Мы – отдельная цивилизация!

Слова Владимира Путина о месте России в истории у некоторых вызвали истерику

В эфире телеканала «Россия 1» на днях впервые была показана запись интервью с Владимиром Путиным, которое президент страны дал после заседания Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив 18 сентября 2019 года. Слова российского лидера неожиданно вызвали активное обсуждение в Интернете.

«Россия – это не просто страна, это действительно отдельная цивилизация», – заявил тогда президент, подчеркнув, что для сохранения данной цивилизации нужно делать упор на развитие высоких технологий. При этом Владимир Путин уточнил, что Россия является многонациональной страной с большим количеством традиций, культур и вероисповеданий. Его слова вызвали нервную реакцию у представителей либеральной общественности, а также – у ориентированных на Запад политических деятелей «ближнего зарубежья».

Раскритиковать слова российского президента попытались даже Deutsche Welle и Радио Свобода, но по существу они так ничего сказать и не смогли, ограничившись беспредметной иронией. А в социальных сетях, где требования к содержательности сообщений по понятным причинам ниже, за считанные минуты разлетелись написанные словно под копирку посты-кривляния и наспех слепленные в «стиле пятиклассника» картинки-«мемасики» с дорисованными в фотошопе рожицами и рифмами вроде «цивилизация-канализация, ха-ха-ха». Интернет-боты чуть посерьезнее, призванные «зацепить» аудиторию постарше, признавались в своей любви к «цивилизованному миру» и стенали о том, что «отдельной цивилизацией» быть не хотят.

Любопытно то, что фанаты Запада в данном случае сами себя загнали в смысловую ловушку и расписались в собственном дремучем невежестве. Ведь идея о том, что основной единицей истории является локальная цивилизация или культурно-исторический тип, – достаточно стара.

Первым начал ее всерьез прорабатывать немецкий историк Генрих Рюккерт, преподававший в XIX веке в университете Бреславля. Его идея быстро нашла массу сторонников в академических кругах всего мира.

Важнейшую роль в научной проработке «цивилизационного подхода» (или «теории локальных цивилизаций») сыграл выдающийся британский историк Арнольд Джозеф Тойнби – бывший сотрудник разведывательного департамента министерства иностранных дел и делегат от Великобритании на Парижской мирной конференции. В 1925 году Тойнби стал профессором Лондонской школы экономики, а затем – директором Королевского института международных отношений в Лондоне. «Отдельным цивилизациям» он посвятил 12-томный труд «Постижение истории».

«Тойнби был, пожалуй, самым читаемым, переводимым и обсуждаемым учёным современности. Его вклад был огромен – сотни книг, памфлеты и статьи. Многие из них были переведены на 30 разных языков… критическая реакция на работы Тойнбии представляет из себя целую научную историю середины века…», – оценивает вклад Тойнби в мировую науку один из ведущих современных американских историков Майкл Лэнг.

Вскоре после выхода в свет «Постижения истории» Тойнби появился на обложке «Тайм», а корпорация «Би-би-си» сделала ученого своим постоянным обозревателем.

Эстафетную палочку в проработке «цивилизационного подхода» у Тойнби перехватил американский политолог Сэмюэл Хантингтон. В 1970-е годы он занимал пост координатора по вопросам планирования в Совете национальной безопасности США. Затем – стал директором Центра международных отношений. А в 1986 году был избран президентом Американской Ассоциации политических наук. На сегодняшний день он является вторым по уровню цитируемости автором академических курсов по политологии. Его программный научный труд, написанный в 1993 году, носит название «Столкновение цивилизаций».

Отличительная черта Тойнби, Хантингтона и их научных последователей – это точность историко-политических и экономических прогнозов.

Еще в начале 1960-х Тойнби отмечал потенциальную «саморазрушительность» западного образа жизни и искал перспективы в китайском, который на тот момент, согласно его оценкам, был еще «окаменелым».

