Полная стенограмма “Итогов года” с Владимиром Путиным

Общество

Полная стенограмма Итогов года и Прямой линии с Владимиром Путиным 14 декабря 2023 года

Прямая линия Владимира Путина 14 декабря 2023 года: онлайн-трансляция
Президент России отвечает на вопросы журналистов и граждан. Прямая линия и большая пресс-конференция Владимира Путина проходят одновременно

– На прошлой неделе, Владимир Владимирович, вы объявили о своем решении баллотироваться на должность президента. В этой связи вопрос. Какие задачи внутри страны и за рубежом для вас главные?

В. Путин:

– Я говорил об этом уже много раз, но не грех и повториться. Для такой страны, как Россия, существование, просто существование нашей страны без суверенитета невозможно, ее просто не будет, во всяком случае, в том виде, в котором она сегодня существует и в котором существовала тысячу лет. Поэтому главное – укрепление суверенитета. Но это очень широкое понятие. Укрепление суверенитета внешнего, так скажем, это значит, укрепление обороноспособности страны, безопасности по внешнему контуру, это укрепление общественного суверенитета. Имеется в виду безусловное обеспечение прав, свобод граждан страны, развитие нашей политической системы, парламентаризма. И, наконец, это обеспечение безопасности и суверенитета в сфере экономики, технологического суверенитета. Мне думается, прямо сейчас, отвечая на ваш вопрос, нет необходимости раскрывать все эти направления, но уверен, что и аудитория, здесь находящаяся, да и вся страна прекрасно понимает, что без этого существовать Россия не сможет. Ну, и финансово-экономический, экономический, технологический суверенитет – это будущее каждой страны, включая Россию. Так что это основные, если концептуально сказать, направления.

– Как раз про экономику. Очень многие в мире удивлены, что российская экономика не рухнула под давлением вот этих так называемых наших бывших партнеров. Но ведь не скрывается ими цель, что нас нужно додавить, придавить, – прямо такими словами они говорят. Какой вообще у российской экономики запас прочности?

В. Путин:

– Достаточный для того, чтобы не просто уверенно себя чувствовать, но и идти вперед. И этот запас прочности, мы тоже много раз об этом говорили, но повторю, обеспечен несколькими составляющими. Первое, и это самое главное, это высокая консолидация российского общества. Второе – это устойчивость финансово-экономической системы страны. Как оказалось, и это было удивлением для наших так называемых партнеров, если по-честному, и для многих из нас, что за предыдущие десятилетия Россия накопила этот запас прочности и устойчивости в финансах и экономике. Ну, и третье, безусловно, это возрастание возможностей нашей силовой составляющей – армии и органов безопасности.

– Владимир Владимирович, а если говорить об экономических показателях конкретных, чем можно гордиться?

В. Путин:

– Знаете, как я это обычно делаю, я принес с собой табличку. Ничего здесь нет того, чего мы, наверное, не знаем, вчера, по-моему, министр финансов некоторые цифры озвучил. Самый главный показатель роста экономики – рост валового внутреннего продукта. По концу года ожидается 3,5%. Это хороший показатель. Это значит, что мы отыграли падение прошлого года, а там у нас было, по-моему, 2,1%. Если в этом году будет плюс 3,5, значит, отыграли падение и сделали достаточно серьезный шаг вперед. К сожалению, у нас подросла инфляция, к концу года ожидается 7,5, может быть, чуть больше, к 8%. Но Центральный банк, правительство принимают необходимые меры. Мы можем еще об этом поговорить, я имею в виду поднятие ключевой ставки, некоторые другие меры, которые ЦБ и правительство принимают. И исходим из того, что нам удастся вернуться к целевым показателям. Затем промышленное производство растет уверенно, 3,6%. Но что особенно радует, это растет обрабатывающая промышленность, 7,5% будет по году. У нас давно такого не было.

А вот что особенно настраивает на такой позитивный лад, это 10% рост инвестиций в основной капитал. Что это означает? Сегодня у нас рост промышленности, ВВП очевидный. Плюс 10% основной капитал на инвестиции о чем говорит? О том, что гарантировано будет устойчивое развитие на среднесрочную перспективу. Деньги вкладывают, производство будет расширяться, рабочие места будут создаваться. О безработице я еще скажу. Прибыль предприятий составила плюс 24%. Я уж не говорю про банки, они заработают под 3 триллиона рублей. Свыше 3 триллионов. Конечно, я знаю, и в этой аудитории, и в целом в стране скажут: ну вот, банки жируют и т.д. Это все понятно, но те люди, которые хранят деньги на счетах российских банков, для них это приятная новость – устойчивость российской финансовой системы банковской.

Реальная зарплата вырастет, где-то около 8% будет. Это за вычетом инфляции. Я понимаю, что не у всех будет так, но в среднем по стране это статистика точная. И реальные располагаемые доходы населения тоже подрастают. Здесь больше составляющих, где-то под 5% будет.

Уровень безработицы, о чем я упомянул. Совсем недавно мы гордились тем, что у нас исторический минимум был, 3%. Вот вчера мы с коллегами готовились к сегодняшней нашей встрече, к сегодняшнему разговору. Уже 2,9%. Такого вообще никогда не было в истории России. Это очень хороший интегрированный показатель состояния экономики.

Когда я говорил про повышение реальных доходов, надо упомянуть, конечно, что с 1 января у нас будет МРОТ повышен сразу на 18%. Мы не часто это делали. Государственный внешний долг сокращается. Это тоже говорит и о макроэкономической стабильности, и финансовой стабильности. Госдолг сократился с 46 до 32 миллиардов долларов. И частный внешний долг также сократился. Наши компании исправно возвращают все кредиты, взятые в иностранных финансовых учреждениях, с 337 миллиардов долларов до 297. То есть погашение идет ритмично, часто даже с опережением графика.

Ну, и такой интегрированный социальный показатель. У нас по социальным вопросам наверняка будет много сегодня тем, но все-таки есть такой интегрированный показатель – рост продолжительности жизни, то, о чем мы всегда говорим и к чему мы стремимся. Вот смотрите, динамика какая. 2021 год – продолжительность жизни в России 70,06, 2022 год – 72,73, а в 2023-м ожидается 74 года. Все-таки это показатель того, как в целом на важнейшем социальном показателе отражаются усилия государства и в сфере экономики, и в сфере социальной политики.

– На днях награждали героев России и мы затем видели, как вы говорили – ребят надо беречь, но делать, делать, делать. Вот уже почти два года наша страна живет в условиях специальной военной операции и вопросов от граждан к нам на передачу по этому поводу, конечно, шквал. Я некоторые буквально зачитаю. Как вы эти два года оцениваете? Какова ситуация сейчас, какова динамика? Цели и задачи операции – те же, что и поначалу, или уже нет? И, конечно, самое главное – когда будет мир?

В. Путин:

– Мир будет тогда, когда мы достигнем своих целей, о которых вы сказали. А теперь вернемся к этим целям. Они не меняются. Вот я напомню, о чем мы тогда говорили. О денацификации Украины, о демилитаризации, о ее нейтральном статусе. Вот что происходит с точки зрения денацификации? В ходе переговорного процесса, который имел определенный этап после подготовки проекта возможного соглашения, о чем недавно официальные лица в Киеве упоминали, в целом они не соглашались с тем, что нужна какая-то денацификация и говорили о том, что никакой фашизации, роста вот таких настроений нет. Ну, как же нет? Когда национальный герой – известный не просто националист, а нацист! Бандера. Возведен в ранг национального героя! Как же нет?! А когда руководитель сегодняшней администрации киевской на глазах у всего мира, стоя, аплодирует бывшему солдату СС, напрямую участвовавшему в холокосте, в уничтожении полутора миллионов евреев на Украине, русских и поляков. Стоя аплодирует! Это что, не проявление нацизма, что ли? Поэтому вопрос денацификации актуальный. Правда, тогда в ходе процесса переговорного нам было сказано, нашим переговорщикам, что в принципе не исключают возможности принятия каких-то законодательных актов на Украине. Но это было тогда, в ходе переговоров в Стамбуле.

А теперь что касается демилитаризации. Ну, не хотят договариваться, ну, что ж, мы тогда вынуждены принимать другие, в том числе, военные меры. Сегодня Украина почти ничего же не производит. Ну, пытаются что-то там еще сохранить, но почти ничего не производят. Все привозят, извините за моветон, на халяву. Но эта халява когда-то может и закончиться. И, судя по всему, заканчивается помаленьку. Но дело даже не в этом. Я думаю, будут еще давать. Но уничтожение происходит. Я не буду сейчас вспоминать эти цифры по самолетам, по сетям ПВО. Ну, вот дали им, сколько там им обещали? 400 танков. 420, 430. Ну, дали. Кстати, все дали, что обещали. Все, что обещали западники, все Украина получила. Даже больше. Но мы уничтожили только начиная с так называемого контрнаступления, 747 танков. Это данные на вчерашний вечер. Значит, почти что 2300 бронемашин различного класса. Вот это и есть демилитаризация. Или мы договоримся о демилитаризации, согласуем определенные параметры, а, кстати говоря, в ходе переговоров в Стамбуле мы их согласовали, просто потом это выбросили в печку, эти договоренности. Но это же мы согласовали.

Есть и другие возможности или договориться, или решить силовым путем. Мы вот к этому и будем стремиться.

– Вопрос короткий, но волнующий очень многих. Будет ли вторая волна мобилизации?

В. Путин:

– Я понимаю, что это такой чувствительный вопрос. Смотрите, у нас прошла частичная мобилизация и мы призвали тогда 300 тысяч человек. Кстати говоря, поначалу было много иронии, всяких смешков на этот счет. Прилепили название такое этим людям – мобики. Я прекрасно все это помню. Отлично воюют ребята. Просто отлично. 14 Героев Российской Федерации из числа мобилизованных! 14 Героев России. Я уж не говорю про другие медали и ордена другого достоинства. Сейчас, по-моему, 244 тысячи находятся напрямую в зоне боевых действий, в зоне СВО. Сформированы полки по обслуживанию техники. Потому что среди них много хороших специалистов оказалось. И люди очень востребованы. 41, по-моему, тысяча уволенных в связи с достижением предельного возраста, по здоровью и т.д. Вот после этого мы начали достаточно широкую кампанию по привлечению людей на добровольной основе с заключению контрактов с вооруженными силами. Да, и планировали к концу года набрать, по-моему, 412, ну, 400 тысяч с небольшим. Вот на вчерашний вечер мне доложили, набрано 486 тысяч. И поток наших мужчин, которые готовы защищать интересы родины с оружием в руках, не сокращается. Полторы тысячи ежедневно по всей стране. Так что вместе с добровольцами, просто это условное деление, контракт подписывают на 2, на 3 года так называемые добровольцы, хотя все по сути герои и воины Отечества, но у них просто там на год, на более короткий срок. Но все вместе – будет под полмиллиона человек, вот до конца текущего года. Ну, зачем нам мобилизация? Поэтому на сегодняшний день никакой необходимости в этом нет.

Людмила Колиева, Северная Осетия:

– Сейчас интересы России защищают и представители Северной и Южной Осетии, всего Северного Кавказа. Много добровольцев. У нас два добровольческих отряда – «Шторм Осетия» и «Алания». Для военнослужащих, которые служат по контракту, есть много льгот и мер поддержки. Смогут ли на них рассчитывать и добровольцы?

