коррупция, раболепство нашей «элиты» перед всем иностранным и ее нежелание что-либо делать. Наконец, просто сложившиеся в мафиозном лже-рынке монополии, которые просто не пропустят в экономику молодых высокотехнологичных конкурентов. Им совершенно не нужны технологии, позволяющие, скажем, снизить цену на жилье или резко повысить урожайность на полях – при снижении затрат на химию да удобрения. Ведь эти монополии тесно сращены с продажными чиновниками и политиками.

Точно так же живительные для русских инновации пока наглухо заблокированы и в иных отраслях. Разве чиновнику нужны, скажем, вечные трубы в ЖКХ, которые могут служить веками без ремонта? Ведь в этом случае он лишается распильного промысла – возможности воровать из бюджетных затрат на ежегодную перекладку части труб и ремонт.

Понятно, что при существующих ныне в РФ порядках мы обречены на гибель. Мы не сможем вырваться из комплексной ловушки: «вымирание населения – физический износ техносферы – упадок коммуникаций – отставание от всего мира – нехватка инвестиций».

Но мы ведь пишем о новой – Великой – России.

Итак, верховная власть в ней принадлежит сильной, национально и социально ориентированной элите. Не станем зацикливаться на вопросе верховного политического устройства (монархия, республика). Это решит народ на своем Соборе.

Но кто бы ни стоял у руля высшей власти в стране – царь иль президент – в любом случае все это опирается на русскую демократию. На сильнейшее антибюрократическое и антикоррупционное народовластие. На возрождение древних традиций самоуправления, развившихся как в земства, так и в Советы. Мы построим такую общественно-политическую систему, где не будем зависеть от продажных владык или от коррумпированных чиновников. Подлинная демократия – вот важнейшее условие нашего промышленного и научно-технологического прорыва. А значит – и спасения из комплексной западни сегодняшнего дня.

Есть еще одна причина, по которой нам необходимо народовластие.

Дело в том, что нам придется на пути национального спасения ломать сопротивление прежних капиталистических «хозяев жизни». Им-то новые (трудо- и ресурсосберегающие) технологии – это смерть. А для народа они – выживание и кровный интерес.

Капитализм объективно должен пасть. Его убьют новые способы производства и общественной организации, передовые технологии. В развитии информационных сетей, в успехах нанотеха и генной инженерии, в «закрывающих технологиях» кроется смерть капитализма. Закрывающие технологии, позволяющие получать продукты и товары с гораздо меньшими затратами ресурсов, энергии и труда, убьют старую рыночную экономику.

За примерами ходить недалече: уже есть технологии строительства, не требующие сверхдорогих, энергоемких цемента и бетона, позволяющие в разы сократить себестоимость жилья. Уже есть богатые энтузиасты в США, что могут выходить на своих «самоделках» в ближний космос, тратя на это не сотни миллионов долларов, как государственные космические агентства, а несколько миллионов. В мире уже накоплен запас технологий, позволяющих человечеству получать биотопливо из отходов сельского хозяйства, прокладывать дороги с «вечным» полотном, перерабатывать городской мусор дешево и безопасно для природы – с помощью калифорнийских червей и т. д. Просто господствующий капиталистический строй такие технологии отторгает: они объективно уменьшают прибыли, свергают с трона слишком многих «сильных мира сего», мешают доить бюджеты государств и кошельки частных потребителей. Если же будут созданы новая энергетика, альтернативная нефтегазовой, и производственные системы с искусственными интеллектом (безлюдная гибкая промышленность), то капитализм получит смертельный удар.

Чтобы старая «элита» в новой России не саботировала спасительные процессы развития, нам и понадобится подлинная демократия.

Мы должны создать строй, где поставим во главу угла Человека с большой буквы. Нет, не гедонистического эгоиста, а Человека, который хранит память предков, заботится о потомках и о своем собственном существовании.

Но как не «заболтать» дело, как четко отследить – движемся ли мы в нужном направлении гуманизации общественных отношений? И на это есть свои индикаторы. Чем ближе к воплощению – тем меньше тоски, убийств и самоубийств, грабежей и разбоев, больше детей рождается, меньше семей распадается. То есть, чем ближе к идеалу – тем выше качество жизни. Высокое качество жизни есть воплощение вечных принципов, содержащихся в великих религиях. Зная показатели-индикаторы качества жизни, можно четко контролировать направление развития, правильность принимаемых решений.

Наше народовластие будет двояким. И территориальным, и производственно-экономическим.

В капитализме частная собственность священна. При социализме господствует государственная собственность (многие считают ее общественной). А в новом строе любая собственность будет священной, если она справедливо приобретена и несет в себе «хозяйственный здравый смысл». То есть, экономика создается, исходя не из идеологических установок, а из того, что хочет человек. При новом строе частная собственность будет там, где это выгодно людям. Большинству людей и сейчас ясно: торговля цветами, например, должна остаться в частных руках. Мелкая торговля – не дело государства. Оно как мощный, огромный слон, коему нечего делать в посудной лавке. Зато нефть, газ, «Уралмаш», ядерная энергетика, лес – это задачи для «слона». Здесь господствует общенародная собственность. Методы управления? Планово-рыночные.

Новый общественный строй должен иметь и соответствующую форму государства. Да, это – демократия. Но она начинается отнюдь не с голосования и выборов (мы на своем опыте знаем, что электорату могут с успехом предложить нескольких кандидатов-бандитов). Нет, демократия начинается с механизмов выдвижения кандидатов. В справедливом строе каждый человек должен иметь возможность выдвинуть вперед достойного и честного. И здесь идеальна система власти Cоветов, как дальнейшее развитие традиционного для России Земства.

Что это такое? От каждых нескольких тысяч избирателей избирается один депутат. Из них формируется местный Земский Совет. Из местных Земских Советов делегируются представители на районный уровень, оттуда – на областной, с областного – на общегосударственный. Причем отозвать делегата «сверху» может тот коллектив, что его выдвинул. Поэтому такая система внутренне антикоррупционна, в ней депутат реально отвечает за свою работу перед теми, кто его выдвинул.

Это система динамической демократии. В любой момент избранного депутата (с помощью продуманной системы ежедневного рейтингования) могут отозвать те, кто его выбирал. Низовые избиратели – депутата из районного совета, районный совет – из городского или областного. И так далее. Таким образом, здесь работают социальные лифты, причем не только вверх (народный избранник один раз забрался наверх – и его оттуда не достанешь), но и вниз. При этом отзывом и выдвижением занимаются только те, кто непосредственно выбирает депутата и, самое главное, может объективно, собственным опытом, глазами и умами оценить его работу. И то же самое – с выдвижением вверх.

В такой системе отмирает бутафорская шоу-«демократия», когда избиратель сразу голосует за политиков на общенациональном уровне, выбирая их по принципу: «А мне их имидж нравится!» Не имидж, не улыбки и не словеса здесь все определят, а реальные дела.

Такой «Земско-Советской» системой очень трудно манипулировать, ибо она выдвигает наверх самых толковых и профессиональных. К сожалению, в нашей стране эту изначально эффективную систему сначала «оседлал», а затем выхолостил партийно-государственный аппарат СССР, сведя ее роль к чисто декоративной. Однако это вовсе не означает, что система не годна сама по себе. Напротив, у Земских Советов – гигантский потенциал.

В чем сила такой советской (или земской) демократии? В том, что Земские Советы сформируют управленческие аппараты для территорий – и возьмут их под жесточайший контроль. Здесь не выживут некомпетентные чиновники, которые не проводят честных конкурсов, не экономят деньги и не ищут для всего этого инноваций, новейших технологий. А это именно то, что нужно для Русского чуда!

Опыт говорит о том, что применение системы самоуправления именно такого типа приносит великолепные плоды, снимая рогатки на пути развития новых технологий.

Самоуправление будет основой усадебных городов русского будущего – футурополисов. В том же ряду – создание интернет-ресурсов народного контроля за бюрократией, где все могут рассказывать о случаях коррупции и выкладывать подтверждающие документы. Эти сайты будут пристально изучаться спецслужбами новой России.

Но система территориальных Земских Советов – лишь часть грандиозной социальной инновации, критически важного для промышленно-научно-технологического рывка. Будет и еще одна: демократия экономическая.

Она тоже ускорит наш научно-технологический рывок!

«Народный собор» выдвинул на своем учредительном съезде программный документ – «Исторический кризис России и пути выхода из него». Это – манифест экономической демократии. (За его основу взята работа В.А.Тихонова: «Путь России, который мы выбираем»).

К НАУЧНОМУ ЧУДУ

У нас уже сегодня есть люди и технические возможности для решения многих задач, перед коими позорно пасует сегодняшняя власть. Но эти проблемы можем решить мы – сторонники Сверхновой России и подлинного народовластия.

Как мы вернем лучшие мозги из-за рубежа?

Чтобы вернуть лучших людей, вынужденных эмигрировать за рубеж из-за постсоветского развала, нам необходимо выполнить ряд важнейших условий.

Во-первых, нам нужно обеспечить «возвращенцам» не только большие доходы, чем на Западе, но и возможности научного, карьерного роста большие, чем за границей. Нам нужно дать намного большую возможность таким людям «развернуться», обеспечив им воплощение самых дерзких проектов и самые прекрасные лаборатории для творчества.

Так делают китайцы, которые успешно возвращают своих ученых, давая им не только деньги, дома и автомобили с шоферами, но и суперсовременные научные центры.

А это, кстати, немыслимо без активной промышленной политики в стране, без новой индустриализации и новых суперпроектов развития. Ибо в этом – залог бурного спроса на плоды творчества ученых и конструкторов, на инновации. И залог возрождения системы образования. Ибо промышленность, наука и образование есть звенья одной системы. Выбиваешь одно – и гибнут другие.

Во-вторых, мы должны изменить всю моральную атмосферу в стране. Героями нашими вновь должны стать творцы, защитники и исследователи, а не торгаши.

В-третьих, новая Россия должна стать центром притяжения для гениев всего мира. Здесь мы должны дать работу всем гениям с самыми «безумными» проектами (естественно, проверенными на недорогих экспериментах). Гениям – защита нашего государства и помощь, государству – доля в их проектах. Тогда Россия превратится в мировой эпицентр инноваций.

Как мы будем реформировать науку?

Реформировать науку мы станем по принципу «Не навреди!»

Не нужно разгонять Академию наук. Она прекрасно хранит багаж накопленных знаний, хотя и плохо порождает новые. Мы просто создадим ей конкуренцию, обратившись к альтернативной науке и поощряя ее успешные ростки. Критерий конкуренции – решение конкретных задач, каковые будут ставиться и государством (через Агентство передовых разработок), и бизнесом.

Сама Академия по нашему настоянию сформирует сильные инновационные и прикладные структуры. Мы возродим прикладную науку, создав центры ее взаимодействия с реальным сектором. Предложения на сей счет от практиков, а не от чиновников, у нас есть. Мы ликвидируем разрыв между наукой и образованием, создав исследовательские университеты на основе академических институтов. Так, чтобы преподавание и обучение совмещались с конкретными фундаментальными и прикладными разработками. Дело – Дело с большой буквы! – объединит все.

КАК МЫ РАЗВЕРНЕМ НИС – НАЦИОНАЛЬНУЮ ИННОВАЦИОННУЮ СИСТЕМУ?

