Закон для русских семей придумали педофилы. Рокфеллер и Сорос в деле

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» планируют в новой редакции опять обсудить в Госдуме.

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», разработанный несколько лет назад бывшим депутатом Оксаной Пушкиной со товарищи, планируют в новой редакции опять обсудить в Госдуме. Предваряя депутатские слушания, Первый русский телеканал Царьград разобрался в истоках самой этой концепции, которую не зря прозвали «антисемейной». Оказалось, исторически она связана с международным педофильским движением, а главные акторы её продвижения – структуры Джорджа Сороса. Конечные же цели – глобальное разрушение семьи и национальных государств, сокращение населения и… всемирная тоталитарная диктатура.

В современном мире существует множество международных движений и организаций, истинные цели которых искусно прикрываются благими эмоциональными красками и масками. Именно таково движение по предотвращению «насилия в семье», принципы которого впервые были официально сформулированы в 2002 году в «рекомендациях Комитету министров Совета Европы о защите женщин от насилия».

Впоследствии эти принципы юридически разрабатывались группой CAHVIO (Committee for preventing and combating violence against women and domestic violence) и в итоге в 2011 году были приняты в Стамбуле как «Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием». Да-да, речь о той самой скандально известной «Стамбульской конвенции», подписанной и ратифицированной странами ЕС и ещё несколькими десятками государств. При том, что сама Турция, на территории которой эта конвенция родилась, из неё в 2021 году вышла. В силу того, что в её тезисах гомосексуализм приравнивается к норме, а это «несовместимо с социальными и семейными ценностями Турции».

Важно понять и подчеркнуть: в Стамбульской декларации активно педалируется то, что главный объект защиты от «мужского насилия» – именно женщины, а также декларируются понятия «гендер» и харассмент». И это важные маркеры идеологических истоков как самой этой конвенции, так и многих других документов и законопроектов, в том числе – активно лоббируемого к принятию Госдумой России.

Четыре источника, четыре составных части «антисемейнизма»

Как и в любой из современных политических теорий, истоков антисемейной идеологии можно назвать несколько. Хотя, если копнуть глубже, все они работают на одну сторону: заказчики, а часто и исполнители – одни и те же. Первый – это феминизм, второй – ювенальная юстиция, третий – объединённое движение извращенцев, именуемое ЛГБТ (с вариациями), а также тесно связанное с ним учение «гендеризма». Есть и четвёртый исток – международное педофильское лобби. Такая вот многоглавая гидра. Но обо всём по порядку.

Более века назад марксисты объявили брачные отношения мужчины и женщины «первым классовым антагонизмом» в истории. И хотя те же Маркс и Энгельс не были противниками моногамии, но чётко связали «классовое угнетение» с «порабощением женского пола мужским». Отсюда их последователи вывели необходимость постепенного «отмирания» по мере движения к коммунизму институтов брака и семьи, обобществление жён и детей в бесклассовом обществе. Первый советский нарком «государственного призрения» Александра Коллонтай изложила свою программу «освобождения женщин», в которой было несколько пунктов:

  1. Свободное расторжение брака;
  2. легализация абортов;
  3. сексуальная свобода для молодёжи;
  4. отмена преследования за гомосексуализм;
  5. вовлечение женщин в общественный труд;
  6. воспитание детей государством в особых коллективах.

Но даже самые упёртые большевики-марксисты вскоре сообразили, что полная реализация подобной программы не будет понята народом и приведёт к распаду «социалистического государства». Постепенно начали откатывать назад, а при Сталине уже сделали ставку на укрепление традиционной семьи и деторождения.

Марксистскую, а на деле антихристианскую и антисемейную эстафету подхватили на Западе в 1960-х. Сексуальная революция и «антикапиталистический» левацкий бунт молодёжи 1968 года, опираясь на Франкфуртскую школу марксизма с «диалектикой освобождения» Герберта Маркузе, а также философию «расширения сознания» с помощью психоделических наркотиков Тимоти Лири, слились в один поток с воинствующим феминизмом, борьбой за равноправие гомосексуалистов. Главными врагами были названы государство, традиционная религия и традиционная семья. Достаточно взглянуть на лозунги тогдашних «бунтарей». Самый известный – «Запрещено запрещать», а другой… «Битва буржуазной семье!»

