Игорь Понкин: Толерантность и толерантизм в светском государстве

Пока в России идут споры о допустимости преподавания в государственных и муниципальных образовательных учреждениях учебный предмет «Православная культура», место государственной идеологии скрытно занимает секулярная квазирелигиозная идеология «толерантность в духе культуры мира».

Толерантность

В то время, пока в России идут горячие споры, можно преподавать в государственных и муниципальных образовательных учреждениях учебный предмет «Православная культура» или нет, место государственной идеологии скрытно занимает секулярная квазирелигиозная идеология «толерантность в духе культуры мира». В том случае, если эта идеология, в нарушение статьи 13 Конституции РФ, займет положение государственной идеологии, к чему она имеет устойчивое устремление, уже поздно будет обсуждать влияние православной культуры на общество, так как секулярная квазирелигиозная идеология «толерантность в духе культуры мира» носит антихристианский характер.

С 2001 г. в Российской Федерации началась разработка и реализация Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе»[1]. Однако, как и любые позитивные начинания в нашей стране, идея толерантности как веротерпимости сразу же стала объектом для паразитирования представителей всевозможных идеологических течений, навязывающих под прикрытием лозунгов толерантности свою идеологию. Толерантного к себе отношения стали требовать сторонники смягчения ответственности за педофилию, различные радикальные политические группировки. Изначальный смысл толерантности постепенно стал вытесняться, а сама толерантность стала превращаться в идеологию толерантности или толерантизм[2].

Чтобы выявить основные отличия толерантности от толерантизма, необходимо, прежде всего, определить, что такое толерантность.

Французские толковые словари Робер, Ларусс дают следующие определения понятию «толерантность»:

«Толерантность (tolérer – lat. tolerare –  выносить, терпеть): 1) терпеть положение дел, но не дав на это разрешения; 2) принять суть идей, даже если они вразрез вашим; 3) у них разные идеи, но они выносят (терпят) др. друга.

Толерантный (tolérant) – склонный к терпению, терпимости: 1) говорится о лице, расположенном допустить, что другие имеют мнения, отличные от его, а именно – в области политики или религии; 2) практика снисхождения, снисходительность, которая не составляет собой право (нетерпимость – фанатизм); 3) отношение, которое состоит в допущении у другого манеры думать или действовать, отличной от той, которую принимаешь сам; уважение права другого на свободу убеждения (терпимость религиозная, политическая)»[3].

По определению Э.Бардина, толерантность – терпимость, способность понять другого человека, не похожего на тебя, стремление к взаимопониманию и мирному сосуществованию[4].

С.В. Смирнов предлагает такое определение: «Толерантность – терпение, терпимость, понимание, способность проникаться и понимать ощущения других людей. Дружелюбие, спокойствие, адекватное восприятие. Мирная настроенность. Антипод агрессивности, злобности и раздражительности. Толерантность выступает как характеристика личности человека или некоего субъекта, представленного людьми (организация, государство)»[5].

С учетом вышеприведенного можно предложить следующее определение:

Толерантность – искренняя осознанно уважительная терпимость[6], специфическая психологическая установка, ориентирующаяся на уважительное восприятие чужой этничес­кой и религиозной самобытности, других куль­тур, обычаев и образа жизни, нравственных ценностей и мировоззренческих убеждений, проявлений человеческой индивидуальности как достойных уважения, связанная с активным психологическим процессом, направленным на внутреннее психологическое преодоление или ослабление нетерпимости и невосприятия «чужого» на уровне собственного менталитета, связанная с волевыми усилиями по ослаблению реакции на какой-либо неблагоприятный фактор в межрелигиозных, межнациональных и, в целом, межличностных отношениях и стремлению к взаимопониманию и мирному сосуществованию.

