Почему Хрущёв не дал добить бандеровцев

Благодаря всеобщей амнистии Хрущёва, бывшие полицаи и бандиты массово вернулись из мест лишения свободы на Украину.

После завершения Великой Отечественной войны в СССР продолжалась упорная борьба с бандеровским подпольем. В первой половине 1950-х годов украинские нацисты были практически разгромлены либо бежали за границу. Однако благодаря всеобщей амнистии, которую провёл Хрущёв, бывшие полицаи и бандиты массово вернулись из мест лишения свободы на Украину.

Большая часть преждевременно реабилитированных членов националистического подполья, гитлеровских пособников и членов их семей успешно устроились в УССР. Стоит также помнить, что часть бандеровского актива, особенно служба безопасности, успешно пересидела в подполье, «перекрасилась» в коммунистов и комсомольцев. В результате к середине 1970-х годов бывшие националисты, их пособники и сочувствующие проникли в райкомы, обкомы и исполкомы западной, центральной и юго-западной Украины. Также стали руководителями разного ранга в украинских министерствах, ведомствах, партийных и хозяйственных органах, что привело к возрождению национализма уже в поздней УССР. Особенно это было заметно на бытовом уровне в Западной Украине.

Десталинизация и украинизация

Хрущёв не только нанёс смертельный удар новому советскому обществу знания, служения и созидания, которое начали строить при Сталине, ликвидировал возможность прорыва на новый более высокий уровень развития, когда власть от партии перешла бы к народу (советам), что назвали борьбой с «культом личности» («Хрущёвщина» как первая перестройка). Но и начал новый этап украинизации, в сущности, возродив украинский национализм на территории СССР, завершая процесс превращения Малороссии в «украйну».

На основании указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года Крым передали УССР. Тем самым Хрущёв обрёл статус лидера украинского клана и его поддержку в подковерной борьбе за верховную власть. В ответ Хрущёв стал продвигать интересы руководства УССР. Хрущёву в его борьбе со старыми большевиками, сталинистами необходима была опора. Он сделал ставку на украинскую часть советской верхушки. А в украинском обществе, в сущности, сельском, кулацко-мещанском (имеется в виду западная часть «украйны»), был очень выражен эффект кумовства, схожий с родоплеменным принципом, только людей продвигают не по родоплеменному, клановому принципу, а по родственно-товарищеским связям и отношениям. То есть Хрущёв делал ставку на местный национализм. Схожая ситуация была и в других союзных республиках, нацреспубликах и автономиях РСФСР.

Окончание Второй мировой войны и поражение бандформирований ОУН-УПА в послевоенных схватках с Красной армией и НКВД (Как советская власть разгромила бандеровцев) не поставили крест на украинских нацистах. Во-первых, при поддержке Запада нацистское движение сохранилось в эмиграции. Во-вторых, наиболее хитроумные, ценные кадры ушли в глубокое подполье, «перекрасились» в коммунистов. В-третьих, и самое главное, советское руководство в лице Хрущёва и его помощников само помогло выжившим бандеровцам реабилитироваться, «перекраситься» в мирных жителей, членов партийного и советского аппарата.

Более того, руководство Украинской ССР и высшее руководство в лице Хрущёва активно продолжили начатую в 1920-е годы политику украинизации всего и вся в республике. Украинизация, которую свернули в 30-е годы, при Хрущёве возродилась с новой силой и при полной поддержке государственного аппарата. Партийные органы были обязаны решительно выдвигать местные кадры на партийную и советскую работу. Особенно сильно это проявилось на западной Украине, где многим выходцам из восточной Малороссии-Украины и РСФСР пришлось покинуть свои посты. Украинизировалась компартия, была возрождена практика перевода кадров с Западной Украины, где многие симпатизировали ОУН-УПА, в центральные, восточные и южные, традиционно русские регионы.

Проводилась украинизация системы образования, культуры. В частности, в 1965 году министр высшего и среднего специального образования УССР Юрий Даденков предписал читать лекции на украинском языке в университетах республики. Преподавателей заставили перейти на мову. Шла популяризация «истории Украины» – исторического украинского мифа. Украинский язык, в сущности, южнорусское наречие с польскими искажениями (Украинский язык – наречие русского языка), снова стали «очищать» от русских слов и выражений.

