Пламя над Англией

Лондонские погромы – побочный продукт глобализации.

События, произошедшие в начале августа текущего года в Англии, только на первый взгляд были неожиданностью. Напротив, они стали закономерным следствием целого ряда причин речь, о которых пойдет далее. Беспорядки начались в Лондоне 6-го августа. Они сопровождались открытым мародёрством, вандализмом и массовыми стычками с полицией. Поводом послужило убийство лондонскими полицейскими некого Марка Даггана, который, якобы, стрелял в полицейских, что впоследствии было опровергнуто специальной комиссией по расследованию. Товарищи Даггана, возмущенные необъективным ходом расследования, начали распространять информацию через социальную сеть и собирать своих сторонников. Постепенно в Тоттенхэм начали стягиваться люди, для которых характерны не очень хорошие взаимоотношения с полицией и законом вообще, преимущественно чернокожая молодежь.

Ни для кого не секрет, что в мире каждый день убивают людей разных национальностей, вероисповедания, цвета кожи и разреза глаз, однако, обычно это не является поводом для выхода на улицу такого количества людей и не сопровождается погромами, вандализмом и стычками с органами правопорядка.

Беспорядки начались в районе Тоттенхэм, что находится в составе Лондонского округа Харингей. Позже, 8-го августа, беспорядки распространились на другие районы Лондона, преимущественно северные, а уже днём 9-го августа беспорядки были отмечены в других городах — Бирмингем, Бристоль, Глостер, Ливерпуль, Манчестер, Ноттингем.

Что интересно, не смотря на агрессивное поведение погромщиков, силы правопорядка вели себя поначалу достаточно сдержанно. Случаев активного применения силы со стороны полиции в отношении погромщиков замечено не было. Решительность в действиях сил правопорядка появилась только после того как погромы набрали силу.

Местная печать акцентировала внимание на том, что мародёрству, разгрому, а в некоторых случаях и последовавших за этим поджогах, подверглась собственность принадлежащая людям среднего класса и выше. Больше всего СМИ писали о разгроме общественно-торгового центра “Bullring” в городе Бирмингем и торгового центра “Whitgift” в Кройдоне. Вандалы дотла сожгли в Лондоне исторический мебельный магазин “Reeves”, открытый еще в 1867г. и переживший немецкие бомбардировки во времена Второй мировой войны. Магазин мог бы стать символом стабильности всей Британии. Но, однако, при детальном анализе произошедшего становится очевидным, что значительное количество грабежей происходило и в небогатых районах.

Кто громил?

Составить социологический портрет типичного погромщика оказалось не просто. В беспорядках участвовали люди самого разного возраста. Самому молодому задержанному было всего 11 лет. Также участвовали люди и вполне зрелого возраста, старше 40 лет. Но основными погромщиками являлись 20-летние молодые люди. По большей части они представляют малообеспеченные слои общества.

Молодые люди из семей с низкими доходами и некоренное население практически всегда и везде обладают низким уровнем не только воспитания и образования, но и культуры. Как правило, накладывается ощущение несправедливости в распределении материальных благ между ними и более обеспеченными слоями общества. Это, собственно, и нашло свое отражение в прошедших беспорядках.

В частности, район Тоттенхэм, заселявшийся со второй половины 20-го века представителями африкано-карибской общины, имеет наивысший уровень безработицы среди районов Лондона, и занимает 8-е место по уровню безработицы и одно из первых мест по уровню бедности в Великобритании.

Неудивительно, что любой конфликт с полицией, например, убийство чернокожего парня полицейскими при неясных обстоятельствах, может спровоцировать общественный взрыв в Тоттенхэме, подогреваемый призывами к беспорядкам в социальных сетях.

Иммигранты из стран третьего мира в государствах Запада крайне редко могут хорошо устроиться в жизни, это касается не только Англии. Подавляющее большинство из них, конечно, живет лучше, чем на родине – они хотя бы не голодают, – но в новой среде обитания этого явно не достаточно для нормальной жизни. Устройство на хорошо оплачиваемую работу всегда затруднено отсутствием достаточного для этого образования, а иногда и просто наличием языкового барьера. Так что решив одни проблемы, иммигранты сталкиваются с другими.

Ограничить написание портрета британского погромщика не возможно только социальными характеристиками. Этот портрет имеет и явно выраженную этническую составляющую. Основным участниками беспорядков были либо мигранты, либо выходцы из их семей. Интересно, что по данным британских СМИ, за участие в городских беспорядках и грабежах магазинов было арестовано около 150 иностранных граждан. Это достаточный показатель того, насколько смело могут себя чувствовать “гости” Англии на её территории. Англия создала для иммигрантов определенный уровень удобств, не требуя от них достаточно многого взамен.