Как работают (вернее – бездействуют) нынешние «инновационные госкомпании»? Возьмем для примера недавний скандал с РВК – государственной Российской венчурной компанией при Минэкономразвития РФ. Вы думаете, что она ведет отбор перспективных разработок или заказывает их? Нет, получив от государства 32 миллиарда рублей, РВК по имеющемуся законодательству создала еще семь венчурных фондов в форме ПИФ (паевых инвестиционных фондов). Все венчурные «пифы» на 51% финансируются управляющими компаниями, и РВК не принимает никакого участия в «рулении» этими семью фондами. В итоге государство как бы и не контролирует отпущенные на инновации деньги: куда и зачем они идут. Считается, что частные управляющие компании сами найдут нужные и востребованные рынком инновации. Дескать, они же 51% средств сами в них вкладывают, значит, «липы» не будет. (На что мы можем только грустно улыбнуться.)

Реальность такова, что за два года РВК не смогла ничего толком профинансировать. А чего финасировать, если внутри страны реальная экономика опустилась на уровень примитивных первого и второго переделов, спроса она на прорывные технологии не создает, покупая все сложное и современное за рубежом. На боку лежат самые наукоемкие отрасли – машиностроение, авиапром, электронная промышленность, космическая отрасль и т.д. То есть и тут платежеспособный спрос ничтожен. Ну, а на Запад инновации из РФ продавать трудно: там конкурентов не любят, там свои акулы инноваций плавают. Куда как богаче и сильнее какой-то РВК.

Схожим образом работает «Роснанотех». Сей корпорации подай-принеси готовую технологию, вкладываться же в их создание, в НИОКР – ей вроде как и невыгодно.

Вот почему инновационное развитие РФ сейчас – одни слезы. Деньги вроде бы государство отпустило – а толку практически никакого.

Нам нужна полноценная НИС – Национальная инновационная система, учитывающая русские особенности! НИС – это система воплощения новых научно-конструкторских идей в реальную жизнь, в реальные бизнес-проекты.

Считается, что и в США, и в РФ применяется одна и та же (в принципе, а не в частностях) экономическая практика – неолиберализма-монетаризма. Но это не так. В наши умы внедрен особый вариант неолиберализма, с несколькими заложенными в него логическими вирусами-мемами. Они превращают наш вариант рыночной экономики в совершенно застойную, не способную к развитию модель, консервируя сырьевой характер экономики РФ.

Один из самых опасных мемов-убийц таков: «Государство должно вкладывать деньги только в уже проверенные, старые технологии и не рисковать деньгами налогоплательщиков. А инвестировать в поиск чего-то принципиально нового должны только частные предприниматели и корпорации. Пусть рискуют своими деньгами». Этот внедренный в умы штамп повторяют наши чиновники, либеральные экономисты, многие бизнесмены и даже некоторые инноваторы в области хай-тек.

Но нет ничего лживее и опаснее этого положения. Вся практика человечества говорит о том, что если бы государство не выступало венчурным инвестором и организатором крупных прорывных проектов, мы бы до сих пор летали на поршневых бипланах, а об атомной энергии, Интернете, сотовой связи, компьютерах и космических кораблях читали бы только в фантастических романах. Мы знаем, что частный бизнес инвестирует лишь в то, что проверено и в то, что может принести рассчитываемую прибыль. И он никогда не вложит деньги в проекты, подобные тем, что изменили наш мир и сформировали его нынешний облик.

Мы живем в реальности, созданной двумя проектами: атомным и ракетно-космическим. Создавая Бомбу, Реактор, Ракету и Корабль в рамках грандиозных государственных предприятий, их участники попутно создали массу новых (на тот момент) технологий и «побочных направлений». Это и полупроводниковая (а затем и микросхемная) электроника, и компьютеры, и программирование, и робототехника, и станки с программно-числовым управлением, и высокотехнологичная металлургия, и тонкая химия, и полимеры, и… – список можно растянуть на множество страниц. Рожденные в рамках грандиозных государственных проектов технологии затем подхватывались частным бизнесом, который на их основе создавал революционно новые товары и услуги. Пример? Обычно говорят, что фирма «Sony» (а не государство) первой в мире додумалась делать не громоздкие радиоприемники-тумбы, а плоские переносные аппараты на транзисторах. Но ведь транзисторы-то создавались в рамках государственных проектов!

Так вот: ни за что на свете никакой частный бизнес не вложил бы 2 миллиарда долларов в атомный проект в 1941 году, как это сделало американское государство в лице президента Ф.Рузвельта. (Те 2 миллиарда – все равно, что нынешние 50-60 млрд.) При этом инвестиции были архирискованными: никто не мог сказать – верны ли теории тогдашних физиков-атомщиков, будет ли работать их гипотетическая Супербомба. Они не могли этого доказать в 1941-м, тьма экспертов говорила об атомном оружии как о безумной фантастике. Никто из ученых-инициаторов атомного проекта не мог представить внятного бизнес-плана: через сколько лет и как окупятся первоначальные, сумасшедшие вложения.

Но государство рискнуло, выступило организатором Атомного проекта – и выиграло. Оно подняло индустриально-технологическую мощь США на целый уровень вверх. Американский частный бизнес получил фонтан прорывных инноваций. А после был государственный космический проект, в который также никогда и ни за что не инвестировал бы частный бизнес. На выходе страна получила тысячи технологий, применяемых во всех сферах жизни. Они – благодаря общему эффекту – окупали все затраты даже в том случае, если бы ни одна ракета не вышла в космос.

В рамках государственных проектов и по государственным заказам были созданы турбореактивный двигатель и радар, сотовая телефония и родоначальник Интернета – АРПАнет (1969 г.). Ведь это – устойчивые системы связи на случай ядерной войны, кстати. Благодаря государственным военным программам появились печатная микросхема и система спутниковой навигации. Да, собственно говоря, и спутниковая связь тоже. Системы спутниковой разведки затем превратились в коммерческие системы дистанционного зондирования Земли. И так далее.

Словом, тот мир, в котором мы живем, был рожден вполне социалистическими, государственными программами. Не частный бизнес, а именно государство придумало эти инновации – и профинасировало их на самом трудном этапе. Могли ли Джобс и Возняк создать первый персональный компьютер, если бы до этого благодаря государству не появился компьютер как таковой, машина-мейнфрейм? И Билл Гейтс не смог бы писать программы к компьютерам, не появись до этого первый в мире компьютер на лампах – в США 1944 г. Кстати, поднимался будущий «Майкрософт» в самом начале опять-таки на военных госзаказах.

Таким образом, формула «Государство инвестирует деньги лишь в старое и проверенное, а поиск принципиальных инноваций ведет только частный бизнес» – наглая ложь, придуманная специально для того, чтобы остановить развитие и России, и других возможных соперников Запада. Ибо сам Запад действует совершенно иначе.

В Америке вот уже полвека работает DARPA – таинственный, почти эзотерический Департамент передовых исследований Министерства обороны. По сути – важнейший институт всей американской экономики, орган ее опережающего технологического развития. Это Агентство, существующее под юрисдикцией Министерства обороны США, отвечает за появление и развитие самых современных и эффективных технологий, которые находят применение и даже приводят к революционным изменениям не только в военных, но и в гражданских отраслях промышленности, торговли, науки, общественной жизни. К важнейшим результатам деятельности DARPA можно отнести ракету «Сатурн V», первый спутник фоторазведки Corona, технологию Stealth, множество беспилотных летательных аппаратов, сети ARPANET, предшественника Интернета.

По мнению американских экспертов, DARPA – одна из немногих государственных структур США, продолжающая оставаться полезной с момента ее создания и по настоящее время. При этом они призывают нового президента официально распространить ответственность агентства за развитие инноваций с военных также и на гражданские направления, равно как и возложить на него ответственность за обеспечение страны высококвалифицированными кадрами, что поможет перестроить экономику США, координируя национальные усилия на развитии самых перспективных направлений, включая информационные, биологические и нанотехнологии.

По сути дела, ДАРПА сформировала компьютерно-информационный облик нынешних Соединенных Штатов.

ДАРПА доводит прорывные технологии до завершения – и потом вбрасывает их не только в военное производство, но и во всю экономику США. Сегодня мы не знаем, запас каких техночудес накопила эта сверхзакрытая структура, и что она вбросит в нашу реальность завтра.

Сейчас , при президенте Обаме, для осуществления проекта «энергетики без нефти» создается энергетический ДАРПА – DARPA-E. То есть, задействуется вполне «социалистический» механизм, проверенный полувековой практикой. И это – вызов для Российской Федерации. Ибо рассказывать о последствиях для углеводородной экономики РФ перехода Запада на неогневую, неуглеводородную энегетику, мне кажется, не требуется.

***

План видится таким:

1) Для начала нужно сформировать ВИСНХ – Высший инновационный совет народного хозяйства, своего рода «инновационный парламент», вбирающий в себя самых интеллектуальных, технически образованных, патриотично настроенных и общественно активных граждан. ВИСНХ может быть первоначально учрежден по образцу Общественной палаты при Президенте РФ. Новая структура должна включать в себя компетентный секретариат и квалифицированную службу массовой пропаганды, иметь развитый и постоянно обновляемый интернет-ресурс и пользоваться приоритетным доступом к государственным СМИ. Этот Совет должен начать широкую общественную кампанию по созданию образа будущего России, поиска ее места в новой формирующейся мировой системе, по определению центральных приоритетов развития. Через государственные и частные СМИ, насыщая национальный эфир проектами будущих городов, трансконтинентальных трасс, перспективных космических кораблей, самолетов, экранопланов. развертывая дискуссии о способах построения России как страны прорывного научно-технического прогресса, переключив внимание активных масс населения на созидательные инициативы, Совет решит важнейшую внутриполитическую задачу – начнет формирование массовой общественной поддержки власти в первую очередь со стороны наиболее активных и интеллектуально развитых граждан.

Совет должен заняться определением приоритетных прикладных задач, таких как:

– технологии строительства, обеспечивающие сверхбыстрое возведение жилых и нежилых построек с себестоимостью не больше 250 долларов за квадратный метр, позволяющие в рекордные сроки решить жилищную проблему и внедрить эффективный механизм доступного ипотечного кредитования;

– децентрализованные системы ЖКХ (коммунального жизнеобеспечения);

– дешевая децентрализованная энергетика;

– технологии энергосбережения и снижения удельного расхода топлива в моторах, на тепловых электростанциях и в отопительных системах;

– дешевые технологии обеспечения всех потребителей цифровой телефонией и беспроводной связью;

– новые виды скоростного грузового и пассажирского транспорта.

ВИСНХ должен предложить государству законодательные и административные меры, налоговые льготы и другие стимулы для реального обеспечения инновационного рывка. При этом ВИСНХ сам способен стать структурой для поиска и отбора нужных инноваций и технологий. Именно ВИСНХ позволит приступить к созданию отечественного аналога ДАРПА – структуры для поиска и финансирования принципиально новых, революционных разработок.

Создание ВИСНХ также будет способствовать пропаганде инновационной политики

ВИСНХ также сможет внести решающий интеллектуальный вклад в создание Национальной инновационной системы (НИС).

2) Наиболее эффективным способом замыкания инновационного цикла был и остается проектный способ, при котором государство по собственной инициативе ставит перед наукой точно сформулированные задачи, обеспечивая финансирование разработок – в первую очередь системообразующих проектов, вовлекающих несколько научных направлений и стимулирующих становление новых отраслей промышленности (по аналогии с реализацией ядерного и ракетно-космического проекта в СССР).