В светском государстве толерантность, как искренняя осознанно уважительная терпимость, есть одна из целей образования и воспитания граждан, не являясь, однако, общеобязательной идеологией. Гражданин вправе иметь любые убеждения. Однако проявление его убеждений ограничено в светском правовом государстве законодательно установленными запретами на возбуждение религиозной, национальной или расовой вражды, пропаганду неполноценности граждан по признаку отношения к религии, национальности или расе или их дискриминации по этим признакам, на оскорбление религиозных или национальных чувств (часть 5 статьи 13, часть 2 статьи 19, часть 2 статьи 29 Конституции РФ, статьи 136, 282, 2821 и 2822 Уголовного кодекса РФ).

Вместе с тем, толерантность – это не есть терпимость или требование обязательной терпимости вообще ко всему. По мнению А.Ю.Соловьева: «Превратное понимание “толерантности” превращает ее в требование терпимости к самым крайним проявлениям цинизма, терпимости, а вернее попустительства пороку и безнравственности, приводит к их оправданию и даже прославлению порока… Идеология толерантности представляет собой нечто безграничное и хаотичное, не имеющее в себе различий между добром и злом, но это – хаотичность лишь видимая, так как вся эта идеология упорядоченно враждебна по отношению к традиционным духовным ценностям, прежде всего – христианским».

Может ли быть толерантное отношение к нетолерантному поведению? Может ли быть толерантное отношение к нетолерантному отношению к толерантному поведению? Может ли быть толерантное отношение к толерантному отношению к нетолерантному поведению? Внятных ответов нет. Если толерантность есть требование относиться с потворством к любым проявлениям безнравственности, то это уже не толератность, а толерантизм.

Толерантность как идеология (толерантизм) представляет собой секулярную квазирелигиозную идеологию.

В «Энциклопедии религии» под редакцией М. Элиаде приведена следующая характеристика секулярной квазирелигии («гражданской религии»): «Гражданская религия есть религиозное или квазирелигиозное отношение к определенным гражданским ценностям и традициям, которое периодически обнаруживается в политической истории государств. Данное отношение может быть выражено в особых фестивалях, ритуалах, символах веры и догмах, чествующих знаменательных людей или события прошлого»[7]. Определенное здесь означает конкретное, но совершенно не обязательно, что это определенное отношение является демократическим и что оно востребовано или приемлемо обществом.

Если рассматривать содержательный аспект толерантизма, то это, по сути, навязанная принудительная индифферентность к одним явлениям общественной жизни и ценностным ориентирам и принуждение к неприятию других взглядов и суждений, часто – просто отличающихся чем-либо от тех, что пропагандируются в рамках данной секулярной квазирелигии. 

Характеризуя толерантность как навязываемую сегодняшнему российскому обществу идеологию, исследователь Н.Киселев пишет: «“Истинно толерантный” человек не имеет предела своей толерантности, потому что если доводить его мысль до конца, то не существует ни добра, ни зла, все можно понять и оправдать. Он не может быть против или за, потому что он, говоря просто, вообще никем не может быть, это человек без “корней”, служащий и “нашим и вашим”»[8].

Заведующая кафедрой ЮНЕСКО/ИНКОРВУЗ Государственного университета управления Л.Н.Коновалова, описывая «толерантность», сама же и указывает на признаки толерантности как идеологии: «Толерантность есть уважение, принятие и высокая оценка богатого разнообразия мировых культур, форм выражения и способов человеческого бытия… Она не есть лишь моральный долг, но также политическое и правовое требование. Таким образом, по своему содержанию толерантность, не являясь синонимом терпимости, становится целевым устремлением, направленным против любой ксенофобии и способствует предотвращению конфликтов в мире»[9]. Если толерантность, сама по себе, превращается в правовое требование и, тем более, в политическое требование, то это уже не толерантность, а толерантизм. Гарантии прав граждан на защиту от дискриминации по религиозному или национальному признаку содержатся в Конституции Российской Федерации (часть 5 статьи 13, часть 2 статьи 19, часть 2 статьи 29), в Уголовном кодексе РФ (статьи 136, 282, 2821, 2822), иных нормативно-правовых актах. Требования соблюдения этих норм и есть те правовые требования, о которых пишет Л.Н.Коновалова. Превращать и так присущее российскому обществу терпимое отношение к иным вероисповеданиям и национальностям в специфическую форму идеологии нет никакой необходимости.