В. Путин:

– Я смотрел вопросы, которые поступают. Там больше двух миллионов вопросов. Таких вопросов много. Я хочу еще раз повторить свою позицию. Все добровольцы, все, кто с оружием в руках отстаивают интересы России, борется за нее, рискует своей жизнью и здоровьем, должны быть поставлены в абсолютно одинаковые условия. Есть определенные недоработки, мы знаем о них. Вчера говорил на этот счет и с министром обороны, и с начальником Генштаба, и с Татьяной Алексеевной Голиковой обсуждали, она как вице-премьер, возглавляющий социальный блок. По некоторым моментам нужно будет принимать даже изменения в закон. Уверен, депутаты Госдумы сто процентов поддержат, нужно только это правильно сформулировать. Мы обязательно добьемся того, чтобы все были поставлены в одинаковые условия и получали одинаковую поддержку со стороны государства.

И знаю, что «Шторм Осетия» и «Алания» блестяще воюют. Мне руководитель региона об этом докладывал.

Сергей Максимович Соболев, Искитим, Новосибирская область:

– Огромная честь обратиться к вам с вопросом из Донбасса. Совсем недалеко от линии фронта, войну здесь слышно хорошо. Рядом со мной бойцы штурмовой бригады Министерства обороны России, ветераны вашей именной бригады. Почти все уже два года СВО парни на передовой. Сейчас под Донецком. Работают уверенно. Оборона врага буквально трещит и лопается по швам. Каждый новый день приносит новый хороший результат. Победа наша уже видна. Даже противник это понимает. Но когда война закончится, предстоит обустраивать тех людей, которые воевали. Те же ветераны – люди с колоссальным боевым опытом, пример настоящего патриотизма. Они могли бы заниматься воспитанием подрастающего поколения, готовить смену нашей армии. Есть смысл создать соответствующую военно-патриотическую структуру для нашей молодежи?

В. Путин:

– Я хочу вас поблагодарить за то, что вы делаете. Это звучит несколько дежурно, тем не менее, поверьте, от души. И НГШ, другие командиры многократно мне говорили: на таком-то участке создается такая обстановка. Сейчас там ветераны, ситуация будет абсолютно точно взята под контроль. И эти простые слова – это оценка того, что вы делаете, можете делать, уверен, еще сделаете на поле боя.

Что касается востребованности таких людей как вы в процессе воспитания молодого поколения, наших школьников, вообще молодых людей. Она в высшей степени востребована. Это абсолютно очевидная вещь, особенно на переломных моментах истории любой страны, как у нас сейчас. Может, не к месту будет Бисмарка вспоминать, тем не менее, он служил когда-то в России, жил в России, хоть и стал выдающимся немецким деятелем. Он как-то сказал, что войны выигрывают не полководцы, а школьные учителя и священники. Это правильно, это абсолютно точно. Это воспитание молодых людей в духе патриотизма в самом хорошем, а не квасном смысле этого слова, оно чрезвычайно важно. И мы уже начинаем это делать. Уже свыше тысячи ваших коллег и ваших товарищей по оружию, которые отслужили, вернулись к мирной жизни, работают в школах и с детскими подростковыми коллективами. И мы обязательно будем это делать дальше. Будем точно совершенно расширять эту работу. Потому что одно дело – прочитать в книжке или даже кино посмотреть патриотического характера, а другое дело – передать что-то на личном примере. Самое лучшее восапитание – личный пример. Но кто может сделать это лучше, чем вы?

Елена Усманова, деловая газета Татарстана «Бизнес-онлайн»:

– В этом году жители регионов Поволжья столкнулись с катастрофическим обмелением Куйбышевского водохранилища. Воду спускали в низовья Волги, аргументируя тем, что страдают интересы рыболовной отрасли Астрахани. Как решать проблему с обмелением Волги? Не кажется ли вам, что с таким отношением мы можем потерять главную русскую реку?

В. Путин:

– Надеюсь, что этого не произойдет. Есть конфликт интересов между энергетиками и другими водопользователями в низовьях. Энергетики хотят держать высокий уровень, чтобы объем электроэнергии с Волжского каскада, с электростанции был достаточным, чтобы обеспечить интересы промышленности и комбыта. А другие водопользователи в низовьях хотят, чтобы река была более полноводной. Моряки и судовладельцы хотят, чтобы фарватер был обеспечен, чтобы он был поглубже. Эти вопросы известны, правительство работает над этим и не бросит это на самотек в прямом и переносном смысле этого слова. Но проблема есть.

– Владимир Владимирович, информационное агентство ТАСС. У нас вопрос на международную тему. Каковы, на ваш взгляд, перспективы нормализации отношений с Евросоюзом. В последнее время становится все более очевидным, что западные страны устали от поддержки Украины. Как вы оцениваете этот новый фактор.

И еще такой вопрос. Правые силы на данный момент усиливают свои позиции на политической сцене Европы. Как бы вы могли это прокомментировать? И не беспокоит ли вас это?

В. Путин:

– Что касается нормализации отношений, это зависит не только от нас. Мы не портили же эти отношения, это с нами портили отношения и нас пытались все время задвинуть куда-то на второй, третий план, пренебрегая нашими интересами. Конфликт, который произошел на Украине, он с чего начался-то? Давайте вспомним, не пожалеем трех-четырех минут. Начался с переворота на Украине в 2014 году. До этого ведь мы старались во что бы то ни стало, я хочу это подчеркнуть, десятилетиями старались выстроить нормальные отношения с Украиной, даже после тоже, по сути, госпереворота, когда Виктора Януковича не допустили к власти. Он выиграл выборы, но объявили третий тур. Что это, как не госпереворот? В Конституции не предусмотрено было никакого третьего тура. Это и есть такой ползучий госпереворот. Но мы смирились с этим тоже.

Что произошло дальше? Он выиграл все-таки выборы следующие. На что пошли наши так называемые оппоненты? На госпереворот. Вы понимаете, в чем проблема? Проблема в том, что… Я всегда говорил и сейчас, несмотря на всю трагедию происходящих событий, все-таки в основе своей русские и украинцы единый народ, и то, что сейчас происходит, это огромная трагедия, похожая на гражданскую войну между братьями, когда братья оказались по разную сторону. В значительной степени они здесь даже ни при чем. Весь юго-восток Украины, он всегда был пророссийским. Ну, потому что это исторические российские территории. Вот здесь коллега поднимает табличку «Турция». Ну, в Турции хорошо знают, все Причерноморье в результате русско-турецких войн отошло к России. При чем здесь Украина-то? Никакого отношения не имеет вообще ни Крым, ни вообще все Причерноморье, Одесса вообще русский город, мы же знаем об этом. Все об этом хорошо знают. Нет, напридумывали всякую чушь историческую.

Ладно, когда-то Владимир Ильич Ленин передал все в Украину при формировании Советского Союза. Мы смирились с этим после распада Советского Союза. Мы же смирились и готовы были в такой парадигме жить. Но вот эта часть, юго-восток, пророссийская. Для нас это было тоже важно. Они всегда на выборах голосовали за тех, кто и шел на пророссийских лозунгах внутренней и внешней политики Украины. И в целом Россию это вполне устраивало. Но после госпереворота 2014 года нам стало ясно, что нам не дадут просто, силовым образом не дадут выстроить нормальные отношения с Украиной. Госпереворот, на который потратили, как американцы сказали, 5 миллиардов. Публично сказали, не постеснялись даже. В 2014 году приехали три министра иностранных дел из Европы – польский, немецкий, французский, подписались как гаранты договоренностей между властью (президентом Януковичем) и оппозицией. Договорились, что всё будут решать мирным путем. Через два дня совершили госпереворот. Зачем? Пошли бы на выборы и выиграли бы. Нет. Чтобы точку поставить, чтобы конфликт создать, вот зачем.

Это кто делал? Американские наши дружки. А европейцы, которые подписались как гаранты договоренностей между властью и оппозицией, сделали вид, что вообще ничего не знают. И сейчас спросите в Европе, кто-нибудь помнит об этом? Нет. Но мы не забыли и не забудем. Вот это, плюс безудержное стремление подползти к нашим границам, захватив Украину в НАТО, все это привело к этой трагедии. Плюс еще кровавые события на Донбассе в течение 8 лет. Все это привело к трагедии, которую мы сейчас переживаем. Они вынудили нас на эти действия. В этих условиях, когда я говорю, что США задумали и организовали, Европа стоит и молча на это смотрит, либо подыгрывают и подпевают им там. Ну, как с ними выстраивать отношения? Мы – за, мы же ничего не рвали, но они сделали вид, что они этого ничего не знают и не помнят. Только два-три раза упомянули о том, что Минские соглашения подписывали понарошку и не собирались выполнять. Вот эти гарантии договоренностей между властью и оппозицией в Украине в 14-м году вроде как между прочим подписали и тут же о них забыли и наплевали на них.

Понимаете, дело в чем? Дело в том, что в значительной степени они утратили свой суверенитет. Мы сейчас это видим. Они же многие решения принимают себе во вред. Во вред себе. Тем не менее, делают это. Многие европейские деятели внешне ведут себя, как генерал де Голль, который боролся за интересы Франции с оружием в руках, собрал все, что было у французов, для того чтобы оказать сопротивление оккупантам. А на практике ведут себя, как маршал Петен, который, хоть и был героем Первой мировой войны, но во Вторую стал коллаборационистом и подчинился воле оккупантов. Вот все почти ведут себя так, кроме нескольких человек. Вот Фицо появился после выборов, Виктор Орбан в Венгрии. Я уже много раз говорил, они не пророссийские политики, они пронациональные, они защищают свои интересы. Но таких нет больше, их просто нет. Я не знаю, с чем это связано. Связано с большой зависимостью от Старшего брата, от Штатов. Но мы готовы выстраивать отношения с ними.

Что касается Соединенных Штатов, мы и с ними готовы выстраивать отношения. Мы считаем, что США – важная, нужная страна мира, но вот эта абсолютно имперская политика, она им мешает самим. Даже не нам, им мешает. Почему? Потому что в общественном сознании они должны себя вести, как империя. И если они в чем-то, где-то договариваются или кому-то уступают, это уже воспринимается электоратом как какой-то провал или пробел. И поэтому элиты вынуждены себя так отчасти и вести. Вот когда произойдут какие-то внутренние изменения, когда они начнут уважать других людей, другие страны, когда будут искать компромиссы, а не с помощью санкций и боевых действий пытаться решать свои вопросы, вот тогда будут созданы фундаментальные условия для восстановления полноценных отношений. Пока таких условий нет, но мы к этому готовы.

Николай Долгачев:

– Луганская республика практически полностью освобождена и мирная жизнь восстанавливается, но мы за весь фронт переживаем и знаем, какие активные бои ведутся на юге и вдоль Днепра. Даже уже некоторое время говорят о некоем плацдарме противника на левом берегу Днепра, в районе населенного пункта Крынки. Что вообще это за плацдарм, как там идет у нас обстановка? И, если позволите, дополню. Дело в том, что на тех освобожденных районах, которые уже немножко дальше от фронта, действительно, идет очень масштабная работа по восстановлению и социальных объектов, и инфраструктуры, мы видим это своими глазами, как сильно меняется жизнь, но многие спрашивают и я спрошу – какое будущее у всех новых регионов нашей страны, какая цель, через несколько лет какими мы их увидим в стране? Мы знаем, Владимир Владимирович, что, как вы скажете, так и будет, поэтому скажите, пожалуйста, как будет?