Во всем виноват Facebook

Ресурсом, пришедшим на помощь организаторам и участникам, оказалась широко известные международные социальные сети Facebook и Twitter. Американский социолог Марк Грэноветтер, называет результатом общения в социальных сетях — развитие «силы слабых связей». Он считает, что люди передают информацию друг другу, разделяя общую идею. Они обмениваются информацией, приглашают на встречи, предлагают принять участие в мероприятиях или политических акциях. Нельзя отрицать, что социальные сети как ничто другое позволяют собирать огромные массы. При этом постоянный информационный поток в Facebook или Twitter подталкивает людей к быстрому принятию необдуманных решений без анализа последствий. По мнению канадского журналиста и социолога Малькольма Гладуэлла, раньше массовые мероприятия приходилось планировать и прорабатывать заранее и четко. Сейчас это во многом происходит неосознанно. И этими особенностями социальных сетей могут воспользоваться самые разные люди для достижения самых разных целей. В свою очередь Bloomberg отмечает другой важный аспект социальных сетей, способствующий нагнетанию напряженности. Агентство подчеркивает важную роль психологического воздействия, оказываемого эмоционально окрашенными сообщениями пользователей социальных сетей в кризисных ситуациях.

Анализируя события в Англии, вполне уместно провести параллель с событиями 30-летней давности. Тогда пришедшая к власти лидер консерваторов Маргарет Тэтчер воплощала в жизнь поистине драконовские меры по экономии бюджета. Проводимая ею экономическая политика по выходу из кризиса в первую очередь ударила по малоимущим слоям населения. Результат не заставил себя долго ждать. В 1981 году в беднейших кварталах Лондона вспыхнули сильнейшие беспорядки. Катализатором волнений также послужила гибель чернокожего подростка. Не остались безучастными ни Ливерпуль, ни Бирмингем, ни Манчестер, ни Бредфорд, ни Лидс. И вот история повторяется вновь. В 2011 году консервативное правительство под руководством Дэвида Кэмерона в целях сокращения бюджетного дефицита приняло решение проводить жесткую политику экономии, предусматривающую как сокращение рабочих мест, так и урезание социальных выплат, что, разумеется, делает бедных еще беднее. Британский премьер требует повысить отчисления из заработной платы в пенсионный фонд на 3,2% и не забывает об одновременном уменьшении размера пенсии. Также он ратует за увеличение пенсионного возраста с 60 до 66 лет. Как и следовало ожидать Кэмерон, возлагает всю ответственность за погромы на “бунтовщиков”. Он заявил, что “это преступность – понятная и простая. И с ней надо бороться — понятно и просто”. При этом он похвал полицию за проявленную ею “невероятную смелость”, добавив, что действовать надо более активно и решительно. А что еще ему остается говорить? Для любого либерального политика совершенно естественно не замечать в таких погромах, ничего кроме криминальной составляющей. Для либерального политика, вообще, совершенно естественно отрицание какой-либо причинно-следственной связи между классической либеральной политикой, ведущей к социальной и культурной деградации населения, с бурной реакцией на неё наиболее пострадавших от такой политики слоев населения.

Беднота нужна экономике

Официальный взгляд на произошедшее лаконично выразила, министр внутренних дел Великобритании Тереза Мэй, назвав происходящее «чистым криминалом». Но подчеркивание сугубо криминальной составляющей в лондонских погромах грубо затушевывает истинные причины, породившие взрыв недовольства.

Другая точка зрения представляется нам более взвешенной. В известной немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung лондонские погромы были метко названы “восстанием проигравших и забытых”, что подчеркивает не криминальную, а социальную подоплеку уличных беспорядков.

На улицы городов, как на большую дорогу, вышли те, кому британское общество не запланировало ничего кроме места “лузера” в успешном, сияющем буржуазном обществе с действующей королевской династией, ошеломляющими своей стоимостью поместьями, престижными частными школами, с умопомрачительными по цене автомобилями, с безудержной рекламой шопинга в бутиках ведущих модных мировых марок и пропагандой идеологии “успешности”. И главное ― английское общество, практически не имеющее никаких социальных лифтов, ставшее поистине кастовым и не предусматривающим никаких социальных флуктуаций в принципе, которое не может им дать ничего кроме неквалифицированной работы или мизерного пособия по безработице.

В мировой практике для оценки неравенства доходов используется коэффициент Джини. Для Великобритании в последние годы официальное значение коэффициента Джини было на уровне 34, что соответствует высокой степени неравенства в обществе.