«Возможно, западный динамизм соединится с китайской стабильностью в сбалансированных пропорциях, а это в свою очередь породит новый образ жизни (…). Китайцы ищут средний путь, который бы соединил добродетели традиционного доиндустриального образа жизни, отвергнув его пороки, с позитивным опытом современного индустриального образа жизни в западных и вестернизированных странах (…). Если коммунистический Китай сможет сумеет одержать победу в этой социальной и экономической борьбе, он может преподнести миру дар, в котором нуждаются и Китай, и все человечество. Этот дар будет счастливым соединением современного западного динамизма с традиционной китайской стабильностью», – писал бывший британский разведчик, ставший ведущим специалистом в области международных отношений туманного Альбиона. И перед его даром прогнозиста в данном случае можно склонить голову.

Хантингтон, в свою очередь, задолго до событий 2001 года смог предсказать начало глобального столкновения Запада с исламским миром. А ведь, когда он задумывал свою книгу, монархи Персидского залива были лучшими друзьями США и Великобритании, а ЦРУ и МИ-6 только закончили поставлять в Афганистан оружие для борьбы с Советским Союзом.

При этом мировые либеральные гуру, вроде Фрэнсиса Фукуямы, обещавшие «конец истории» в виде тотального торжества идей потребления и либеральной демократии, со своими прогнозами грандиозно сели в лужу. А с каким упоением их цитировали отечественные либералы, и как прозападно настроенные преподаватели ВУЗов заставляли студентов штудировать их высказывания на занятиях по политологии!..

Самое забавное заключается в том, что интернет-хохмачи, которые в своих «мемасиках» пытаются сегодня высмеивать идею «отдельной цивилизации», проговоренную Владимиром Путиным, де-факто проводят в жизнь политику тех самых западных государственных структур, в которых в свое время трудились Хантингтон и Тойнби.

Просто элиты, по мнению манипуляторов, имеют право знать правду о том, как выглядит мировой историко-политический процесс на самом деле, а широкие народные массы можно пичкать примитивной жвачкой о «единой мировой цивилизации», от которой «безнадежно отстает дремучая Россия»…

Любопытно также то, что Тойнби еще 50 лет тому назад умудрился наперед объяснить, почему некоторых деятелей сегодня так сильно корёжит об упоминании роли Москвы в разгроме нацизма.

«С 1945 года западная монополия на власть закончилась. На мировую арену выступили Япония, Советский Союз и Китай. Эти державы обрели всемирное значение не только потому, что сумели в короткий срок вестернизироваться, но и благодаря собственным успехам и достижениям. Мировую политику с 1945 по 1972 год в основном характеризует политическое, экономическое и идеологическое состязание между группами обществ, представленными Советским Союзом, Соединенными Штатами Америки, Китаем и Японией. На первый взгляд может показаться, что подобное развитие – это результат хитросплетений мировой политики. Однако тщательный анализ ситуации показывает, что перераспределение политических сил, происшедшее после 1945 года, качественно отличается от исторических процессов такого рода», – писал британский историк.

Согласно оценкам британца, СССР, Китай и Япония научились эффективно использовать западные технологии (причем речь идет как о собственно технике, так и о технологиях социальных), сохранив при этом свою цивилизационную уникальность. Признать подобное для адептов Запада – все равно, что наступить себе на горло.

Следует отметить также, что изучение «цивилизационного подхода» в современной российской системе образования является, к сожалению, пока что уделом только студентов профильных факультетов ВУЗов. Школьная же программа по гуманитарным дисциплинам построена таким образом, что невольно формирует у детей представление о «единой мировой цивилизации». Сама логика изучения таких предметов, как история и литература, не дает школьникам достаточно полного представления о системе исторического процесса.

Качественную же ценностную альтернативу хотелось бы видеть не только в школьной программе, но и в сфере «масскульта» – в кино, музыке, интернет-трендах.

Здесь, кстати, есть чему поучиться у китайцев. В вопросе подчеркивания «отдельности» своей цивилизации они успешно идут от теории к практике. Китайский школьник может ходить с айфоном, однако информацию из него он черпает ту, которая соответствует интересам его общества. При этом пусть кто-то назовет китайский социум, экономику или государство отсталыми…

То, что высказывание президента об отдельной российской цивилизации появилось в эфире одного из ведущих федеральных телеканалов, дарит большую надежду на активизацию национальной политики в информационной сфере.

Проблема защиты наших ценностей давно назрела, и ее пора решать.

Источник