Экономист Никита Кричевский: «Малый и средний бизнес должны стать опорой государства»

О проблемах малого и среднего бизнеса, путях их решения рассказывает председатель Экспертного совета «Опоры России», доктор экономических наук Никита КРИЧЕВСКИЙ.

– Уважаемый Никита Александрович! Проблемы малого и среднего бизнеса, казалось бы, всем хорошо известны: произвол чиновников, коррупция, несовершенное законодательство, прессинг со стороны крупного капитала… Но совершенно неожиданно руководитель «Опоры России» Сергей Борисов назвал еще одну – оказывается, это ещё и нехватка кадров.

– Дело не в том, что произвол бюрократии, коррупция потеряли свою значимость, а в том, что малый и средний бизнес к этим проблемам приспособился. Он научился играть по тем правилам, которые устанавливают бюрократы и коррупционеры. Это, безусловно, положительный фактор для малого и среднего бизнеса, потому что помогает ему выживать. В то же время для существующей системы государственного управления роль его негативна. Постепенное привыкание бизнеса к навязываемым ему псевдорыночным условиям существования, сложившейся финансово–хозяйственной деятельности ничего хорошего для него не несёт.

Но подробнее на этой проблеме я остановлюсь позже. Рассмотрим пока кадровую проблему. Она стала одной из важнейших не только для малого и среднего предпринимательства, но и экономики в целом. Виновата в этом прежде всего существующая система среднего и высшего образования. Больше половины выпускников нынешних вузов – это юристы или экономисты, то есть люди, не знакомые со спецификой производства, не понимающие особенностей функционирования тех областей экономики, в которых развивается малый и средний бизнес. Для них лучшим устройством собственной карьеры было бы получение должности либо в сырьевой компании, либо в бюрократической государственной или муниципальной структуре. Даже те вузы, которые готовили специалистов в области инжиниринга, технологий, торговой деятельности, сейчас уверенно «штампуют» всё тех же юристов и экономистов. А как же малый и средний бизнес? О его будущем никто не думает.

– Неужели даже подготовка торговых работников в условиях рынка не заботит управленцев и специалистов в области высшего и среднего специального образования?

– Почему-то считается, что торговля – тот вид деятельности, где не требуется специальных знаний, умений, то есть компетенции. Исходя из этого посыла, его специфику изучают лишь в некоторых вузах. Удивительно, что в Советском Союзе, где рынок находился под спудом административных установок и действовал в ограниченном виде, к подготовке специалистов в этой области относились куда более серьёзно. Ею занимались в Плехановском институте, кооперативных и других вузах. Они выпускали всесторонне подкованных товароведов и специалистов в сфере торговли. Сейчас мы столкнулись с ситуацией, когда отраслевую направленность в деятельности малых и средних предпринимателей у нас никто не изучает. Это относится не только к предприятиям в области торговли, но и сферах НИОКР, недвижимости, социального обслуживания населения.

В советское время мы готовили студентов по специальным направлениям, прежде всего в промышленности. Эти вузы давным-давно переориентировались на обучение другим профессиям, хотя профессорско-преподавательский состав не прошёл переквалификацию и его средний возраст превышает сегодня 60 лет. Эти люди, конечно, знали, как работает экономика в советское время, период планового хозяйства, но они весьма смутно представляют себе, что изменилось в народном хозяйстве России за последние 20 лет. Вчера они преподавали политэкономию социализма, а сегодня позиционируют себя специалистами, скажем, в области инновационного менеджмента. Ими становятся даже бывшие преподаватели узких технологических инженерных дисциплин. Связано это было с тем, что в годы «шоковой терапии» необходимость в подготовке квалифицированных инженерных, технологических, промышленных кадров сильно снизилась.

– Однако во второй половине прошедшего десятилетия обозначился определённый перелом. Некоторые мои знакомые, приобретшие инженерные специальности, оказались востребованными, смогли найти себе интересную и хорошо оплачиваемую работу. Правда, разразившийся вскоре финансово-экономический кризис покорёжил их карьеру.

– Проблема в том, что за прошедшие 20 лет была утрачена промышленная база для применения компетенции новых специалистов. Крупные предприятия либо вообще закрыты, либо работают на износ, используя для выпуска продукции старые кадры пенсионного и предпенсионного возраста. Для олигархов проблема недостатка в новых кадрах не стоит, потому что используется устаревшее оборудование, продукция – преимущественно первичной переработки либо вообще сырье – в основном поставляется на экспорт.

Малый и средний бизнес сегодня пытается занять освободившиеся ниши и поднять те отрасли, которые входят в промышленную зону. Но он испытывает острый недостаток в кадрах соответствующей квалификации. Это тем более досадно, что промышленность возрождается из руин и потребность в этих специалистах возрастает из года в год.

– Хотелось поговорить о соотношении формальной и неформальной экономики. Еще недавно первая из них существовала в той степени, в какой ей позволяла это делать другая. В этих условиях малому и среднему бизнесу действительно трудно занять достойное место и прочно стать на ноги…

– Неформальная экономика делится на «серый» и «теневой» секторы. Первый из них подразумевает деятельность в легальном правовом поле, но с «вкраплением» незаконных финансовых, организационных и юридических операций. «Серые» схемы используют в той или иной степени 90 процентов всех российских предприятий. Отличие теневой экономики в том, что она изначально позиционирует себя в нелегальном правовом поле. Это оборот наркотиков, оружия, незаконные финансовые операции, ростовщичество, проституция. То есть криминал, который изначально не предполагает регистрации в форме законного субъекта экономической деятельности.

