До 2020 года русских формально не существовало

Русскому человеку – впервые за много-много лет – выдана официальная бумага о том, что он, русский человек, существует

Эпидемию я пока еще не очень готов обсуждать – я человек мнительный, тревожный, даже медицинские сериалы поэтому не люблю, – так что сегодня я напишу про хорошее.

Про то хорошее, на что сейчас нет ни времени, ни моральных сил, – но зато позже, если мы, дай Бог, выживем, нам это дело еще пригодится.

Я про сухие и скучные слова из решения Конституционного суда:

«Положение о русском языке как языке государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов Российской Федерации (статья 68, часть 1, Конституции Российской Федерации в предлагаемой редакции), основано на объективном признании роли русского народа в образовании российской государственности, продолжателем которой является Российская Федерация».

Таким образом, русскому человеку – впервые за много-много лет – выдана официальная бумага о том, что он, русский человек, существует. Что это он – тот самый государствообразующий конституционный народ. И это, конечно, прорыв.

Конечно, можно сколько угодно ссылаться на израильские, эстонские, венгерские или ирландские учредительные тексты, можно демонстрировать их триумфальный гордый национализм и говорить: вот, видите, видите! а тут-то что! а? – но это в наших условиях просто капризный максимализм.

И я бы не стал забывать и о том, что в России, где все, ну буквально все крутится вокруг государства, где признается и почитается прежде всего государственное, а не частное, – именно этот тяжелый термин “государствообразующий” – это правильный термин для мира чиновников, это разговор на их языке.

А разговор этот, как и ссылки на это решение – если, повторюсь, будем живы, – еще сто раз понадобятся, когда возникнет новый спор вокруг образования, да и всего на свете, что связано с национальным вопросом.

До 2020 года русских формально не существовало. Они были, следуя известной пословице, букашка без бумажки.

Зато теперь, когда первый шаг признания нации сделан, – открыта дорога к тому, чтобы мог появиться и любой другой документ.

Дмитрий Ольшанский

Источник