Более того, сторонники идеологии толерантизма называют свою идеологию привилегией: «Толерантность – привилегия сильных и умных, не сомневающихся в своих способностях продвигаться на пути к истине через диалог и разнообразие мнений и позиций»[10].

Можно выделить следующие основные существенные черты идеологии толерантности (толерантизма):

  • идеология толерантности, называемая ее сторонниками «светской духовностью», представляет собой секулярную квазирелигиозную идеологию;
  • идеология толерантности претендует на общеобязательность и на универсальность в удовлетворении духовных потребностей, маскируясь одновременно под терпимость (в том числе – веротерпимость), культуру, единую для всех духовность и под идеологию либерализма;
  • идеология толерантности основана на двойных стандартах и мерках и носит агрессивный характер, не приемля никакого плюрализма во мнении, никаких противоречий себе;
  • идеология толерантности настроена агрессивно негативно по отношению к исторически сложившимся в России духовно-нравственным ценностям и религиозно-культурным традициям, требуя от них «отказа от догматизма, от абсолютизации истины», ориентируясь при этом на благоприятствование импорту зарубежных духовно-ценностных систем.

Следует отметить, что навязывание идеологии толерантности (толерантизма) в качестве общеобязательной противоречит Конституции Российской Федерации, которая устанавливает, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, и никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной (части 1и 2 статьи 13).

К реализации и развитию федеральной программы толерантности практически сразу подключилась Москва, где сторонники идеологии толерантизма уже имели сильные позиции и при поддержке Правительства Москвы проводили свои мероприятия[11]. Так, с 1999 г. Правительство Москвы и российская Комиссия по делам ЮНЕСКО реализуют проект «Культура мира в России – год 2000». Постановлением Правительства Москвы от 30 ноября 1999 г. №1100 была одобрена Комплексная городская программа «Москва на пути к культуре мира (основные направления)». С 2001 г. в Москве была инициирована разработка среднесрочной городской целевой программы «Москва на пути к культуре мира: формирование толерантности, профилактика экстремизма, воспитание культуры мира (2002–2004 гг.)», государственным заказчиком которой был определен Комитет общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы[12]. Структурным подразделениям Правительства Москвы, включая Московский комитет образования, было предписано представить до 30 марта 2002 г. свои предложения по вопросам «формирования у населения установок толерантного сознания и профилактики экстремизма».

В ноябре 2002 г. Правительство Москвы утвердило Среднесрочную городскую целевую программу «Москва на пути к культуре мира: формирование установок толерантного сознания, профилактика экстремизма, воспитание культуры мира (2002-2004 годы)» (ниже по тексту в скобках будут указаны страницы документа). Всемерно препятствуя введению в Москве возможности получения учащимися на основе добровольности выбора знаний о традиционной для них религиозной культуре, Правительство Москвы принимает программу навязывания «культуры мира».

Анализ Программы позволяет выявить, что она не отвечает требованиям, предъявляемым к такого рода документам, и подготовлена некорректно, с правовой точки зрения. В программе также имеется значительное количество утверждений сомнительного характера.

Что же такое толерантность в том ее содержательном наполнении, как она закреплена в указанной программе?

Выражение «культура мира» в тексте Среднесрочной городской целевой программы «Москва на пути к культуре мира: формирование установок толерантного сознания, профилактика экстремизма, воспитание культуры мира (2002-2004 годы)» только в главах I-VII использовано около 100 раз. Дважды это выражение использовано в названии Программы.

