«Мы там, где национальные интересы России»

Экс-командующий ВДВ Владимир Шаманов – о новом облике “крылатой пехоты”, социальных законопроектах и танках для десантников

2 августа Воздушно-десантные войска России отмечают 90 лет с момента образования. Сегодня ВДВ — это самый мобильный и универсальный род войск, который находится на этапе серьезного реформирования. В ближайшие несколько лет они получат собственную армейскую авиацию и смогут автономно действовать по всему миру. О новом облике ВДВ, законопроектах, направленных на соцзащиту военнослужащих, трудностях становления как отдельного рода войск в канун праздника «Известиям» рассказал председатель комитета Госдумы по обороне, командующий ВДВ с 2009 по 2016 год, Герой России, генерал-полковник Владимир Шаманов.

— Какой вы видите роль Воздушно-десантных войск в военных конфликтах XXI века? Чем отличаются сегодняшние задачи ВДВ от тех, что стояли перед ними во времена холодной войны?

— Во времена Советского Союза была мощная организация Варшавского договора. Сегодня Россия объединяет вокруг себя несколько государств, которые сформировали Организацию договора о коллективной безопасности — ОДКБ. И Россия — становой хребет этого оборонительного блока. Главная наша задача — сохранить суверенитет, чтобы ни у кого в мире не было даже мысли с вожделением смотреть на наши богатства и наши территории.

На сегодня сложилась новая геополитическая обстановка, изменились условия в мире. Посмотрите — глобальное потепление заставляет нас внимательно следить за развитием ситуации в арктической зоне. Мы восстановили там радиолокационное поле, создали полярные станции, инфраструктуру, оперативно-стратегическое командование «Северный флот». Но это — морская составляющая. А наземные задачи возлагаются в том числе на Воздушно-десантные войска. Не случайно мы десантировались на остров Котельный, регулярно совершаем прыжки на Северном полюсе.

Мы говорим нашим, как их называют, партнерам, а я их называю оппонентами: мы там, где национальные интересы России. И прежде всего речь идет о Воздушно-десантных войсках. Сегодня они получили новые образцы вооружения с усиленным огневым потенциалом. Есть новейшие системы ПВО, радиоэлектронной борьбы, огневого поражения. У нас появились целые подразделения уровня батальона на управляемых парашютах. Это позволяет десантировать силы за многие десятки километров от места проведения боя и, внезапно появляясь, решать поставленные политическим руководством страны задачи.

Надо отметить, что по уставу ОДКБ нападение на любую из стран-участниц — это нападение на Россию. Нужно рассматривать и такой сценарий. И мы готовимся отразить любую угрозу. В состав группировки оперативного реагирования ОДКБ вошли два соединения ВДВ: 98-я Воздушно-десантная дивизия (Иваново) и 31-я отдельная десантно-штурмовая бригада (Ульяновск). Это показывает роль Воздушно-десантных войск в оборонной стратегии нашего государства.

К сегодняшнему дню практически все войска на ротационной основе получили практику применения сил и средств в условиях сирийского конфликта, оказывая помощь народу республики.

Так что Воздушно-десантные войска как были одной из ведущих структур Вооруженных сил, так и продолжают ею оставаться. Мы видим большое внимание к ВДВ со стороны верховного главнокомандующего, полное уважение со стороны министра обороны. Десантники встречают юбилей с хорошим настроением и большими перспективами на будущее.

— В целом как бы вы оценили уровень подготовки сегодняшних десантников? Как изменилась их боевая выучка за последние годы?

— Увеличение доли служащих по контракту резко подняло мастерство всех категорий военнослужащих, прежде всего взводного/ротного звена. Как правило, это люди с неоконченным высшим либо со средним специальным образованием, а также имеющие дополнительную военно-учетную специальность.

Сегодня в Воздушно-десантных войсках только 30% военнослужащих по призыву. Условно говоря, на двух контрактников приходится один призывник. А, как известно, для решения боевых задач, для решения задач за пределами государства — как, например, обеспечение безопасности в Крыму во время исторического референдума в 2014 году — можно привлекать только военнослужащих по контракту.

— Со следующего года закупают бронеавтомобили «Тайфун-ВДВ». Появились танковые подразделения в составе соединений ВДВ. Всё это выглядит необычно на фоне классического облика воздушно-десантных дивизий советского периода — тогда это были мобильные формирования с легкой бронетехникой и без тяжелого вооружения…

— Основы нынешнего перевооружения заложили мы с моими подчиненными в начале 2010-х годов. Сейчас войска готовятся принимать автомобили «Тайфун-ВДВ». В свое время я сформулировал тактико-техническое задание на разработку такой машины на базе «КамАЗа». Мы получили одобрение со стороны министра обороны. Сегодня завершаются испытания. Надеюсь, со следующего года этот автомобиль будет принят на вооружение и начнет массово поставляться в войска.

