Биометрия: благо или зло?

Общество

Участники ПМЭФ привыкли, что на тематических секциях обсуждение даже самых острых вопросов ведется корректно и уважительно.

Но одним из исключений на этот раз стала дискуссия на секции биометрии. Точнее, и дискуссии-то не было – ее заменил голимый пиар.

Лоббисты пытались взахлеб убедить присутствовавших, что именно за биометрией – будущее, что она прекрасна и прогрессивна.

Особенно усердствовали губернатор Московской области Андрей Воробьев и некий дизайнер Артемий Лебедев. Странным было то, что ни у того, ни у другого нет ни соответствующего профильного образования, ни род занятий никак не мотивировал их к столь отчаянной рекламе биометрии.

«Не нужны ни бумага, ни паспорт, все это уйдет в прошлое, сопротивляться этому нелепо. Мы все уже пользуемся биометрией, включая детей в школе… Это удобно, не нужно ничего крутить, просто посмотрел – и все», – рассказывал господин губернатор.

«Технология – супер! Люди очень «за». Все мы используем это в телефоне. Я все делаю через биометрию, по отпечаткам пальцев, по лицу, так как мне лень носить с собой карточки», – вторил ему господин дизайнер, призывая давать всевозможные льготы пользователям биометрии.

Согласно опросу 2023 года, только треть граждан РФ положительно относится к сдаче биометрии, а вот против нее почти половина населения – 48%. Не это ли вполне очевидное отношение общества и заставило лоббистов непопулярной затеи пуститься во все тяжкие и забыть про приличия на ПМЭФ.

«Есть «родовые» проблемы биометрии: сложность замены данных при их потере или компрометации, – утверждает Тимур Аитов, председатель комиссии по финансовой безопасности Совета ТПП РФ. – Если биометрию скомпрометировать, то восстановить надежность ее использования – задача почти нерешаемая. В отличие от классического пароля данные нельзя изменить – изменить голос или геометрию лица невозможно».

По мнению эксперта, в будущем маячат более серьезные атаки – так называемый identity theft («кража личности»). Считается, что персональные данные крадут для того, чтобы взять кредит на подставное лицо или что-то подобное. На самом деле использование украденных цифровых личностей гораздо шире. «В текущих условиях, например, это те же террористы, которые у нас появились: этим они могут легализовывать происхождение преступных средств», – заявляет Т. Аитов.

автор Павел Максимов
Рисунок: Е. Кран.

Источник