Британские социологи Саймон Мур и Пол Бэггели добавляют к причинам произошедшего то, что у погромщиков был низкий уровень образования. Если сравнить английский бунт с выступлениями молодежи проходившими не за долго до этого в Испании или Израиле, можно отметить существенное отличие. Там протестующие отличались значительно более высоким уровнем образования. При том, что в Испании среди молодежи уровень безработицы достигает огромной цифры в 40%, погромов не наблюдалось. Сотни тысяч демонстрантов, вышедшие на улицы Израиля, так же не устраивали ни уличных побоищ, ни грабежей. В связи с этим немецкий социолог Симон Тойне в интервью телерадиокомпании WDR отметил, что тем, кто высыпал на улицы в Великобритании, и в голову не пришло бы организовать мирную демонстрацию. Они этому не обучены. Да и не видят смысла выдвигать какие-то политические требования. Социолог политкорректно не упомянул о том, что неспособность к мирному выражению протеста обусловлена инокультурностью бунтовщиков, коренные англичане выразили бы свой протест митингом.

Конечно, причиной беспорядков является и неконтролируемая иммиграция, которую, если верить заявлениям правительства, никаким образом не удается сдерживать в последнее десятилетие. Росту напряженности между мигрантами и коренным населением способствует острое нежелание мигрантов ассимилироваться в английском обществе, поощряемое пресловутой толерантностью.

Встает вопрос: почему в богатой Англии не решается проблема бедных кварталов, почему не пресекается железной рукой въезд новых мигрантов? Дело в том, что в условиях глобализации, поддержать конкурентоспособную цену на товар можно только располагая дешевой рабочей силой. Поэтому если в Англии не будет бедных, она не сможет производить дешевые товары. Поскольку класс бедняков постепенно тает (кто-то выбивается в люди, кто-то умирает) его постоянно пополняют мигрантами. Разумеется, официально правительство борется с бедностью и нелегальной миграцией, но борьба эта ведется так, чтобы не победить, ибо эта победа не нужна крупному английскому бизнесу. Поэтому нелегальные мигранты регулярно попадают на территорию Соединенного Королевства и обретают здесь жилье и работу, а бедность упорно не сдает позиции.

Побочным эффектом такого положения дел является появление трущоб и гетто. Если первоначально это были просто бедные районы, то теперь они приобрели этнический окрас. Вместе с этим на социальные противоречия в британском обществе наложились культурные и национальные, создав взрывоопасный коктель. Понятно, что Лондону не с руки признавать истинную причину беспорядков, как не раскрывает ее и западная пресса в целом. Гораздо легче свести все к преступному сговору и бунту бедноты, чем признать кризис либеральной политики и либеральной экономики.

Самый гуманный суд в мире

Понятно, что узрев в случившемся опасность для всей западной идеологии, английское правительство решило действовать максимально жестко. Кабинет министров с санкции общественности получил карт-бланш на значительное расширение своих возможностей, отнюдь не демократического характера. Англия получила сверхбыстрое и жесткое судопроизводство. Как сообщалось в СМИ, суды Лондона были в результате переведены на круглосуточную работу. К 17 августа количество привлеченных к суду погромщиков превысило 1000 человек. Осуждение подозреваемых часто проходило без достаточных на то оснований. Не напрашивается ли здесь аналогия с “тройками” особого судопроизводства в СССР в 37-м году? Кроме того, правительство получило одобрение общества на внедрение тотального контроля как за социальными сетями, так и за Интернетом в целом. Не отказавшись от сокращения полицейских сил, правительство получило возможность привлечения армии для наведения порядка в стране. Скорее всего, это станет новым поднимающимся политическим трендом в стане либеральных правительств. При этом получилось так, что инициатива исходила от населения, а правительство пошло ему на встречу. Как говорится, “по просьбам граждан”.

Между тем ясно, что в ходе глобального структурного кризиса мировой экономики начавшегося в 2008 году и который продолжает развиваться постепенно, но неотвратимо, события, подобные английским, будут приобретать все более организованный и масштабный характер по всему миру. Тенденция прослеживается уже сегодня. Событиям в Великобритании предшествовали относительно мирные протесты молодежи в Испании, Греции и Израиле. Сразу после них, последовали поджоги автомобилей в Берлине, беспорядки в Швеции, Бельгии. Как английские, так и европейские социологи сходятся во мнении, что молодежь, у которой украли будущее, так или иначе будет выражать свой протест. Правительства же будут планомерно наступать на гражданские и социальные права людей.

Национальные элиты Запада, уже давно встраивающиеся в поток интересов транснационального олигархического капитала и исповедующие самые радикальные формы либерализма, загоняют нарастающие проблемы национальных государств в тупик. Мирного, конструктивного выхода из этого тупика привычными методами не предвидится. Нам же следует анализировать происходящее в Англии, не удовлетворяясь примитивными шаблонными объяснениями либералов. Следует делать соответствующие выводы и трезво оценивать какое будущее готовится для нашей страны в рамках либеральной идеологии самого радикального толка.

Михаил Ровков,

Петр Карамзин

Специально для «Народного Собора»

Источник: Сайт МРО НС