В нынешних условиях такими системообразующими проектами в РФ могли бы стать, например, не только нанотехнологическая программа, не только предусмотренные планы развития авиапрома, ядерной промышленности и судостроения, но и проекты «Альтернативная энергетика», «Город будущего», «Новое жилищно-коммунальное хозяйство», «Чистая вода». В рамках каждого из проектов целесообразно инвентаризировать все наличные отечественные разработки по обозначенным темам, после чего выделить головные организации, объединить усилия исследователей из разных институтов, фирм и университетов, рассчитать потенциальный экономический эффект.

В совокупности системообразующие проекты целесообразно объединить под эгидой НИС – Национальной инновационной системы. На сегодня в РФ целостной НИС не существует. Управление инновационным развитием фрагментировано между Минэкономразвития, Минсвязи, Минобразования и науки.

Создание НИС должно стать плодом «коллективного разума». Целесообразно открыть общественную дискуссию по поводу нового национального проекта по образу партийных дебатов, проводившихся в СССР в 1920-1930-х годах. Однако некоторые обязательные элементы структуры НИС очевидны:

– Прежде всего, российская НИС должна содержать эффективный организационный механизм, притом не только в плане постановки задач и управления процессом. НИС будет максимально эффективна в партнерстве с «фабриками мысли», создающими прогнозы развития техники и технологий, а также отслеживающими долгосрочные тенденции.

– В НИС необходимы структуры по отбору и экспертизе предложений ученых.

– В рамках НИС должен быть создан электронный банк данных о ведущихся в стране исследованиях и разработках для налаживания связей между группами исследователей.

– Необходимо и законодательное сопровождение деятельности НИС, в частности, чтобы избежать угрозы нестабильности в осуществлении долгосрочных стратегических проектов, следует предусмотреть получения наиболее значимыми проектами статуса законов; кроме того необходимы законы, стимулирующие инновации.

– Нужно отменить практику присвоения государством интеллектуальной собственности при разработках на госфинансировании.

3) Нам нужно полноценное Агентство передовых разработок при руководителе государства, которое будет указывать не только приоритетные направления поисков перед инновационным сообществом, но и ставить конкретные задачи, за решение которых государство готово платить. АПР должно собирать такие задачи и проблемы, работая с промышленниками и местными властями. АПР должно обладать своими лабораториями и опытной базой для проверки инноваций.

МЕЖВУЗОВСКИЕ ИННОВАЦИОННЫЕ ЦЕНТРЫ

Помимо АПР и ВИСНХ мы создадим систему новых инновационных центров.

Невозможно даже мечтать об инновационном прорыве, не задействовав мощности и финансовые возможности сырьевых корпораций. Однако предстоит преодолеть сопротивление инновациям со стороны корпоративного менеджмента. В России, помимо применяемых за рубежом рыночно-поощрительных мер инновационного развития, применимы и учитывающие специфику РФ рыночно-принудительные меры. Например, можно обязать крупные корпорации под страхом резкого увеличения налоговой ставки регулярно вкладывать средства в инновационные разработки. Возможно также воссоздание Фонда промышленного развития, куда все предприятия обязаны отчислять небольшие средства, и где любое из них может разместить заказ на разработку конкретной технической инновации для собственного производства. Роль такого фонда могла бы взять на себя НИС или система межвузовских исследовательских центров (МИЦ), идея создания которых была выдвинута Игорем Бощенко.

Предлагается создать межвузовские исследовательские центры (МИЦ) с двойным финансированием. Половину бюджета МИЦ обеспечивает государство, половину – промышленные предприятия. Многим компаниям нерентабельно содержать свои центры научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, поскольку разработка сложного изделия требует множества технологий и большого числа специалистов. Когда изделие запущено в серию, держать такой коллектив за счет предприятия становится невыгодно: ему потребуются инженеры-доводчики изделия, а не теоретики. Однако несколько предприятий могут содержать общий исследовательский центр. Половину его финансирования может обеспечивать государство – при условии, что не менее 50% всех разработок имеют фундаментальный характер. Вложения корпораций в науку в системе МИЦев станут очень выгодными, поскольку за работой будут наблюдать не абстрактные чиновники, а непосредственные потребители научного продукта, которым, в отличие от чиновника, нужен конкретный результат: новый полимер, новый двигатель, новая микросхема.

Следует ввести дополнительное стимулирование исследований по «двойным» технологиям, имеющим государственное значение – таким, например, как оборонные и космические исследования. В этом случае руководители и коллективы предприятий получат пример эффективного проведения фундаментальных исследований за счет государства, притом с получением прикладных результатов, применимых в их бизнесе.

Создание сети МИЦев приведет к появлению множества новых научных отраслей и интересных проектов. Появится возможность щедро оплачивать труд ученых и талантливой молодежи. Бизнесмены станут платить не за регалии и не за пустые слова, а за реальный результат конкретному ученому в дополнение к достойной оплате его труда государством. Это позволит вернуть в Россию интеллектуальные силы, эмигрировавшие не только по материальным мотивам, но и в силу своей невостребованности.

В МИЦах результаты работы на паритетных началах должны принадлежать государству и предпринимателю, профинансировавшему работу. Но при этом каждая из сторон устанавливает небольшие роялти, выплачиваемые ученым-разработчикам (2-3% – но на срок в 10-25 лет и под жесткие гарантии).

Перспективным инновационным механизмом могло бы стать создание жизнеспособных научно-технических и производственных консорциумов для исполнения поставленных государством конкретных прикладных технических задач.

Например, консорциум мог бы быть образован для комплексной реализации проекта создания конкретного вида новой техники. Он формировался бы на базе головного профильного предприятия. Такой консорциум мог бы объединять усилия государственных предприятий, предприятий смешанной формой собственности, частных научно-инженерных фирм, он позволял бы привлекать комбинированное (государственное и частное) финансирование. В рамках консорциума осуществляется специализация участников на разработке отдельных компонентов новой техники. Входящие в консорциум компании получают доступ к стендовой и испытательной базе головного предприятия, снижая издержки и ускоряя процесс разработок. В свою очередь, предприятие загружает и использует по назначению свои мощности.

Для эффективной работы консорциума необходимо тщательно разработать рамочные «правила игры»: создать специальный (и неизменный) налоговый режим, отрегулировать отношения в области прав интеллектуальной собственности и др.

Заинтересованность участников консорциума в конечном результате может обеспечить полный цикл: «разработка системы – ее производство – продвижение на рынок – послепродажное обслуживание», предусматривающий коммерческую выгоду и получение прибыли.

Для начала в качестве эксперимента для обкатки новой схемы в юридическом, организационном и финансовом аспектах следовало бы предусмотреть запуск хотя бы одного подобного пилотного проекта, например, в области какой-либо конкретной технологии двойного назначения. В случае успеха и с учетом полученного опыта в дальнейшем можно было бы распространить такую организационную форму инновационной деятельности на иные сферы и отрасли.

Сочетая иерархически-командные способы ускорения инновационного перехода (ВИСНХ, систему государственных запросов, НИС и принудительные законы) с рыночно-сетевыми (межвузовские исследовательские центры, научно-технические и производственные консорциумы), мы получим возможность динамичного и мощного движения в желательном направлении. Система этих мер может стать эффективным инструментом преодоления негативной тенденции интеллектуальной эмиграции, а в перспективе сделает Россию страной притяжения научных и инженерных кадров из-за рубежа.

РОЛЬ БУДУЩЕГРАДОВ-ФУТУРОПОЛИСОВ: ЛОКУСЫ РУССКОГО ЗАВТРА

Восставая из пепла, Сверхновая, соборная и уже некапиталистическая Россия должна найти то «золотое звено», что позволит вытянуть ее из трясины деградации. Нужны такие программы развития, которые в одной связке будут давать решения сразу многих проблем. И экономические (создание рынка, жадного до инноваций), и социальные (самоуправление и демократия), и демографические (высокая рождаемость и работа для родителей), и миграционные (возвращение русских в Россию, пресечение ненужной миграции иноязычных/инокультурных), и геополитические (удержание под контролем огромных территорий). Такой мегапроект должен решать и проблемы безопасности (самообеспечение продовольствием), и создавать по сути цивилизацию Будущего. Совершенно новый стиль жизни: творческой, здоровой, богатой и свободной.

Таким мегапроектом должно, по нашему разумению, стать строительство на Руси сети городов будущего. Футурополисов. Футурославлей.

Это – новая урбанизация с созданием городов усадебного типа, новой Гардарики.

Суть замысла: на больших массивах пустых земель (федеральной собственности) вокруг больших городов строятся поселения нового типа. Там, где можно жить близко к природе, растить детей, общаться друг с другом.

РФ имеет огромное преимущество перед Западом в случае реализации новой модели. У нас больше территорий с природными ландшафтами. И у нас много людей без своего жилья, причем старый жилфонд ветшает, а системы ЖКХ – разваливаются из-за физического износа.

Итак, уже сейчас в инфраструктуру ЖКХ и в жилищный фонд вкладываются огромные средства как из бюджетов всех уровней, так и из карманов домохозяйств. Но все уходит, как в бездонную бочку. А зачем? Не лучше ли на государственном уровне осуществить модель экологической цивилизации?

С другой стороны, такая программа создания новой цивилизации позволит резко поднять технологический уровень строительства в РФ. Ибо стройкомплекс ее сильно устарел. Удельное потребление цемента в стране в 2,5 раза, а металла – втрое больше, чем при строительстве в развитых странах. На каждого жителя РФ в год строится мизер: 0,4 квадратных метра в год. В Китае же при его гигантском населении – 1,4 квадратных метра.

Параллельно же со строительством экогородов-футурополисов нужно строить через территории страны трансконтинентальные транспортные коридоры с интермодальными транспортно-логистическими центрами.

Опыт показывает, что на одного работающего в транспортно-логистической системе приходится 9 рабочих мест, возникающих в сопряженных отраслях народного хозяйства. Не зря в Германии транспортно-логистические программы финансируются, как выразился издатель журнала «Территория будущего» А.Погорельский, на принципах «капиталистического социализма». 50% средств вкладывает федеральное правительство, 35-40% – бюджеты регионов (земель) и только 10-15% – частный бизнес.

Жители таких новых экогородов-полисов должны где-то работать. Что-то производить: ибо без реального сектора страна не сможет развиваться. Одни офисы и банки в полисах не поставишь. Если люди будут вынуждены ездить на работу в старые многоэтажные города на старые заводы-комбинаты-фабрики, то это – те же пробки на дорогах, сутолока и нервотрепка. То есть, люди должны работать рядом с домом.

А это значит, что близ полисов нужно размещать экологически чистые промышленные, научные и аграрно-биотехнологические предприятия. На основе прорывных (закрывающих, чудесных, передовых) технологий следующего за капитализмом строя. А эти технологии, позволяющие практически все делать на месте, из «подножного» материала, убивают капитализм. Они уничтожают целые виды бизнеса и сокращают объемы дальней торговли, снижают необходимость в «длинных» перевозках сырья и материалов. Да и энергетика всему этому тоже требуется прорывная: свободная, децентрализованная, почти независимая от нефти и газа. И такое же ЖКХ, где не нужны ни канализация (все отходы полностью перерабатываются), ни огромные водопроводы (рециклирование непитьевой воды, сбор дождевой воды, очистка ее в каждом доме).

Следующий шаг – гибкие заводы-роботы, способные воспроизводиться и работать почти без людей. Еще шаг – и это нанофабрики по Дрекслеру. Все – делать на месте из воды, песка и органики.

Создание сети экополисов вокруг аграрных предприятий, новых производств, технохабов и университетов потребует создания невиданных прежде видов скоростного транспорта: струнных трасс Юницкого, аэрокаров и гибридных летальных аппаратов.