По оценке Всемирного банка и «Дойче банка», объем неформального сектора в российской экономике составлял за 2010 год 49 процентов ВВП. Из-за «серых» схем мы ежегодно теряем не менее 60 процентов ВВП. Такая ситуация не изменится, положение продолжится и впредь, до тех пор, пока государство будет мириться с формально законными, а то и изначально незаконными схемами работы предприятий.

Так, например, офшоры работают в легальном правовом поле, хотя наносят ущерб отечественной экономике. Государство должно всеми доступными средствами создавать обстановку нетерпимости к офшорной структуре в российской экономике. Об этом много было говорено в Государственной думе, Совете Федерации, правительстве, Счетной палате. Но те, кто сегодня являются столпами нашей промышленности, совершенно обоснованно возражают, что подобная деятельность законом не запрещена. И они правы. Так же, как некоторые представители бюрократии, которые повязли в офшорной собственности, занимаясь ею не напрямую, а через доверенных лиц, в первую очередь близких родственников. И не скрывают этого. Нормативных актов по вопросам офшорной структуры экономики не существует.

Мало осуждать негодную практику на словах, нужно бороться с ней на деле. Пока же дело ограничивается только властными окриками. Формально мы с офшорами боремся, но фактически наталкиваемся на непреодолимое препятствие в виде отсутствия законодательной базы. А это обрекает наши усилия на провал.

– Что мы можем позаимствовать из опыта других стран в плодотворном сотрудничестве между крупным и малым бизнесом? В Японии вокруг компании «Тойота» работает 30 тысяч предприятий, которые изготавливают детали для автомобиля, оказывают другие услуги. Их холят, лелеют, помогают развиваться. У нас же такого опыта почти нет. Пожалуй, за исключением промышленного парка в Набережных Челнах, где малый бизнес успешно обслуживает промышленное предприятие.

– Пример «Тойоты» далеко не единственный. Система аутсорсинга, когда крупные компании делегируют выпуск различных компонентов для своих конечных изделий предприятиям малого и среднего бизнеса, развито во всём мире. Причём не только в сфере производства, но и в сфере науки и высоких технологий. В США инвестиции в малые научные предприятия дают в 4 раза большую отдачу по сравнению с инвестициями в НИОКР крупных предприятий. Иная ситуация у нас.

На фоне фактически неконтролируемых в ценовом отношении государственных закупок, слабой конкуренции и внутреннего рынка потребления, готового переварить продукцию по любым ценам (даже если они превышают западные аналоги в несколько раз), российский малый бизнес по-прежнему не включён ни в производственный процесс, ни в процесс опытно-конструкторской и научно-исследовательской деятельности. Повторюсь, это объясняется тем, что у нас слабая конкуренция, сильные монопольные начала в экономике, а также тем, что иностранные предприятия не допускались в систему госзакупок. Но сейчас положение дел меняется. Так, президент Владимир Путин 7 мая поручил правительству разработать механизм, позволяющий иностранным компаниям принимать участие в строительстве российских автомобильных дорог.

Какую роль сыграет, на ваш взгляд, реализация этого поручения?

– Расширится конкуренция, придут новые технологии, будет сэкономлена значительная часть средств. То есть налицо сплошные плюсы.

В современных условиях предприятия малого и среднего бизнеса, которые могли бы предоставить продукцию для государственных нужд по значительно более дешёвым ценам по сравнению с крупными предприятиями, значительно проигрывают им. Почему? Потому что у последних неизмеримо выше административный и бюрократический ресурс. Они имеют доступ – либо используя личные знакомства, либо практику «откатов» – к получению крупных заказов. И пока эту ситуацию не удастся переломить, малый и средний бизнес так и не будет иметь возможности полноценно развиваться рядом с крупными предприятиями.

– «Опора России» входит в Общероссийский народный фронт. Насколько участие в его работе, сотрудничество с другими «фронтовиками» помогает расширить социальную базу вашей организации, решать проблемы малого и среднего бизнеса?

– В рядах «Опоры России» представители многих политических сил – «Единой России», ЛДПР, КПРФ, «Справедливой России» и, конечно же, Общероссийского народного фронта …

Разумеется, в первую очередь мы поддерживаем тесные отношения с ОНФ, потому что эта организация представляет собой самую яркую политическую силу в обществе. Одновременно работаем с другими организациями, которые одной из своих основных задач ставят защиту интересов малого и среднего бизнеса. Прежде всего, на это нацелены усилия «большой четверки», в которую, наряду с «Опорой России», входят «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей и Торгово–промышленная палата. Надеемся, что новое правительство не на словах, а на деле продемонстрирует защиту интересов той категории населения, которую мы представляем.

Нам удалось сдвинуть с мёртвой точки ситуацию с развитием малого и среднего предпринимательства. Большую программу по его кредитованию разработал Сбербанк России. Постепенно уходят препоны малому и среднему бизнесу, и он выходит на широкую дорогу социального творчества.

Источник