— Что это означает с точки зрения боевого применения частей и соединений ВДВ?

— Сегодня резко возрастает мобильность войск на поле боя. Новые условия потребовали создать и новый класс боевой техники для войск помимо привычных гусеничных плавающих машин. Посмотрите на рельеф нашей страны — через каждые 30–40 км у нас мелкие реки, через 50–70 — средние. Это означает, что все виды транспорта в войсках — и автомобили, и бронетехника — должны иметь возможность форсировать водные преграды.

Как я уже упоминал, в войсках появились управляемые парашюты. Это позволяет разведывательным и специальным подразделениям более успешно решать свои задачи.

Теперь о появившихся танках — подтолкнули реалии поля боя. Недостаточная огневая мощь бронетехники Воздушно-десантных войск заставила нас обратиться с этим вопросом к руководству Министерства обороны.

Кстати говоря, в советские времена танки у десантников были. Я сам начинал службу в противотанковой артиллерии ВДВ, у нас были самоходные артиллерийские установки АСУ-85. Вообще я вначале поступил в Ташкентское танковое училище и проучился там два года. Так что всё новое — это хорошо забытое старое.

Возможно, правы люди, которые говорят, что в эру развития ракетной техники большое количество войск не нужно. А у нас их как раз немного. Поверьте, уважаемые соотечественники, их действительно немного.

— Как вы оцениваете эксперимент по созданию аэромобильных соединений на базе 31-й отдельной десантно-штурмовой бригады?

— В свое время мы эту идею проработали и апробировали. К сожалению, пока войска недостаточно насыщены армейской авиацией, и это не позволяет в полной мере использовать эту концепцию. Но как председатель комитета Государственной думы по обороне я ответственно заявляю: в ближайшие годы мы перейдем к массовому насыщению наших войск современными многоцелевыми и ударными вертолетами. Причем речь идет не только о Воздушно-десантных войсках, но и о мотострелковых, и о морской пехоте.

Правильность формирования аэромобильных частей подтвердили учения. По итогам эксперимента, в ходе которого эти силы эффективно себя показали, было одобрено решение о формировании в составе Воздушно-десантных войск бригады армейской авиации.

В свое время у нас было два таких соединения — одна бригада на Дальнем Востоке, а вторая в Грузии, в Кутаиси. Так что опыт уже наработан. Мы тогда шагали впереди планеты всей. Передряги 1990-х годов лишь отложили реализацию наших планов. Нынешние изменения проходят в соответствии со стратегией развития Воздушно-десантных войск.

— То есть ВДВ становятся многофункциональными силами, способными выполнять самые разные задачи по всему миру?

— ВДВ сейчас самые универсальные войска наших Вооруженных сил. Причем по идеологии и по боевым возможностям они сегодня самые лучшие. Нас пытаются сравнивать с американским корпусом морской пехоты. Но морская пехота США — это соединения, которые охраняют, как они говорят, национальные интересы по всему миру. А Воздушно-десантные войска России — инструмент, который позволяет решать задачи прежде всего обороны территории страны, взаимодействия с союзниками по ОДКБ. А при необходимости — выполнять задачи за рубежом.

Куда прикажет верховный главнокомандующий, туда мы во взаимодействии с ВКС России и направимся. В Рязанском воздушно-десантном училище можно увидеть плакат: «Кто обидит Россию, будет иметь дело с ВДВ». Это же не просто бравада, а конкретное предупреждение: будете иметь дело с нами.

— У вас богатый боевой опыт. Как вы оцениваете работу российских частей и подразделений, в том числе ВДВ, в Сирии?

— Как весьма успешную и эффективную. Они это сразу показали. Прежде всего, конечно, надо отметить высокую эффективность воздушно-космических сил, которые на начальном этапе внесли решающий вклад совместно с кораблями флота, нанеся непоправимый урон бандформированиям. А затем уже эффективную работу показали и силы специальных операций, и военная полиция.

Отмечу также хорошую оснащенность наших подразделений новейшим вооружением и оборудованием. Всё это наши подразделения применяют эффективно и изобретательно.

Те испытания на Кавказе, которые армия пережила в 1990-е, сегодня только сквозь слезы вспоминать можно. Сейчас у войск всё есть. Спасибо народу России, президенту за должное внимание к нашим Вооруженным силам.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей законотворческой деятельности на посту председателя комитета Госдумы по обороне. Какие законопроекты планируете рассмотреть в осеннюю сессию?

— В ближайшие месяцы мы рассмотрим законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О государственном оборонном заказе». Поправки уточняют процедуру планирования закупок по гособоронзаказу.