Однако нигде в программе не приведено определения понятий «толерантность», «культура мира», нигде не разъяснено, что означает «в духе культуры мира», в каком значении используется слово «дух». Неопределенность основных понятий Программы, использование в ее тексте неясных формулировок и понятий – все это заставляет сомневаться в искренности ее разработчиков и отсутствии их стремлений навязывать в качестве общеобязательной какую-то свою идеологию, скрытую под патетикой «антиэкстремистской борьбы» и «толерантности». А также позволяет идентифицировать «толерантность в духе культуры мира» как секулярную квазирелигиозную идеологию, так как одним из признаков секулярной квазирелигии является манипулирование известными терминами и подмена их смысла («свобода», специфически понимаемая и насильственно навязываемая США всему миру, и др.).

Анализ Программы позволяет выявить следующие существенные черты понятия «культура мира».

1. «Культура мира» – это самостоятельное понятие, отличающееся по содержанию от понятий «толерантность», «миролюбие», «терпимость», «солидарность».

Так, в «Перечне основных мероприятий» предполагается проведение следующего мероприятия: «Внедрение в систему образования всех ступеней про­грамм учебных материалов и технологий, воспитывающих подрастающее поколение в духе миролюбия, культуры мира, веротерпимости и толерантности… Реализация комплекса мероприятий и технологий по пропаганде миролюбия и культуры мира, повышению то­лерантности» (с.5). Таким образом, «культура мира» отличается от миролюбия или толерантности, являясь самостоятельной категорией.

Тезис Программы: «Сле­дует активно поощрять культуру мира и диалог между всеми цивилизация­ми» (с.13), показывает несоответствие понятия «культура мира» понятию «межцивилизационный (межрелигиозный, межнациональный и т.д.) диалог». В качестве одной из целей Программы обозначено «утверждение в московском сообще­стве идей культуры мира и ненасилия» (с.10). То есть нет соответствия понятия «культура мира» и отказу от насилия.

Взаимоотношения «толерантности» и «культуры мира» в тексте Программы очень сложны и запутанны. Указывается, что толерантность является центральным понятием «культуры мира» и, одновременно, «обобщенным показателем мирокультурного строительства»: «Толерантность  центральное понятие всей проблематики культуры мира и проводимых в ее рамках международных и национальных акций, осуществляемых технологий. Толерантность выступает здесь как обобщен­ный показатель эффективности мирокультурного строительства» (с.8-9).

Программа утверждает, что реальное достижение толерантности в обществе и государстве возможно только лишь через культуру мира: «Реальное достижение в современных российских условиях толерант­ности возможно через культуру мира, ее универсальные ценности. Толе­рантность  результат процесса воспитания культуры мира, являющегося профилактикой экстремизма, это система воспитания на идеалах, идеях и принципах ненасилия» (с.9); «В формуле  толерантность через воспитание культуры мира как про­филактику экстремизма – особое место занимает область средств массовой информации» (с.19); «Толерантность  форма ненасилия. Ее общественный алгоритм реали­зации может иметь следующую формулу  достижение толерантности че­рез воспитание культуры мира как профилактику экстремизма» (с.10).

С другой стороны, «толерантность связывает проблематику культуры мира с процессом становления гражданского общества» (с.21).

Программа включает множество выражений и терминов, терминологически неясных  и юридически не вполне корректных. Так, непонятно, что означает использованный в тексте Программы термин «неэкстремизм»: «Формирование неэкстремизма  актуальнейшая мировоззренческая проблема всех уровней и форм мирокультурного строительства» (с.10); «Неэкстремизм, как мировоззренческая устойчивость  это содействие взаимопониманию, терпимости и солидарности, культивирова­ние установок толерантного сознания» (с.10).