В. Путин:

– Хотелось бы, чтобы как я сказал, так и будет. Но не всегда так бывает, к сожалению. Но это мировая практика. Да, я думаю. Что у каждого сидящего здесь, да и у каждого, кто нас слушает и смотрит, тоже так же. Мы чего-то говорим, чего-то хотим, что-то получается, что-то не получается. Это нормально. Но стремиться к достижению своих целей, безусловно, нужно.

Теперь по поводу этих Крынок. Ну, что там происходит. Противник анонсировал контрнаступление большое – нигде ничего не получилось. Последняя попытка, во всяком случае, на сегодняшний день выглядит как последняя попытка, была прорваться на левый берег Днепра и обеспечить себе движение в направление Крыма. Ну, это все говорят об этом, все хорошо знают, и ничего здесь нового нет. Что произошло на этом участке? ВСУ сосредоточило удары артиллерии по очень узкому участку берега левого. Но для того, чтобы сохранить ребят наших и не подвергать их излишнему риску нести потери, было принято решение военным командованием отойти на несколько метров – вы, как военный корреспондент, понимаете, о чем я говорю – в лесопосадки, чтобы они… они скрывают личный состав и уберегают от ненужных потерь. Значит, ВСУ зашло на этот участок, он небольшой, примерно 1200 в длину был и где-то 300 метров в ширину, и вот я даже не знаю, зачем они это делают? Они пихают своих людей просто на истребление. Сами военнослужащие украинские говорят, что это дорога в один конец. Ведь для того, чтобы туда подать личный состав, там человек 80 все время находилось, сейчас поменьше уже, используют только лодки. Но они же под огнем артиллерии, дронов, других средств поражения. Вот у наших военнослужащих там потери санитарные – 2-3, вот три дня назад было 6 человек раненых. У противника десятки погибших. Просто они попали в огневой мешок и по политическим, я считаю, только по политическим соображениям, бросают туда личный состав. С чем это связано, ну, можно только представить себе, догадываться – связано, видимо, с поездками руководства Украины за границу, с целью выклянчить дополнительные деньги на содержание страны, на военную составляющую, на технику, на боеприпасы. И подход, видимо, такой. Вот пока ездят и клянчат, нужно показать, что у вооруженных сил Украины есть какие-то шансы добиться во что бы то ни стало, любой ценой, не считаясь с потерями, какого-то успеха в рамках так называемого контрнаступления. Ну, просто их выбивают оттуда – вот и все. Можно навести, конечно, там мосты, понтоны, но не наводят, потому что понимание-то есть, что они будут уничтожены – пристреляно же все. Вот это и происходит.

Хочу обратить ваше внимание на что. Это не просто военнослужащие ВСУ. Это элита, штурмовые отряды. А их вообще-то не так много. Вот если посчитать, сколько за полтора месяца там, потери какие у ВСУ, ну, можно представить, насколько это чувствительно. Я считаю, что это глупо и безответственно со стороны политического руководства страны. Но это их дело. Совсем уже здесь секрета нет, я какое-то время назад сказал НГШ – не спешите их оттуда выдавливать. Прямо скажу – нам выгодно, чтобы они туда подавали бездумно дальше личный состав. К сожалению. Такова логика вооруженной борьбы. Но они вот продолжают это делать. Это трагедия, я считаю, для них. Тем не менее, и министр, и НГШ сказали – нет, мы постепенно все-таки будем там сужать это пространство свободы. Это и происходит. Вот это и происходит. Я думаю, что скоро там, а так к этому идет, и закончится.

Теперь положение на фронте в целом вы спросили – ну, вы и сами знаете, вы эксперт уже. Я, кстати говоря, смотрю за вами, у меня иногда сердце так сжимается, особенно девушки там. Прямо на первой линии бегают. Не знаю, надо бы руководство каналов основных сказать, чтобы женщин оттуда убирали. Как-то страшно смотреть на это. Ну, ладно. Положение вы сами знаете. Положение какое? Практически по всей линии соприкосновения наши вооруженные силы, скажем скромно, улучшают свое положение. Практически все находятся в активной стадии действий. На всем протяжении идет улучшение положения наших войск.

Теперь по поводу будущего регионов. Да, много вопросов среди поступивших именно об этом, причем, из новых регионов и из других частей Российской Федерации, что будет, как они будут развиваться. Ежегодно в бюджете федеральном предусмотрено свыше триллиона рублей на развитие этих регионов и вхождение их постепенно в экономическую, социальную жизнь России. Конечно, в других регионах ситуация капитально лучше, связано это с тем, что почему-то так же, как и в Крыму было, не уделяли киевские бывшие власти должного внимания этим регионам. Но вот триллион ежегодно вкладывается и будет вкладываться в ближайшие годы. Плюс у нас установились такие побратимские отношения между этими регионами и другими регионами Российской Федерации. Они уже вложили, по-моему, где-то в районе 150 миллиардов. И планируется другие регионами вложение еще примерно 100 миллиардов. Но, что я хочу сказать. Это важно. Что в этом году эти так называемые новые регионы заплатили в федеральный бюджет 170 миллиардов рублей. Это о чем говорит? Это говорит о том, что экономика этих регионов восстанавливается и приходит к нормативное состояние. Конечно, там еще очень многое нужно будет сделать. Мы сделаем это.

– Господин президент, в результате атак Израиля в секторе Газа каждые 6-7 минут погибает один ребенок. Уже погибли 8 тысяч палестинских детей и более 6 тысяч женщин. ООН и крупнейшие державы мира не могут остановить эти атаки. ООН утратила свои функции? Есть ли совместные силы Турции и России по обеспечению мира в регионе? Какие общие планы у Москвы с Анкарой по международным и региональным вопросам? Планируете ли вы посетить Турцию в ближайшее время?

В. Путин:

– Я в целом согласен с тем, что вы говорите, но хочу отметить значительную лидирующую роль президента Турции Эрдогана в вопросе восстановления ситуация в Газе. Он, безусловно, один из лидеров международного сообщества, которые обращают внимание на эту трагедию, делает все, чтобы ситуация была изменена в лучшую сторону, чтобы были созданы условия для долгосрочного мира. Это очевидно. Он очень активен на этом направлении. Дай бог ему здоровья. Потому что то, что происходит, это катастрофа. Мы сейчас говорили о ситуации, связанной с украинским кризисом. Но и вы, и все здесь присутствующие, и во всем мире видят, посмотрите на СВО и то, что в Газе происходит, и почувствуйте разницу. Ничего подобного на Украине нет.

Вы упомянули о гибели тысяч детей, женщин. Генеральный секретарь ООН назвал сегодняшний сектор Газа самым большим кладбищем детей в мире. Такая оценка о многом говорит. Это объективная оценка, что ж здесь сказать. Что касается роли ООН, вы знаете, здесь нет ничего необычного, я тоже говорил об этом. Но ведь во времена холодной войны очень часто различные силы, различные государства блокировали те или иные решения, которые продвигали другие страны. ООН изначально и создавалась таким образом, чтобы консенсус искать. А если он не найден, тогда решения не принимаются. Ничего необычного в жизни ООН не происходит. Так было всегда, особенно в период холодной войны. Не случайно министра иностранных дел Советского Союза Громыко называли «господин no», потому что очень часто Советский Союз накладывал вето. В этом есть огромный смысл. Вето есть, значит, действия, которые какая-то страна воспринимает как враждебные в отношении себя, не происходят. И это важно. И важно сохранить такие механизмы в ООН, иначе она превратится просто в говорильню, как это было в известный период после Первой мировой войны.

Но это не значит, что нельзя и не нужно искать этих консенсусов. Надо. Мы, так же как и Турция, исходим из того, что должны быть все-таки импелементированы решения ООН по поводу создания Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. И это чрезвычайно важно. Нужно создать фундаментальные основы для израильско-палестинского урегулирования.

Теперь по поводу планов. Мы с президентом Эрдоганом в контакте постоянном по этим вопросам. У нас очень схожие позиции. Думаю, что нам удастся с ним встретиться. Я и планировал недавно, но у президента Эрдогана не получилось по его графику. Хотя я готов был слетать в Турцию, я им сказал об этом. У него по графику не получилось, не у меня, так бывает. Мы договариваемся, может быть, в начале следующего года осуществить этот визит.

Что касается наших усилий. Вы знаете, что я был недавно в двух арабских странах, консультировался с нашими друзьями в Саудовской Аравии, в ОАЭ. Первое. Нужно сохранить людей в Газе. И с Египтом тоже мы в контакте. Второе. Нужно оказывать массированную гуманитарную поддержку людям. Мы, когда в Эмиратах были, выяснилось, что эмиратская сторона создала в Газе, на территории Газы, но недалеко от «Рафаха», от пункта пропуска и египетской границы открыла там госпиталь полевой. Мы поговорили о том, что было бы возможным, чтобы и Россия там же открыла госпиталь свой. На стадионе. Но для этого нужно согласие и Египта, и Израиля. Я переговорил с президентом Египта, он за, поддерживает. Переговорил с премьер-министром Нетаньяху, они проконсультировались между различными силовыми ведомствами. Израильская сторона считает, что открытие российского госпиталя на территории Газы небезопасно. Но это не значит, что мы прекратим эти усилия. Если на сегодняшний день это небезопасно, израильская сторона не поддерживает, тем не менее, у нас и с израильтянами есть договренность о том, и они нас попросили об этом, чтобы мы увеличили количество поставок медицинского оборудования и лекарственных препаратов. И мы это сделаем. Так что мы со всеми странами происходящих событий в контакте и будем активно работать.

– Главный врач Мелитопольского областного онкодиспансера Константин Юрьевич Лакунин. Пациентов много, а врачей, конечно, не хватает, как и по всей России. У нас ситуация, может быть, более драматичная, не хватает онкологов, не хватает гематологов, не хватает детских онкологов. Спасибо федеральным научным центрам, которые оказывают нам и клиническую помощь, и методическую помощь, и принимают наших пациентов на лечение.

На амбулаторный прием на одного врача приходится порядка 50-60 человек в день против 30, положенных по нормативам. То есть нагрузка примерно в два раза увеличена. Точно такая же нагрузка и в стационарах. То есть у нас на одного врача приходится минимум по 20 человек онкологических пациентов, что тоже в два раза выше.

При этом у нас идет полномасштабный ремонт хирургического корпуса, оборудование для него уже поставлено по федеральным программам. Поэтому мы верим, что заработаем с новыми успехами.

Предложение – рассмотреть вопрос о создании специальной федеральной программы по привлечению кадров в новые регионы, по привлечению кадров в медицину, в социальную сферу новых регионов. Возможно, это будет строительство жилья, возможно, это будет предоставление земельных участков, может быть, льготная ипотека. Но чтобы кадры здесь появились, нужно их привлечь каким-то особенным образом.

Зарплата сейчас вполне конкурентная, и на эту зарплату, собственно говоря, к нам приезжают специалисты, нельзя сказать, что их нет, но этих мер, видимо, недостаточно.