Сами футурогорода-полисы с сильным самоуправлением (где нет бюрократического сопротивления и «пиления) превратятся в жадных потребителей инноваций. Им понадобится передовая медицина, которая лечит быстро и эффективно (фактически – здраворазвитие), в корне отличающаяся от капиталистической медицины, где главное – вытянуть из пациента как можно больше денег и навсегда «подсадить» его на лекарства.

Все это уничтожает капиталистические отношения так же, как некогда механические станки, книгопечатание и порох угробили Средневековье. Исчезает необходимость распределять то, чего на всех не хватает – а это основа рынка, равно как и основа капитализма. Все это требует передачи власти от денежных тузов – ученым и изобретателям. Все это ведет к тому, что университеты и лаборатории занимают место банков. А деньги уступают вершину власти Знанию и Творчеству.

Важный момент: создание прорывных инноваций Нейромира потребует отказа от дебилизирующих, разрушительных для нашего образования ЕГЭ и «болонизации». А значит, полисы станут создавать сверхэффективные школы и вузы, которые примутся выпускать специалистов в области науки, техники, точных/естественных наук. Опыт показывает, что люди с таким образованием в значительной своей части – враги капитализма. А кроме того, сама инновационная экономика должна иметь сильную социалистическую часть (что наблюдается и в США, и в Западной Европе).

Так что, коли программа создания Прекрасного далёка будет запущена, то Россия, вышедшая с ее помощью из кризиса, станет первой в мире страной победившего Нейромира.

Попробуем обрисовать возможную Суперпрограмму строительства футурополисов-усадебных экогородов более подробно.

ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНАЯ ГАРДАРИКА: 1000 НОВЫХ ГОРОДОВ

Итак, ключевой момент сегодня состоит в переходе страны к новому типу расселения – в собственных усадьбах и малоэтажных домах. Необходимы альтернативная урбанизация – малоэтажная. Экологическая. Усадебная. Урбанизация как главная программа страны – и соответствующее новое градостроение как отрасль, что образует новую страну на месте РФ.

Если предлагаемая нами программа начнет воплощаться, то уже через десять лет мы и весь мир не узнают России. Пространство страны выступит ее уникальным благодатным ресурсом, и от тысячи новых малоэтажных экологических городов лик ее преобразится. Легендарная Гардарика – страна тысячи новых городов – возвратится в нынешнюю Россию после тысячелетнего отсутствия. Но уже на новых цивилизационных основаниях.

Новая городская революция становится реваншем России за историческую катастрофу конца ХХ столетия. Мы строим тысячу новых, «тканево-усадебных» городов, вытягивая их вдоль крупных транспортных артерий. Супертрасс, что становятся одновременно и «коридорами развития». Поселения Неогардарики поднимаются в ключевых районах, важных для сохранения и развития страны. Создаются очаги переосвоения России. Они становятся системами расселения – Среднерусская, Южно-Сибирская и Тихоокеанская. Их наметили еще в последние годы СССР. Каждая система становится очагом невиданного роста – демографического и экономического. Здесь ломается инновационное сопротивление старой системы. Возникают новые виды общественной организации, враждебные мертвящему засилью бюрократии.

Давайте посмотрим, что даст нам градостроительная революция.

Возьмем первейшую задачу: сбережение нашего народа, борьбу с его вымиранием, повышение живучести русских и рождаемости. Отчего нас косит смерть и почему мы рожаем мало детей? Оттого, что Росфедерация похожа на пустыню, среди которой разбросаны города старого «многоэтажного» образца. Занимают они всего полтора процента площади федерации, а живет в них свыше восьмидесяти процентов населения. В этой урбанистической скученности и тесноте квартир народ, как мы уже знаем, перестает даже воспроизводить себя. Один, максимум два ребенка на семью – не больше. А нужно – как минимум три.

В тысяче новых городов укрепляется семья. Мужчина возвращает свою роль, снова становясь уверенным в себе. Растет рождаемость. Падает смертность – ибо исчезают «поражающие факторы» мегаполисов, растет качество жизни. Но одновременно заселяются и становятся оплотами новой государственности важнейшие районы. Снова оживает запустевший Среднерусский – наши коренные земли. Расцвет Тихоокеанской системы расселения сохраняет Дальний Восток в наших руках – и порождает здесь мощные центры развития. Южносибирская система скрепляет страну, становится краем процветающих сырьевых и научно-технологических очагов развития.

«Народный собор» выступает за программу строительства таких будущеградов. И нам есть кого привлечь к разработке соответствующей Национальной программы!

ПОЛИСЫ НЕВИДАННОЙ СИЛЫ

В стране уже есть несколько коллективов, разрабатывающих свои концепции футурополисов. Среди них – и те, кто попутно решает проблему полного самообеспечения русских продовольствием. Таковые коллективы группируются, например, вокруг Раифа Василова и Виталия Гребнева. Их проекты «Народный собор» также поддерживает.

Что имеется в виду.

В мае 2008 г. президенту РФ Дмитрию Медведеву отправилось необычное письмо. Общество биотехнологов во главе с Раифом Василовым предложило главе государства начать процесс создания по сути дела сети новой цивилизации – биоэкополисов. Естественно, оно осталось без ответа. Но сегодня такой шаг может не только поднять отечественную биопромышленность, но и помочь в «пересборке» страны на самой что ни на есть футуристической, инновационной основе. Это мы и намерены сделать.

Президент Общества биотехнологов России, профессор Раиф Василов в 2008 г. предложил запустить проект «Биоэкополис». Суть его – в создании сети биоэкополисов, использующих для обеспечения своей жизнедеятельности самые современные достижения в области биологической энергетики (биогаз), агро-, аква-, эко- и лесные биотехнологии. Только за счет применения биотехнологий для переработки мусора, отходов сельхозпроизводства и лесной промышленности можно зарабатывать огромные деньги. А уж о переработке сельхозпродукции и говорить не приходится. Василов предложил: средняя численность биоэкополиса должна составлять 100-150 человек, живущих в современных домах усадебного типа. Каждый полис получает 100-1000 квадратных километров для хозяйственной деятельности, и от 1000 до 10 000 квадратных км – для деятельности природоохранной. Получается сеть развития биоэкономики – экономики знаний. При этом затраты на начальный этап программы невелики: около 150 млрд рублей на десять лет. Остальное привлекается за счет частно-государственного партнерства. Бизнес сам начнет тиражировать удачную модель.

Прислушаются ли власти к такому предложению? Очень бы этого хотелось. Ибо в мире уже идет биотехнологическая революция, и РФ в ней покамест – почти безнадежный аутсайдер.

Положение с биотехнологиями в РФ действительно бедственное. Еще в 1970-1980-х гг. отечественная биология занимала достойное место в мире. Мы наравне с Западом продвигали молекулярную биологию (генную инженерию, клеточные технологии), открывая возможность создания полезных продуктов с заданными свойствами – генно-инженерный инсулин, интерфероны, гормоны роста, вакцины.

Из-за расчленения СССР и уничтожения его научно-промышленного потенциала произошел дикий регресс. Мы уже не участвовали в создании трансгенных растений и в создании агробиотехнологий новой волны. Сегодня развиваются уже постгеномные технологии: методы, основанные на точном знании генетической структуры живых организмов. Новый биотех – это регулирование и использование обменных биохимических процессов. Если мы пропустим и этот этап, то окажемся полными аутсайдерами. В Евросоюзе уже поставлена цель: создать БЭОЗ – биологическую экономику, основанную на знаниях.

Поэтому Общество биотехнологов предлагает нетривиальный путь решения проблемы. Создание биоэкополисов – это «золотое звено», потянув за которое, ты решаешь сразу множество задач.

Сеть биоэкополисов становится мощным рынком потребления биотехнологий – и одновременно прибыльными предприятиями. Тем самым мы спасаем собственную науку и даем ей второе дыхание. С другой стороны, мы используем при создании новых поселений самые прорывные технологии строительства и жизнеобеспечения – а это уже громадный вклад в проект «Доступное жилье». Решаем важнейшую социальную задачу формирования гражданского общества: ведь полисы – это самоуправляющиеся общины. Они же становятся очагами формирования нового среднего класса, поднимающегося на «экономике знаний», на переработке сырья, на новом аграрном хозяйстве. Это – еще и отличный инструмент решения проблемы расселения тех, кто стремится приехать в Россию, а также модель для переосвоения огромных пустующих территорий как в европейской части РФ, так и зауральской. Наконец, перед нами – еще и инструмент для обеспечения продовольственной безопасности страны.

По словам профессора Василова, такая биоэкополисная модель сегодня может быть реализована лишь в некоторых районах планеты. Европа, Китай, Юго-Восточная Азия – там слишком плотное население, свободных земель мало. В Африке – слишком тяжелый климат. У нас же 83% населения сконцентрированы в городах, покрывающих всего полтора процента территории РФ. Здесь – необъятные пространства для заселения и освоения. Или – для перезаселения и переосвоения. Здесь действительно можно сформировать новый цивилизационный уклад.

Именно БЭОЗ – биоэкономика, основанная на знаниях – и может обеспечить новым полисам процветание и успех. БЭОЗ позволяет глубоко перерабатывать ресурсы, что дают земля, леса, воды. Понятие «отходы» исчезает полностью. Они перерабатываются в биогаз (это – полная энергетическая независимость), в удобрения, в сырье для дальнейшего использования.

Выгоднейшее дело – переработка с помощью биотеха городских отходов. Только на этом деле вокруг Москвы, например, может жить и процветать целое «созвездие» биоэкогородков.

«Био» становится базой полиса. А заниматься в нем можно всем. Например, переработкой древесины или выпечкой булочек. Однако биоэкополис обеспечивает ключевой для всякого бизнеса момент: энергетическую независимость. Сегодня, чтобы поставить производство в глубинке (и не только в ней), вам необходимо приходится раскошеливаться на кругленькие суммы – чтобы подключиться к сетям местного энергомонополиста, чтобы в случае чего протянуть к вам «ветку» для подачи электричества. А ведь сегодня и деньги не помогают: мощностей бывщего РАО «ЕЭС» не хватает. Кроме того, нужно разоряться еще и подводку природного газа – если он тоже есть.

Биоэкополис преодолевает инфрастуктурные ограничения! Применяя новейшие биотехнологии, вы можете полностью, за счет местного сырья, обеспечить себя теплом, электричеством и моторным топливом. Стебли, листья, солома, щепки и опилки – перерабатывается все. Тут вам и жидкое топливо, и биогаз. Энергетические затраты на это малы: работают-то зачастую микроорганизмы.

В Обществе биотехнологов продумали все. Даже применение революционных технологий в строительстве. Кредо здесь таково: использовать для сооружения экодомов местные материалы. Впрочем, стройматериалы можно делать не только из дерева или, скажем, местного песчаника. Есть фирма «Атлант», умеющая делать отличные стройматериалы … из мусора. Строишь – и заодно решаешь проблему отходов, что идут из больших городов.

На сегодня имеется полная «линейка» биотехнологий для переработки всех видов ресурсов. По словам Р.Василова, развивается все настолько стремительно, что нужно быть, что называется, погруженным в тему. Поэтому нельзя рассчитывать на то, что биоэкополисы начнут возникать стихийно: нужно умело инициировать и направить процесс, причем сами полисы должны стать взаимодействующей сетью, обменивающейся опытом, тесно связанной с научным, образовательным и технологическим сообществом. Тогда сеть сможет воспринимать все самые современные инновации, касающиеся и БЭОЗ, и качества жизни. В идеале должно возникнуть сильное общественное движение за создание нового уклада в экономике и жизни страны. Движение свободных людей, кто жаждет преобразовать свою страну, создав лучшую жизнь для своих детей и внуков. Такое движение могло бы использовать самые современные научные, экономические и технологические подходы.

