Борис Ратников: “Истоки российской коррупции и воровства”

Основные проблемы России проистекают из необходимости контролировать огромное и плохо освоенное географическое пространство.

Видимая неэффективность управления регионами вынудила федеральный центр инициировать принятие закона о передачи части полномочий центральной власти на региональный и местный уровни, чтобы как то компенсировать управленческий дефолт, наблюдаемый уже давно.

Экскурс в прошлое показывает, что система имперского управления и отношения центра и периферии менялись от века к веку лишь по форме, но не по внутреннему содержанию. В ходе географического и социального освоения не возникло необходимости в экономической модернизации. Периферийные территории становились сырьевыми придатками центра, отчуждавшего и распределявшего им ресурсы. Унифицированные отчуждающе-распределительные отношения между центром и периферией определили и территориально-административную организацию государства, где структура власти на любом, расположенном ниже уровне, копировала центральную власть. Тогдашний административный рынок представлял собой торг между смежными уровнями административно-территориальной иерархии, сопряжённый с административным торгом между отраслями народного хозяйства.

Все эпохи наших социальных революций основывались на воспроизводстве прежних отношений между центром и периферией на новых видах ресурсов или на новой, более изощрённой, форме принудительного отчуждения и распределения. Последний резерв был обнаружен в рынке, в капитализме, в деньгах. Освоение этого ресурса составило содержание всей постперестроечной жизни. Однако рынок и деньги даже в своих самых грубых проявлениях оказались несовместимыми ни с социальной структурой, ни с привычными отношениями между центром и периферией, ни с отраслевой организацией экономики, то есть с государством и, самое главное, с НЕПОДГОТОВЛЕННЫМ СОЗНАНИЕМ людей.

Насильственное изменение социальной структуры и отношений к собственности с приходом к власти так называемых демократов, привело к началу конвертации государственных статусов (а не рубля), к практически легальному определению того, сколько стоит тот или иной государственный пост или необходимое экономическое и политическое решение.

Вот отсюда ручеёк российской коррупции вместе с активизировавшимся повальным воровством и взяточничеством и начал набирать свою силу, подобно великой русской реке Волге, маленьким ручейком берущей начало из болот Валдайской возвышенности. Идущая широким фронтом последующая коммерциализация власти ускорила формирование слоя так называемых новых людей, кровно заинтересованных в изменениях отношений власти и собственности, а также в создании сильного государства. Как и всё в нашей стране, эта заинтересованность проявилась в искажённой форме, в локальных действиях по созданию собственных систем безопасности, конкурирующих по своей технической оснащённости и укомплектованностью квалифицированными кадрами с отдельными спецслужбами и значительно их опережавшими по уровню зарплаты, в успешных попытках выходить на отдельных государственных функционеров, делая их лоббистами своих меркантильных интересов. Всё это постепенно ускоряло распад существующих государственных институтов. Для «новых русских» включение в существующую политическую систему оказалось не эффективным, также как и попытки оказывать давление или финансово поддерживать существующие финансовые институты. Государство со всеми его институтами – президентством, представительскими органами власти, политическими организациями и репрессивными органами отжило своё, и осознание этого заставляет сегодня «новых молодых» людей активно включаться в политику.

Новые богатые считают, что государство – это они сами и намереваются выстроить такое государство вокруг себя и из себя, что им пока успешно удаётся. Население страны последние годы активно занималось повальным воровством, что стало уже образом жизни большинства россиян. Кто-то украл больше, кто-то меньше, но все граждане нуждаются сегодня в легализации краденного. И пока коррупция противостоит власти как власти несправедливой, грань преступления размывается и человек, преступивший закон, постоянно самооправдывает себя, мысленно кивая в сторону «верхов», мол там то воруют гораздо больше и ничего!

Пока ворованные ценности остаются таковыми, с ними невозможны обычные коммерческие операции, их можно только потреблять или втихую обменивать на такое же краденое барахло. Реальная же экономическая динамика начнётся только тогда, когда с этим украденным начнут обращаться как с собственностью. Поэтому экономическое содержание первого этапа нынешнего реформирования и составляет легализация права владения и торговли имуществом и ресурсами, украденными у государства. Тут денег на взятки и подкуп чиновников не жалеют, ещё больше углубляя метастазы отечественной коррупции.

Политическое содержание того, что происходит в настоящее время, можно рассматривать как реакцию на легализацию прав собственности. Обвинения в коррупции являются главным аргументом в политических дискуссиях, которые значительно возрастут в предстоящих избирательных кампаниях. Основное требование тех, кто настаивает «навести порядок», заключается в том, чтобы посадить воров и коррупционеров, а именно тех, на кого они укажут сами. В этих требованиях просвечивается неосознанное желание вновь вернуться к тому социальному состоянию, когда можно было пользоваться краденым и в то же время искренне верить в свою внутреннюю честность и порядочность.

Стержневым механизмом российской коррупции стала приватизация во всех её формах. Номенклатурная приватизация криминализированного советского капитала привела к формированию соответствующего слоя «новых русских» – владельцев компаний, в которых консилидирован номенклатурно-приватизированный, криминальный по происхождению капитал, контролировавшийся ранее первыми лицами.

