С любовью к России?..

В Азербайджане и Армении переименовывают русские названия улиц и населенных пунктов

Президент Азербайджана Ильхам Алиев не так давно подписал распоряжение «О применении закона от 12 июня 2018 г. «О переименовании некоторых территориальных единиц Агсуинского, Астаринского, Геранбойского, Гейгельского, Хачмазского, Хызынского, Газахского, Губинского, Гусарского, Массалинского, Огузского, Саатлинского, Самухского, Шамкирского и Евлахского районов».

Согласно этому закону должны быть переименованы сёла Азизбеков (названное в 1925 г. в честь одного из руководителей Бакинской коммуны 1918 г.) в Кехризли; Алексеевка — в Чайкенары; Ширвановка — в Ширванлы; Калиновка в Виляш; Гамышовка — в Гамышоба; Михайловка — в Бановшали; Красный Хутор — в Шихлы; Чистый Ключ — в Сафбулаг; Коммуна — в Бала-Чайлы; Новониколаевка — в Чайдюзю и т.д.

Почти все эти сёла были основаны (и получили свои названия) в середине XIX в. — начале XX в. переселенцами из европейской части России, высланными на окраину империи за «извращающее православие иноверие». То были в основном общины русских духоборов и молокан, старообрядцев, баптистов и др.

Между ними и местными народами Закавказья, несмотря на иное вероисповедание многих из этих народов, сложились дружественные взаимоотношения, сохраняющиеся и поныне. Отнюдь не случайно в апреле 1933 г. Сталин на совещании глав ЦК союзных республик говорил, что «русские конфессиональные общины и поселения — важнейшие проводники дружбы между народами других регионов страны. И еще постоянного русского присутствия в разных регионах СССР».

Известные события второй половины 1980-х — середины 1990-х гг. в регионе не могли не привести к оттоку в Россию (а также в США, Канаду, Белоруссию, на Украину) потомков русских и в целом славянских переселенцев.

По некоторым данным, к середине 2010-х их общее число в Закавказье сократилось почти в 2,5 раза в сравнении с 1986 г., составив немногим более 16 тыс. чел. (В том числе, в Армении — около 5 тыс.)

Характерно, что вынужденных переселенцев в Закавказье, а также в Средней Азии, в Молдавии, Западной и Восточной Сибири не принуждали к вступлению в колхозы (и совхозы), не преследовали за «тунеядство», как и за отказы по религиозным убеждениям от воинской службы (её заменяли работой в подведомственных минобороны медицинских или хозяйственных объектах). Кстати, возделывание и переработка ягод голубики и ежевики, клюквы и брусники, калины и черники, как и лечебных, пищевых грибов и лесных трав в Закавказье состоялись благодаря тем же переселенцам. Неспроста на этикетках, например, ежевичного и черничного соков, изготавливаемых консервным заводом «RDR» в западноазербайджанском г. Гяндже, значилось до 2011 года: «Экологически чистый продукт. Технология – русская»…

Что же касается означенной кампании в Азербайджане, то она, по мнению ряда экспертов, может быть своего рода нервной реакцией на сохранение военно-политического союза России с Арменией. А также результатом советов влиятельных западных и турецких политиков.

Любопытная в этом смысле деталь. В Баку 15 сентября с.г. состоялся турецко-азербайджанский военный парад, посвященный, по официальной терминологии Анкары и Баку, «100-летию со дня освобождения столицы Азербайджана от дашнакских (армянских националистических. – Л.Б.) вооруженных формирований». Подобная трактовка более чем сомнительна. В тот период в Баку турками была спровоцирована резня армян и попавших под руку русских (как и греков, персов) при попустительстве британских войск, которые находились тогда в Прикаспии и соседнем Туркменистане.

Не менее любопытны и заявления И. Алиева на том мероприятии: «Мы вновь вместе так же, как это было 100 лет тому назад… Чем сильнее будет Турция, тем сильнее станет Азербайджан». При этом турецкие военные на параде были в форме сухопутных войск Османской империи образца Первой мировой войны…

Названные выше факты в некоторой степени характеризуют ситуацию, сложившуюся с русским населением и с русским языком в Азербайджане в последние советские годы и особенно после распада СССР. Но картина становится еще более определенной, если ее дополнить известными событиями в Нагорном Карабахе, Сумгаите и Баку (1988-1990 гг.). К тому же местные националисты считали, что русские в Азербайджане — это некая «пятая колонна» Еревана и карабахских армян. Это, в свою очередь, провоцировало в Азербайджане притеснения русских. Дополнительное напряжение в ситуацию и её последствия добавило объявление азербайджанского единственным государственным языком в стране (1991 г.).

