Погоны – не просто знаки отличия

80 лет назад, в самый разгар войны, в Красной армии началась знаменательная реформа

Советские солдаты и офицеры надели погоны и сменили звания, получили новые кители и тужурки, во многом повторявшие старую форму. В армии снова появились офицеры, как было в дореволюционной русской армии.

«Важными событиями в жизни Красной Армии был переход на новую форму одежды и введение в начале января 1943 года новых знаков различия – погон. Введение погон в армии и во флоте подчёркивало преемственность лучших традиций русской армии», – написано в «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза», вышедшей в начале 1960-х годов.

За этими скупыми строками – целая история длившегося четверть века шельмования погон и их носителей – «золотопогонников». Не все в советских вооружённых силах на «ура» восприняли это новшество, как бы воскресавшее «царский режим», – так велика была инерция послереволюционных лет.

Историки чаще всего пишут, что введение погон было предпринято Сталиным в рамках политики по поднятию боевого духа советских войск, где он делал главную опору на русский патриотизм и старался максимально воспроизвести, хотя бы и в новых условиях, атрибуты Российской империи.

Ещё не закончилась битва под Сталинградом, не была полностью разгромлена окружённая там группировка немецких войск. Красная армия только-только начала одерживать первые крупные победы, и до завершения коренного перелома были ещё долгие месяцы кровопролитных боев. Если введением погон Сталин рассчитывал добиться существенного повышения морального духа советских войск, то, спрашивается, почему он не предпринял такой шаг раньше? Зачем надо было реставрировать имперские атрибуты, тем более, что такой шаг мог вызвать недоумение в вооружённых силах. Действительно, РККА все свои победы прежде одерживала и без погон, зачем они вдруг понадобились?

Надо сразу заметить, что введение погон входило в плановую программу реформ Советского Союза.

Идея созрела давно. Ещё в 1935 году в Красной армии ввели звание «Маршал Советского Союза», в 1940 году были введены генеральские и адмиральские звания. Это можно считать важной вехой на пути к погонам.

К 1941 году были готовы и образцы новой формы и погон. В мае 1942 года указ об этом одобрило Главное политическое управление РККА. Временные технические условия (ВТУ) ТК ГИУ КА № 0725, в которых было описание эмблем и знаков различия («звёздочек») на погонах, были изданы еще 10 декабря 1942 года.

Красной армии нужна была яркая переломная победа, которая могла бы послужить поводом к введению новых знаков различия. Такой победой стал Сталинград. Когда стало ясно, что 6-й армии Фридриха Паулюса осталось воевать недолго, проект был утверждён Политбюро ЦК ВКП (б).

Характерно, что введению погон предшествовала постепенная негласная реабилитация слова «офицер», которое также два с лишним десятилетия дискредитировалось и связывалось с «проклятым царским режимом».В РККА служили не офицеры, а «красные командиры». Они и оставались такими даже после введения в 1935 году офицерских званий от младшего лейтенанта до полковника. Юридически термин «офицеры» появился только в 1946 году в связи с переименованием РККА в Советскую армию, а до этого они назывались «средним и старшим командным и начальствующим составом», или проще – «краскомами».

Необходимо подчеркнуть, что момент для введения погон был выбран психологически тонко. Действительно, в период поражений эта мера не подняла бы настроение бойцов и командиров. В то же время, только что одержанные зимой 1942/43 гг. крупные успехи подавали очень большие надежды на перелом войны и на победу. Но к окончательной победе ещё надо было идти и идти. Сталин решил осенить этот победный путь перелицовкой военной формы.

Пятиконечные звёздочки серебристого цвета были и на погонах офицеров и двух младших генеральских чинов в Российской императорской армии (но не флота). Новая советская форма, по сути дела, повторила эту систему знаков.

Вопрос возвращения погон на форму военнослужащих Красной армии всплывал в узких кругах не единожды ещё до начала Великой Отечественной войны, но всерьёз эта тема до 1941 года не обсуждалась. Впервые на официальном уровне возможность введения погон была рассмотрена в свете приказа Наркома обороны № 308 от 18 сентября 1941 г. о присвоении 100-й, 127-й, 153-й и 161-й стрелковым дивизиям статуса «гвардейских», с получением новых номеров 1-я, 2-я, 3-я и 4-я соответственно. Поскольку данным приказом было предписано разработать «проект особой формы» для гвардейских подразделений, модельеры предложили один из вариантов с погонами цвета хаки, однако комиссия тогда его не приняла.