Поддерживалось формирование новой волны украинской интеллигенции. Украинские «шестидесятники» боролись с «засильем» русского языка и культуры в общественной жизни Украины и т. д. Среди интеллигенции в западных областях УССР появились подпольные группы, в которых обсуждалась будущая десоветизация Украины, её выход из состава СССР. Надлежащих мер в отношении таких групп и лиц, чтобы другим неповадно было, не принималось.

Амнистия бандеровцев

17 сентября 1955 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны». Указ снимал судимость и поражение в правах, а беглым фашистским пособникам позволял беспрепятственно возвращаться в СССР. То есть действие указа распространялось и на тех, кто служил вермахту, абверу, работал в оккупационных органах власти и в 1955 году оставался на Западе. При этом многие предатели были завербованы в спецслужбы США, Англии, ФРГ и другие вражеские разведки.

Бандеровцев, полицаев и прочих коллаборационистов, депортированных в 1944–1953 гг. в отдалённые районы России, с начала 1956 года в массовом порядке стали возвращать на малую родину. Местные власти помогали им с жильём и работой. Амнистированным даже возмещалось имущество, конфискованное у них. Возвращались и иммигранты. По данным республиканского МВД, только в 1955–1958 гг. на постоянное место жительства в УССР прибыло более 25 тыс. амнистированных лиц.

Интересно, что многие бывшие оуновцы-бандеровцы, которых сослали на Урал, в Сибирь и на Дальний Восток, устроились там на золотодобычу. На Украину многие вернулись с целыми состояниями. Имелись средства и у иммигрантов. Поэтому покупали и строили дома с участками, записывались в жилищно-строительные кооперативы. Тем самым вызывая уважение и желание подражать у окружающего населения, зараженного кулацко-мещанской психологией.

Одновременно руководство ОУН и других зарубежных структур приняло решение о постепенном внедрении в государственные, партийные и хозяйственные органы СССР. «Новый курс» был предписан и курировался западными спецслужбами. Местные власти в УССР поддерживали этот почин. Пособники гитлеровцев, украинские нацисты активно «перекрашивались» в коммунистов и комсомольцев. Кто-то менял фамилии, биографические данные.

Так, «украинская зараза» проникла в партийно-государственные органы сначала Западной Украины, а оттуда стала распространяться в регионы Центральной, Восточной и Южной Малороссии. По данным западных источников, в партийных, общественных и хозяйственных организациях УССР было не меньше трети амнистированных в 1955–1959 гг. националистов и членов их семей. А в начале 80-х в общем контингенте обкома КПСС и райкомов Львовской области доля некогда осужденных нацистских пособников и репатриантов превышала 30 %. В Волынской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях этот показатель составлял от 35 до 50 %.

Таким образом, Хрущёв, недобитые троцкисты-интернационалисты и скрытые украинские националисты не дали добить бандеровское движение в 50-е годы. После ухода Сталина началась новая волна украинизации, бандеровцев и прочих гитлеровских пособников амнистировали. Зараза стала проникать в партийно-государственный, хозяйственный аппарат УССР, с запада распространяясь на восток. С 1991 года проект «Украина – анти-Россия» вышел на официальный уровень, его сторонники захватили власть в Малой России.

Попытка «перестроить» СССР

На заседании Политбюро ЦК КПСС 21 октября 1965 года обсуждался проект ЦК КПУ, инициированный членом Политбюро, первым секретарем ЦК КП Украины Петром Шелестом, выдвиженцем Хрущёва, о предоставлении Украине права самостоятельной внешнеэкономической деятельности. В сущности, это было уже начало «перестройки» – развала СССР, до Горбачёва. Если бы проект удался, за ним последовали бы аналогичные требования прибалтийских и закавказских республик. Тогда у Кремля хватило благоразумия отказаться от внешнеторговой самостоятельности УССР. Но влияние украинского клана в Москве сохранилось.

Идея «незалежности» постепенно распространялась и усиливалась в руководстве УССР. В 1970 году лидер мельниковцев (А. Мельник – один из лидеров ОУН) Анатолий Каминский выпустил в США и Канаде книгу «За современную концепцию украинской революции». По словам Каминского,

«национальная революция на Украине вполне возможна, и ее надо готовить. Причем для этого не нужны подпольные структуры… Чтобы сплотить народ против советского режима, достаточно эволюционных возможностей. Если умело использовать международную и внутреннюю ситуацию, можно рассчитывать на успех».

Так и вышло.

Источник