Зато из процитированных фрагментов ясно несоответствие понятие «культура мира» понятиям «неэкстремизм» (который является лишь одной из проблем «строительства в духе культуры мира» – «мирокультурного строительства»), «терпимость» и «солидарность» (через который раскрывается понятие «неэкстремизм», отличающийся от «культуры мира»). Терминологическая «каша» практически всегда указывает или на отсутствие научности, или на сокрытие истинных целей.

2. «Культура мира» – это самостоятельная идеология.

В Программе заявлено, что «культура мира» – это философия и «основа мировоззренческого потенциала»: «Сегодня нужна философия культуры мира, как основа мирокультурно мировоззренческого потенциала, способного активно воздействовать сознание граждан» (с.7).

Причем заявлено, что эта философия представляет собой воплощение «чаяний лучших представителей человеческого рода»: «На рубеже XX и XXI веков исполнилось 10 лет становлению современ­ной идеи культуры мира, воплотившей чаяния лучших представителей че­ловеческого рода» (с.7). Какие конкретно представители человеческого рода имелись в виду, не указано. С точки зрения коммунистов, лучшими представителями человеческого рода были Маркс, Энгельс, Ленин и пр., а кто-то считает лучшим представителем человечества В.Новодворскую. Отсутствие ясных указаний на содержание «философии культуры мира» или на принципы, на которых основана данная «философия», вызывает сомнение в ее идеологической нейтральности.

В Программе заявлено, что «культура мира» – это традиция российского общества и, одновременно, нравственные принципы ненасилия и мира: «В этой связи важно отметить, что идеи культуры мира пришли в Рос­сию, Москву в трудное время, когда российское общество, утратив прежние социальные завоевания, духовно-нравственные принципы и мировоззренческие ориентиры, не обрело новых. Точнее, эти идеи вернулись в Россию, так как формирование нравственных принципов ненасилия и мира, стремление к мироустройству на этих принципах – традиция российского общества» (с.7). Утверждение о том, что «культура мира» (в том понимании, в каком она представлена в Среднесрочной городской целевой программе «Москва на пути к культуре мира…») является традицией российского общества, является очевидно ложным и необоснованным. Возможно, она когда-нибудь, через определенный период времени, и станет традиционной для России. Но для этого требуется, как минимум, чтобы ее проводники честно объяснили обществу ее суть и направленность, которые ясно не просматриваются за бесконечной патетикой борьбы с экстремизмом и прочих лозунгов.

Обращает на себя внимание настойчивое позиционирование «культуры мира» как нравственной мировоззренческой системы, некой философии. Причем эта философия, а точнее – идеология, претендует на удовлетворение существующих в обществе духовных потребностей.

Так, в Программе в качестве одного из ожидаемых результатов указано «создание инновационной отрасли городской экономи­ки – производственного комплекса по выпуску социально-коммуникационной продукции массового спроса, наце­ленной на формирование толерантности через удовле­творение возрастающей потребности в мировоззренче­ской устойчивости» (с.6). Но в обществе существует возрастающая потребность культурного развития в рамках национальной культуры, такая тенденция сегодня присуща практически всем народам России – и русским, и татарам, и евреям, и др. Никакой потребности в обществе к мировоззренческой устойчивости в рамках искусственно созданной и навязанной идеологии «толерантности в духе культуры мира» в обществе нет, наличие такой потребности ни в чем не проявляется. Обратные утверждения, очевидно, безосновательны.

С учетом сказанного выше, можно сделать вывод, что «культура мира» – это секулярная квазирелигиозная идеология.