НЕ ДОГОНЯТЬ, А ОПЕРЕДИТЬ!

Такая амбициозная программа, буде она воплощена нами в Сверхновой России, действительно станет спасением для отечественного научно-биопромышленного комплекса. Более того, возникновение «уклада биоэкополисов» в РФ станет нашим цивилизационным козырем. Ведь такого нет еще нигде в мире. Разве нам не сказали недавно с высокой трибуны, что Россия должна не догонять развитый мир, но опережать его? А вот – и отличная возможность оставить позади даже богатый Запад. И создать, кстати говоря, успешную модель развития, что не опирается на экспорт нефти и газа.

Независимо от Общества биотехнологов свой вариант предложила еще в 2006 г. другая группа энтузиастов – «Союз технологий». Их замысел – создание зон опережающего развития типа – агроэкополисов типа «Зеленый мир». Один из лидеров группы – архитектор-инноватор Виталий Гребнев.

Для реализации поставленных задач увеличения ВВП специалистами «Союза технологий» подготовлена программа «Зеленый мир» по созданию и тиражированию типовых агротехнополисов – системных объектов высокорентабельного производства нового поколения, созданных на базе высоких технологий. Предложен крайне разумный вариант: отработку пилотной части программы «Зеленый мир» – осуществить на территории центрально-черноземных районов и завершить через 2,5 года. После этого проект выйдет на режим полной самоокупаемости, а скорость его тиражирования будет достаточной для развертывания в других регионах страны. За время проведения пилотной части программы «Зеленый мир» по плану разворачивается инфомационно-управляющая система целевого планирования и управления, идет формирование промкоопераций.

В рамках программы «Зеленый мир» научными коллективами подготовлены к реализации типовые крупномасштабные проекты по созданию зон опережающего развития, касающиеся разрешения энергетических, продовольственных, экологических и социальных проблем, заявивших о себе на пороге третьего тысячелетия. Самое интересное состоит в том, что за основу программы были взяты советские передовые разработки, что велись в интересах … космической программы СССР.

В разработке программы участвовали ведущие специалисты ЗАО ИНПК «Союз технологий» – совместно с головными предприятиями и институтами РАН, РАСХН, РАЕН И ВПК в рамках фундаментальных НИР и прикладных НИОКР по моделированию биосферы в замкнутых объемах, выполненных в интересах ракетно-космического комплекса страны с 1963 по 1989 годы. По проекту «Марсианские теплицы». С другой стороны, используются наработки по целевой научно-технической программе «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники гражданского назначения» по разделу: «Перспективные процессы в перерабатывающих отраслях АПК» на базе технологий по созданию систем жизнеобеспечения, энерго-ресурсо-сбережения, биологического анабиоза, гидропонного растениеводства, вакуумной теплоизоляции, модификации древесины, композиционных материалов, гидроботанической очистки гидросферы, переработки и стерилизации без нагревания и т. д. Программа носит самый что ни на есть интегрирующий, синергетический, межотраслевой характер. Она способна при тиражировании выполнить возложенные на нее задачи кратного (в 6-8 раз) увеличения рентабельности сельского хозяйства при ресурсосбережении и улучшении социальных условий сел и малых городов!

Программа «Зеленый мир» основана на системной концентрации лучших наукоемких технологий и проектов для решения гражданских проблем обеспечения продовольственной, энергетической, экологической и социальной безопасности.

Основной замысел – создание все тех же экологически чистых энергонезависимых поселений со встроенными системами жизнеобеспечения нового поколения, что созданы на основе системообразующих строительных материалов.

Первое, что обеспечивает проект – энергонезависимость. Растущие цены на энергоносители, реальная угроза отключения жилых и промышленных объектов от централизованных систем энерго- и теплоснабжения, как по причине финансовой задолжности, так и в случае возможных аварий, многокилометровые коммуникационные линии (ЛЭП, теплотрассы), в сочетании с большим износом, заставляют искать пути энергоснабжения, что альтернативны централизованным системам.

Одним из таких направлений в «Зеленом мире» выступает использование принципа когенерации: совместной выработки электрической и тепловой энергии, и тригенерации (электричество, тепло, холод) на автономных теплоэлектростанциях (АТЭС). Как? С помощью газопоршневых двигателей, работающих на различных видах топлива (природный газ, сжиженный газ, биогаз, дизельное топливо, мазут и т.д).

Основой будущего энергонезависимого развития агротехнополиса стал проект по созданию энергетического комплекса на основе блочно модульной когенерационной (КГУ) электроцентрали «АТЭЦ-3000» 3 мВт электрической и 4,2 мВт тепловой мощности на базе газо-поршневых двигателей, которые широко эксплуатируются в западных странах для энергообеспечения отдельных зданий, микрорайонов и малых городов.

Все системы имеют высшую степень автоматизации и оснащаются дистанционным управлением, что позволяет на расстоянии проводить полный мониторинг и управление автономной системы.

Важнейшим направлением программы является использование местных альтернативных энергоресурсов взамен природного газа и мазута. Поэтому в агротехнополисе «Зеленый мир» предусмотрено использование установок по глубокой экологически чистой переработке торфа и углеродосодержащих отходов в газ, топливо и удобрения. И эти установки есть! Они созданы Всероссийским научно-исследовательским институтом электрификации сельского хозяйства РАСХН.

Получение жидкого топлива и солярных масел на установках быстрого пиролиза позволяет увеличить выход до 60% от массы органической компоненты твердого топлива. И это – благодаря использованию именно технологии быстрого пиролиза (энтропийного взрыва).

Установки для получения жидкого и газообразного топлива из древесных и растительных отходов разработаны по контракту с Минэнерго РФ. Что они могут дать, работая в агробиополисе? Итак, это:

  • товарная электроэнергия;
  • товарное тепло;
  • биогаз;
  • биодизельное топливо;
  • активированный уголь.

Для передачи электрической энергии по территории агротехнополиса впервые в стране и мире будут применены однопроводные электрические системы квазисверхпроводников, применение которых в сельской местности на два порядка дешевле традиционных способов передачи энергии.

Управление энергоснабжением пойдет с помощью интегральной автоматизированной системой управления (ИАСУЭ), представляющей из себя компьютеризированный радиотехнический комплекс со структурой, адаптируемой под конкретное применение. ИАСУЭ уже аттестована по международному стандарту качества ИСО 9002-96, была аккредитована в РАО «ЕЭС России» и награждена золотым знаком качества «Российская марка».

Стратегия развития программы «Зеленый мир» состоит в создании собственной производственной базы по выпуску системообразующих строительных материалов нового поколения. Пенокерамики, стеклопакетов с вакуумной теплоизоляцией, модифицированной древесины, стеклофибробетона модифицированного, геокара, стеклокремнезита. Без их применения в теле программы невозможно достичь заданных показателей качества ресурсосбережения. Кроме того, сами по себе программы производства революционных стройматериалов выступают независимыми высокодоходными подпроектами, способными обеспечить районы размещения уникальными технологическими инструментами проведения реформы ЖКХ по тепло-ресурсо-сбережению.

Для удовлетворения потребностей развития инфраструктуры агротехнополиса «Зеленый мир» проектом «Вакуумное стекло» предусматривается создание собственного производства по выпуску стеклопакетов с вакуумной теплоизоляцией.

Оригинальные технологии производства таких стеклопакетов-теплоизоляторов открывают большие возможности по проектированию и производству принципиально новых изделий и комплексов энергосбережения. Они также обеспечивают возможность использовать их при создании энергетических комплексов будущего – на основе эффективного применения возобновляемых источников энергии, использующих солнечные потоки.

Особенно привлекательно и эффективно применение вакуумных пакетов при сооружении теплиц, оранжерей, зимних садов, бассейнов, северных вариантов жилищ, тепловых энергетических панелей, при постройке солнечных энергетических станций.

В рамках «Зеленого мира» есть подпроект «Дестам». Это – сооружение и работа завода по производству строительных материалов на основе модифицирования мягких сортов древесины. То есть, изменяя свойства древесины, ты получаешь конечный продукт с широким спектром декоративных, прочностных, физико-механических и эксплуатационных свойств. Их можно изменять в зависимости от требований потребителя или производителя. Например, можно получать повышенную твердость и низкую истираемость изделий, их повышенную плотность и прочность, био-влаго-огнестойкость, новые декоративные свойства. Технологический процесс представляет собой химико-механическое модифицирование древесины, в результате которого образуется новый материал – ДЕСТАМ (ГОСТ24329-80).

ДЕСТАМ по сравнению с исходной древесиной имеет ярко выраженную фактуру и приобретает цвет от светло-желтого до темно-коричневого. Модифицированная древесина превращается в уникальный конструкционный материал, приобретает способность к прессованию (до плотности 1500 кг/м. куб. и выше) и к изгибанию. А это – возможность применения нетрадиционных методов механической обработки при выпуске конечного изделия. При модификации древесины можно получать уникальные изображения типа «псевдоголографии» и интарсии, имитировать ценные породы дерева, изготавливать многоуровневые изображения без применения резьбы, производить детали сложной криволинейной формы.

Получается сочетание высоких экологических и физико-механических свойств модифицированной древесины с относительной дешевизной материала. Вот вам – возможность недорого строить коттеджи и теплицы нового поколения. Это настоящий «ценовой переворот» в строительстве зимних садов, в производстве оконных и дверных блоков без применения вредных пластиков!

Есть и другой под проект – «Керпен». Его разрабатывали для обеспечения конструкционными материалами инфрастуктуры жилищного сектора, а также для строительства животноводческих и рыбоводческих комплексов программы «Зеленый мир». «Керпен» – это сооружение и эксплуатация заводов по производству принципиально новых строительных материалов на основе стеклокерамической матрицы.

Материал этот дотоле шел только на оборонные нужды и в гражданском строительстве предлагается впервые. Уникальные прочностные и теплоизоляционные свойства в нем выгодно сочетаются с экологической чистотой и позволяют выпускать большой набор долговечных строительных материалов уникального качества (черепица, кирпич, блоки и т. д.). Керпен незаменим при сельском и гражданском строительстве. Сейчас путем комплексного использования достижений в производствах красного кирпича, керамической плитки, черепицы и пеноматериалов разработана новая энерго- и ресурсосберегающая технология получения строительной пенокерамики (керпен), основанная на методе вспенивания в обжиге стеклокристаллической матрицы. При этом образуется ячеистая макроструктура (структура неорганической пены), в которой практически все поры закрыты и не сообщаются друг с другом.

Главным достоинством технологии производства является возможность регулирования пористой структуры с помощью изменения средней плотности материала. Получаемые высокопористые (пористость свыше 80-90%) изделия весьма перспективны для строительной индустрии, поскольку отличаются сочетанием легкости и малой теплопроводности с достаточной конструкционной прочностью безпористого стеклокристаллического каркаса. А для производства сего чуда используется дешевое местное сырье как природного (легкоплавкие глины, перлиты, цеолиты, базальты и т.п.), так и техногенного происхождения (стеклобой и отходы стеклопроизводства, вскрышные породы, шлаки, терриконы и т.п.). Последнее обстоятельство позволяет решать и экологические задачи.