В. Путин:

– Вопрос понятный. Знаете, было приятно, когда доктор сказал: «У нас не хватает специалистов, врачей, как и во всей России». То есть, есть восприятие своего региона, своего субъекта как части России. С этой точки зрения хотел бы отметить этот вопрос. Проблема понятна. Предложение создать специальную федеральную программу, которая помогла бы приобретать жилье и т.д. Я не знаю, нужно ли создавать специальную программу, но обратить внимание на это точно нужно, я с ним согласен. У нас льготная ипотека для этих регионов есть, она 2%, она более льготная, чем даже для семей с детьми в целом. Но в чем там проблема, насколько я понимаю? Проблема в том, что эта льгота действует только на новое жилье. А нового жилья там строится пока, мягко говоря, немного. Поэтому надо бы так же, как на Дальнем Востоке, распространить это на вторичный рынок, и тогда это будет работать быстро, прямо сейчас начнет работать. Это первое.

И второе, по поводу создания дополнительных стимулов. Если заработная плата конкурентоспособная, как доктор сказал, то что нужно сделать? Нужно, может быть, так же, как на Дальнем Востоке, повысить первоначальные подъемные для земского доктора, для докторов до 2 миллионов рублей, а для фельдшеров до миллиона рублей. И это будет, мне кажется, хорошим стимулом. Я обязательно с правительством это проговорю. Бюджет принят, но, тем не менее, мы можем подумать и сформулировать эти решения на самую ближайшую перспективу.

– Владимир Владимирович, я Анастасия Ведяева из филиала ВГТРК, ГТРК «Мордовия». Я хочу пригласить вас в наш павильон на выставке «Россия».

В. Путин:

– Спасибо.

– Во-первых, благодарю за эту идею. Какие отзывы, Владимир Владимирович! На днях было проведено исследование, подведены итоги, и 97% россиян испытывают гордость после посещения этой выставки. Конечно, регионам есть, чем гордиться. В Мордовии благодаря вашей поддержке реализуются инновационные производства. Во-первых, импортозамещающие оптико-волоконное, кабельное. Это и фармацевтическое направление, и, конечно же, визитная карточка Мордовии – черный алмаз, наш мореный дуб. Добываем со дна рек и такую красоту делаем.

Владимир Владимирович, это, конечно же, не только возможность увидеть красоту, но и решить различные вопросы с бизнес-сообществом. Я приглашаю вас и очень хотела бы там присутствовать. В преддверии Нового года каждая девочка, даже большая, мечтает о чуде. Поэтому я думаю, что вы не откажете.

В. Путин:

– Хорошо. Спасибо большое за приглашение. Мордовия действительно очень красивая республика. Мне очень нравится то, как люди относятся к своим традициям, к своей культуре во всех проявлениях – и к одежде, и к традициям в самом широком смысле этого слова.

Что касается регионов и выставки, региональной части, то это действительно получилось. Региональные выставки на ВДНХ, наверное, одни из самых ярких, самых интересных для посетителей, я с вами согласен, постараюсь там побывать. Спасибо большое.

– Уважаемый Владимир Владимирович! Обращаются к вам крымские ребята. Живем мы в селе Солнечный, городского округа Судак. Мы занимаемся футболом и хоккеем на траве. Были на многих соревнованиях, в том числе, региональных и всероссийских, привозили всегда медали… занимали призовые места. Занимались всегда в спортзале в здании клуба. Но в этом году уже совсем стало невозможно проводить здесь наши тренировки. Ремонта не было более 40 лет! Полы уже давно прогнили, стены покрыты плесенью, окна выбиты, с потолка идет дождь. В здании холоднее, чем на улице. Тренера обращались во все инстанции. Но наши местные и другие власти игнорируют все обращения. С декабря занимаемся на свежем воздухе. Обращаемся к вам с просьбой помочь нам отремонтировать наш спортзал, посодействовать в том, чтобы нас услышали и помогли. Хотим вырасти сильными и ловкими, и быть защитой и опорой для нашей родины.

В. Путин:

– По поводу решения МОК. Как бы в сравнении с другими спортсменами, с израильскими и т.д. Первое. Все, что международные чиновники делают в отношении российского спорта, это полное противоречие и извращение идеи Пьера де Кубертена «О, спорт, ты мир!». Олимпийское движение для того и создавалось, чтобы оно объединяло людей, а не разъединяло их. Современные международные чиновники слишком увлеклись бизнес-стороной спортивных движений, они попали в огромную зависимость от спонсоров. Спонсоры обращают внимание на стоимость минуты рекламного времени на телевидении и т.д. Ну, там и внутренних проблем достаточно. Если они будут действовать и дальше таким же образом, они похоронят Олимпийское движение. Сама идея олимпизма страдает сегодня. В этой связи вы сейчас упомянули про израильских спортсменов, несмотря на события, происходящие в Газе, если бы я сейчас как-то поддержал это, то я бы уподобился этим международным спортивным чиновникам. Спорт вне политики, призван объединять людей. Поэтому нам некорректно показывать пальцем на каких-то других… Там есть проблемы. Ну, мы сейчас только что говорили с турецким коллегой вашим, да. Ну, спортсмены здесь при чем? Пусть едут и соревнуются, без всяких ограничений. То же самое должно быть сделано и в отношении России. Но этого не происходит. Они под влиянием политических элит запада принимают выгодные для них решения, невыгодные для мирового спорта. Так же, как и европейские политики принимают решения, выгодные для США, для их экономики, и губительные для себя. Здесь то же самое, только в другой сфере.

Ехать или не ехать? Здесь, знаете, есть такой момент. Надо посмотреть внимательно, что там за условия. Флаг, гимн. Я всегда говорил – спортсмены годами тренируются и надо дать им возможность выступить на крупнейших стартах, в том числе, на олимпийских играх. Все знают наш это флаг или не наш, все знают, что это наш спортсмен. Это очевидная вещь. Поэтому я в принципе и поддерживал то, чтобы наши спортсмены ехали на такие соревнования. Но надо сейчас внимательно проанализировать, какие условия выдвигает МОК. Если это искусственные условия, политически мотивированные, искусственные условия, направленные на то, чтобы отсечь наших лидеров, отсечь тех спортсменов, которые претендуют на золотые, серебряные и бронзовые медали, обесточить нашу сборную, ну, тогда… допустим, спортсмены из ЦСКА, из «Динамо» не смогут… потому что они якобы связаны с вооруженными силами. Хотя они вообще никак не связаны с вооруженными силами, это вообще частные организации. Но напридумают ведь все, что угодно. Вот если цель в этом – отсечь наших лидеров и показать, что российский спорт не развивается или он, наоборот, загибается, тогда надо, чтобы Минспорт и национальный Олимпийский комитет России проанализировали и приняли взвешенные решения.

Да, хочу к ребятам из Крыма обратиться и сказать, что вообще нужно развивать спорт и развивать все наши программы. Кстати говоря, действительно, у нас в прошлые годы где-то полтора миллиарда, даже больше, миллиард семьсот из федерального бюджета, выделяли на развитие регионального и муниципального спорта. В этом году нет даже 700 в этом бюджете. Надо обязательно к этому вернуться. И это должно быть, кстати, в будущей президентской программе. Обязательно нужно это сделать. Мы это сделаем. А что касается конкретного вопроса в Крыму, я и с Сергеем Валерьевичем переговорю, ну и мы из федерального уровня поможем и точечно эту проблему точно решим.

Военкор Первого канала Дмитрий Кульков:

– Отлажена ли система выплат военнослужащим сегодня? Можно ли ее улучшить? Я знаю людей, которые месяцами не получали деньги. Вопрос о фонде «Защитники Отечества», который был создан для поддержки семей погибших и ветеранов СВО. Как вы оцениваете его работу? Сегодня бойцы, получившие ранение, после госпиталя обязаны вернуться в часть для прохождения военно-врачебной комиссии. Это тяжело. Было бы лучше, если эту комиссию ребята проходили в местах лечения или долечивания. Дронов по-прежнему сильно не хватает на фронте. Мы делаем сборы, люди на это откликаются. Но этого недостаточно. Это расходники. Когда ситуация улучшится?

В. Путин:

– Вы не можете не видеть, что она улучшается. Скажите, что это правда.

– Улучшается.

В. Путин:

– Это факт. Но вы правы, не всегда хватает, не всегда все получается. Я уже говорил, у нас линия фронта почти две тысячи километров. И не везде всё вовремя поставляется. Но и собственное производство растет, и закупается, в том числе частным образом, многое за границей. Государство, Министерство обороны активно работают в этом направлении. И в системе РЭБ многие вещи появляются. Вы наверняка знаете все эти названия, может быть, даже лучше меня. Новая система ставится практически на все бронемашины, насколько это возможно. Будем наращивать.

Что касается того, что люди откликаются, что «Народный фронт» над этим активно работает, они целое движение создали «Все для победы». Конечно, государство может обойтись без этой поддержки. Но остановить невозможно. От всего сердца хочу поблагодарить наших граждан, которые так неравнодушно и сердечно относятся к нуждам фронта, к нуждам наших ребят, которые сражаются за интересы России. Свыше 10 млрд. рублей пожертвований. Конечно, у государства, особенно сейчас, когда у нас экономика на подъеме, есть эти средства. Но то, что люди от себя направляют, что сети плетут, варежки, носки вяжут. Три миллиона писем дети направили бойцам на фронт. И вы сами знаете, как ребятам сердце греют такие письма. И мы всячески будем это поддерживать. Хочу всем добровольцам, всем волонтерам сказать слова благодарности.

Наверное, где-то еще сбои происходят. Мы с военкорами встречаемся регулярно. Вы следите за тем, что там происходит. И надеюсь, что и дальше у нас такие контакты будут продолжаться. Вы будете и мне, и Министерству обороны это все передавать.

Что касается того, что раненым ребятам для того, чтобы оформить документ, из госпиталя вернуться в часть, я видел эти вопросы в письмах. Все-таки ситуация там поменялась. Может быть, у вас устаревшие данные? Или у меня неточные? Но, как мне доложили в Министерстве обороны, все можно делать не в госпитале, а в местах реабилитации. Потому что после госпиталя сразу посылают в центры реабилитации. Но там мне сказали, что налажено, а может быть, налаживается еще, я проверю обязательно, налажена ли работа, связанная и с предоставлением жилья, с предоставлением всяких льгот, с оформлением документов. И нет необходимости возвращаться в часть. Но если это еще случается, я после нашего с вами диалога обязательно переговорю с министром обороны, это должно быть и будет исправлено.

Что касается фонда «Защитники Отечества». Работает хорошо. Там люди очень хорошие подобрались. Я и с руководителем встречался, был в одном из филиалов в регионе. Люди шикарные. Просто шикарные. Заряженные на очень позитивную работу. Но у них компетенции ограничены. Сформулированы уставные документы таким образом, что они прямого участия как бы и не принимают. Я всегда был против, чтобы они распоряжались какими-то деньгами. Но я за то, чтобы были увеличены их права в сфере контроля за тем, сколько выделяется, кому выделяется и какой результат приносят выделяемые средства, в том числе по средствам реабилитации. Сейчас в детали вдаваться не буду. Но знаю, что и депутаты Госдумы после посещения мною одного из филиалов этого фонда «Защитники Отечества», тоже этим вопросом занимаются. Мы будем совершенствовать работу этого фонда и добьемся того, чтобы это был хороший, действенный инструмент по защите интересов наших ребят, воюющих, принимающих участие в боевых действиях.

– Владимир Владимирович, вы уже сказали о том, какую огромную роль играют волонтеры в нынешних условиях, какой души это люди. Марина Игоревна Макеева из Московской области задается следующим вопросом.

Сегодня население очень активно помогает бойцам СВО – гуманитарка, стройматериалы, снабжение, транспорт. Но почему вообще этим занимаются обычные люди, а не государство?

