Андрей Сошенко: Панкратов-Чёрный о смерти Шукшина и Евдокимова

Рекомендуем прочитать

Это надо зафиксировать

Замечательному актёру Александру Панкратову-Чёрному 28 июня исполняется 75 лет. Накануне своего юбилея народный артист поделился своими сокровенными мыслями и некоторой информацией в программе «Малахов» от 24.06.2024 на телеканале «Россия 1». Вообще-то интересны размышления и заключения юбиляра в передаче абсолютно по всем аспектам, но я здесь хочу обратить внимание лишь на одно. Это просто надо зафиксировать.

А.В. Панкратиов-Чёрный размышляет о времени заключительного этапа съемок фильма Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину». Конкретно, о 2 октября 1974 года, когда не стало В.М. Шукшина.

На 40-45 минутах передачи Александр Васильевич Панкратов-Чёрный говорит: «Мне Жора Бурков говорил, да и у меня тоже подозрения, я и Лидии Николаевне сказал. Жора мне говорил: “Сашка, я тебе сказал, но ты смотри, никому не говори, будешь говорить, когда меня не будет”. Шукшин и Бурков стояли на корабле на верхней палубе и долго-долго вместе сочиняли сказку до третьих петухов, смеялись, шутили, веселились, потом Василий Макарович посмотрел на часы и говорит: “Жорка, сума сойти, утро уже!” Он ушёл. А утром Шукшин не выходит на съёмку. Стали стучать в номер. Номер был закрыт, оказывается. В номере ключей не нашли. Василий Макарович, как Жора рассказывал, лежал поперёк кровати, ноги были на полу… и протянута правая рука к соседней стене, где спал Вячеслав Васильевич Тихонов. То есть он тянулся постучаться… На столе стояла большая кружка с чёрным кофе, не выпитая (которая потом исчезла – А.С.). На полу везде были разбросаны рукописи. Василий Макарович всегда был аккуратистом, всегда всё было сложено, а здесь – разбросано. Кто-то рылся, значит. Но самое интересное, Жора говорил: “Когда мы открыли каюту, мне бросился запах корицы”. Когда Жора снимался в фильме, в детективе (видимо, речь идёт о картине «Профессия – следователь», 1982 г. – А.С.)… консультантами были и генерал от КГБ, и генерал от МВД. Он им всё это рассказывает, и вдруг, один из генералов говорит, что, оказывается, в тайной лаборатории ещё НКВД был изобретён инфарктный газ, у которого был запах корицы… Говорят, и вскрытия не было… И потом я видел фотографии. Марк Волоцкий, который был директором музея киностудии Горького, откуда-то получил фотографии, которые потом куда-то исчезли… Василий Макарович, действительно, лежал поперёк кровати (позже была явлена “официальная” фотография, на которой мёртвый Шукшин лежит вдоль кровати под одеялом – А.С.), разбросанные листы бумаги по всей каюте… В общем – темные-тёмные дела. И главное, зачем Василию Макаровичу от кого-то закрываться изнутри на ключ? Так что, всё это печально, грустно…».

Мне, кстати, о своих, мягко говоря, сомнениях в том, что Шукшин умер сам, рассказывал Анатолий Дмитриевич Заболотский, известный кинооператор, фотохудожник, ближайший друг Шукшина, ставивший с ним его знаменитые фильмы. Он о последнем дне Шукшина знает всё из первых рук.

А Панкратов-Чёрный в программе уже насчёт смерти в 2005 году популярнейшего актёра, певца и пародиста, губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова продолжает: «Так что, всё это печально, грустно. Также как с гибелью Миши Евдокимова. Тоже не просто так. Иван Иванович, водитель Миши, 37 лет за рулём. Представляете, какой опыт водителя! И чтобы он въехал в эту одну берёзку?! А левое колесо машины было всё разорвано в клочья. Значит, “ледяная пуля” порвала колесо. Мне говорили, что следственный комитет приехал, и “Мерседеса” этого не нашли. Куда-то пропала машина. А водитель, который впереди ехал, как сказано было, “с женой и двумя детьми”, не давал проехать машине Евдокимова. Во-первых, – это была сожительница, а не жена, и дети не его. И он полгода как вышел из заключения. Говорили, что ударник был труда, работал в депо Бийской железной дороги. Я встречался с железнодорожниками, они такого “ударника труда” знать не знают, и фамилии не слышали…»…

Почему-то после слов А.В. Панкратова-Чёрного насчёт Шукшина и Евдокимова вспоминаются покрытые мраком смерти знаковые русские имена: Сергея Есенина, Игоря Талькова… Да и много ещё кого, начиная с А.С. Пушкина.

Короче и художественнее сказал Владимир Солоухин на смерть Владимира Высоцкого:

«… Только явится парень

Неуёмной души,

И сгорит, как Гагарин,

И замрёт, как Шукшин,

Как Есенин повиснет,

Как Вампилов нырнёт,

Словно кто, поразмыслив,

Стреляет их влёт…».

Андрей Витальевич Сошенко, публицист, общественный деятель

Источник