В России может быть создан институт параллельной власти с неограниченными полномочиями

Родительская и православная общественность выступила против принятия Госдумой закона об Уполномоченном по правам ребёнка при Президенте России

31 октября 2011 г. в г. Москве в «Международном фонде славянской письменности и культуры» прошёл круглый стол на тему: «Законодательные реформы сферы семьи и детства в России: тенденции и перспективы».

В его работе приняли участие видные представители общественности и эксперты:

  • Кассин Олег Юрьевич, движение «Народный собор», сопредседатель
  • Медведева Ирина Яковлевна, Общественный институт демографической безопасности, директор
  • Шишова Татьяна Львовна, Всероссийский детский фонд, член правления
  • Павлова Лариса Октябристовна, НП «Родительский комитет», член правления
  • Рябиченко Людмила Аркадьевна, Межрегиональное общественное движение «Семья, любовь, Отечество», руководитель
  • Яковлева Ольга Алексеевна, Союз православных юристов, председатель
  • Грищенко Эльвира Александровна, эколого-правовой центр «Право на жизнь», директор
  • Бондаренко Николай Николаевич, Межрегиональное Общественное движение в поддержку православных образовательных и социальных инициатив “Пчелки”, руководитель
  • Мишустин Николай Николаевич, рабочая группа Мосгордумы по защите семей и детей от ювенальных технологий, руководитель
  • Безукладичный Павел Андреевич, Международное общественное движение в защиту православного образа жизни «За веру Православную», сопредседатель
  • Гапонов Алексей Алексеевич, Общественный Совет гражданского общества, сопредседатель

В результате проведения независимой общественной экспертизы находящегося на обсуждении в Государственной думе РФ законопроекта ФЗ № 264736-5 «О внесении изменений в Федеральный закон “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка», эксперты пришли к выводу о его незаконности, неконституционности, антисемейности и коррупциогенности.

По мнению участников, предполагаемое законопроектом не предусмотренное Конституцией создание института Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка приведёт к созданию в его лице не имеющей аналогов структуры власти с неограниченными правами, неподконтрольностью государству, с беспрепятственным доступом в любое место и к любой информации (включая личную и семейную тайну), с функциями цензора, с системой санкций за неподчинение Уполномоченному.

Уже сегодня Уполномоченным при Президенте по правам ребёнка строится вертикаль власти из региональных уполномоченных, и в СМИ озвучивается его намерение вывести их из подчинения губернаторам. В образовательные учреждения также срочно вводятся аналогичные Уполномоченные, которых обучают тому, что они должны собирать конфиденциальную информацию о семьях и затем принимать к ним меры.

Содержание Уполномоченного при Президенте по правам ребёнка, согласно запросу депутата Госдумы РФ Н.Останиной, обходится государству в 106 миллионов рублей в год. По мнению собравшихся, результатом двухлетней деятельности Уполномоченного П.Астахова является ряд пиар-акций и информационных кампаний, никак не отразившихся на изменении положения семьи и детей.

Участники круглого стола высказались о своём несогласии с предложенным законопроектом в частности и с введением в России института Уполномоченного по правам ребёнка в целом.

По результатам обсуждения была принята резолюция, которая направлена в органы власти страны.

Второе чтение закона намечено на 2 ноября 2011 г.

Пресс-служба Движения «Семья, любовь,Отечество»

e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

31октября 2011 г. г.Москва

Резолюция круглого стола

«Законодательные реформы сферы семьи и детства в России:

тенденции и перспективы»

На рассмотрении в Государственной думе находится проект федерального закона № 264736-5 “О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с введением института Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка», который можно рассматривать как часть проекта по созданию ювенальной системы, и который уже вызвал ряд протестных обращений родительской общественности.

Закон предполагает наделение Уполномоченного по правам ребёнка рядом функций и прав, не соответствующих статусу «должностного лица, осуществляющего общественный контроль», как обозначена эта должность в Пояснительной записке. Он заменяет прописанное в ст.4 Указа Президента РФ от 01.09.2009 № 986 «Об Уполномоченном при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» право получать информацию, на право получать доступ к персональной информации, составляющей личную и семейную тайну (ст. 23,24 Конституции РФ, Закон РФ N 152-ФЗ «О персональных данных»), а также – на доступ к «Государственному банку данных о детях, оставшихся без попечения родителей», который сейчас жёстко регламентируется законом.

Право Уполномоченного отказаться от дачи свидетельских показаний в гражданском процессе по фактам, ставшим известными ему в связи с исполнением своих обязанностей (ст.3), не повышает степени сохранности информации, поскольку такая информация становится достоянием также работников Аппаратов Уполномоченных по правам ребёнка и иных лиц, и напротив, создаёт ситуацию неподотчётности данных структур.

В качестве санкций за неподчинение Уполномоченному предусмотрены штрафы от 1 до 3 тысяч рублей – за «вмешательство в деятельность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка с целью повлиять на его решение; за неисполнение должностными лицами его требований; за воспрепятствование его деятельности».

Регламентируемая также законопроектом обязанность секретаря ОП РФ сообщать Уполномоченному о составе наблюдательной комиссии с функциями общественного контроля за учреждениями и органами исполнения наказаний, а сами такие комиссии – направлять Уполномоченному материалы по итогам общественного контроля, лишают указанные комиссии самостоятельности, независимости и объективности, делают Уполномоченного субъектом цензуры, от которой он в свою очередь данным законопроектом освобождается.