Спустя год, осенью 1942-го, в связи с планируемым введением новых воинских званий для высшего офицерского состава, вопрос о новой форме и о погонах всплыл в очередной раз. Целесообразность введения погон И.В. Сталин обсуждал с членами ЦК и видными военачальниками. Сам Сталин не афишировал своего мнения, зато тщательно анализировал аргументы собеседников…

Против погон резко выступили Г. К. Жуков и С.М. Будённый, мотивируя свою позицию тем, что погоны будут ассоциироваться со старым режимом и «золотопогонниками», с которыми не так уж и давно им приходилось сражаться на поле боя.

Сталин обратился к их оппоненту – начальнику Генштаба А.М. Василевскому, который был активным сторонником новых мундиров, с просьбой показать, какие погоны носил он сам, когда служил в чине штабс-капитана 409-го полка Русской армии. Василевский показал дореволюционное фото.

До победы под Москвой вопрос о введении погон просто не успели решить технически – было не до него. Но в 1942 году за него взялись основательно и начали готовить образцы новой военной формы. В сентябре или октябре 1942 года, по свидетельству начальника Генштаба маршала Василевского, Сталин, после очередного доклада ему, запросил его и Георгия Жукова мнения о предстоящем введении погон. Оказывается, по меньшей мере с лета того года этот вопрос был предметом поручения Сталина начальнику Главного управления тыла РККА генералу Андрею Хрулёву и регулярных с ним обсуждений.

Как утверждают некоторые историки, решающее слово в пользу погон было произнесено присутствовавшим при обсуждении Председателем Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калининым, который сказал буквально следующее: «Мы помним золотые погоны как атрибут старого режима, а для молодежи они будут иметь новое значение. Тем более, что эта форма существовала в России многие десятилетия, и для иностранцев, которые увидят наших солдат в Европе, когда мы туда погоним немцев, погоны будут символом сильной страны». Сталин принял окончательное решение, сказав: «давайте введём такую форму, а там будет видно».

Конечно, сталинские погоны не стали копией царских. Здесь была другая система обозначения званий, как и сами звания. Вместо подпоручика появился лейтенант. Штабс-капитан стал капитаном. Вместо капитана – майор. 

На погонах воинов армии Российской империи звания обозначались маленькими звёздочками. Большие звёзды для старшего офицерского состава первым ввёл Иосиф Сталин. Генерал-фельдмаршалы в Русской армии имели погоны с двумя скрещенными жезлами на галунном зигзаге (ранее – эполеты). Звание Маршала Советского Союза после введения погон в 1943 году стали символизировать вышитые на них большая звезда и герб СССР.

Напомним, что приказ № 1 Петросовета от 1 марта 1917 года о демократизации совершенно уравнял в правах солдат и офицеров. Вскоре и само слово «офицер» стало восприниматься как «контрреволюционное».

Только в первомайском приказе Наркома обороны в 1942 году оно появилось вновь. В начале 1943 года, с введением в Красной армии погон, слово «офицер» уже официально вышло из опалы. Командиры от комвзвода до комбрига стали называться по званиям.

Заметим, что считать введение погон личной инициативой Верховного главнокомандующего не совсем верно. Погоны были введены решением Президиума Верховного Совета СССР. Это была запланированная реформа, подготовка к ней заняла почти десять лет.

Погоны были элементом формы Русской армии с петровских времен, а апеллирование к именам великих русских полководцев было одним из методов воспитания патриотизма. Победа в Сталинградской битве была началом коренного перелома всего хода войны. Изменения в форме должны были воодушевить армию.

Кроме того, было понятно, что война рано или поздно закончится. Приходить в Берлин «командирами» и «комбригами» было недальновидно – нужна была, как заявил Калинин, хотя бы приблизительная унификация со званиями стран-союзниц.

По свидетельству главного маршала артиллерии Николая Воронова, основной причиной введения погон стало восстановление в армии и на флоте единоначалия и отмена института военных комиссаров (с октября 1942 года). Есть версии, что Сталин вдохновлялся примером царского генерала Андрея Снесарева, военспеца в РККА на Гражданской войне, всегда носившего погоны, а также пьесой Михаила Булгакова «Дни Турбиных», которую Иосиф Виссарионович с удовольствием смотрел в театре. Так ли это – проверить нельзя. Точно так же остаётся легендой, но символичной, версия, что Сталин издал приказ специально в канун Рождества – 24 декабря по старому стилю.

