Андрей Сошенко: Российская геолокация на службе «мирового правительства»?

На что направлен «регламент» Минкомсвязи по отслеживанию контактов людей?

Напомню, что под истерию борьбы с коронавирусом над гражданами страны проводились (и ещё будут проводиться) эксперименты. Вводились всё новые и новые методы ограничения и контроля: системы распознания лиц и летающие дроны (даже – дирижабли) для розыска «преступников» (нарушителей режимов самоизоляции), «отлов» мнимых нарушителей карантина методом определения их места нахождения по их мобильным телефонам, введение QR-кодов и т.д. На серьёзном уровне обсуждается вопрос тотальной вакцинации граждан страны, при этом никто не может гарантировать, как эти вакцины будут действовать на физическое и духовное состояние народа. Совершенно очевидно, что эти драконовские меры были нацелены отнюдь не на заботу о здоровье граждан, а на отработку соответствующих практик, приучение населения к «нормальности» подобных вещей.

Недавно принят закон о ЕФИРе (едином федеральном информационном регистре). В «золотой идеальный профиль» сведений о каждом гражданине войдут около 30 видов сведений о человеке: ФИО, дата и место рождения, пол, реквизиты записи акта гражданского состояния о рождении и смерти, данные о родственниках, СНИЛС, ИНН, семейное положение, данные об образовании и всех местах работы, сведения о постановке на учет в налоговом органе, о регистрации в качестве ИП, о постановке на воинский учёт, некоторые иные. Нет сомнения, что соответствующими несложными хакерскими воздействиями или продажными действиями «пятой колонны» данные из ЕФИРа будут «уплывать» за бугор, в пользу «Мирового правительства». Но адептов принятия этого закона это не интересует. Главное по логике лоббистов закона, чтобы порядочек был в учёте населения. Главное – чтобы удобненько было при начислении и сборе налогов, ну, попутно и по другим вопросам, чтобы не скрылся никто от бдительного ока. Вновь всё для удобства «дорогих россиян»!

В ближайшей перспективе дело остаётся лишь за техническими нюансами – соединить этот регистр с персональными чипами граждан, из которых будут видны перемещения людей в пространстве, их действиях по оплате товаров и услуг и т.д. Пока речь идёт о чипах в цифровых устройствах при человеке, позже – о вживляемых в тело человека. Через чипы в будущем будут подаваться соответствующие команды или осуществляться иное воздействие на каждого человека. Уже известно, что современные ноутбуки и телевизоры, а также смартфоны способны следить за своими хозяевами в режиме реального времени через маленький глаз видеокамер и уши микрофонов. А об определении местонахождения человека – говорить не приходится. Не является никаким секретом, что по номеру телефона сегодня находят любого его владельца, где бы он ни находился. Включён телефон или отключён – большого значения не имеет… Но! Две большие разницы. Использовать такую «цифровую» возможность только в необходимых и благих целях – навигации, нахождения пропавших, поиска настоящих преступников (а не мнимых «правонарушителей»), ряде иных. И другое дело – для движения в сторону электронного концлагеря.

Информация, что в России разработана система отслеживания людей по данным геолокации, сама по себе не носит сенсационного характера. Обескураживает иное – Минкомсвязи разработало регламент отслеживания контактов людей на основе геолокации и данных мобильных операторов связи, да ещё под предлогом борьбы с пандемией.

Нужно просто вчитаться. Пишут, что будут формироваться списки владельцев номеров абонентов, которые были подвержены риску заражения COVID-19 в ходе непосредственного общения с заболевшими. Система на основе алгоритмов сможет отслеживать по геопозиции и данным операторов других людей, с которыми последние 14 дней были постоянные контакты. Список таких абонентов будет составлен с учетом данных о времени совместного нахождения людей и особенностей перемещения в течение наблюдаемого периода. Полученные данные централизуются на информационных ресурсах Минкомсвязи России и направляются в оперативные штабы субъектов Российской Федерации, Росгвардию, МВД России и Минздрав России.

Как отмечается в проекте, перечень контактирующих с больным лиц конкретизируется с учетом данных о времени совместного нахождения абонентов и особенностей перемещения в течение наблюдаемого периода. Кто «больной», а кто «подозреваемый» в том, что болен? А с больным теоретически мог контактировать абсолютно любой гражданин России. Любого можно отнести под этот «регламент», любого гражданина можно ввести под статус «подвержен риску заражения COVID-19 в ходе непосредственного общения с заболевшим». Значит, за каждым – контроль?

«Функциональной возможностью системы отслеживания является геолокационный контроль соблюдения режима карантина лицами, в отношении которых вынесено решение об обязательной изоляции. В отношении указанных лиц осуществляется круглосуточный анализ местонахождения их абонентских устройств. В случае нарушения установленных границ фиксируются время и координаты местонахождения абонента при каждом нарушении, продолжительность нарушения, максимальное удаление от места проведения карантина, показатель его соблюдения», – звучит как-то по-полицайски времён фашистской оккупации.

Ведь кто-то же этот регламент поручал разработать? Инициатива ли это самого Минкомсвязи или кого в правительстве РФ – не столь важно.

Думается, что кем-то планируется, что этот «регламент» станет типовым, базовым при дальнейших «разработках» в этой сфере, когда уже и не надо будет придумывать причины, как сейчас с пандемией, тотального контроля и отслеживания. Люди уже привыкнут, что из страны устроен концлагерь. И отслеживание будет производиться с передачей данных «единому мировому оператору»… Этого нельзя допустить!

Андрей Витальевич Сошенко, публицист, общественный деятель

Источник