Тайна «золота КПСС»: Партийная верхушка не хотела воровать. Она лишь хотела делать бизнес

Бывший генпрокурор России рассказал, почему не стал никого сажать за растраченные взносы миллионов коммунистов

Ровно 30 лет назад Генеральная прокуратура России начала расследование уголовного дела о пропавших деньгах КПСС. Как оно возникло, сколько миллионов сыщикам удалось найти, почему дело закрыли и засекретили и какую роль в нем играла советская разведка, «Комсомолке» рассказал первый генпрокурор России в 1991-93 годах Валентин Степанков, который непосредственно возглавлял это расследование.

«И ТРЕТЬЯ ВЕРСИЯ — ОТКАТЫ…»

  • Валентин Георгиевич, а почему только в октябре? Ведь еще в августе 1991-го, сразу после подавления путча, следователи были на Старой площади в здании ЦК КПСС, видели финансовые документы. А 25 августа выбросился из окна управделами партии Николай Кручина, который как раз деньгами и занимался — не навело на мысли?
  • Это сейчас легко говорить. А тогда мы прежде всего работали по делу о попытке государственного переворота. Самоубийство Кручины абсолютно вписывалось в дело ГКЧП, это следует и из его предсмертной записки. Он писал: «Я не заговорщик, но трус. Больше моей вины перед Вами, Михаил Сергеевич, нет. Служил я честно и преданно». Речь, скорее всего, шла о том, что он как управделами обеспечил гэкачепистам охрану и выделил машины из гаража особого назначение — то есть предоставил им атрибуты государственной власти.

Когда КПСС прекратила свою деятельность и сотрудников аппарата погнали, грубо говоря, со Старой площади, там стали работать различные комиссии и ведомства новой российской власти. В архивах работали и наши следователи. Обменивались информацией. Так мы узнали о существовании неких «особых папок» с документами, в которых упоминались фамилии руководящих работников партаппарата. Мы стали тянуть эти ниточки, еще не понимая, куда они приведут. А в октябре ко мне пришли Евгений Лисов и Александр Фролов, которые возглавляли следственную бригаду, и говорят: «У нас накопились материалы о том, что в недрах ЦК КПСС, в первую очередь, в управделами, проводились некие финансовые операции» Это не было связано с ГКЧП. И мы приняли решение выделить эти материалы, а потом уже возбудили уголовное дело «о расследовании финансово-хозяйственной деятельности КПСС». С подачи ваших коллег-журналистов его окрестили делом «о золоте партии».

  • И какие тайны вам открылись?
  • «Особые папки» касались финансирования коммунистических и дружественных партий за рубежом. Об участии партийных денег в бизнесе речи пока не шло — если честно, мы и не знали, что такое существует. К концу декабря мы уже закончили основные работы по делу ГКЧП и смогли перебросить людей на дело о финансах. Отрабатывали три версии. Первая: документы о финансировании зарубежных компартий — это липа, а на самом деле деньги оставались в России в карманах заинтересованных лиц. Вторая — деньги уходили, но не партиям, а на зарубежные счета КПСС или отдельных лиц. И третья — деньги действительно уходили «братским» партиям, но причастные к распределению средств партаппаратчики получали за это гонорары, слово откаты было тогда еще не в ходу.
  • Про откаты — самая реальная версия, наверное…
  • Доказательств нам найти не удалось. Я и мои помощники посетили разные европейские страны, я лично побывал в Италии, Португалии, на Кипре и в Швейцарии, было очень сложно наладить контакты с правоохранительными органами зарубежных стран при том, что, во-первых, у СССР не было такой широкой сети международных договоров о правовой взаимопомощи, как сейчас, во-вторых, нас не воспринимали как правопреемников СССР, смотрели так: кто вы и надолго ли? И в-третьих, имел место вежливый такой саботаж со стороны некоторых послов, которые были назначены еще при СССР. Как умелые дипломаты они скрывали свои политические взгляды, но далеко не все были сторонниками новой власти. Так что помогать нам многие из них не торопились. Но тем не менее, мы добивались встреч, в некоторых странах с интересом отнеслись к нашим материалам. В Италии, например, это вызвало большой скандал, когда появилась информация о помощи КПСС итальянской компартии.
  • А что, это такой уж был секрет?
  • Ну, одно дело догадки и слухи, другое — расписки Берлингуэра (лидер итальянской компартии) в получении конкретных сумм. В Португалии тоже долго не верили, пока я расписки Альваро Куньяла не показал, у него был очень высокий авторитет в стране не только у коммунистов (в 1992 году Куньял, 30 лет возглавлявший компартию страны, покинул свой пост — ред). А итальянское правосудие больше интересовало, не пошли ли деньги КПСС на финансирование радикальных группировок. Мы встречались с известным борцом с мафией судьей Фальконе, потом намечался его визит в Россию для подробного ознакомления с материалами, но за 2-3 недели до поездки его убили. А в некоторых странах, например, в Швейцарии, правоохранительные органы подходили очень прагматично. Получали деньги и получали — главное, заплатили с них налоги или нет.