В. Путин:

– Я сказал только что, я считаю, уже ответил. Государство этим занимается, государство – это 99,9 в периоде усилий, но люди делают это от души, и мы это приветствуем, и не будем это ограничивать. Только хочу поблагодарить за это.

– Про РЭБ-глушилки вы уже несколько слов сказали, но вот пишет раненый штурмовик из Омской области Андрей Никишин, просит обеспечить РЭБ-глушилками против дронов. Их просто нет.

В. Путин:

– Вы мне дайте потом конкретно, откуда, мы проверим. Да, их может и не хватать где-то, в какой-то момент, в какой-то конкретной части. Я еще раз говорю, протяженность линии соприкосновения свыше 2 тысяч километров. В зоне боевых действий находится группировка 617 тысяч человек, поэтому, конечно, где-то могут быть сбои. Но я прошу и вас дать мне конкретные вещи, и военных корреспондентов, с которыми мы встречаемся, я лично встречаюсь регулярно. Обязательно будем смотреть.

Сергей Соболев, Новосибирская область.

– Уважаемый Владимир Владимирович, обращается к вам Соболев Сергей Максимович. 13 ноября 2022 года заключил контракт с частной военной компанией сроком на 6 месяцев. По возвращении домой обратился в военный комиссариат города Искитима для получения удостоверения ветерана боевых действий, на что получил отказ. Обратился в Фонд защитников Отечества, на что получил отказ. Обратился в Центр социальной поддержки населения города Искитима, на что получил отказ. Прошу разобраться в данной ситуации, так как большинство моих боевых товарищей также проходили службу в этой частной военной компании.

В. Путин:

– Вы знаете, в чем проблема? Проблема есть. Я думаю, что это пробелы, которые не должны были быть допущены Министерством обороны. В чем заключается проблема? А в том, что формально, юридически частных военных компаний в России нет, они не предусмотрены законом. Это первое.

Второе. Контракты участниками боевых действий в рамках как бы частных военных компаний с государством не заключались. Это главная проблема. С государством в тех или иных отношениях находились командиры этих частных военных компаний. К сожалению, выплаты осуществлялись наличными, и это тоже большая проблема. Сейчас очень трудно установить просто даже списочный личный состав этих военных компаний, военных подразделений. Но все люди… Я знаю этих людей не понаслышке, у меня есть среди моих близких связей, дети там воевали, в частных военных компаниях. Среди тех людей, которые меня окружают и работают рядом со мной, тоже есть и были близкие люди, некоторые ушли из жизни, отдали жизнь за Родину, воюя в рамках этой частной военной компании. И их права, без всяких сомнений, должны быть восстановлены. Они имеют право на все льготы социальные, на любую форму поддержки со стороны государства, которыми пользуются другие участники боевых действий. В этом нет никаких сомнений. Это моя принципиальная абсолютно позиция. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но нужно это сделать. Министерство обороны это знает, правительство знает. Если нужно (а может быть, без этого не обойтись), внести изменения в закон. И это будет сделано, мы обязательно этого добьемся. Во всяком случае, обещаю, мы будем к этому стремиться.

Вот на экранах бегут строчки, и одна из них вот такая. «Елпатьево Ярославской области. Просьба подвести газ». Мы обязательно посмотрим. Сейчас, может быть, еще вернемся к вопросу, связанному с газификацией, но Елпатьево Ярославской области я пометил.

Село Рысайкино, Юлия Валентиновна Береза.

– Здравия желаю, Владимир Владимирович. Я действующий военнослужащий, и нахожусь я не в Рысайкино, а в Луганске на данный момент, стрелковый батальон, младший сержант Юлия Береза. С начала СВО я всеми силами стремилась попасть на Донбасс добровольцем, так же как и мой муж. 10 мая 2022 года в военкомате города Донецка я подписала бумагу о добровольной мобилизации, была зачислена на службу в стрелковый полк народной милиции ДНР. Сразу скажу, что я приехала сюда из своих убеждений встать на защиту Родины, людей, защиту своих близких, а также ради правды и справедливости. Так как нас мобилизовали в ДНР, а не в РФ, я не смогла оформить льготы для участников СВО. Хотела маме оформить льготу непосредственно. Как раз она находится в Рысайкино. С частности, я получила удостоверение участника боевых действий ДНР, и действует оно только на территории ДНР. Когда я решила зайти в личный кабинет военнослужащего, чтобы оформить льготы, выяснилось, что такого военнослужащего, с таким номером, что указан в моем личном деле, просто нет. У мужа точно такая же ситуация. Поэтому обращаюсь к вам с просьбой поспособствовать оформлению льгот, помощи для наших матерей.

В. Путин:

– Спасибо вам за вопрос. Вот в чем проблема заключается. Вы правильно сказали, вы оформлялись в народную милицию ДНР. Народная милиция, чтобы все понимали, это практически те же самые Вооруженные силы, которые реально были и до сих пор находятся на линии соприкосновения, участвуют в боевых действиях. Действительно, проблема заключается в том… Особенно для тех, кто заключал эти контракты в период, когда ни Луганская Народная Республика, ни Донецкая Народная Республика не входили в состав Российской Федерации. Вот товарищ старший сержант, я так понимаю, гражданка Российской Федерации. Особенно остра проблема для тех, у кого не было гражданства России. Но вот эти бумаги, которые вы оформили, и которые дают льготы в рамках ДНР или ЛНР, там есть один из путей признания их на территории Российской Федерации, а есть другой способ решения проблемы – выдача соответствующих документов от имени Российской Федерации. Сейчас созданы комиссии соответствующие и в Донецкой Республике, и в Луганской Республике, они работают, эти комиссии. В ДНР, по-моему, уже 4,5 тысячи человек подтвердили свои права, в Луганской Республике 17,5 тысяч подтвердили свои права. И в Донецке уже выдано, по-моему, удостоверений соответствующих где-то несколько тысяч, под 2 тысячи. И в Луганской Республике тоже, там 1700. Вот по этому пути мы уже пошли, и будем наращивать работу по восстановлению и подтверждению прав участников боевых действий. Здесь сомнений у вас не должно быть никаких. Если что-то пока еще недоделано, уверен, мы сделаем и доведем эту работу до конца. Но если какие-то сложности есть в том, чтобы обратиться в эту комиссию, тогда вы нам просто скажите, в чем эти сложности, мы поправим.

Дарья Шучалина:

– Республика Коми. Я представляю муниципальную газету «Панорама столицы», являюсь членом Общественной палаты нашего региона. У нас в целом по стране достаточно долгими темпами реализуется очень важная программа – переселение жителей из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. У нас в Коми шесть таких муниципалитетов. Нашей республике в этом году выдали 129 сертификатов жилищно-государственных, а в очереди у нас 21 тысяча человек. Понятно, что одномоментно сейчас просить вас оказать содействие и расселить все очереди, конечно, нереально. Поэтому вижу два варианта. Первый вариант – поставить в приоритет две очереди – это люди с инвалидностью и пенсионеры. Есть ли в нашем бюджете возможность дополнительного финансирования на следующий год? И если будет выделен бюджетный кредит под низкую процентную ставку, наши власти готовы переселить людей или в Сыктывкар, или на юг Коми, где климат такой приемлемый. И спасибо за то, что вы решили наш вопрос по передачи в федеральную собственность аэропортового комплекса Воркуты. Спасибо вам за это огромное.

В. Путин:

– Важно только, чтобы он развивался. Потому что, бывает, когда мы передаем в регион, потом все зависает и регион потом приходит и просит федеральных денег для развития.

Но Уйба очень активный человек, у него большие связи – он же работал в федеральных органах власти, он может здесь функционировать должным образом. Вот я вас просил бы повторить еще раз ваши предложения. Вы предлагаете сосредоточить внимание при переселении на двух очередях?

– Да. Это граждане с инвалидностью и пенсионеры. И вариантов два. Первый – самый простой – попросить дополнительное финансирование из федерального бюджета. А второй вариант – расселить этих граждан внутри Коми, но нам для этого необходим бюджетный кредит под низкую процентную ставку, с тем, чтобы мы решили квартирный вопрос либо в Сыктывкаре, либо на юге Коми.

В. Путин:

– Если бы сейчас здесь сидел министр финансов, то он бы, конечно, сказал, что у нас денег нет – у Минфина никогда денег нет. Тем не менее, посмотреть на расширение программы, конечно, можно и нужно. Действительно, люди, которые всю жизнь проработали на северах, в какой-то период своей жизни хотят перебраться в регион с более мягким климатом. Это понятно. Во-первых, программу мы будем продолжать – это самое главное. Во-вторых, что касается увеличения расходов, то надо посмотреть – бюджет-то сверстан на следующий год, но, надеюсь, будут и допдоходы, надо посмотреть на эту часть.

Что касается переселения внутри – да, это вполне возможно. Мы с руководителем республики переговорим, с правительством я тоже переговорю на этот счет. Кредиты тоже непростая вещь, но это возможно. Более мягкая форма содействия региону и не настолько обременительная для Минфина, хотя это тоже определенное обременение есть. Но надо подумать и попробовать реализовать.

А что касается того, чтобы сосредоточить внимание на льготных категориях, это тоже правильно. Обязательно мы это обсудим с правительством. Спасибо вам за предложение.

Вопрос от РБК

– Если позволите, два вопроса про валюту. На днях новым президентом Аргентины стал Хавьер Милей и одно из главных его предвыборных обещаний – ввод в стране вместо песо американского доллара. Россия в последние несколько лет держит курс на дедолларизацию, отказывается и от доллара, и от евро в международных расчетах. Как вы оцениваете этот процесс, насколько выгодным стали взаиморасчеты России и ее экономических партнеров в рублях и национальных валютах дружественных стран. На ваш взгляд, какие факторы больше всего влияют на курс рубля, на его падение, на рост?

В. Путин:

– Ну, давайте начнем с Аргентины. Да, всем известна идея вновь избранного президента Аргентины перейти на доллар внутри страны. Это суверенное решение каждой страны. Но, во-первых, в Аргентине инфляция, по-моему, где-то 143%. Поэтому очень много проблем – это мне еще прежние руководители говорили – связаны с возвратом тех заемных средств, которые Аргентина получала из различных источников. Поэтому логика понятна. Но это, конечно, значительная утрата суверенитета страны. Если другого выхода сегодняшнее руководство Аргентины не видит из известных финансово-экономических проблем страны, ну, это их решение. Но это, безусловно, значительная утрата суверенитета.

Далее. Есть и социально-экономическая составляющая подобного решения. Ведь даже привязка к доллару национальной валюты, жесткая привязка уже чревата серьезными социально-экономическими последствиями. Аргентину трясло в свое время как следует в связи с финансовыми проблемами, вплоть до набегов на банки. Смотрите, здесь что произойдет, если будет только доллар или жесткая привязка к доллару. Ведь в ходе решения внутренних проблем экономического характера, всегда любое правительство думает о том, как обеспечить социальные гарантии граждан, выполнить свои социальные обязательства. Вот я с удовлетворением отмечаю, что правительству Российской Федерации удается, несмотря на определенное повышение расходов на оборонку, на то, на это, в сфере безопасности мы полностью выполняем все свои обязательства перед гражданами. Целиком. Можно сказать, что этого недостаточно, хотелось бы больше… Но то, что государство обещает публично, все исполняет. И будет исполнено.