Эти самые стеклокристаллические пеноматериалы могут быть использованы для гражданского или промышленного строительства, особенно для малоэтажного в сельской местности или в северных условиях. Они могут применяться в качестве стеновых, конструкционных, звуко- и теплоизоляционных, облицовочных, кровельных изделий. Экономическая эффективность их производства? Она обеспечена малой материалоемкостью, меньшими энерготратами при получении и строительстве, а также повышением эксплуатационных характеристик объектов. Применение керпена позволяет снизить вес стеновых конструкций в 3-4 раза при одновременном увеличении их тепло-сопротивления! Именно это становится решающим фактором для экономии топлива при эксплуатации зданий и сооружений. Особенно – в северных условиях и сельской местности.

Производительность труда при кладке керпеновых стен увеличивается в 2-3 раза, по сравнению с «кирпичным способом». Расход цемента снижается почти троекратно, материалоемкость производства уменьшается в 3-4 раза. При глазурировании лицевой поверхности керпен можно использовать в роли долговечного облицовочного материала – вместо дорогостоящей фасадной облицовочной плитки. А его использование в качестве утепленного облегченного кровельного материала – это экономия керамической черепицы или другого покрытия зданий.

Животноводство в программе «Зеленый мир» должно развиваться по четырем направлениям:

  • интенсивное свиноводство (25 тыс. голов в год)
  • выращивание крупного рогатого скота (60 тыс. дойного стада)
  • высокоэффективное птицеводство
  • овцеводство

Например, проект «Буренка» (60000 голов дойного стада коров) – это производство экологически чистых продуктов питания (молока, телятины). «Буренка» – это огромный комплекс на 60 тысяч коров. Собственная кормовая база, полная автоматизация процессов, микроклимат, совершенные системы доения, поения и кормления, микропроцессорное управление, системы обеззараживания больших объемов и кормов нового поколения, а также круглогодичное применение зеленых витаминных кормов в разы снижают себестоимость конечной продукции. Все это – «Буренка»!

Для круглогодичного обеспечения сбалансированными комбикормами животноводческого комплекса создан проект «Зернокомбинат». Это – гибкое, модульное производство. Каждый модуль может быть самостоятельным, выгодным производством.

ИХ ВСЕ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ

Биоагроэкополисы предлагают и другие энтузиасты. Например, руководитель успешного агрокооператива «Галкинское» (Свердловская область) Василий Мельниченко, аграрий, инноватор, поборник идеи местного самоуправления и автор проекта «Новое село – новая цивилизация». Сей проект – победитель всероссийского конкурса проектов развития сельских территорий. Проект предполагает комплексное развитие территории со строительством новых и расширением старых производств, возведением жилья, объектов социально-культурного назначения, увеличением населения сельской территории.

Мы реально можем поднять село на новых принципах – и завоевать продовольственную независимость России. Мы вложим деньги сюда, а не в бесполезные олимпиады и чемпионаты мира по футболу!

Особый пример – проект «Крепкий дом – достойная жизнь» Семена Новоселова и Вагифа Мирзабейли.

Вагиф Мирзабейли был крупным менеджером в системе Минморфлота СССР, создатель быстрой контейнерно-пакетной системы грузоперевозок (суда – железная дорога – автотранспорт – авиация).В СССР в 1980 г. был создан погрузчик контейнеров на воздушной подушке: 50-килограммовый плоский поддон, на котором один человек перемещает 5-6-тонный груз. Так вот: работа велась по инициативе Вагифа Мирзабейли. Технология была успешно опробована на Дальнем Востоке (в рамках государственного хозрасчетного объединения «Дальфлот», работавшего в 1974-1982 гг.) и на перевозке частей с АЗЛК в Болгарию (на сборочное производство «москвичей»). Естественно, в «новой Расее» все это погибло.

А ведь в перспективе Мирзабейли предлагал ввести в схему быстрых контейнерных перевозок и грузовые дирижабли. Именно благодаря ему в СССР 1980 г. был достигнут рекорд: 151 тысяча контейнеров с транзитными грузами, идущими из Японии в Европу через СССР – и обратно. Нынешняя РФ о таком только мечтать может.

Новоселов и Мирзабейли предложили, по сути, создать зародыш новой русской цивилизации на основе комплексного агробиологического производства и коттеджной системы поселения с автономными системами жизнеобеспечения. Там, где выработка продукции на одного человека – более миллиона рублей в месяц, а средняя зарплата работника – около 100 тысяч рублей ежемесячно!

На основе прогрессивных инновационных технологий Программа решает следующие задачи в следующих основных сферах:

  • сельского хозяйства (формирование сельскохозяйственных комплексов нового типа);
  • производства пищевых продуктов;
  • биоэнергетики (на базе биогазоэнергетических комплексов с производством широкой номенклатуры биопродуктов для использования в сельском хозяйстве, медицинской, парфюмерной и пищевой промышленности);
  • нетрадиционной энергетики;
  • медицины (разработка и производство медицинских препаратов и медицинского оборудования нового поколения);
  • создания новых материалов;
  • экологии (во всех областях промышленной и бытовой деятельности, включая очистку питьевой воды);
  • жилищного и дорожного строительства;
  • транспортно-технологических систем (ТТС), в том числе с использованием воздухоплавательных аппаратов.

Одной из важнейших задач является создание условий, при которых начнётся процесс возрождения села, возврата части населения из городов на село, что позволит не только ликвидировать диспропорцию между численностью городского и сельского населения, но и с учётом использования инновационных технологий привести её в соответствие, обеспечивающее достойную жизнь сельским жителям и продовольственную безопасность страны. При этом особое место занимает производство экологически чистых продуктов.

Вопрос возрождения села в России является многофакторным и направлен на сохранение и развитие здорового генофонда страны, а значит и крепкого во всех отношениях государства.

Кроме этого, учитывая комплексность Программы, за счёт реализации проектов, представленных в подпрограммах, «Экология», «Медицина», «Социальный комплекс», «Комплекс по производству биопродуктов», «Производство экологически чистых продуктов питания», «Жилищное и дорожное строительство», «Нетрадиционная (альтернативная) энергетика», «Новые транспортно-технологические системы и транспортные технологии», «Торговый дом» позволит, наряду с решением социальных вопросов, резко сократить себестоимость конечной продукции и, как следствие, получить высоко рентабельное сельское хозяйство, обеспечивающее производство высоко качественной, экологически чистой продукции для всех слоёв населения по доступным ценам, а также способствовать решению задач по продовольственной безопасности страны.

Вместе с чисто сельскохозяйственными объектами (птицефабрики, свинокомплексы, молочно-товарные фермы, рыбозаводы и прудовое хозяйство) в состав комплексного проекта включены:

  • комплекс по производству биопродуктов из топинамбура (техническая сельскохозяйственная культура);
  • комплекс по производству и разливу питьевой воды, в том числе и с заданными лечебными свойствами;
  • комплекс по производству экологически чистых и высокоэффективных органо-минеральных удобрений;
  • комплекс по производству различных препаратов из дигидроквертцетина, в том числе и экологически чистого консерванта для пищевой промышленности.

Из приводимых Новоселовым и Мирзабейли расчётов видно, что срок окупаемости основных сельскохозяйственных комплексов (птицефабрики, свинокомплексы, рыбозаводы и прудовое хозяйство) составляет от 6,1 до 8,4 лет. Это обусловлено, с одной стороны, серьёзным обременением проектов социальной составляющей (свыше 30% от общей суммы инвестиционных средств), а с другой – высокой процентной ставкой за пользование займом (в расчётах принята ставка 20% годовых).

В то же время, консолидированная чистая прибыль от реализации всех представленных проектов позволяет не только сократить срок возврата заёмных средств менее чем за 4 года, но и, начиная с четвёртого года, обеспечить масштабное самофинансирование других проектов Программы.

Итак, Россия богата умными и смелыми инноваторами. Они действительно могут поднять село и в кратчайшие сроки создать новую цивилизацию в России. Причем такую, которая обеспечит нам полную продовольственную безопасность. Эти люди – намного более ценные кадры, нежели бесполезные «реформаторы» из московских коридоров.

Считаем, что в новой России они должны воплотить свои проекты.

КАК МЫ РАЗОВЬЕМ СИБИРЬ И ВОЗРОДИМ КОРЕННУЮ РОССИЮ

Сибирь есть наше Завтра. Но для нынешней власти Сибирь остается (на подсознательном уровне, «в подкорке») сырьевой колонией, как бы не совсем Россией. И чем дальше на Восток, к Тихому океану – тем это ощущение сильнее.

Мы обеспечим развитие Сибири. Нет, мы будем добывать сырье, но не сделаем Сибирь сырьевым придатком Китая и Тихоокеанского мира. Мы начнем грандиозную программу развития зауральских регионов, Сибири и Дальнего Востока (которую при царе называли все-таки Восточной Сибирью).

Прежде всего, мы направим гигантские средства на создание в Сибири центров науки, промышленности и бизнеса, сравнимых по мощи с нынешней Москвой. Главное – остановить обезлюдение Сибири и ДВ. Вплоть до переноса столицы из Москвы в Сибирь. (Идея нуждается в тщательном изучении!) Здесь должны возникнуть усадебные города будущего – футурополисы и биоагроэкополисы. Здесь нужно проложить трассы нового скоростного транспорта (например, струнного Анатолия Юницкого – СТЮ), связав между собой футурополисы. Здесь нужно развивать легкую авиацию для частных владельцев – для транспортной связи между городами, селами и футурополисами. (А для этого – развить спутниковые системы управления воздушным движением.) Здесь нужны гибридные летательные аппараты и экранопланы, новое судостроение.

Нам нужно освоить углеводородную базу на востоке Сибири взамен угасающей Тюмени. А это – грандиозная задача.

Мы должны (и тут мы полностью согласны с Юрием Крупновым) построить инновационно-космический кластер вокруг нового космодрома Свободный (Восточный), перенести производство новой космической техники в Комсомольск-на-Амуре. Здесь можно создать высокотехнологичные кластеры в Томске и Новосибирске, биотехнологические производства в Приморском крае.

Не нужно все замыкать на Москву. Нужно привлечь к созданию планов развития Сибири и ДВ местных умников и практиков. Они видят и знают больше Москвы. Мы можем привести множество так и нереализованных из-за московской заторможенности проектов развития Курил, Сахалина, Камчатки, Красноярского края и Новосибирской области. А все это будет «нанизано» на транспортные коридоры развития.

При этом Сибирь должна стать грандиозной площадкой для творчества молодых, для создания нового русского общества. Если в европейской части РФ все занято и поделено (в основном), то на огромных просторах Сибири – свободные земли, огромные возможности расти, затевать новые проекты, становиться элитой, выбиваться в люди.

Мы сделаем Сибирь землей воплощенной сказки!

Северо-Восточная, Владимиро-Суздальская Русь, Тверская и Московская области, Ярославщина, Поморье, Новгородчина, Псковщина и т.д. – это священная сердцевина нашей державы.

Увы, эти регионы понесли самые тяжелые демографические потери. Здесь запустели села, а потом (с 1991 г.) стали зонами застойной бедности промышленные города. Здесь нынче – юдоль деградации, вымирания и пьянства.

