Je suis ИГИЛ. К чему призывает далай-лама?

Далай-лама в интервью итальянской La Stampa призвал мир к диалогу с ТОЗР ИГ.

Далай-лама в интервью итальянской La Stampa призвал мир к диалогу с ТОЗР ИГ. “Необходимо слушать, понимать, так или иначе проявлять уважение. Другого пути у нас нет…Каждый человек имеет свою собственную религию и свою правду, но в обществе должно быть много религий и много истины”, – утверждает Далай-лама, подчёркивая, что ислам – религия мирная.
http://lenta.ru/news/2015/12/07/lama_isis_2/

Комментирует Игорь Игнатьев

Какое там шарли? Какой Париж? Далай-лама XIV Тэнцзин Гьямцхо как духовный наставник всея тибетского и – в широком смысле – буддистского народа, как и положено духовному лидеру, не мелочится. Если и признавать свою тождественность чему-либо, то всему и сразу. Ну, как же, знаем-знаем, известная буддистская доктрина: «Проникнись тем, что нет верха без низа. Нет черного без белого. Нет добра без зла. Признай равенство свое всему мирозданию во всех его ипостасях, и примирись». Не кажется Вам, что это сильно напоминает так хорошо всем нам знакомые либерально-толерантные мантры?

Ничего не имею против свободы вероисповедания вообще и, и буддизма в частности, но здесь я уверен, кроется большая ошибка которая, в частности и вывернула наизнанку западное современное мировоззрение и отношение к морали как к основе человеческого существования и общежития. Буддистские ориентиры и установки, основанные на постижении сущности пустоты и нирваны – они суть доктрины индивидуального пути развития духа. Эти принципы нельзя переносить на уровень социального бытия. В противном случае мы получаем противоестественную систему, где все догмы – спорны, нет ничего истинного и всё – относительно.

Как можно призывать к человеческому диалогу тех, чья идеология бесчеловечна и, по сути, есть квинтэссенция непримиримости?

Думается, что такой пиетет к криминальной организации ДАИШ у нынешнего далай-ламы возник после того, как в наглядной видеоагитации он увидел, что те наряжают своих пленников в оранжевое. Известно, что тибетские буддисты воспринимают оранжевый цвет как истинно священный. Так монахи Лхасы рядятся исключительно в охряного цвета рубища. И этих кадров, видимо, престарелому патриарху хватило, чтобы сделать вывод о счастливой перспективе заключенных и недосматривать хронику казни до конца. В противном случае, Тэнцзин Гьямцхо поостерегся бы, наверно, делать громкие миролюбивые призывы по отношению к головорезам.

Хотя, по большому счету, кто знает, что там на самом деле творится в мозгах всех этих нобелевских лауреатов премий мира?

Источник