3 января 1943 года, в самом начале победного наступления под Сталинградом, газеты «Правда» и «Красная звезда» опубликовали заметку, в которой сообщалось: «Народный Комиссариат Обороны вошел в Президиум Верховного Совета СССР с ходатайством о введении, взамен существующих, новых знаков различия — погонов для личного состава Красной Армии». 6 января 1943 года Президиум Верховного совета СССР удовлетворил ходатайство Наркомата Обороны, и издал Указ «О введении новых знаков различия – погонов для личного состава Красной Армии». СМИ живо принялись обсуждать свежепринятый указ, подчеркивая символизм введения погон именно с позиции неразрывной связи русских побед.

Таким образом, погоны, упраздненные 23 ноября 1917 года декретом ВЦИК «об уничтожении сословий и гражданских чинов», вернулись на полевое, повседневное и парадное обмундирование военнослужащих – от курсантов военных училищ и рядовых солдат до высшего офицерского состава.

Этим же указом Наркомату Обороны СССР предписывалось установить сроки перехода на новые знаки различия и осуществить его. 7 января 1943 года Указ был опубликован во всех центральных газетах СССР. 15 января Нарком Обороны СССР И.В. Сталин подписал приказ № 25 о переходе частей и учреждений Красной Армии на новые знаки различия – погоны в период с 1 по 15 февраля 1943 года. Этим же приказом были введены в действие новые «Правила ношения формы одежды». Приказ был опубликован 17 января 1943 г.

Однако по вполне объективным причинам провести полный переход на погоны в такой короткий срок не представлялось возможным. В связи с этим, 14 февраля 1943 года вышел приказ № 80 Наркомата Обороны СССР, которым срок перехода на новые знаки различия был продлён еще на месяц – до 15 марта 1943 года. 15 февраля 1943 года, новые знаки различия, установленные для Красной Армии чуть более месяца назад, Президиумом Верховного Совета СССР были введены и для личного состава Военно-морского флота СССР.

К середине апреля 1943 года, военнослужащие всех родов войск были обеспечены погонами.

Интересно обоснование, которое дала советская пресса введению погон. Так, в номере газеты «Красная Звезда» от 7 января 1943 года, в котором был опубликован приказ наркома обороны о новой форме и знаках различия, приводилось такое разъяснение:

«Погоны были традиционным украшением доблестной русской армии. Мы, законные наследники русской воинской славы, берём из арсенала наших отцов и дедов всё лучшее, что способствовало поднятию воинского духа и укреплению дисциплины. Введение погон ещё раз подтверждает славную преемственность воинских традиций, которая так ценна для армии, любящей своё отечество, дорожащей родной историей. Погоны не только деталь одежды. Это знак воинского достоинства и воинской чести… Надевая погоны – новые знаки различия и воинской чести – мы почувствуем ещё явственнее тот долг, который лежит на армии, защищающей родину от немецко-фашистских банд. Народ даёт армии эти знаки чести, требуя при этом, чтобы честь армии поддерживалась на полях сражений».

Показательно, что этот яркий символ преемственности традиций российских воителей почувствовали и враги, причём это их очень сильно напугало. Об этом свидетельствует распространявшаяся оккупантами агитка «Сталин обалдел от страха».

«По приказу Сталина в красной армии введены погоны, эполеты… Готовится переименование красной армии в русскую. Священникам разрешено служить молебны о ниспослании победы красной армии. Красный флаг советской власти предполагается заменить трёхцветным… Чтобы удержаться у власти, хитрейший людоед Сталин идёт на всё… Не хватает только того, чтобы он провозгласил себя императором!» – говорилось в ней.