Теневая приватизация криминализированного капитала, сформированного в отношениях между первыми лицами, ворами, криминализированными чиновниками и номенклатурными ворами, привела к формированию соответствующей группы руководителей — распорядителей собственности.

При криминальной приватизации гражданско-теневого капитала (т.е. активов, накопленных в отношениях между простыми гражданами, цеховиками, людьми со связями, частниками) возник тип руководителей — распорядителей акционерных компаний, чековых инвестиционных фондов и других пирамидальных структур типа МММ и Властелины и др.

Криминальная приватизация криминально — теневых активов привела к появлению руководителей — распорядителей нелегальных предприятий и организаций, предназначенных для удовлетворения нелегальных потребностей.

Профессиональное воровство ныне представлено:

  • госчиновниками, организаторами весьма распространённого государственного рэкета, работающими, в том числе, на хорошо известных «откатах»;
  • криминализированными руководителями коммерциализированных государственных предприятий и организаций;
  • отдельными руководителями частных охранных предприятий как легализованной формы рэкета;
  • руководителями служб безопасности частных предприятий, занимающихся выбиванием долгов;
  • руководителями частных военизированных организаций, обслуживающих потребности тех представителей рынка, которых иначе как с помощью вооружённой силы удовлетворить нельзя.

Коррупция сегодня проникла во все поры государственной власти, поэтому победить её или хотя бы загнать в определённые рамки без соответствующего изменения сознания большинства людей не получится. Пока что ни одно властное решение, направленное на упорядочение реальности, не дало ожидаемых результатов. Государство пытается установить контроль за сформировавшимся с национальными особенностями рынком, а он стремится стать государством сам по себе, диктуя в нарушение законодательства выгодную себе ценовую политику. Сегодня власть утратила доверие большинства населения, народ не знает во что верить, из него вытащили мировоззренческий стержень, который придавал нации психологическую устойчивость. По утверждению одного из современных писателей, нынешняя власть представляет собой женщину, состоящую с народом в гражданском браке, но не любящая его. А в дом, где нет любви и уважения к закону, на ходу расстёгивая брюки, лезет всякая сволочь, стараясь удовлетворить свои низменные потребности, обирая до нитки и так уж обнищавший народ. Развод неизбежен, но всякому разводу предшествует разнузданное распутство.

Политизация российского бизнеса в настоящее время принимает различные формы, в том числе и стремление к контролю за информационным рынком. Можно отметить, что СМИ сегодня выступают своеобразным инструментом формирования политической среды и соответствующих образов, управляющих населением, тем самым являясь мощным легальным инструментом лоббирования интересов богатого класса, пытающегося приватизировать и само государство.

Сегодня наше государство воспринимает себя как самостоятельную реальность, действующую в отрыве от чаяний гражданского общества, пытающееся навязать отечественному бизнесу, политикам и региональным руководителям свои правила игры, основанные на аппаратных принципах и ценностях, наследованных во многом от старой советской школы. С таким багажом борьба с коррупцией не может стать успешной. Её можно победить только всем миром, а для этого необходимо выработать чёткую и справедливую идеологию.

Если сегодняшние тенденции сохранятся, то в обозримом будущем у России есть шанс превратиться в полигосударственное образование с развитым топливно-сырьевым комплексом, превращённым транснациональными корпорациями в рычаг давления на организации экспортёров третьего мира, с эффективными и агрессивными финансовыми институтами, претендующими на определённую часть мирового финансового рынка, с примитивным сельским хозяйством.

Чтобы борьбу с коррупцией начать с чистого листа и с выработки новых правил политической игры, требуется амнистия наворованного капитала, иначе страх за собственную жизнь и благополучие не даст большинству людей, делающих политику, бизнес и управляющих страной вылезти из криминального подполья. Их надо легализовать и загнать в определённые рамки.

Хорошо известно, что людьми управляют образы, страх за личную жизнь, благополучие семьи и близких. Вот и надо с помощью средств массовой информации формировать негативный образ воров и коррупционеров в общественном сознании и их всеобщее осуждение, а не превозносить тех, кто свои капиталы нажил нечестным путём. А законодателям пора ужесточить уголовную норму в отношении конфискации наворованного имущества, а не гладить жулью по голове, образно говоря. Сегодня надо оценивать не власть, а людей туда приходящих, ведь от их поведения возникает социальная напряжённость, поэтому надо задать сначала планку власти, кого можно туда выбирать, а уж потом из этих отобранных и выбирать достойных, но не тех, кого подсовывает та же номенклатура. Ныне во власти люди с очень низкими духовно-нравственными началами, потому что все наши законы направлены только на удовлетворение потребностей тела и нет ни одного закона о воспитании нравственности и духовности, поэтому и совести нет у людей, а человек без совести способен на воровство, обман, мздоимство, коррупцию и убийство. Нравственность надо поднимать в первую очередь, тогда и дети не вырастут моральными уродами.

Источник: noocosmology.ru