НА ДЕНЬГИ КПСС ИНОСТРАНЦЫ СТРОИЛИ ВИЛЛЫ И ПОКУПАЛИ СКАКУНОВ

  • Но братская помощь — это разве криминал?
  • Если это шло из партийной казны, то нет. Но выяснилось, что секретариат ЦК КПСС давал поручения перечислять и деньги из Центробанка, то есть фактически государственные деньги. Это уже злоупотребление служебным положением. Но оно становится уголовно наказуемым, когда причинен существенный ущерб. Казалось бы 20 млн долларов выводилось из страны ежегодно — это большая сумма. Но в масштабах бюджета страны — не очень. Еще вопрос: имела ли партия право распоряжаться и государственными деньгами? С одной стороны, вроде, нет. Но с другой, они опирались на тезис о направляющей роли КПСС, это было в советской Конституции. В общем у меня вызрело окончательное решение по этому вопросу. Я попросил Сергея Аристова, который возглавлял следственную бригаду по финансам партии, расписать пофамильно и по годам — кто и когда принимал решения по финансированию зарубежных, прогрессивных, как тогда говорили, движений. С 20-х годов, со времен Коминтерна. Получилось порядка 60-80 человек. К 1993 году, когда мы проводили эту работу, оставалось причастных к этому человек 6-7. Суммы, которые они направляли братским партиям, были гораздо меньше тех, которыми распоряжались их предшественники. И что, за 60-летнюю практику советского государства отыгрываться на тех, кто сейчас под конец существования КПСС, просто попал под руку? Я посчитал это неправильным. Это секретари ЦК, которые подписывали протокол — только у них мы оценивали состав преступления. Генеральный секретарь Горбачев, второй секретарь Ивашко, другие секретари ЦК КПСС. И в 1993 году мы прекратили расследование о финансировании зарубежных компартий — в связи с изменением обстановки (есть в законе такое основание): основные фигуранты отстранены от должностей, их деятельность прекращена.
  • А был ли смысл в этом финансировании?
  • Смысл стремился к нулю. Брат лидера компартии США Гесса Холла содержал дорогих скаковых лошадей. На какие деньги? В посольстве США были обнаружены два миллиона долларов наличными от КПСС, два мешка — они предназначались для передачи компартии США. Бельгийские коммунисты виллы строили и фирмы создавали на деньги, полученные от КПСС. В компартии Канады было меньше людей, чем в нашем ЦК — что там финансировать? Но нет — возникали какие-то записки-обоснования, что компартия Канады готовится принять участие в выборах в парламент, имеет шансы на победу и ей нужно оказать финансовую помощь. Мы не нашли доказательств корыстных мотивов, это была раздача денег в никуда, странный и не приносящий никакой пользы ритуал. Про многих получателей наших денег член политбюро Александр Яковлев в ходе допроса так и сказал: «Какие-то чудики, у которых и партии не было никакой»
  • А что удалось выяснить о коммерческой деятельность КПСС — считается, что деньги партии раздавались неким предпринимателям и осели то ли в чьих-то карманах, то ли еще где? Вы нашли их?
  • Руководители КПСС в первую очередь думали не о том, как украсть деньги. А о том, как в условиях инфляции сохранить партийную казну — взносы от 16,5 млн коммунистов и кандидатов, доходы от печати и другой хозяйственной деятельности. Кроме того, в конце 80-х начала возникать многопартийность, коммунисты понимали, что будут существовать в конкурентной среде, и для успешной политической деятельности должна быть финансовая основа.
  • И стали ковать капитал…
  • Да. Как мы об этом узнали. Помимо помощи левым движениям мы обнаружили по документам еще два направления коммерческой деятельности КПСС. Внутри страны и за рубежом. То что внутри, отслеживалось просто — по проводкам со счетов Управления делами ЦК КПСС. Там были задействованы разные коммерческие банки и предприятия, чьи названия ни о чем не скажут. Фамилий первых российских олигархов, которые вдруг в 90-е разбогатели и никто толком не знает, на чем, там не было. Мы заставили эти деньги вернуть, и с нами не спорили. В общей сложности собрали прочти 6 млрд руб. У меня была встреча с Ельциным, на которой я ему рассказал об этом, и он решил направить эти деньги в специально созданный социальный фонд, который возглавила Элла Памфилова. Как они расходовались — я не знаю.