«Завтра начинается переход личного состава Красной Армии на новые знаки различия – погоны, – сообщалось в редакционной статье газеты «Красная звезда» за 31 января 1943 г. – Значение этого события в жизни наших войск достаточно ясно определяется тем фактом, что погоны вводятся в разгар борьбы за освобождение советских земель от немецких захватчиков. Переход на ношение погон – одно из звеньев в цепи мероприятий правительства по укреплению единоначалия и дисциплины в Красной Армии, поднятию авторитета командных кадров. Ныне, на втором году Отечественной войны советские командиры и начальники с заслуженным правом готовы к принятию знаков офицерского достоинства. На полях современных сражений наш офицерский состав, наши военачальники утвердили свою репутацию первоклассных военных организаторов и командиров. Внешние изменения в форме войск еще ярче оттенят это новое качество советских воинов».

Введение погон придает военнослужащим более подтянутый, более профессиональный вид, замечает газета. Погоны и новая форма являются внешним выражением глубоких внутренних процессов, происшедших в Красной Армии.

Воины армии, развеявшие миф о непобедимости германских вооруженных сил и завоевавшей всемирное признание своими блестящими победами, вправе гордиться своим мундиром. «Погоны на плечах наших командиров и бойцов всегда будут напоминать людям о принадлежности к героическим советским войскам, – писала «Красная звезда», – о временах легендарной борьбы с немецко-фашистскими оккупантами. Вот почему переход на ношение погон является знаменательным событием в жизни Красной Армии и каждого военнослужащего».

Погоны сразу стали символом воинской чести, почетного служебного положения. «Долг советских командиров и бойцов, – указывала «Звездочка», – быть достойными своей формы, не марать чести мундира своим внешним видом и поведением. В этом деле, как ни в каком другом, важны мелочи, на первый взгляд, не имеющие особого значения. Правила ношения военной формы должны соблюдаться неукоснительно, и никакие поблажки терпимы здесь не будут. Никакие ссылки на военное время не могут оправдать нарушений порядка, особенно в гарнизонах, не находящихся непосредственно в зоне боевых действий. Наоборот, военная обстановка требует двойной четкости в соблюдении правил ношения формы и образцового порядка во всем…».

Одновременно с погонами вводились некоторые изменения в военную форму одежды. При этом разрешалось донашивать существующие образцы гимнастерок и кителей. Командирам предоставлялось право «перешивать их по новой форме собственным попечением».

«Что касается верхней одежды, – отмечала «Красная звезда», – то ношение погонов предусматривается на шинелях, ватных куртках, полушубках, бекешах, кожаных пальто и плащах. При этом необходимо снять все нарукавные знаки различия, а ромбовидные петлицы на воротниках заменить на продолговатые (гимнастерочного типа с форменной пуговицей)».

Введение погон призвано было способствовать повышению дисциплины и подтянутости военнослужащих. «Бравый вид, аккуратность и опрятность в одежде, дисциплинированность и вежливость должны стать неотъемлемыми качествами военнослужащего, – говорилось в этой статье. – Каждая мелочь в форме, в обращении командира, бойца должна говорить окружающим о культуре Красной Армии, силе её традиций, выдержанном характере советских воинов. Надо раз навсегда покончить с расхлябанностью во внешнем виде, пренебрежении существующими правилами поведения…»

 После введения погон военнослужащим запрещалось появляться в общественных местах в плохо выглаженном обмундировании, с нечищеными пуговицами, в валенках, в бурках, телогрейках, в стеганых брюках, небритыми, нечесаными. Запрещалось также появляться в военной форме на рынках или базарах. «Нельзя стоять на ступеньках трамвая, автобуса, троллейбуса, а также входить через переднюю площадку, не имея на то особых прав, – выдвигала требования «Красная звезда». – В вагонах городского транспорта запрещается сидеть в присутствии старших по званию».

Не только в тылу, но и на фронте ношение погон должно было способствовать «упорядочиванию» внешнего вида и поведения военнослужащих.

«Каждый фронтовик обязан сознавать, что его долг добиваться, насколько это только возможно в боевой обстановке, образцового и культурного внешнего вида. – резюмировала «Красная звезда». – Почетные защитные погоны надо носить с достоинством и высоко держать честь боевого мундира советского офицера… Надевая погоны, офицеры и бойцы Красной Армии обретают форму, достойную лучших воинов мира. Разгромив ненавистного врага, освободив всю родную землю от гитлеровской нечисти, советские бойцы навеки обессмертят свой мундир – мундир героев и победителей в Великой Отечественной войне с немецкими захватчиками».

Время подтвердило абсолютную справедливость этой прозорливого предвидения.

Александр Владимирович Пронин – полковник, военный журналист

Источник