Что касается привязки к доллару. Вот есть определенные обязательства – пенсии, заработные платы в бюджетной сфере, социальные пособия и т.д. и т.п. Как правило, денег не хватает. К чему приведет привязка к доллару? Если есть национальная валюта – песо, есть такой инструмент, как, ну, немножко увеличить инфляцию – да, не очень хорошо. Но все-таки это инструмент балансировки ситуации между здоровой экономикой и исполнением социальных обязательств. А если нет национальной валюты, уже ничего не подпечатаешь. Есть только один путь – сокращение бюджетных расходов на социальную сферу. Жесткое урезание уровня заработанных плат, пенсий, пособий, расходов на медицину, на дороги, на то, на это, на внутреннюю безопасность. Другого пути нет. И в этом случае любое правительство ставит себя в очень сложные условия с точки зрения внутриполитической стабильности. Если такой выбор сделан нашими партнерами, это их право, это сама страна определяет, что и как нужно делать.

Теперь что касается нас. Вы говорите: мы отказываемся. Да не отказываемся. Нам просто проблемы начали чинить с расчетами в иностранных валютах. Кстати говоря, тоже опять стреляют себе в ногу. Зачем они сокращают возможности доллара и евро как универсальных валют, как резервных мировых валют? Прежде всего, доллара, конечно. У нас в 2021 году при обслуживании нашего экспорта использовалось 87% иностранной валюты. Совокупно – доллар и евро. Рубль был, по-моему, 11-13%. И юань – где-то 0,4%. На сентябрь этого года такая картина. Рубль где-то 40%, юань 33%, совокупное использование доллара и евро – 24%. Было 87, стало 24. Зачем они это сделали? Это выстрелили себе в ногу. Плохо это для нас или нет? Да нет. Чем больше мы используем национальную валюту в экономических расчетах, в расчетах финансовых, тем лучше. Это повышает наш суверенитет и наши возможности.

От чего зависит курс? Курс у нас плавающий, зависит от рыночных условий, от цен на наши экспортные товары. И от растущего спроса внутри страны. А он растет. Есть еще один аспект. Указ, который был призван отрегулировать эту ситуацию с валютой, отчасти это и на курс влияет, он сыграл свою роль. С чем это связано? Связано с тем, что в прежние годы не нужно было никаких ограничений, потому что мы получали достаточно информации от тех стран, куда идет значительный объем нашего экспорта. И нам было понятно движение капитала. Теперь мы не получаем оттуда информации, они для нас ее закрыли. Правительство и Центральный банк не видят, что происходит с теми объемами средств, которые наши экспортеры выручают от экспорта. У ЦБ и у правительства возникло законное желание посмотреть, как рубли накапливаются, как они гуляют, куда, в каких объемах. В этом смысле элементы определенного контроля указ вводит. Я исхожу из того, что все нормализуется. Это носит временный характер. А в целом ситуация на финансовом рынке стабильная. И самое главное – обеспечить эту стабильность и предсказуемость. На мой взгляд, сегодня мы добиваемся этой цели.

Жмуцкий Максим, телеканал «Краснодар»:

– В этом году курорты Кубани побили очередной исторический рекорд – 17,5 млн. туристов отдохнуло у нас в регионе. И это только летний период. Сейчас идет активный зимний период. Это колоссальная нагрузка на инфраструктуру, в первую очередь транспортную, с учетом закрытых аэропортов. Есть ли на федеральном уровне планы по развитию транспортной доступности юга страны? Вчера прошла информация, что 15 декабря из Москвы пройдет тестовый полет в аэропорт Краснодара. Если все пройдет хорошо, наш аэропорт откроют.

В. Путин:

– Что касается открытия аэропортов, здесь главный критерий – обеспечение безопасности пассажиров. Безопасность пассажиров – абсолютный критерий при решении вопросов об открытии аэропортов. Это касается и аэропорта Краснодара. Хотя он далеко от зоны боевых действий. Такое поручение Минобороны имеет – постоянно анализировать и в конечном итоге принять решение. Если они к этому подходят, они мне доложат, тогда будем действовать. Надо посмотреть и еще раз проанализировать.

Что касается развития путей сообщения, авиационных средств передвижения, железнодорожных, автомобильных, то все это развивается. Вы упомянули и про высокоскоростную дорогу. Она у нас планируется. Первый этап – Москва – Петербург, но потом и на юг возможно развитие. И даже не только возможно, мы думаем об этом. Но на сегодня нужно сделать главное – создать эффективную, дееспособную структуру, которая бы этим занималась и сделала бы хороший бизнес-план модели развития. Это все возможно, над этим и правительство, и инициаторы этого процесса думают. И предлагают решения. Это и Сбербанк, это мэрия Москвы. И правительство включается в эту работу.

Если между Москвой и Петербургом будет 2 часа 15 минут, знаете, внутри Москвы люди до работы добираются больше по времени. Это будет совсем другая история, совсем другое развитие. То же самое касается юга страны – Краснодара, вообще Кубани в целом, Ставропольского края, Ростовской области, да и того же Крыма. Поэтому работа в этом отношении начинается, надеюсь, что она будет эффективно развиваться.

Что касается развития транспортно-пассажирских потоков. Он увеличивается. Абсолютный рекордсмен – перевозки пассажиров авиационным транспортом. 16,4% за год, по-моему. На втором месте железнодорожный транспорт. Плюс 10 с чем-то процентов. Ну, и автомобильные перевозки, автобусы – плюс около 6,4-6,5%. То есть объем пассажироперевозок существенным образом возрастает. Разумеется, все участники этого процесса должны подумать над ближайшим туристическим сезоном и должны сделать все, что от них зависит, чтобы обеспечить интересы людей. Внутренний туризм развивается хорошими темпами. Хочу поблагодарить всех, кто работает в этой сфере, в том числе и тех, кто работает на Кубани, за повышение качества их работы. Надеюсь, что так будет и дальше продолжаться.

– «Лайф». Мы все понимаем, что времена сейчас особые, столько военкоров в зале, можно сказать, военные, и спрос со всех особый, тройной. Но есть статьи Уголовного кодекса, которые писались в 90-е. По ним кому-то за убийство дают 12 лет, а кому-то за вымогательство в интернете прокуратура запрашивает 14, как, например, тяжелобольной журналистке Александре Баязитовой, которую обвиняли в платном блоке на негатив против банкира Ушакова из банка, обслуживающего гособоронзаказ. Ну, не с паяльником же она у него вымогала в гараже деньги.

В. Путин:

– То есть вы как бы оправдываете ее действия?

– Я никого не оправдываю, я привожу чисто факты. Насколько ее деяния сопоставимы с такими огромными запросами прокуратуры? Не пора ли, может быть, уже переписать некоторые статьи Уголовного кодекса, может быть, поменять порог особо крупного размера? Где вообще та грань, когда наказывают настоящих вредителей, а когда начинается охота на ведьм?

В. Путин:

– Ну, не перегибайте. Какая охота на ведьм? Я не знаю этой ситуации до деталей, но что там охота на ведьм? Что она такого сделала, чтобы на нее охотиться? Она что, какой-то крупный оппозиционный деятель, что ли? Что такое она сделала, что на нее охотиться надо? Уверен, никто на нее не охотится. Все юристы знают, dura lex, sed lex – закон суров, но он закон. Вот когда вы говорите сейчас такие вещи, а я тоже слышу, вижу, когда за какое-то экономическое преступление 14-15 лет. Откровенно говоря, я сам немножко оторопел, когда об этом услышал. Я знаю об этом. Вообще перебор очевидный. Но и во многих странах экономические преступления, налоговые преступления, в сфере антимонопольной деятельности, борьба с картелями, там еще складывают эти сроки, люди получают запредельные какие-то сроки, по 100 лет.

Это почему так происходит? Потому что общество, законодатель исходит из того, что на определенном этапе развития общества, экономики общественная опасность таких деяний велика настолько, что это требует соответствующей адекватной, как считает законодатель, реакции по пресечению этой неправомерной деятельности. Этот конкретный случай либо другие подобного рода. У меня, я вам честно скажу, как у гражданина тоже вызывает вопросу – ну что, за решетку прятать человека на 14 лет? Сейчас мне говорят про бывшего министра, ему чуть ли не 19 с лишним за определенные нарушения. То, что он сделал, или то, что вот эта женщина сделала, плохо. А надо ли 19,5 или 14 лет? Законодатель должен подумать. То, что над этим надо подумать, это верно. Пока закон существует, его надо исполнять. Помните замечательный наш фильм, который мы все любим, «Белорусский вокзал»? Там Папанов играет бухгалтера крупного советского предприятия, и он все время находится в конфронтации с молодым директором. Тот просит его какую-то инструкцию нарушить, а герой Папанова ему отвечает: «Вы такой молодой, энергичный, может быть, вы и правы, но если вы правы, вы такой энергичный, идите и добейтесь отмены этой инструкции. А пока она действует, я буду ее соблюдать». В этом ведь тоже что-то есть. В этом стабильность правовой системы. Значит, понимание в обществе того, что чего стоит, и как общество оценивает содеянное.

Но это не значит, что нужно упереться в это и ничего не менять, я с вами согласен. Я попрошу законодателей, Государственную Думу еще раз это все оценить и соответствующим образом отреагировать. Я с вами согласен в целом.

Ярослав из Санкт-Петербурга прислал сообщение.

– Сейчас нашу страну и вас лично очерняют и оскорбляют в мире. Как вы думаете, в будущем житель какого-нибудь немецкого городка скажет: «Черт, а ведь Путин все делал правильно?»

Еще одно сообщение. «Как вы переживаете стрессы, когда весь «гнилой мир» против вас?»

И еще сообщение. «Играете ли вы шахматы, и если да, с кем вы играли в последний раз, и кто выиграл? И в длинные праздники, например, новогодние, чем порекомендуете заняться россиянам?»

В. Путин:

– Почему только в немецком городе? Знаете, я не только уверен, я знаю, что не только в немецких городах, но и во многих других городах Европы и в Соединенных Штатах, я уж не говорю про другие регионы мира, очень многие люди считают, что мы делаем все правильно. Мы не боимся бороться за свои национальные интересы, не покушаясь на другие при этом. И это поддерживается очень многими людьми. Это первое.

Второе. У нас огромное количество сторонников в мире по защите наших традиционных ценностей. И их число увеличивается кратно, в геометрической прогрессии растет.

Стрессы и т.д., что помогает переживать то, что нас атакуют. Чувство долга. Я без всякого пафоса могу сказать. Я за многие годы приучил себя к тому, что нужно стремиться к тому, чтобы выбирать самое главное и делать все для достижения поставленных целей, не обращая внимания на всякую шелуху. Конечно, нужно, чтобы это поле зрения было, тем не менее, широким, надо все понимать, анализировать, но нужно уверенно идти к своей цели, если ты уверен в том, что ты делаешь. А я уверен.

По поводу шахмат. Вы знаете, я с одним молодым человеком… Я у него спросил недавно: «Сыграем в шахматы?» Он говорит: «Давай». Я спрашиваю: «Как ты думаешь, я выиграю?» Он на меня посмотрел так снизу вверх и говорит: «Вряд ли». Это говорит о чем? О том, что нужно постоянно работать над собой. И я постараюсь это делать.

Новый год. Вы знаете, в Новый год, мне кажется, больше уделить внимания близким, семье, позаниматься вместе, найти общее дело – выставки, театры, спорт обязательно, активный образ жизни надо вести. И желательно провести его вместе со своими близкими людьми, с семьей.