Повзрослев и надев буржуазные костюмы, часть этих революционеров продолжила борьбу с «архаикой» более эффективно – через международные организации и фонды. Такие, как, например, Фонд Рокфеллера, Фонд МакАртуров, а позже – через разветвлённые структуры Джорджа Сороса. Заказчики этой деятельности были весьма денежные и солидные: именно тогда верхушка мирового Фининтерна через Римский и Бильдербергский клубы сформулировала неомальтузианскую концепцию «пределов роста» и необходимости сократить население Земли до «золотого миллиарда».

И тут как нельзя кстати пришлись все «движи», работающие на уменьшение рождаемости. Педерасты, лесбиянки и прочие половые извращенцы, сторонники абортов и бездетности – «чайлд фри», «идейные» наркоманы и «философы» суицидов. Но таких всё же было относительно немного, поэтому понадобилось перевернуть с ног на голову всё общество и его ячейку – семью. Тут-то и пригодились феминистки, «борцы за права детей» и… против «семейного насилия».

Феминизм придумали Рокфеллеры

В своё время голливудский продюсер Аарон Руссо поведал о своём разговоре с Николасом Рокфеллером, который пытался завербовать его в Совет по международным отношениям (CFR). В этой беседе представитель одной из ключевых банкирских фамилий со смехом признался, что движение феминизма активировали в начале ХХ века именно Рокфеллеры, чтобы получать с «равноправных женщин» налоги, как с мужчин, и оторвать их от воспитания детей.

Системное развитие этого начинания в 1970–90-х годах потребовало уже более глубокой проработки. Женское равноправие было трансформировано в юридическое доминирование над мужчинами с одновременной феминизацией мужчин. Отдельное смягчённое ювенальное судопроизводство для детей-правонарушителей было переделано в систему извращённой ювенальной юстиции, по которой стало возможно под разными предлогам изымать детей из семей, отдавая в итоге в спецучреждения и в буквальном смысле продавая в приёмные семьи, в том числе однополым парам. Также потребовалось пересмотреть понятие «насилие» над детьми и «между полами», включив в них размытые трактовки «психологического насилия», а в последнем случае и «харассмент».

То есть было сделано всё, чтобы в семьях мужчины опасались женщин, и те и другие своих детей, и не хотели бы рожать новых отпрысков. Новые же поколения вовсе боялись бы заводить нормальные гетеросексуальные семьи. Окончательный переход от общественных инициатив к мейнстриму произошёл на Всемирной конференции женщин в Пекине в 1995 году, где тон задавали уже исключительно феминистки и лесбиянки.

Кто двигает гендерное безумие

Для обоснования половой психопатии понадобилось теоретическое обоснование, и оно было сварганено в виде псевдофилософии «гендеризма» и «квир-теории». Слово «гендер», поначалу просто технически заменявшее в исследованиях слово «пол», было превращено в фантазм «самоопределения». Так появились сперва десяток, а теперь уже чуть ли не сотни различных «гендерных идентичностей». Речь о социальной инженерии «нового человека», с помощью слома бинарного кода (мужчина – женщина) человеческой идентичности. Главным идеологом этого бреда стала Джудит Батлер, профессор Калифорнийского университета, сотрудник… Рокфеллеровского фонда и открытая лесбиянка, издавшая в 1990 году книгу «Проблемы гендера – феминизм и ниспровержение индивидуальности».

На политическом уровне эти установки стали настоящей господствующей на Западе идеологией под термином «Комплексный гендерный подход» (Gender mainstreaming). Эту идеологию официально продвигают структуры Евросоюза и ООН, в большинстве западных университетов прочно утвердилась «научная» область гендерных исследований. Активную роль в проникновении «гендеризма» в традиционные «отсталые» страны (в том числе Россию) играют глобальные неправительственные организации: Международная федерация планирования семьи и ILGA (головная Международная ассоциация… скажем так, извращенцев всех мастей).

Деньги на это идут щедро. В частности, от «Фонда НоВО» (NoVo Foundation) Питера Баффета, сына известного миллиардера Уоррена Баффета, – одной из главных «управляющих» семей. Главный же финансист «гендеризма» – Всемирный банк. Но противоборство с «семейным насилием» – лишь одна из граней их генеральной задачи разрушения традиционной семьи. Другие грани – гомосексуализация обоих полов, отчуждение детей и их ранняя сексуализация (по сути, растление), а также «производство детей» в суррогатном материнстве.