РАЗВЕДКА С ПАРТИЕЙ — ЕДИНЫ?

  • А как был организован зарубежный бизнес «корпорации КПСС»?
  • Зарубежная деятельность была более многослойной. О том, что компартии необходимо заниматься внешнеэкономической деятельностью, писали и заместитель генсека Владимир Ивашко, и управделами Николай Кручина. Но как? Нужны были специалисты, разбирающиеся в хитросплетениях международной экономики. И партия обратилась в Первое главное управление КГБ СССР, позже оно было преобразовано в Службу внешней разведки. Из Швейцарии в управление делами ЦК КПСС откомандировали полковника Леонида Веселовского. Это разведчик и экономист-международник очень высокого уровня.

Веселовский предложил, например, организовать прямое кредитование западными банками советских промышленных предприятий — нашел тех, кто готов был это делать. Это было новаторское для нашей централизованной экономики предложение. И при участии Веселовского, используя связи сотрудников спецслужб, за рубежом стали создаваться так называемые «фирмы друзей». Принцип их работы прост. Например, покупают в Союзе продукцию, хоть бумагу, хоть нефть по низким ценам, продают там — по рыночным. Прибыль шла либо на развитие производства либо просто перечислялась в Союз, конвертировалась, превращалась в дипломаты с долларами и передавалась руководителям дружественных партий. Иногда передача происходила в Союзе, куда зарубежные товарищи приезжали с визитами, а иногда — за границей. В этом случае в качестве курьеров тоже привлекались сотрудники разведки, такая практика применялась с давних времен, еще до Веселовского. Эту работу в ПГУ не любили — знаю из первых уст. Во-первых, не их уровень, а во-вторых, для людей, живущих под определенной легендой, было опасно вызвать подозрения встречей с деятелем компартии и передачей ему каких-то дипломатов или сумок. Можно было засветиться на ровном месте.

«Фирмам друзей» Кручина переправил 400 млн инвалютных рублей. Что с ними стало потом, я не знаю.

  • А вы ощущали какое-то сопротивление при расследовании? Служба внешней разведки как себя вела — помогала?
  • С ней отношения складывались непросто. В 1992-м мы с Аристовым и Лисовым поехали в Ясенево налаживать отношения с СВР — нам же надо было вместе работать по этому делу. Примаков собрал все руководство, разведчиков, многих нам и в лицо не надо было видеть, и объявил, что надзирающим органом сейчас является уже не Генпрокуратура СССР, как раньше, а Генпрокуратура России. Создали рабочую группу вместе с нашими следователями. И вот тогда мы стали получать подтверждения передачи денег дружественным партиям. И дело стало развиваться. Хотя все равно Примаков выдавал информацию по крохам, не давал следствию погрузиться в информацию о роли ПГУ в финансировании «компаний друзей». Но это могло быть не сокрытие каких-то финансовых схем, а вполне объяснимое засекречивание резидентуры. Примаков как глава СВР нес персональную ответственность за ее сохранность.

Благодаря Примакову мы получали доступ к материалам финансовой проверки резидентур, которую организовал еще в 1991 году после путча Вадим Бакатин, несколько месяцев возглавлявший КГБ. Были выявлены неучтенные обороты валюты — то есть разведчики вели некую теневую экономическую деятельность.