3. Претензии на общеобязательность и на универсальность в удовлетворении духовных потребностей

Следует отметить агрессивный характер идеологии «толерантность в духе культуры мира». Под навязывание этой идеологии подводятся обоснования, имеющие явно манипулятивный характер: «Именно образование позволяет человеку либо быть открытым и то­лерантным окружающему миру, проявлять живой и доброжелательный ин­терес к судьбам других людей и народов, сокровищам мировой культуры, либо вести ущербное, ограниченное, изолированное существование ли­шенного созидания и творчества «маленького человека», который стано­вится потенциальной жертвой экстремизма и радикализма» (с.16). Никто не спорит с тем, что культурный и образованный человек должен знать и понимать мировую культуру. Однако альтернатива: или вы принимаете в качестве обязательной для себя идеологию «культура мира», или вы – «маленький человечек», влачащий «лишенное созидания и творчества существование», да еще и потенциальная жертва террористов – является ложной альтернативой. Кроме того, сомнительно, что исповедание идей «культуры мира» является своего рода магическим оберегом от террористов.

Указывается, что Программа «охватывает основные сферы обще­ственной жизнедеятельности. Каждая из этих сфер должна стать объектом объединенных усилий в деле… воспитания культуры мира» (с.14). Раздел «Личность» главы «Система программных мероприятий» Программы предусматривает «внедрение в систему образова­ния всех ступеней программ технологий и учебных материалов, направлен­ных на воспитание подрастающего поколения в духе толерантности и куль­туры мира» (с.22). Раздел «Государство» предусматривает «внедрение в социальную практику норм и стандартов толерантного поведения» (с.22).

Прежде всего, навязывание «ценностей» идеологии «культура мира» запланировано через СМИ: «Телевидение, радио, газеты и журналы – мощные автономные средст­ва формирования общественного мнения и его отношения к базовым цен­ностям культуры мира, среди которых толерантность занимает одно из при­оритетных мест». Что это за базовые ценности, нигде не указывается. Тезис: «Принципиален аспект, связанный с ценност­ной ориентацией школьного образования, его корректировкой в сторону формирования у учащихся универсальных гуманитарных ценностей человекоуважения» (с.17), содержит указание на «гуманитарные ценности человекоуважения», но вновь не разъясняется, что конкретно понимается под этим выражением. Программа требует навязывание москвичам определенной ценностно-мировоззренческой ориентации, но конкретики нет никакой. Поэтому под видом этих ценностей можно навязывать все, что угодно. Выявить реальное содержание указанных «ценностей» можно только посредством анализа всей Программы и публикаций (выступлений) основных апологетов этой идеологии.

Один из них, проф. В.А. Тишков, разъясняет эти «базовые ценности» следующим образом: «Терпимость и уважением к другой культуре выражаются не в отсутствии к ней негативного отношения, а в стремлении ее познать и заимствовать все ценное и полезное»[13]. То есть, по В.А. Тишкову, если человек отказывается от навязываемых ему чужих ценностных ориентаций, то с каким бы уважением он ни относился к чужой культуре, он – ксенофоб. Прежде всего, это относится к неприятию секулярной квазирелигии «культура мира».

Однако с такой точкой зрения категорически не согласны представители всех крупнейших религиозных организаций России. Так, по мнению председателя Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России, раввина З.Л.Когана, навязывание еврейским детям чуждых им религиозных вероучений, принуждение их к участию в чуждых для них религиозных действах есть скрытая форма их духовно-культурного геноцида и проявление антисемитизма[14].

Демократия – это не навязывание идеологии, маскирующейся демократической фразеологией, а свобода выбора. Но именно в этой свободе выбора людям как раз и отказывают сторонники толерантизма.

В.А. Тишков пишет: «Толерантность – это не когда жители города или села спокойно относятся к строительству мечети или синагоги недалеко от православного храма, а когда они все вместе помогают построить новый храм представителям другой веры»[15]. Конструкция процитированной сентенции четко указывает, что строить новый храм представителям другой веры должны именно православные. О необходимости участия представителей другой веры в строительстве православного храма не говорится ничего. Это – вполне определенная и целостная позиция всех сторонников толерантизма. Ценность русской культуры игнорируется, о ней уже никто не вспоминает. Как игнорируется и конституционная норма о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, языка, отношения к религии, убеждений (часть 2 статьи 19 Конституции РФ).