Мы рекультивируем эти земли. Здесь мы построим множество новых футурополисов, привлекая сюда всех пассионарных людей из РФ, Украины, Белоруссии. Мы потянем сюда самых пассионарных европейцев. Новые технологии дадут возможность вести здесь высокорентабельное агробиохозяйство с глубочайшей переработкой. Строя трассы скоростного транспорта и развивая легкую авиацию, мы дадим новую жизнь древним городам Русской Земли (Золотого кольца). Сюда мы перенесем высокотехнологичные производства, создадим здесь деловые и туристические структуры, перенесем сюда из душной и дорогой Москвы многие виды активности. Скоростной транспорт сделает беспроблемными поездки на 300-400 км за час.

Все это реально. Здесь нет никакой фантастики.

БУДУЩЕЕ РУССКОГО ТРАНСПОРТА: ТРАНСНЕТ В ДОПОЛНЕНИЕ К ИНТЕРНЕТУ

Но развитие усадебных городов и биоагрополисов потребует и новой транспортной инфраструктуры. Тысячу полисов новой Гардарики нужно прочно и надежно связать между собой и с главными торговыми путями.

Не отменяя ни авиации, ни железных дорог (и приращивая их!), мы будем развивать и тот транспорт, аналогов коему еще нет нигде в мире. Это тоже – создание новой русской цивилизации.

Чтобы обеспечить единство страны, ускорить ее развитие и извлечь реальную выгоду из положения России как связующего моста между всеми странами света, нам необходимо развивать транспорт. Кто будет отрицать ту колоссальную роль, что сыграла транссибирская магистраль для нашей страны?

Потому мы будем развивать новый транспорт – транспорт следующей эпохи. То есть, помимо привычных самолетов, железных дорог и судов-кораблей нам понадобятся новые, комбинированные его виды. Те, что обеспечат не только дешевую, но и очень быструю доставку грузов и людей на огромные расстояния. Идея Сергея Сибирякова, например, состоит в том, что человечество научилось мгновенно перебрасывать огромные массивы информации (Интернет), а вот грузы – нет. Посему к Интернету необходимо дополнение – Транснет. Создав его, русские смогут не только стать сверхбогачами, но и буквально «сшить» свою страну.

Вот что говорит Сергей Сибиряков.

«…Рост информационных технологий и телекоммуникационных систем с одновременным ростом международной торговли сформировал запрос на развитие рынка перевозок и транспортных коммуникаций. И если традиционные коммерческие грузоперевозки – морским и воздушным транспортом – имеют естественные скоростные, инфраструктурные и стоимостные ограничения, то перспективы рынка, который позволит быстрее перемещать потоки товаров и людей, сегодня связывают со скоростными транспортными технологиями на сухопутном транспорте. Будущее за так называемой системой «Транснет» – технологическими решениями для мобильного перемещения товаров и людей между крупнейшими региональными рынками и внутри них. Транснет определит мировое развитие на ближайшие 20-25 лет, как информационные технологии и система Интернет определили предыдущие два десятилетия. И сливки с транснета снимет тот, кто первым внедрит передовые транспортные технологии, кто физически разместит на своей территории новую систему коммуникаций для скоростного международного транзита.

… Ключевая проблема глобальной экономики – технологический разрыв между возросшей скоростью информационно-банковских операций и возможностями реального сектора экономики, производственных цехов и рынка перевозок. Упрощая, можно сказать, что благодаря Интернету можно найти, заказать и оплатить любой товар в любой точке мира в течение нескольких минут, а чтобы физически получить его приходится ждать месяцы, в лучшем случае, недели. Временные и финансовые потери не устраивают ни бизнес, ни покупателей. Принципиальные технологические решения этой проблемы уже существуют и в России, и за рубежом.

Географически Россия находится в «центре мира», на перекрестке между главными экономическими агентами – Америкой, Европой и Азией. То есть любая скоростная транспортная коммуникация объективно будет пересекать наши границы. Когда мы смотрим на карту мира в этой проекции, то возникает ощущение моста. Однако до сих пор считалось, что Россия – культурный мост между Востоком и Западом. Но этот мост имеет и вполне прагматичное, технологическое, инфраструктурное решение – связать основные центры мирового развития, запрос на это очевиден. Но до сих пор нет нового продукта: услуги доставки товаров между ведущими центрами мира с качественно новыми временно-затратными характеристиками. Наша задача – создать и вывести его на мировой рынок.

…Протяженность российских дорог сегодня – около 1 млн. км при площади в 17 млн. кв. км, большая часть их сконцентрирована на 1/5 территории. По оценке академика Н.Н. Моисеева, неразвитая транспортная сеть страны «съедает» около 3% ВВП ежегодно. В России, до сих пор лишенной современной системы коммуникаций, транснет сформирует новую опорную транспортную сеть страны и поможет восстановить экономику. Магистральные трассы транснета – это, как минимум два миллиона километров современных дорог, соединяющих крупные мировые центры, основные станции внутри России и веером расходящихся к удаленным пунктам, к новым месторождениям и ранее недоступным территориям. Транснет даст толчок развитию смежных отраслей: сырьевой и обрабатывающей промышленности, проектированию и внедрению скоростных сухопутных транспортных систем, дорожному строительству, разработке и производству транспортных модулей, инженерных отраслей, обслуживанию путей сообщения, материаловедению, логистике, сфере сопутствующих услуг. Быстрорастущей отраслью станет «индустрия впечатлений» – туризм. На мировой рынок Россия выйдет с новыми товарами: в продажу поступят чистая питьевая вода и сибирский холод. Будет развиваться массовое строительство доступного индивидуального жилья, в котором нуждается более половины населения страны. Все это увеличит спрос на специалистов, действительно востребованных рынком труда, спрос на новые инженерные решения, что повлечет деурбанизацию перенаселенных мегаполисов и решение проблем моногородов. Еще одним следствием станет приток в экономику иностранных инвестиций и технологий. Местом их приложения будет не спекулятивный сектор ценных бумаг или рынок добычи сырья, а строительство высокотехнологичных коммуникаций нового поколения, международная логистика и управление товарными потоками.

Транснет станет «отцом» новой российской экономики, рождение которой откроет путь к лидирующим позициям в мире.

Российские конструкторские бюро авиастроения и космического проекта в середине ХХ века были лучшими в мире, мы приложили руку ко всем технологическим прорывам на транспорте. Степан Макаров и Дмитрий Менделеев построили первый в мире ледокол вопреки мнению большинства министров из правительства царской России. Константин Циолковский предсказал появление «ракетных поездов» и детально описал развитие отечественной космонавтики. Параллельно Николай Жуковский рассчитал источник подъемной силы, что позволило Александру Можайскому создать первый в мире самолет. Игорь Сикорский придумал турбинные вертолеты, «амфибии» и «летающие краны», хотя и не был понят на родине. Основанная им в США фирма до сих пор выпускает отличные боевые и гражданские вертолеты. Последнее изобретение тоже принадлежит нашему профессору – Анатолию Юницкому. Он объединил преимущества разных видов транспорта в новую систему, которая позволяет развивать большие скорости в условиях различного ландшафта и природных условий России. Это так называемый транспорт второго уровня, с использованием предварительно-напряженных вантовых конструкций. Путь может выдерживать нагрузку вагонов-модулей массой в 25-30 тонн и позволяет развивать скорость до 450 км/ч. В результате этой инновации мы получили транспорт эстакадного принципа, который объединяет самолетные скорости, принцип автомобиля и дешевизну железной дороги. Опытный участок этой транспортной системы был построен в подмосковных Озерах летом 2001 года по гранту ООН.

650 километров трассы Санкт-Петербург-Москва, построенные по принципу новой транспортной системы, обойдутся примерно в 3 миллиарда долларов, включая инфраструктуру, вокзалы и подвижной состав. Строительство магистрали по технологии «трансрапид» – поездов на магнитном подвесе – обойдется в сумму порядка 45 миллиардов долларов. Помимо высокой цены строительства, затраты на эксплуатацию трансрапида также очень высоки. Тяжелая железобетонная эстакада и вагон начинены обмотками и сложной электроникой, которые создают сильные магнитные поля и потребляют большой объем электроэнергии. При этом зазор между кузовом вагона и эстакадой около 1 см, и даже небольшой снегопад делает систему неработоспособной в условиях постоянного перехода через 0.

…Основой транснета станут современные струнно-транспортные магистрали, на концах и в узловых точках которых разместятся крупные терминалы. А конкретных технологий массового или индивидуального скоростного перемещения появится больше. Когда мы внедрим свой транспортный формат – струнную систему, введем стандарт автолетов, транспортные технологии будут появляться по мере формирования рынка транснет-услуг, подчиняясь региональным особенностям — географии разных стран и платежеспособности местного населения. Таких решений в ближайшие двадцать лет появится много. Но, говоря языком информационной экономики, операционная система будет российская. Ее внедрение, продвижение, продажа станут основой мирового роялти, аналогично продажам «Майкрософт».

Транснет позволит ввести в оборот скрытые преимущества и утроить экономику России за 10-15 лет. Технически построить трассы транснета реально за 7-10 лет. Строить такие магистрали с учетом космической навигации и современной строительной техники не составляет проблемы: бурение свайной основы, установка опоры, натяжка канатов, прокладка рельсов, специальный наполнитель, проверка. Скорость строительства современной инфраструктуры бригадой из 30 человек в самых сложных природно-климатических условиях, например, в горном профиле, где проходит нефтепровод ВСТО или в тундре на Ямале – 1-1,5 километра трассы в день. Около 400 километров в год. А если таких бригад 200 или 2000… Сейчас вопрос транснета больше политический. Для запуска инновации нужна воля нынешнего руководства страны. В ноябре 2009 года министр транспорта Игорь Левитин заявил, что «транспортная отрасль РФ может стать полигоном для прорывных технологий», а президент Дмитрий Медведев сдержанно-позитивно отреагировал на предложение губернатора Ульяновской области включить технологии струнного транспорта в перечень стратегических и создать федеральную целевую программу по строительству дорог нового поколения.

Но если такой воли нет у нынешнего руководства страны – то она есть у нас.

ОЖИВШАЯ СКАЗКА

Таким образом, идея ясна: нужны скоростные виды транспорта. Выше говорилось о СТЮ – струнном транспорте Анатолия Юницкого. Но есть и иные разработки. Например, троллейкарный транспорт.

Его средняя скорость 100-120 км/ч, он должен двигаться по выделенной облегченной эстакадной путевой структуре на электрической тяге под управлением компьютерного центра без участия человека. Это в два раза быстрее специального контейнерного железнодорожного состава (без учета затрат времени на его формирование и расформирование). Троллейкарный транспорт мог бы стать реальным прообразом контейнерной всемирной транспортной сети будущего. Более того, развитие такого транспорта (своего рода контейнеропровода) позволило бы комплексно реализовать геополитическое преимущество страны, обеспечить ее независимость в принятии решений.

В том же ряду – экранопланы и воздушно-наземные транспортные платформы, самолеты безаэродромного базирования, гибридные летательные аппараты (самолетодирижабли), также не нуждающиеся в аэродромах. Переднеприводные суда Михаила Масленкова позволят при той же мощности двигателей судов, что и сегодня, выиграть в скорости 50 и более процентов. Здесь же – возрождение речного транспорта.

Особая статья – легкие, дешевые, как автомобили, самолеты и гиропланы-автожиры. Легкая русская авиация. Она позволит нам связать огромные пространства за Уралом, обходясь без строительства дорогих дорог, не уничтожая природу. Легкая авиация способна возить до 80% повседневных грузов, причем по прямой и со скоростью в 170-200 км/час. С расходом топлива как у джипа-вездехода. Это – решение многих проблем плюс реальное развитие науки и промышленности.