– Стремительная реакция поступает уже на вопросы, которые поднимаются в ходе нашей программы. Вот уже позвонили сейчас – крымчане, которые учатся в школе губернаторов, готовы поехать и отремонтировать спортзал в Крыму.

Такой же стремительной реакции люди ждут и на такой вопрос. Тема роста цен не нова, но в этом году совершенно точно есть новое проявление. Просто таки массовые жалобы на подорожание конкретного продукта. Формулировки от людей такие. «Очень грустно покупать яйца у нас в стране», – грустит Андрей Самойлов из Томской области. Анастасия Пластинина из Иванова спрашивает: «Эти яйца, что, золотые куры несут?». И еще видеовопрос из Краснодарского края.

– Добрый день, уважаемый, дорогой Владимир Владимирович, мой любимый президент! Я – Акопова Ирина Александровна. Хочу к вам обратиться, чтобы вы повлияли. У нас яйцо, десяток, от 180 рублей до 220. Где и когда были такие цены? Куриная грудка была 165 рублей за килограмм, на сегодняшний день – 350. Крылышки были 165, сегодня – 250. Владимир Владимирович, ну, пожалейте пенсионеров, мы же не получаем миллионами пенсию! Ну, наведите порядок! Не к кому обратиться! Как плохо, что вы в год один раз вот такой у нас сайт, надо в год по три раза делать, чтобы люди могли к вам обращаться. Я вам очень благодарна и надеюсь на вас, что вы поможете.

В. Путин:

– Уважаемая, дорогая Ирина Александровна! Вот вы сказали один раз в год, но, поверьте, вот совсем недавно разговаривал с министром сельского хозяйства, спрашивал, как у него с яйцами, значит, они говорят, что у них все в порядке. На что я ему отметил. Честно говорю, прямо это прямая речь. Говорю – а вот у граждан наших есть проблемы. Рост на яйцо курицы 40%, а в некоторых местах и больше. И на мясо куриное. Вы знаете, что произошло. Ну, вот я говорил, у нас идет небольшое, но все-таки повышение доходов. Уровня зарплаты и т.д. Спрос увеличился. Был относительно дешевый белок и популярный у граждан. Я сам с удовольствием яичницу ем. В свое время вообще мог 10 сразу с утра навернуть. Но что произошло? Спрос увеличился, а объемы производства нет. Второе. Вовремя не открыли импорт в должном объеме. Вот сейчас, кстати говоря, из Турции предлагают поставки дополнительные. У нас отлично развиваются экономические связи, отношения, в том числе, в сфере сельского хозяйства из других стран, из Белоруссии предлагают. Но вовремя не открыли. Сейчас нужно было вовремя решить вопросы в рамках ЕврАЗэС. Решение принято, по-моему, на днях. Во всяком случае, в декабре должны быть приняты и ситуация, без всякого сомнения, будет улучшаться. Я очень на это надеюсь. Потому что уже минимум две недели назад эти разговоры с министерством сельского хозяйства имели место быть. Поэтому сожалею и приношу свои извинения на этот счет, но это – сбой в работе правительства. Я думаю, что связан он еще с тем, что вовремя не открыли импорт пошире. Ну, потому что, видимо, рассчитывали на то, что побольше заработают. Обещаю, что в ближайшее время ситуация будет исправлена.

– Владимир Владимирович, цены на ЖКХ тоже волнуют наших граждан, с такой горькой иронией констатируют, что свет конце туннеля подорожал, но на самом деле, конечно, здесь не до смеха, многие видят некую несправедливость, что пенсии, например, проиндексируют на 7,5%, а тарифы на ЖКХ больше.

Владимир Аркадьевич Леонтьев, видеообращение:

– Уважаемый Владимир Владимирович, в 2024 году нам, пенсионерам, повышают пенсию на 7,5%. В то же время с июня 2024 года у нас в Новосибирске планируется повышение тарифов ЖКХ от 9 до 14%. То есть, практически съедят те 7,5% добавки к пенсии. Прошу обратить на это внимание.

В. Путин:

– Владимир Аркадьевич, согласен, я посмотрю, как там… я вижу на экране, что с тарифами в Новосибирске. Обязательно посмотрим, проанализируем. Действительно, пенсии предполагается индексировать 7,5%, надеюсь, что это будет не ниже инфляции. Но на что я хотел бы обратить внимание. Мы проиндексировали за предыдущие годы, по-моему, в декабре 2022 года, проиндексировали на 10% пенсии, на 10 с лишним. Потом весной еще на 4 с лишним процента по инфляции, и вот с начала этого года еще будет одна индексация – 7,5%. А тарифы не поднимали с июля прошлого года. То есть, планируется увеличение тарифов только в июле 2024 года. То есть, тарифы не поднимались полтора года. За это время произойдет три индексации пенсии, которые в общем будут более 23%. Да, примерно так. Конечно, нужно все делать своевременно, и тарифы должны своевременно расти мягко, и опережающим темпом должны расти доходы граждан.

Есть еще одна вещь, на которую следует обратить внимание. Действует правило в соответствии с законом, согласно которому, если расходы семьи на уплату ЖКХ превышают 22%, то семья имеет право на получение субсидии. И сотни тысяч людей воспользовались этой возможностью в прошлом году. И в этом – то же самое. В некоторых регионах этот порог еще меньше. Не 22%, а, если семья тратит 15-20%, уже положена субсидия. Но повторяю еще раз – посмотрим, что конкретно, какое соотношение этих параметров в Новосибирской области. Я обязательно это сделаю, обещаю.

– А разве это правильно, что за примитивную услугу, оплату услуг ЖКХ, нужно еще платить комиссию банку? Таких вопросов тоже много.

В. Путин:

– Это неправильно, особенно если это касается пенсионеров. И вот решение только что принято – комиссия уплачиваться пенсионерами не будет.

– Новость. Большая новость!

Амурская область, Благовещенск, Ирина Ворошилова:

– В следующем году будет 50 лет с начала стройки века – БАМ. Сегодня БАМ разделен между Дальневосточной и Восточносибирской дорогами. Вы не считаете, что пора вернуть БАМ на карту России? У нас продолжаются стройки – БАМ-2, БАМ-3.

В. Путин:

– Что значит – вернуть на карту России?

– БАМа нет. Раньше была Байкало-Амурская магистраль. Это участок. Его разделили, в 90-е годы убрали. Сегодня БАМ разделен. Есть организация «Бамовское содружество», в которую входят сотни тысяч людей с постсоветского пространства. Они предлагают создать Байкало-Амурскую железную дорогу от Тайшета до СовГавани, в составе РАО «РЖД». Это позволит ускорить сроки реализации проектов БАМ-2, БАМ-3 и даст старт строительству новых железных дорог на востоке страны.

В. Путин:

– Никогда не обращал на это внимание. Я впервые слышу, что такая проблема существует, что он разделен между различными участками дороги. Ведь все это все равно принадлежит РАО «РЖД». Но мне и Олег Валентинович, руководитель РАО «РЖД», никогда не говорил, что такая проблема есть. Я переговорю с ним и с министром Савельевым переговорю. Если они считают, что необходимо объединять, то пусть объединяют. Я не против. Выделить одну линию – от Тайшета до СовГавани. Но это сама РЖД или Минтранс должны инициировать. Никогда никто не ставил этого вопроса. Если это целесообразно, пусть делают. Я никогда против этого не возражал. Первый раз слышу, что это существует. Поможет ли это новому строительству? Я не очень понимаю, каким образом это может помочь строительству. Там у них постоянно терки идут, кому и сколько, кто будет строить, на каких условиях. Этим занимается вице-премьер Хуснуллин. Я в целом отдаю себе отчет в том, что происходит. Надеюсь, работа идет, в тяжелых условиях тоже, но все цели будут достигнуты. Обещаю, что посмотрю на это. Первый раз слышу, что такая проблема существует. Тем более, если она от бамовцев исходит, надо с уважением этом отнестись. А 50 лет БАМу мы должны как следует отметить.

Артур Халилуов, «Татаринформ»:

– БРИКС пройдет в Казани. Какое влияние окажет саммит на изменение миропорядка, основанного на так называемых западных правилах? Связан ли выбор Казани с тем, что столица Татарстана в последнее время становится неким дипломатическим хабом в отношениях с восточными странами и мусульманского мира?

В. Путин:

– Да нет. Просто это связано с тем, что Татарстан развивается хорошо. А Казань – один из наилучших примеров такого развития. Условия созданы хорошие. И прежний президент, и сегодняшний – Минниханов работают хорошо. Мы видим результат. Я помню, с Минтимером Шариповичем приезжал, мы ходили в дома, знаете, меня тогда что порадовало, – домами-то назвать нельзя было, землянки на самом деле. Это было в начале 2000-х годов. Землянки в полном смысле этого слова. Но так чистенько. Мы зашли в дом, там все чистенько, прибрано хорошо. У меня до сих пор сохранилось это чувство уважен я к людям, которые в таких скромных условиях жили и так все содержали на таком уровне. Уровень внутренней культуры народа не то что поражает, но вызывает уважение. Думаю, что с этим связано достаточно уверенное развитие Татарстана, столицы Татарстана – города Казани. Прежде всего, с тем, что он в хорошем состоянии, инфраструктура развита. Казань провела ряд крупных международных мероприятий – и спортивных, и политических. Естественным образом становится центром притяжения. Если вам больше нравится слово «хаб», пожалуйста, хабом. Татарстан – многонациональная, многоконфессиональная республика, выстроены отношения между конфессиями должным образом. Хороший пример для всей страны. С этим связан выбор Казани.

А что касается миропорядка, основанного на правилах, нет таких правил на самом деле, они меняются каждый день, в зависимости от текущей политической конъюнктуры и сиюминутных интересов тех, кто об этом говорит. Как повлияет на эту ситуацию? Повлияет в правильном направлении. Покажет, что есть в мире достаточно большое количество сил, мощных стран, которые хотят жить не по этим неписанным правилам, а по правилам, прописанным в основополагающих документах, к которым относится устав ООН, и тех, которые руководствуются своими интересами и интересами своих партнеров. Никому ничего не навязывают, не создают никаких военных блоков, а создают условия для совместного эффективного развития. Этому будет посвящена и работа России как председателя в БРИКС в следующем году.

– А на каких самолетах мы полетим на этот саммит? Наши авиакомпании, которые в прошлые годы вы лично буквально заставляли покупать российские самолеты, прямо скажем, не горели желанием, теперь просто в очередь выстроились за этими самолетами. Но пока мы летаем в основном на иностранных. И людей беспокоит, безопасно ли это.

Максим Салтыков, Москва:

– Я курсант летного училища гражданской авиации. Что будет с нашей гражданской авиацией в условиях нынешней геополитической обстановки, в условиях действующих санкций, следствием которых является невозможность приобретения нашими авиакомпаниями западных самолетов. Отечественные МС-21 и Ил-96 еще только сертифицируются и нескоро выйдут на большие объемы выпуска. А у тех самолетов, которые в данный момент летают в российских авиакомпаниях, ресурс будет неуклонно подходить к концу. Довольно малый процент выпускников устраивается на работу в наших авиакомпаниях. Будем ли летать и на чем?