В.А.Тишков в качестве «простых истин для налаживания межэтнического и межконфессионального согласия в рамках программы “Культура мира” в России» предлагает следующее: «С противниками мира и сторонниками насилия следует бороться не только методами публичных кампаний осуждения, но и другими, не менее эффективными методами: отказом в публичности, судебными преследованиями…»[16] То есть В.А. Тишков призывает подвергать судебным преследованиям не за совершенные правонарушения, а за личные убеждения, причем по совершенно надуманным основаниям – преследовать тех, кто «против мира» и является «сторонником насилия», что, очевидно, противоречит части 3 статьи 29 Конституции РФ. Что значит «сторонник насилия»? Государство – это всегда принуждение, то есть в определенных случаях и пределах – насилие. Сторонник насильственного пресечения беспорядков в стране нетолерантен? Что значит «противник мира»? Противник мира с педофилами? Противник того «мира», который навязывают всем странам США?

Притом что сторонники атеистической идеологии, отличающиеся нетерпимостью к православному христианству, много говорят об угрозах «клерикализации государства, в действительности, сегодня государство должно защищать принцип светскости больше от секулярных квазирелигий, чем от религиозной экспансии. И рельефнее всего это просматривается в системе образования, где российскому обществу активно навязываются различные секулярные квазирелигии, одной из которых является секулярная квазирелигиозная идеология «толерантность в духе культуры мира».

Игорь Владиславович Понкин, доктор юридических наук


[1] Постановление Правительства Российской Федерации от 25 августа 2001 года №629 «О федеральной целевой программе «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)».

[2] Для именования идеологии толерантности термин «толерантизм» предложен А.Ю.Соловьевым.

[3] Пер. с фр. Л.А. Максимовой.

[4] Толерантное сознание // http://www.peace.ru/tolerance/what_is_tolerance.htm

[5] Там же.

[6] Терпимость – способность мириться с кем-либо, чем-либо, относиться снисходительно к кому-либо, чему-либо.

[7] Цит. по: Легойда В. Государственный символизм. Античная модель и средневековый христианский идеал. С.17.

[8] Толерантность в Москве // http://r-komitet.narod.ru/meropr/t-001.htm

[9] Коновалова Л.Н. Бизнес, толерантность и культура мира – путь к диалогу в обществе и становлению репутации отечественного предпринимательства // http://www.peace.ru/tolerance/pub/konovalova.htm.

[10] Толерантное сознание // http://www.peace.ru/tolerance/what_is_tolerance.htm.

[11] Среднесрочная городская целевая программа «Москва на пути к культуре мира: формирование установок толерантного сознания, профилактика экстремизма, воспитание культуры мира» (Программа толерантности). Проект. М.: Комитет общественных и межрегиональных связей Правительства Москвы и др., 2002.

Приказ Московского комитета образования № 698 от 5 октября 2000 г. «О смотре-конкурсе образовательных учреждений, участвующих в движении «Москва на пути к культуре мира»».

См. также публикации в журнале «Этносфера».

[12] Распоряжение Правительства Москвы от 12.03.2002 №329-РП «О мерах по реализации Федеральной целевой программы “Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001–2005 гг.)”».

[13] Тишков В.А. Культура толерантности в России // Этничность и толерантность в средствах массовой информации. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 2002. С.16.

[14] Письмо председателя КЕРООР, раввина З.Л. Когана от 21 октября 2002 г. председателю Департамента образования г.Москвы Л.П. Кезиной.

[15] Тишков В.А. Культура толерантности в России. С.16.

[16] Тишков В.А. Культура толерантности в России. С.17.

В печатном виде впервые опубликовано: Понкин И.В. Толерантность и толерантизм в светском государстве: «Национальные интересы», 2003, № 3

Источник

Будьте в курсе!

Подпишитесь на информационную рассылку.
Периодичность 1 раз в неделю.
Об особо важных событиях проинформируем дополнительно.