Главный разработчик концепции «семейного насилия» – педофил-насильник

О том, что все возведённые в норму на Западе половые перверсии, смешение полов и целенаправленное разрушение семьи тесно связаны, «Первому русскому» рассказала помощник председателя МОО «За права семьи» Александра Машкова-Благих, глубоко изучавшая этот вопрос:

Изначально концепт того, что родители несут опасность для своих детей, появился в декларации педофильского движения Великобритании ещё в 1960-х годах. Тогда педофилы и ЛГБТ выступали там единым фронтом, выпускали журналы, лезли в образование. Что, кстати, абсолютно логично: подавляющее большинство педерастов является, по их собственному признанию, «бойлаверами». Но в начале 1980-х единое гомо-педофильное лобби формально распалось из-за невероятного гнева родителей. В ряде публичных скандалов педофилы, в отличие от гомосексуалистов, были признаны преступниками-растлителями и некоторые получили сроки. При этом практически одновременно через журналы высокой моды пошла пропаганда «мальчикоподобных» моделей женщин и наоборот – «девочкоподобных» мужчин.

В Германии в 1969 году прошёл знаменитый эксперимент немецкого психолога-сексолога Гельмута Кентлера, когда детей-сирот отдавали на воспитание педофилам. Эксперимент закончился рядом скандалов. Несмотря на волну публикаций в защиту педофильской «любви», стало ясно, что родители не согласны с такой трактовкой, прокатилась волна родительских самосудов над растлителями их детей.

Тогда педофильское лобби стало развивать тезис об имманентном «насилии» над ребёнком в семье, «узурпации» его свободы выбора «сексуального поведения», пола и так далее. Постулировалось, что авторитет родителей должен остаться в прошлом, и есть некие «третьи лица», которые лучше знают интересы детей и позаботятся о них. Одной из ключевых фигур в этом стал британец Питер Ньюэлл – самый влиятельный консультант ЮНИСЕФ и ООН в разработке международных стандартов в области «защиты детства». В 2018 году он был осуждён за многократное изнасилование 12-летнего мальчика. Это о том, кто именно и для чего создавал саму концепцию «семейно-бытового насилия», которая перекочевала к нам через законопроект мадам Пушкиной!

Также важно понимать: в шельмовании родителей первое место отведено фигуре «злого отца» как главного источника насилия. К обоснованию этого подключили феминисток, инициировавших по всему миру сетевую кампанию женских эмоциональных «исповедей» на тему, как жестокие мужья их бьют и унижают. Это было нужно и для того, чтобы «развинтить» поддержку матерями отцов, противопоставив их друг другу. А вместе – своим детям. Так феминистский и педофильский конструкты сошлись в одном фокусе.

С точки же зрения «маркетингового продвижения» в СМИ, наиболее выгодной оказалась тема «защиты несчастных женщин», на которую и сделали упор в Стамбульской конвенции. Последний же акцент определил Джордж Сорос, чьи структуры готовили эту конвенцию и продвигают её в разных странах через своих агентов. Вот это и есть главное, что нужно знать о законопроекте, который сейчас вновь будут проталкивать через нашу Думу.

Что с того?

Такие деятели, как Сорос, умеют эффективно работать со многими целями одновременно. Протаскивая представителей взращённых им многочисленных «гендеров» в Европарламент, он получает немалое лобби для своих чисто финансовых махинаций. Но дело, конечно, отнюдь не только в наживе.

Феминисток и идейных извращенцев не зря называют «новым пролетариатом». Разрушение традиционной семьи с помощью ювенальной юстиции и тесно связанных с ней законов о «семейном насилии» убивает сразу двух зайцев. С одной стороны, снижает рождаемость в старых и образование новых полноценных семей. А с другой – создаёт целую армию не только растерянных, но и возмущённых бессилием государства мужчин и одиноких женщин и развращённых своими бескрайними «правами» подростков.

Эта «армия» уже в обозримом будущем вполне может стать протестным ядром в любых антиправительственных выступлениях и сыграть в итоге важную роль в обрушении национальных государств. И об этом также стоит задуматься нашим парламентариям, обсуждая новую редакцию скандального законопроекта.

Андрей Самохин

Источник