«Откусить и отползти не получится» — каким будет следующий этап спецоперации?

Эксперты уверены, что после освобождения Донбасса начнется новый этап спецоперации — с выходом к рубежам Харьков-Запорожье-Николаев-Одесса к Приднестровью с возможным дальнейшим выходом на направление Днепропетровск-Киев

Накануне министр обороны Сергей Шойгу приказал нарастить активность вооруженных сил на Украине, а также обозначил приоритеты, в частности, поражать средства большой дальности, чтобы исключить обстрелы мирного населения. Еще 3 июля он доложил об освобождения всей территории Луганской народной республики, следующим этапом должно стать освобождение территории ДНР. Российские власти продолжают уверять, что «все цели спецоперации будут достигнуты», не раскрывая их подробно, а Запад все еще надеется, что конфликт закончится перемирием. Подробнее — в материале Накануне.RU.

Территория Донецкой народной республики может быть освобождена до конца текущего года, как заявил представитель Народной милиции ДНР Эдуард Басурин. В целом по состоянию на 17 июля совместные вооруженные силы освободили 253 населенных пункта на территории Донбасса. А в освобожденной ЛНР во всех городах и районах уже сформировали свои администрации, о чем заявил глава ЛНР Леонид Пасечник.

Но это не конец спецоперации, как бы кому не хотелось. Как заявлял Владимир Путин ранее, «мы по-настоящему еще и не начинали» — вероятно, «по-серьезному» в скором времени и может начаться. Об этом также говорит и приказ Сергея Шойгу о наращивании активности ВС РФ по освобождению территорий. Косвенным подтверждением этому может служить и проверка министром обороны группировки «Восток».

Эксперты, опрошенные Накануне.RU, также уверены, что после освобождения Донбасса начнется новый этап спецоперации — с выходом к рубежам Харьков-Запорожье-Николаев-Одесса к Приднестровью с возможным дальнейшим выходом на направление Днепропетровск-Киев. Собственно, об этом говорили ранее и некоторые высокопоставленные лица Минобороны.

«Это же все Новороссия, она к Малороссии вообще отношения не имеет. Новороссию, конечно, нужно освобождать. Я думаю, что выход на Днепропетровское направление с выходом на Киев — это вероятный следующий этап», — считает генерал-лейтенант, депутат Госдумы от КПРФ Виктор Соболев.

Еще одной причиной для дальнейшего наступления можно считать невозможность так просто обезопасить освобожденные территории. Как показывает практика последних недель, вооруженные силы Украины намеренно атакуют гражданские объекты и обстреливают мирное население не только на территориях освобожденных республик, но могут достать и до территории России. Именно поэтому министр обороны Шойгу первоочередной задачей поставил поражение средств большой дальности. К тому же ВСУ усвоили ранние уроки и теперь «научились» оставлять позиции и занятые города, отступая вглубь, а значит, в том или ином виде боеспособные войска будут оставаться на линии фронта. Дополнительным поводом также может стать и угроза жизни мирному населению со стороны ВСУ на не освобожденных территориях и провокации, подобные той, что была в Буче, уверен Соболев.

Эксперты также напоминают, что если оставить киевскому режиму хотя бы часть государственности, то он непременно этим воспользуется.

«Если мы остановимся и предоставим Западу большую часть Украины, они ее так напичкают оружием, что через год-полтора мы будем иметь боевые действия на территории России. Я думаю, что мы должны полностью демилитаризировать и денацифицировать Украину. Полностью. А там уже люди пусть сами решают — будут они с нами или останутся, займут нейтральный, особый статус. Но то, что операция на этом завершиться не должна, я просто уверен», — говорит Соболев.

Эту же идею поддерживает политический деятель, публицист Дарья Митина:

«Наша цель — домонтаж режима Киева. Это кощеево яйцо. Мы же это начали не потому, что нам территорий не хватает, нам бы свои территории освоить, полстраны не распахано, просто источник военной и стратегической угрозы — эта прокси-колония США размером с пол-Европы. Если украинской государственности оставить хоть какую-то возможность сохранить субъектность, хоть какую-то территорию — неважно какую, пусть даже это будет одна Львовская область — как плацдарм для провокаций и развертывания военных баз, этого вполне будет достаточно».

Коллаж, Донбасс, бабушка, украинская армия(2022)|Фото: Накануне.RU

Фото: Накануне.RU

Дарья Митина уверена, что любая остановка российской армии не на границе с Польшей будет означать, что кровоточащая рана Донбасса просто увеличится в несколько раз, но проблема не будет решена.

Что же Запад? Там до сих пор надеются и проталкивают идею некоего перемирия, которое как раз могло бы оставить киевскому режиму ту самую субъектность. Так, экс-командующий силами НАТО в Европе Джеймс Ставридис считает, что конфликт может перейти в стадию «замороженного» через четыре-шесть месяцев. Результаты могут быть сравнимы с итогами Корейской войны, то есть это условное перемирие, милитаризованная зона между двумя сторонами и продолжающаяся вражда. Голубая мечта США и их сателлитов.

«Победа — военная, дипломатическая или любая другая — возможна только в том случае, если все поставленные цели будут выполнены. И как сказал старина Байден, отвечая на вопрос журналиста о том, сколько продлится операция, — сколько понадобится, столько и продлится. Спецоперация — это не то, что можно проводить вполсилы», — говорит Дарья Митина в беседе с Накануне.RU.

Так где же должны остановиться объединенные силы республик и РФ? «На границе с Польшей», как сказала Митина — это, скорее, образное выражение. Эксперты уверены, что ключевая цель — режим и его цепные псы. Виктор Соболев напоминает, что большая часть тех, кого сейчас мобилизовали на фронт, не горят желанием воевать за интересы коллективного Запада, да и их подготовка оставляет желать лучшего. А весь кадровый костяк украинских вооруженных сил — это донбасская группировка, которую собираются до конца года разгромить, «хотя это нужно сделать, конечно, значительно раньше», уверен Соболев.

Итогом и точкой (или многоточием) в спецоперации может стать смена режима и откат политической ситуации к 2013 году, тогда Украина представляла собой качественно иное политическое образование, чем сегодня. Да, это была коррумпированная постсоветская структура со своими проблемами, но она не была фашистским режимом, уверена Дарья Митина:

«Откусить и отползти уже не удастся. Так можно было рассуждать еще в 2014 году, а сейчас речь идет совсем о другом — наш противник не Украина, а НАТО и объединенный Запад. И если мы не добьемся изначально поставленной цели и сохраним этому гнойнику какую-то субъектность, то театр военных действий просто переедет, например, в Приднестровье, в Прибалтику и так далее».

Евгений Иванов

Источник