Пётр Акопов: Время землячеств в России истекло

Точка зрения

В России не должно быть места параллельным структурам со своими законами, обычаями и властью

Против главы узбекского землячества в России возбудили уголовное дело “по факту оскорбления участников СВО”, причем поручение открыть его дал сам глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. До СК докатились волны возмущения публикацией в соцсети на страничке президента межрегионального узбекского землячества “Ватандош” Усмана Баратова — там появилась “смешная” картинка как бы на тему цен на куриные яйца, которую нельзя оценить иначе, кроме как глумление над нашими воинами. Сам Баратов еще до возбуждения дела написал, что его страничку взломали и удалил привлекший внимание пост, но ему никто не поверил (в том числе и потому, что еще раньше он говорил, что его задевает, когда слово “российский” заменяют на слово “русский”). Теперь главе многомиллионного узбекского землячества и гражданину России предстоит объясняться со следствием, но этот частный случай лишь часть куда более масштабной проблемы.

Проблемы национальных землячеств в России — они существуют с 90-х годов и становятся все более заметным явлением в наше время. Речь идет в первую очередь о землячествах выходцев из среднеазиатских республик и Закавказья — таджикском, узбекском, азербайджанском, армянском, грузинском. Миллионы граждан этих стран переехали в Россию после развала Союза, получив при этом гражданство, — и миллионы же продолжают приезжать на заработки. Часть мигрантов ассимилируется, другая просто получает паспорта и продолжает жить по законам своей общины, третья вообще существует в серой зоне, но в любом случае это огромная масса людей. И естественно, что нашлось много желающих возглавить и использовать эту стихию, заработав на этом общественный или обычный капитал. Диаспоры действуют официально: они зарегистрированы, имеют счета и офисы, а их руководство “отстаивает интересы диаспор” в контактах с органами власти, выступает посредником в случае межнациональных конфликтов, помогает своим соплеменникам адаптироваться к жизни в России. Так говорят сами лидеры диаспор. А что в реальности?

Комментируя историю с Усманом Баратовым, вице-спикер Госдумы Петр Толстой написал: “Все эти национальные диаспоры, землячества и общины не что иное, как легализованные мафиозные структуры. Чем эти “землячества” лучше таких же, но корсиканских или сицилийских? Так же подкупают местную власть, “отмазывают” собственных боевиков, “крышуют” полулегальный бизнес и запугивают всех остальных”.

Увы, это очень близко к реальности: организации, отстаивающие интересы диаспор, очень часто занимаются не просто “лоббизмом” интересов своих соплеменников, но превращаются в рассадники коррупции и покровителей криминала. Только ли диаспоры виноваты в этом? Нет, часть вины лежит и на коррумпированных чиновниках (от миграционных структур до местной власти) и представителях силовых структур — но это не означает, что с существованием явления нужно мириться. Главный аргумент в их защиту — ну нам же все равно нужно работать с мигрантами, так что нужны будут и их представители — не работает. Потому что “работа” превращается в источник коррупции, разлагающей и местные власти, и силовиков. Ведь организованные диаспоры — это даже не мафия, тут Петр Толстой не точен. Сицилийская мафия запугивает, крышует и подкупает чиновников, но в первую очередь она является еще и параллельной структурой власти в государстве. То есть это такая форма организации жизни там, где государство было слабо или присутствовало лишь номинально, а его представители воспринимались как чужаки. А к сицилийским мафиози местные жители относились как к своим — потому что они и были своими.

В этом смысле наши организованные диаспоры куда хуже и опасней мафии — потому что они организованы из народов, для которых Россия не является родиной, а русские своими. То есть возникают не просто альтернативные структуры организации жизни для миллионов граждан, но еще и структуры, воспроизводящие образ жизни, чуждый для местного населения (не только, кстати, русского — проблемы есть и в республиках). И это само по себе — даже если не брать криминальную составляющую — является серьезнейшей угрозой межнациональным отношениям, а значит, и национальной безопасности.

И поэтому Толстой совершенно прав, когда говорит, что “пора заканчивать с межнациональным либерализмом”: “В России не должно быть места параллельным структурам со своими законами, обычаями и властью. Только четкое следование нормам российского законодательства и поведения. Во всех остальных случаях — немедленная и жесткая реакция со стороны государства”.

За десятилетия бездумной миграционной политики, фактически поощрявшей завоз “трудовых мигрантов”, была сделана масса ошибок, но в последние годы видны попытки начать исправлять их. Из-за демографической ямы в ближайшие годы Россия, к сожалению, не сможет обойтись без привлечения рабочих рук из-за рубежа, но это должен быть жестко контролируемый, ограниченный и географически осмысленный приток. А организации диаспор должны уйти в прошлое — превратившись в реальные общества ценителей узбекской культуры.

Источник