По сообщениям Би-Би-Си и Disput.az, согласно переписи 1999 г., в Баку проживало только 115 тыс. русских против 295 тыс. чел. в 1989 г. А по данным переписи 2011 г., уже во всём Азербайджане проживало лишь 119 тыс. русских; к 2017 г. их численность в стране сократилась примерно до 80 тыс. За 1990-2017 гг. почти на 70% уменьшилось количество славянских русскоговорящих жителей (белорусов и украинцев). За тот же период в стране было переименовано до 70% посёлков и посёлков городского типа (пгт), 60% улиц с русскими названиями. Характерно, что с 1991 г. по 2016 г. из Азербайджана эмигрировало свыше 1,5 млн человек, среди которых почти 60% русские и русскоязычные.

Как следствие в стране возник «кадровый голод», поскольку около 80% покинувших страну русских и русскоязычных представляли собой высококвалифицированных специалистов почти во всех отраслях экономики, а также в научном, культурном и социальном сегментах.

Закономерно, что в стране существует большой спрос на русскоязычные кадры, особенно — в логистике, торговых операциях, технических отраслях, научных исследованиях, туристическом бизнесе. Потому многие крупные и средние инофирмы считают обязательным знание русского языка для соискателей работы в Азербайджане. Заметим, что последние три года эта тенденция стала характерной и для азербайджанских бизнес-структур.

Минобразования Азербайджана с 2015 г. реализует программу «Интенсивное обучение русскому языку» среди педагогов школ и лицеев в Баку. В дальнейшем планируется распространить её на учебные заведения в остальных регионах. В рамках этой программы действует установка Минобразования о том, что по содержанию и качеству полиграфии учебники должны быть похожи для русского и азербайджанского вариантов издания.

Ну а что касается улиц, то в Баку, например, сохраняются улицы Пушкина, Лермонтова, Л. Толстого, дом-музей Есенина. В шести других городах страны тоже есть улицы с теми же названиями и/или улицы Грибоедова, Тургенева, Хлебникова. Надолго ли?..

Между тем «переименовательные» тенденции характерны и для Армении, хотя и меньшей активности. В этой стране после 1990 г. некоторые русские поселения, жители которых в основном состоят из потомков вышеупомянутых переселенцев, тоже были переименованы. Так, Калинино (с 1937 г., ранее Воронцовка ) и Красносельск (с 1971 г., ранее Михайловка, затем Кармир-Гюх) стали Таширом и Чамбараком. Раздаются предложения о переименовании пгт Гагарин в Гехамаван или в Цахкунк (по названию близлежащей ж.д. станции). Показательно в этом отношении мнение некоей Наталии Максимовны, жительницы Фиолетово – основного поселка русских молокан в Армении, которое недавно растиражировали армянские СМИ: «Недавняя “бархатная” революция в стране едва ли улучшит положение этой деревни… Мы – трудолюбивый народ, у нас даже маленькие дети работают в огородах, следят за домашними животными. Но продавать нам наше добро негде. Все соседние армянские деревни пустуют, да и города тоже. Неужели какой-то руководитель может это изменить — вернуть людей в сёла, где работы для них нет? Вряд ли». И далее: «…многие молокане с ностальгией вспоминают советские времена, когда они жили припеваючи, деревня процветала, а молодым не нужно было уезжать в поисках заработка. Им не верится, что смена власти в республике как-то изменит их жизнь в лучшую сторону».

В Армении, кстати, с 1992-1993 гг. – наименьшая по численности из бывших советских республик русская диаспора, притом что здесь русский язык был востребован еще с начала XIX века.

Судите сами: динамика численности русского и русскоязычного населения Армении по данным переписей (тыс. чел.): 1989 г. — 51,5; 2001 г. — 14,7; 2011 г. — 11,9. И лишь около 10 тыс. в 2017 г., по оценкам ЭКОСОС ООН и местных источников.

По данным ряда СМИ Армении и пресс-клуба «Содружество», после принятия в 1993 г. закона «О языке» всё делопроизводство и обучение стало на армянском языке; при этом были закрыты — в середине-второй половине 1990-х — использовавшие сугубо русский язык факультеты в техникумах и вузах, из-за чего 70% квалифицированных русскоязычных специалистов вынуждены были уехать, в основном в РФ. К настоящему времени эти факультеты примерно наполовину восстановлены, но с «добавкой» — синхронным обучением на армянском (синхронный перевод и т.п.).