  • В октябре 1993 г. вы оставили пост Генпрокурора. И дело на этом закончилось?
  • Нет, оно продолжалось, но по настоянию Примакова было засекречено — оно во многом касалось работы разведки. Дополнительным мотивом для засекречивания мог быть и такой. Партийные деньги для «фирм друзей» могли прокачиваться через концерн «Симако», который курировал глава Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский. Предприятия, связанные с ним, имели зарубежные счета, это была редкость тогда. У меня сложилось впечатление, что Вольский воспринимал Веселовского как конкурента в распоряжении потоками партийных денег из СССР за границу. А Примаков был в очень теплых отношениях с Вольским… Прекратили дело в 1996-м. К тому времени, насколько я знаю, оно насчитывало уже 200 томов.
  • Так, а с деньгами-то что? Нажился кто-то на партийных взносах?
  • Не исключаю. Интересна фигура бывшего министра по производству минеральных удобрений СССР Николая Ольшанского (депутат Госдумы 3-5 созывов, на 2012 г. его состояние оценивалось в 750 млн долл. — ред). Он потом возглавил ассоциацию «Агрохим» (с 1992 г. — Росагрохим), которая имела валютные счета, на них могли перечисляться деньги КПСС. Солидная компания с большими оборотами, с представительствами за рубежом — в Гонконге, Монако. Были сомнительные сделки с имуществом «Агрохима» за рубежом. Следствие планировало провести проверки этой организации и других внешнеторговых советских организаций по их финансовым проводками, распоряжению зарубежной недвижимостью и другим имуществом.

ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ «ТЕПЛОХОДА С ЗОЛОТОМ»

  • Одно время говорили, что международное детективное агентство «Кролл», вроде, нашло деньги КПСС, но в России не проявили заинтересованности. Что это за история?
  • В 91-м году, когда разворошили архивы ЦК КПСС, Гайдар без моего ведома заключил договор с детективным агентством «Кролл Интернешнл». Это солидная организация, туда входят работники спецслужб разных стран. С кем я общался — это бывшие работники Скотленд-Ярда, Моссада и других спецслужб. Гайдар заключил соглашение с «Кроллом» на 2 млн долларов. Когда я узнал, это меня возмутило. Мы не можем следователям командировочные выписать для зарубежных поездок, а тут такие расходы. Я даже на одном из совещаний Гайдару достаточно резко об этом сказал. Он спорить не стал, говорит: «Откройте валютный счет, мы перечислим деньги». Действительно, перечислил 30 тысяч долларов на командировочные расходы.

С детективами из этого агентства я встречался лично. Звонит как-то Баранников Виктор Павлович, министр безопасности и говорит: «Тут иностранные специалисты привезли какие-то материалы, рассказывают про деньги КПСС, может, тебе интересно?». Хорошо, я их принял. Пришли несколько человек с переводчиком, показали мне соглашение с Гайдаром, документы о получении аванса, кажется, 600 тысяч долларов и материалы, отработанные под аванс. Папка с ксерокопиями, смутными перепечатками. Банковские проводки, сопроводительные письма, славянские фамилии, которые мне ни о чем не говорили. Я спрашиваю: вы эти документы получили неофициальным путем? Они говорят: да. Люди, которые вам их передали, могут выступить свидетелями на следствии и подтвердить это потом в суде? Ответ: нет. Подлинники есть? Нет. То есть они, как я могу предполагать, просто заплатили клеркам крупных европейских банков, чтобы те прошерстили проводки по принадлежности паспортных данных клиентов к СССР. И ничего непонятно: кто эти люди, за что деньги, за какой период. А с учетом того, что сотрудники не могли дать официальные показания — банковская тайна — никакой ценности эти материалы не представляли. Они хотели получить от меня подтверждение о пригодности материалов и с ним идти к Гайдару за новым траншем денег. Я им подписывать ничего не стал. Но насколько я знаю, они и без подписи получили от Гайдара нужную сумму. Не знаю, кто вывел его на этот «Крол Интернешнл».

Существует миф, что они что-то нашли, показали Гайдару, но тот, увидев фамилии из своего окружения, забрал эти документы и уничтожил или запрятал и не дал им хода и прекратил поиски. Не уверен, что это правда.

  • Ну, если заговорили о мифах, то был еще и такой — что золото партии вывозили куда-то на теплоходах…
  • А у такой истории могла быть реальная основа. Но это золото не партии, а государства. По межгосударственным соглашениям золото в слитках вывозили за границу в счет обеспечения получаемых Советским Союзом межгосударственных кредитов. Советский Союз деньги не вернул, и Россия не смогла вернуть все долги СССР — таким образом золото осталось в собственности того, кто предоставил кредит. Но в общественном сознании все эти деньги партии, золото, вывозимое за рубеж, смешались в одну историю и понеслось: коммунисты разворовали.

Источник