Все это органично дополняется новыми космическими технологиями. Например, созданием дешевой авиационно-космической транспортной системы, снижающей в разы стоимость вывода полезных грузов на орбиту. А также – новых видов техники, позволяющей реально осваивать космос. Такая программа была выдвинута экс-главой РКК «Энергия» Николаем Севастьяновым.

В большой авиации мы сделаем ставку на строительство самолетов новых аэродинамических схем (например, типа «летающее крыло») – экономичных и дальнолетных. Снова, как в СССР, примемся за производство тяжелых грузовых кораблей – типа «Руслан» и «Мрия». Наладим для этого кооперацию (вернее – восстановим советские цепочки производства) с авиастроителями и моторной промышленностью Украины.

Мы все это можем развить. Мы не будем бояться экспериментировать и искать нужные технологии. Лучше потратить на эксперименты несколько миллиардов, чем сотни миллиардов закапывать в ненужные олимпиады и чемпионаты мира по футболу.

ПРИЛАГАЯ УСИЛИЕ В ОДНОЙ ТОЧКЕ – ВЫТЯГИВАЕМ МНОГОЕ

Мы набрасываем лишь самые крупные штрихи Русского Будущего, скроенного по нашим меркам. Более подробный рассказ занял бы целую библиотеку пухлых томов.

Но необходимо нанести еще несколько крупных мазков на холст желаемого нами Грядущего.

Прежде всего, нам следует стремиться сделать некоторые проекты «локомотивом», тягачом для множества других подпроектов. Так, чтобы ты тянул за «ствол», вытягивая и «корни».

Пример? Можно ли совместить рывок в инновационном развитии России, борьбу с коррупцией – с формированием действительно здоровой элиты, нацеленной на не сырьевое, а высокотехнологичное, смело развитие страны? Можно.

Прежде всего, конечно, у нас пойдет «зачистка» той касты некомпетентных и безнаказанных воров («эффективных менеджеров»), что сформировалась и закостенела с 1991 года, создаст массу вакансий для новых людей. Сегодня эта каста безответственных мародеров просто душит страну, не давая возможности карьерного роста для талантливых и патриотичных людей, которые единственно и могут управлять страной. Каста начинает рассаживать в кресла своих деток, делая ворократию наследственной.

Уничтожив касту ворократов с помощью самоуправления и борьбы с коррупцией, мы сможем запустить социальные лифты и вынести наверх самых умных, честных и энергичных. Начиная с самых-самых низов социума.

Естественно, новые люди (люди национального возрождения) выдвинутся в структурах местного самоуправления. Граждане сами выберут самых честных и эффективных. А уж местное самоуправление станет кадровым резервом для нашей верховной власти. Не чьи-то сынки, а отмеченные самим народом люди и будут кандидатами на посты министров и их заместителей, губернаторов, мэров, а потом – и глав государства.

Мы создадим сильную кадровую службу государства, применив в ней самые передовые методы отбора людей. Это позволит нам полностью отсечь корыстолюбцев, садистов, обманщиков – и выявить истинные устремления тех, кто идет на госслужбу. При этом новая кадровая политика будет идти рука об руку с антикоррупционными мерами. Имея Национальную кадровую систему, мы сможем выдвигать на руководящие посты людей, показавших свою успешность, свои знания и умения. То есть, нашими выдвиженцами станут настоящие управленцы и те, кто свои предприятия смог поднять из руин. Таких людей нужно выявлять и вести.

Мы задействуем целый ряд лифтов или лестниц для выдвижения наверх самых достойных и полезных для национального возрождения.

Но госслужба – не единственный лифт для выдвижения в верхи нашего социума. Не менее важно дать возможности и по линии частной инициативы, предпринимательства.

Мы поддержим малый и средний бизнес множеством способов, известных в мире, но почти не применяемых в нынешней РФ. Мы начнем новую промышленную политику, поднимая реальный сектор. А это значит, что поднимутся действительно правильные промышленники и аграрии.

Мы начнем политику конкурсов на государственные заказы, способствуя созданию и подъему новых корпораций, передовых и в научно-техническом, и в человеческом плане.

Если есть конкурс Минобороны на новое оружие – то пусть в конкурсе участвуют и большие ВПК-структуры с тысячами работников, и малые команды. И если малая группа предложит, скажем, хороший беспилотный аппарат либо дешевле, либо качественно лучше, нежели тот, что предлагает большая структура, – мы отдадим заказ именно малой команде, спровоцировав ее перерастание в крупную корпорацию. Именно так в США поднялся Билл Гейтс с «Майкрософт». (То же самое можно делать и в строительстве, и в сельском хозяйстве, и в медицине, и в авиапроме).

Разрешая и поощряя целые виды бизнеса (например, легкую авиацию), мы создадим спрос на множество видов сопутствующего бизнеса, позволяя подняться отрядам новых – несырьевых и не приближенных к начальству – предпринимателей. Создав систему дешевого кредита для реального сектора – позволим появиться классу крепких русских хозяев. Кроме того, повысив доходы нашего народа, мы тем самым создадим условия для подъема русского реального бизнеса. Ибо нынешним «бизнесюкам», толкающим сырье за рубеж, этого не нужно. У них рынок – вне страны.

Таким образом, мы сможем привести к созданию новых высокотехнологичных корпораций – вместо нынешних сырьевых олигархий. Не останавливая этого механизма, мы побудим и новые корпорации-лидеры соревноваться и рваться вперед. Ибо их будут поджимать все новые и новые конкуренты.

Все это, вместе взятое, поднимет к власти новых людей – русских патриотов. Подъем экономики и рост нового бизнеса, создание реально работающей Национальной инновационной системы, укрепление науки, образования и армии – все это позволит делать настоящую карьеру талантливым людям по научной, военной, образовательной линиям. Не так, как сейчас – когда ученые, врачи или педагоги вынуждены жить на гроши, по-нищенски. При нашей власти можно будет заниматься работой, при этом себя и семью обеспечивая. А значит – и расти вверх по социальному рангу.

Несмотря на все трудности в России и сейчас есть очень перспективные инновационные частные фирмы.

Впечатляющ пример фирмы «ИРЭ-Полюс» Валентина Гапонцева, создавшего мощные и компактные волоконные лазеры. С их помощью можно сделать самые передовые в мире станки, преодолев отставание русских даже от самых передовых западных стран.

Немало компаний, которые не добились пока сходного успеха, но несут в себе громадный потенциал. Например, «РусАтлант» Сергея Сухоноса, который производит лучшие в мире станкоинструменты с алмазным покрытием. Или «2Т Инжиниринг», обладающие технологией радарного контроля за работой газотурбинных авиадвигателей (радар «светит» внутрь мотора).

Если подобные фирмы поддержать описанными выше методами – то они превратятся в большие русские корпорации высоких технологий. Тогда гапонцевы и сухоносы потеснят дерипасок и вексельбергов.

Одним усилием мы станем, таким образом, и коррупцию истреблять, и экономику поднимать, и новую элиту создавать. Истинно национальную и инновационно-технократическую. Умную, а не тупо-сырьевую. Русскую, а не космополитическую. И не беда, что пока русские инновационные фирмы вынуждены завозить многие комплектующие из-за границы. Это неизбежно: слишком сильно разрушили нашу промышленность мародеры-»реформаторы». Но такие фирмы мало-помалу станут строить нужные производства комплектующих здесь, дома. А поскольку многих из них Запад не пускает на свои рынки (слишком уж хороша продукция русских, разоряет их монополии), то такие предприниматели, как показывает опыт – часто ярые русские патриоты.

ПРИНЦИП «ИННОВАЦИОННОГО СПЕЦНАЗА»

Мы поддержим такие фирмы-зародыши крупных научно-промышленных корпораций. Применим принцип «инновационного спецназа».

Что это такое? Выявив с помощью НИС и Агентства передовых разработок подобные коллективы разработчиков с прорывными продуктами, мы вольем в них государственные деньги. Укрепим управленческими кадрами. Превратим каждую такую прорывную команду в task force. Пусть строят опытные производства с нашей помощью и выводят на рынок свои готовые изделия (технологии). Тогда и частный инвестор придет. Этакий «инновационный спецназ» появится. И в фармакологии, и в авиастроении, и в судостроении и везде!

Например, считается, что после развала СССР мы навсегда отстали от Запада и Китая в станкостроении.

Однако РФ, как сие ни парадоксально звучит, находится в точке возможного роста именно в области высокотехнологичного станкостроения. Ситуация напоминает 70-е годы в компьютерной технике: возникли принципиальные прорывы. Если говорить о станкостроении, то это – прорыв в области материалообработки. Например, новые типы лазеров. Они стали компактными – достаточно вспомнить волоконные лазеры Валентина Гапонцева. Но станкам нужна еще точная механика и «мозг» – электронные системы управления. С прогрессом компьютерной техники малые фирмы получили здесь возможность конкурировать с гигантами вроде «Сименса». Появление новых типов прямых приводов (линейные электродвигатели) обеспечило прорыв в кинематике. Кстати, линейные двигатели – советский приоритет. Хотя его и умудрились утратить (технология расползлась), но научная школа сохранилась.

Итак, если создать специальную группу по организации подобного прорыва в станкостроении, помочь ей средствами – и дать свободные производственные площади, то всего через несколько лет страна получит новую высокотехнологичную корпорацию мирового уровня. Это если деньги тратить не на дурные стадионы – а вот на такие дела.

В Сверхновой России мы создадим подобные структуры в разных отраслях, опираясь на реально прорывные команды разработчиков. Естественно, мы построим экономику со своим Роспланом – совокупностью нескольких великих Мегапроектов развития страны. Например, космического и транспортного Мегапроектов, той же новой (футурополисной) урбанизации. Они создадут гигантский спрос на прорывные разработки. Это поможет созданию компаний «инновационного спецназа», а затем – их подъему. Ибо нельзя заниматься станкостроением (химией, фармацевтикой, электроникой, космосом) самими по себе, поврозь. Они должны быть вписаны в более глобальные Мегапроекты, должны служить достижению неких Сверхцелей. Тогда все будет взаимосвязано. Одно начнет тянуть другое.

Проводя такую политику, можно всего за пару пятилеток превратить Россию в высокотехнологичную промышленную державу. Что мы, глупее южных корейцев? Они ведь подобным образом и прорвались из нищеты в богатый Первый мир! И мы прорвемся. А заодно переподчиним «Роснано» оборонной промышленности – пусть не сама себе занятия ищет, а удовлетворяет запросы высокотехнологичного производства.

Совершив такое чудо, мы спасем русских. Вопреки всем нынешним «объективным обстоятельствам».

Но мы с принципом «инновационного спецназа» пойдем и дальше!

Мы введем принцип: «Гении всего мира с самыми смелыми разработками! Идите к нам, в Сверхновую Россию. Здесь вы получите возможность осуществить свои смелые проекты, получив от русского государства и помощь, и силовое прикрытие. За это вы отдадите нам 40% собственности в тех фирмах, что поднимутся благодаря такой помощи. Вы получите богатство и славу, мы – обретем новую технологическую силу для России и новые национальные доходы».

Применив такой стратегический прием, став Меккой для смелых творцов всего мира (независимо от их национальности), мы совершим головокружительный прорыв в мир Шестого (и уже Седьмого) технологических укладов.

Нет безнадежного русского отставания. Нет фатальной неизбежности смерти Русской цивилизации. Все поправимо. Главное – ум, дерзость и воля! Главное – неукротимое стремление победить и совершить невозможное.

Они у нас есть. Мы знаем, что делать.