В Армении лишь в 45 средних школах (против 90 в 1993-м) к 2018 году остались русские классы, где по закону «О языке» имеют право обучаться только дети этнических русских, от смешанных браков и граждан России. Причем обучение в русских классах этих школ проводится по российским программам, а учебники предоставляются правительством Москвы. Но большинство предметов в тех же школах преподаётся на армянском языке. Впрочем, правительство Армении, как и Азербайджана, ежегодно выделяет средства для деятельности русских общин и Русского драмтеатра (в Ереване и Баку). Причем театр в Баку работает с 1920 года, а в Ереване — с 1937-го.

Но вот 27 сентября 2017 г. власти Армении официально придали русскому языку статус… иностранного. В этой связи министр образования страны Левон Мкртчян сказал тогда: «…Отныне мы фиксируем, что русский язык имеет в Армении статус иностранного. Теперь при поступлении в вузы абитуриенты смогут сдавать русский язык как иностранный наряду с английским, французским, немецким и итальянским». Министр также отметил, что «единственным государственным языком в Армении является армянский язык, поскольку мы — независимое, суверенное государство. А все остальные языки — иностранные».

Правда, министром был тогда же сделан «реверанс» в пользу русского языка. По его словам, на практике статус русского языка отличается от других «потому, что он – рабочий язык СНГ и ЕАЭС». Кроме того, «база всей литературы по естественным наукам — полностью на русском языке; большая часть поля взаимодействия наших научных учреждений и предприятий ВПК – тоже на русском языке». А в целом, «если мы хотим эксплуатировать АЭС, иметь собственные дроны, восстановить свой ВПК, то обязаны, наряду с науками сделать упор на качественное обучение иностранным языкам, включая русский». Учитывая эти факторы, Минобрнауки Армении в 2017-м разработало и уже реализует специальную концепцию обучения русскому языку как иностранному. Она предусматривает, прежде всего, открытие новых школ и лицеев с углубленным изучением русского языка, а также с преподаванием в них до половины учебных дисциплин на русском. Планируется также расширить преподавание русского в качестве иностранного в вузах. Но характерно, что предложение (2017 г.) постпреда России в ЮНЕСКО Элеоноры Митрофановой придать русскому языку статус второго госзязыка «вызвало негативную реакцию властей Армении, отказавшихся даже обсуждать этот вопрос».

Между тем в России поныне сохраняется свыше 300 улиц, названных в советский период в честь выдающихся азербайджанцев и армян — общественных деятелей, военачальников, деятелей науки и культуры разных исторических периодов.

Напомним также и о сохранении в РФ этнических географических названий, где исстари — еще с начала XVIII века — селились армяне и, подчеркнем, зачастую вместе с ними — азербайджанцы. Это, например, такие известные в России города, как Нахичевань-на-Дону (Ростовская область), Армавир (Краснодарский край), Армянск (Крым), а также, в частности, Армянский переулок и парк-сквер имени М. Магомаева в Москве. А до конца 2018-го в российской столице появится улица имени Героя Советского Союза генерал-майора Ази Асланова (1910-1945).

А вот примеры вообще уникальные: в Албании, Гондурасе, Австралии сохраняются названия городов, которые на рубеже XIX — XX веков основали армяне-эмигранты, это — соответственно, гг. Армени, Нуэва-Армения и Арарат… Судьбы этих стран уж никак не связаны с Арменией, но, судя по всему, переименовывать там армянские названия не собираются. Добавлю, что вскоре после подписания названного в начале этого материала закона президент Азербайджана И. Алиев побывал с официальным визитом в Москве, где говорил о стратегическом партнерстве с Россией.

Разумеется, право каждого государства: что и как называть или переименовывать на своей территории. Но трудно удержаться от сомнений: соответствует ли высоким доверительным отношениям с Россией тот «переименовательский» тренд, который наблюдается в Азербайджане? Да и в Армении тоже.

Переименовать можно где угодно и что угодно — дело, как говорится, нехитрое. Главное: что за этим стоит? От властей как Азербайджана, так и Армении по этому поводу никаких разъяснений пока не последовало. Даже для населения своих стран. А хотелось бы их услышать.

Источник