Указанные изменения создают ситуацию неравенства прав, вступают в противоречие с Конституцией РФ (ст. 17,18,19), и ставят Уполномоченного по правам ребёнка в особое, надзаконное положение.

Существование должности Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка допускается только в составе структуры Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. При этом назначение на должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка должно производиться не Указом Президента РФ, а Государственной Думой РФ.

Согласно ст. 17 ч.2 и ст. 60 Конституции РФ, ст. 64 Семейного кодекса РФ, дети не являются самостоятельным субъектом права и обладают тем же объёмом прав и свобод, что и взрослые, а обязанности по защите прав и интересов детей возлагаются на их родителей (иных законных представителей), поэтому должность детского правозащитника претендует на дублирование и ущемление прав родителей.

Таким образом, данный законопроект создаёт, по сути, также не предусмотренный действующей Конституцией, новый институт власти, никому неподотчётный, с неограниченными полномочиями, с преимущественным правом на доступ к базам данных на детей и на доступ к информации, составляющей личную и семейную тайну,

Данные положения законопроекта грубо нарушают права граждан, лишают членов семей гарантированной Конституцией презумпции невиновности и прямо направлены на вмешательство в дела семьи, на установление контроля над ней.

Анализ практики действующего Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П.Астахова позволяет сделать вывод, что для неё характерны: отсутствие внятной концепции, аморфность деятельности, диаметрально противоположные векторы целей (требование введения ювенальной юстиции в России и одновременное объявление её неприемлемости), декларативность и одномоментные «пиар-акции».

Неконституционность должности, финансируемые из бюджета «инспекционные» поездки по регионам при отсутствии Положения о них, насильственное, под прикрытием постоянного апеллирования к имени Президента РФ, выстраивание П.Астаховым вертикали собственной власти в стране (директивное введение должности Уполномоченных по правам ребёнка в регионах; угрозы «разобраться с губернаторами тех регионов, где такой должности ещё не создано», озвученное в СМИ намерение вывести региональных представителей из подчинения губернаторам, проведение в течение двух лет четырёх масштабных съездов региональных Уполномоченных по правам ребёнка) делают её нелегитимной и сомнительной.

Отсутствие официальной информации о результатах работы, о конкретных обращениях граждан и семей за помощью и о мерах по её оказанию, о результатах создания широко разрекламированного П.Астаховым Национального плана действий в интересах детей, о выполнении им поручения Президента РФ по совершенствованию системы защиты прав детей ставит вопрос о «профессиональном соответствии». А предъявление в качестве результата собственной деятельности фактов «возбуждения прокурорских проверок на местах», выполняемых прокуратурой вне зависимости от наличия в стране Уполномоченного по правам ребенка, создаёт видимость деятельности, но не может считаться её достоверным результатом.

Совмещение П.Астаховым должности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка и должностей национального «координатора от Российской Федерации в Совете Европы по защите прав детей и ликвидации всех форм насилия в отношении детей», «общественного контролёра», госслужащего и шоумена, вызывает в данном случае конфликт интересов, создаёт почву для неправомерных и неадекватных действий и служит основанием для освобождения его от должности Уполномоченного.

Рассматриваемый законопроект не отвечает конституционным принципам защиты семьи, он усилит социальное напряжение, активизирует протестные настроения и послужит причиной новой дестабилизации общества.

Учитывая вышеизложенное, участники круглого стола считают необходимым заявить о своём несогласии с предложенным законопроектом в частности и с существованием в России института Уполномоченного по правам ребёнка в целом и обращаются с требованием:

к Президенту РФ

– отклонить законопроект как антиконституционный, коррупционный и антисемейный;

– принять меры по недопущению насильственного внедрения должности Уполномоченного по правам ребенка в регионах и в образовательных учреждениях;

– освободить П.Астахова от занимаемой должности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка ввиду непродуктивности деятельности и нелегитимности структуры;

– не допускать переориентирования семейной политики РФ на карательно-репрессивные меры в отношении родителей

к Государственной Думе:

– отклонить проект федерального закона № 264736-5 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с введением института Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» как антиконституционный, коррупционный и антисемейный;

– разработать законодательные предложения об обязательном учёте общественного мнения при обсуждении проектов законодательных актов и принятии государственных решений;

– ввести в практику Госдумы проведение экспертизы законопроектов на безопасность для института семьи

в Генеральную прокуратуру РФ:

– провести проверку проекта закона № 264736-5 “О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с введением института Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка» на предмет соответствия Конституции РФ;

– провести проверку эффективности деятельности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка и Уполномоченных в регионах;

– провести проверку финансовой деятельности Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, соответствия использования выделяемых на его деятельность средств результатам его работы, а также на предмет дублирования его полномочий полномочиями других ведомств, деятельность которых также финансируется из бюджета

к общественным организациям России:

– поддержать предложения участников круглого стола о недопущении реформирования законодательства в русле ориентирования государства на антисемейный курс, противоречащий традиционным духовно-нравственным целям.

Участники круглого стола обращаются к гражданам России с призывом поддержать их требования по недопущению переориентирования государства на коммерциализацию и приватизацию социальной сферы и использования её для установления репрессивных механизмов контроля над семьёй, а также по выражению общественного недоверия П.Астахову.