Всего на сегодняшний день в «портфеле» комитета на рассмотрении находятся 29 законопроектов. Касаются они прохождения военной службы и исполнения воинской обязанности, подготовки граждан к военной службе, статуса военнослужащих, их социальной защиты, пенсионного обеспечения, патриотического воспитания населения страны и другого.

— Какие меры социальной поддержки семей военнослужащих были приняты за последнее время?

— Этому вопросу мы уделяем особое внимание. Например, в весеннюю сессию мы приняли закон, который закрепляет права на обеспечение жильем членов семей военнослужащих, погибших в период прохождения службы, — если они признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий. При этом реализация этого права не зависит от того, сколько времени прослужил военнослужащий.

Также был принят закон, призванный дополнительно поддержать родственников погибшего или умершего военнослужащего: по новым правилам они получат причитающееся ему денежное довольствие полностью за весь месяц, в котором он погиб.

— Образ десантника сформировался многие десятилетия назад. Как он изменился за это время? Отличается ли сегодняшний военнослужащий ВДВ от того, кто служил во времена генерала армии Василия Маргелова?

— Становление Воздушно-десантных войск пришлось в основном на времена Великой Отечественной войны. Большое внимание этому роду войск уделялось и в предвоенные годы. Но до 1941-го не успели создать военно-транспортную авиацию как отдельный род ВВС Советского Союза. Для десантирования применялся в основном тяжелый бомбардировщик ТБ-3.

Это, конечно, создавало определенные сложности, которые потом повлияли на целый ряд операций. И то, что вина за неуспешное их проведение с точки зрения оперативного искусства была свалена на командующих ВДВ, создало в военной среде предубеждение о «невезучести» десантников. А ведь дело было не в войсках.

31 июля я презентовал книгу о первых четырех командующих ВДВ. Это объемная работа, которой занимался в течение восьми лет большой авторский коллектив. В ней рассказывается о судьбе этих уникальных людей, защитивших страну от немецко-фашистского рабства. Уверен, что книга найдет живой отклик читателей и прежде всего молодежи — кому, возможно, посчастливится встать в строй Воздушно-десантных войск.

Еще во времена Великой Отечественной войны служить в Воздушно-десантных войсках было почетно, этим гордились. Сегодня остались уже единицы десантников-фронтовиков. Они приводят такое свидетельство: направленный в госпиталь десантник прикладывал все усилия, чтобы после излечения попасть в любую десантную часть. А военнослужащие всех других родов войск, если вдруг их после госпиталя распределяли в ВДВ, никуда оттуда переводиться не хотели.

Во время Великой Отечественной войны было 10 дивизий, которые не совершали регулярных прыжков и не участвовали в десантных операциях. Однако они с гордостью носили название воздушно-десантных дивизий: их личный состав имел за плечами по три прыжка с аэростата и это делало их причастными к десантному братству.

В послевоенное время уже сформированные и прошедшие суровые бои Воздушно-десантные войска получили серьезное подкрепление от нашей промышленности. Почему «десантником номер один» считается Василий Филиппович Маргелов? Потому что, командуя войсками в течение 23 лет (1954–1959, 1961–1979), он тесно общался с ведущими конструкторами. Об этом мне лично рассказывали легендарные Герои Социалистического Труда, недавно, к сожалению, ушедшие из жизни: авиаконструктор Генрих Васильевич Новожилов, создатель Ил-76, и Аркадий Георгиевич Шипунов, знаменитый создатель оружия для ВДВ.

Сегодня ВДВ представляют собой сбалансированный, имеющий четко прописанный план строительства род войск, который органично вписывается в сегодняшние реалии Вооруженных сил. И он заметно отличается от целого ряда других родов войск. ВДВ сегодня в хорошей форме, они решают задачи в самых разных регионах, в том числе удаленных от России.

— Что бы вы пожелали российским десантникам в день вашего главного праздника?

— Во-первых, я хочу сказать большое спасибо ветеранам Великой Отечественной войны и участникам боевых действий в Афганистане. Наши фронтовики, прошедшие поля сражений Великой Отечественной, передали свой боевой опыт десантникам, выполнявшим боевые задачи в ДРА. А те, в свою очередь, — военнослужащим, которые прошли испытания на Кавказе. Эта связь поколений позволила в новейшей истории России отразить наступление международного терроризма и сохранить целостность нашей страны.

Я поздравляю всех десантников, желаю здоровья, благополучия и оптимизма. Хотел бы, чтобы вы принимали участие в воспитании подрастающего поколения. Всех поздравляю с 90-летним юбилеем наших войск. Чтобы все дожили до столетия — это приказ! А сто лет мы широко отметим в обстановке всеобщего торжества. Слава ВДВ! Никто, кроме нас!

Источник