В. Путин:

– Будем, конечно, будем. Что касается самолетов иностранного производства. Да, действительно, у нас постоянно были споры с нашими компаниями, которые закупали без ограничений, условно без ограничений, тем не менее, слишком много самолетов иностранного производства, аргументируя тоже понятными соображениями – экономичностью двигателя, соблюдением требований по шумам международных организаций. Аргументов много. Но лучше бы все-таки своевременно озаботились созданием рынка для отечественной техники. Все время мы об этом говорили, так или иначе что-то сделать удалось в создании этого рынка. Но парк воздушных судов у нас очень перегружен самолетами иностранного производства.

Я думаю, что наши компании поступили правильно, они не стали отвечать на всякие неправомерные действия со стороны лизинговых компаний. Но процесс, тем не менее, идет. Никому не хочется терять деньги. И часть этих самолетов мы выкупаем. Они становятся собственностью российских авиационных компаний. Но надо развивать собственное самолетостроение. Надеюсь, что все планы, которые мы имеем в виду, а мы планируем произвести свыше тысячи самолетов к 2030 году, это МС-21, это переоборудование имеющихся воздушных судов нашими отечественными двигателями, нужно выйти на производство следующего двигателя, более мощного, ПД-45 с мощной тягой, – это даст возможность нам увеличить количество дальнемагистральных самолетов, в том числе Ил-96-400. Кстати, он уже пошел в работу в грузовом варианте. Он подлиннее чуть ли не на 12 метров. Так что работать нужно. возможности для реализации всех наших планов имеются. Повторю еще раз, надеюсь, что все эти планы будут реализованы. Будет на чем летать и специалистам, летчикам, и будет на чем летать пассажирам. Конечно, речь еще и о малой авиации для региональных рейсов.

– Агентство «Синьхуа». Владимир Владимирович, два вопроса к вам. Первый. Как мы знаем, Россия примет председательство в БРИКС в следующем году. Как вы думаете, какое значение имеет взаимодействие и координация между Китаем и Россией в БРИКС в целом?

Второй вопрос. Каковы ваши ожидания от развития китайско-российских отношений в следующем году?

В. Путин:

– Мы знаем, и я просто повторю. У нас уровень взаимодействия с Китайской Народной Республикой беспрецедентно высокий. Мы много раз говорили, что надеемся достичь в следующем году товарооборота в 200 миллиардов долларов. Он у нас будет в этом году уже (не в следующем, а в этом) свыше 200 миллиардов. Я думаю, что надо будет уже в первом квартале следующего года посчитать, думаю, будет 220-230 миллиардов товарооборот. Ну, это уже такой приличный. Рост составит… У нас был в прошлом году 31% рост оборота, в этом году будет…. (ДЕФЕКТ ЗАПИСИ) Стабильно мы развиваем наши экономические связи, причем в самых разных областях. Что меня радует, это диверсификация наших отношений. Мы развиваем отношения к в сфере инфраструктуры – и мосты строим, и дороги, работаем в высокотехнологичных областях вместе. И будем дальше это делать. Значительный толчок в развитии наших отношений был дан в ходе и по результатам визита в марте председателя Китайской Народной Республики господина Си Цзиньпина. Мы договорились о том, что мы будем развивать отношения по 8 магистральным направлениям. Подписаны соответствующие документы. И правительство Российской Федерации, и Китайской Народной Республики активно включились в реализацию тех целей, которые были нами с моим другом, с другом нашей страны, председателем Си Цзиньпином определены. Работа идет интенсивно, стабильно, надежно.

Что касается БРИКС и нашей роли, тоже здесь нового ничего не скажу, но этот вектор усиливается, а именно российско-китайские отношения являются одним из существенных гарантов стабильности в мире. Мы видим, что происходит и вокруг России, и вокруг Китая, видим попытки Запада переключить в сторону Азии деятельность НАТО, явно выходящую за рамки уставных целей этой организации, Североатлантического блока. Он же называется Североатлантический блок. Чего ему делать в Азии? Нет, тащатся в Азию, провоцируют там, накаляют обстановку, создают новые военно-политические блоки в разном составе. Сейчас не буду повторять, это все хорошо знают.

Мы с Китаем ничего подобного не делаем. Да, мы сотрудничаем и в военной области, и в экономической, и в гуманитарной, но мы никаких блоков не создаем. И наша дружба не направлена против третьих стран, она направлена на пользу нам самим, но не против кого бы то ни было. То, что мы видим со стороны Запада, там они всё стараются дружить против кого-то. Мы внимательно за этим наблюдаем и будем совместно вовремя и эффективно реагировать. Сомнений в этом не должно быть ни у кого.

– «Нью-Йорк Таймс». Уже почти год корреспонденты западных СМИ не могли принять участие в таких мероприятиях. Я очень рада, что можем сегодня участвовать. Спасибо.

В. Путин:

– Это Песков виноват. Я человек открытый, демократических убеждений и взглядов.

– Позвольте мне задавать вопрос по-английски.

В. Путин:

– Пожалуйста.

Вы сказали, что ваш коллега из австрийского какого-то издания находится в тюрьме без суда и следствия. И в то же время упомянули, что ему продлили содержание под стражей. Но если ему продлили содержание под стражей, то это сделано по решению суда. Так что сказать, что это без суда и следствия, некорректно.

Что касается возможной выдачи этих граждан на родину. Вы говорите: почему бы им не вернуться на родину? Почему бы им не не совершать правонарушения на территории Российской Федерации? Ну, это всё риторика. Мы не то, чтобы отказались их возвращать. Мы не отказываемся, мы хотим договориться, и эти договоренности должны быть взаимоприемлемыми и должны устраивать обе стороны. У нас на этот счет контакты есть с американскими партнерами, и диалог идет на этот счет. Он непростой. Я сейчас не буду вдаваться в детали, но в целом мне кажется, что мы говорим на понятном для друг друга языке. Надеюсь, что мы найдем решение. Но, повторяю, и американская сторона должна услышать нас и принять соответствующее решение, такое, которое и российскую сторону устраивает. Но гуманитарные соображения, безусловно, должны лежать в основе этих решений, здесь я с вами согласен полностью.

– Владимир Владимирович, тема сезонная – зима, пришли холода, все болеют… Роспотребнадзор фиксирует заболеваемость гриппом и коронавирусом одновременно. К тому же, рекордный рост заболеваемости корью в этом году аж в 300 раз больше, чем в прошлом.! И совершенно резонно наши граждане связывают это с нехваткой вакцины. Вот нам пишут: «В Самарской области вакцин от кори, краснухи, паротита нет уже больше четырех месяцев». И вдогонку про лекарства добавлю – огромное количество обращений от наших граждан, которые нуждаются в западных препаратах, которые ушли. Не все аналоги подходят, иногда они имеют, к сожалению, обратный эффект. Как в этом ключе наша фармотрасль адаптируется и получается ли все?

В. Путин:

– Ну, что касается препаратов для иммунизации от кори, паротита. Краснухи – здесь тоже такой технический сбой на самом деле и он вызывает сожаление. С чем он связан? Связан, как ни странно, с яйцом. Потому что сырьем для производства вакцины против кори является куриное яйцо. Нужно, чтобы его было в достаточно количестве и нужного для производства медицинских препаратов качества. Просто своевременно это не было сделано. Это первое.

Второе. Все решения приняты, я думаю, в ближайшее время такой проблемы не будет. Я думаю, что все будет решено в ближайшее время. И в целом у нас нет вопросов с вакцинацией и с вакцинами. Кстати говоря, всплеск заболеваемости в мире по кори – он во всем мире раз в четыре года взлетает. С чем это связано? К сожалению, то связано с низкой иммунизацией в тех странах, откуда прибывают трудовые мигранты и с Украиной. Потому что с Украины тоже миллионы людей к нам переехали. А на Украине иммунизация находится на очень низком уровне. Находилась. Сейчас, наверное, еще ниже. И это тоже реальная проблема. И плюс вот наш технический сбой у самих. Надеюсь, так мне говорили и говорят наши специалисты, что все это будет решено.

Что касается ухода с нашего рынка ряда компаний, это проблема. Правда, там среди этих препаратов жизненно важных всего 14, что ли. Но промышленность работает активно, никакого импорта мы не закрываем. Наше министерство здравоохранения, правительство видят эти проблемы. Создана специальная комиссия по импортозамещению, она работает, и заверяют меня в том, что они понимают, что происходит, делают и сделают в конечном итоге все для того, чтобы обеспечить интересы людей, которые нуждаются в тех или иных препаратах. Что касается замены – да, бывает и так, что что-то не подходит. Надо искать. И промышленность должна работать, и врачи должны дать им работать. Часто ведь бывает чисто психологически, что человек привык к определенному лекарству. Но это важно, даже психология очень важна – человек верит в это лекарство или не верит. Я это понимаю. Но и по импорту будем закупать, и будем сами производить. Объем нарастает.

– Медицина в состоянии первичного звена остается острой темой – много вопросов даже из крупных городов про то, что к узким специалистам не попасть, что не хватает врачей, санитарок. Вал сообщений из поселков и сел. Давайте позвоним Егору Перминову из Свердловской области, поселок городского типа Рехтинский.

Е. Перминов:

– Уважаемый Владимир Владимирович, наша беда и проблема заключается в здравоохранении, точнее, в его отсутствии. Власти активно занимаются благоустройством территории, но не больницами. Они в полной разрухе. Нехватка оборудования, зарплаты у персонала составляют желать лучшего, бОльшая часть ремонта еще советские и разваливаются на глазах. В таких условиях мы не можем получить нормальную медицинскую помощь и просим вас нам помочь. Спасибо.

В. Путин:

– Я посмотрю обязательно, какой конкретно населенный пункт… У нас существует же программа оздоровления первичного звена здравоохранения и средства направляются туда очень солидные. Одних автомашин там, по-моему, 14 тысяч передали. Строятся ФАПы, обновляются. Наверное, этого недостаточно. Кстати говоря, мы обязательно продлим – это тоже будет одной из частей будущего президентской программы – продление программы первичного звена здравоохранения. Немало сделано на самом деле, но, судя по тому, что мы сейчас видим, явно недостаточно. Хочу еще раз сказать. Мы проблему эту понимаем, не случайно программу создали специальную по первичному звену здравоохранения, будем ее продолжать. Здесь очень важно уделить особое внимание сельской местности, населенным пунктам на селе – туда уходит чуть больше половины всех средств, выделяемых на развитие первичного звена здравоохранения. Так и будем делать дальше. По конкретному объекту мы, конечно, поработаем.

Телеканал RT:

– Владимир Владимирович, как вы оцениваете растущий национализм как в России, так и во всем мире? И не только национализм, но и антисемитизм? Я просто отмечу, что на фронте такой проблемы нет. У нас в окопах, в блиндаже могут сидеть и еврей, и христианин, и мусульманин, и все у них хорошо. А выезжаешь – это как в России, так и во всем мире – почему-то это растущая проблема. Что делать?

В. Путин:

– Последние исследование ВЦИОМа говорят, что 96% граждан России считают межконфессиональное и межнациональное согласие в нашей стране огромным конкурентным преимуществом перед другими частями света. Так оно и есть. И это происходит, прежде всего, потому, что мы к ним обращаемся, к нашим традиционным ценностям. А традиционные конфессии вносят огромный вклад в сохранение такой ситуации и взаимоотношений между представителями различных этносов и религий.

Что касается роста исламофобии, антисемитизма, русофобии и прочих проявлений подобного рода, то да, они действительно имеют место к росту, тенденция к росту есть. Вы знаете, с чем это связано, на мой взгляд? С тем, что люди сталкиваются с какой-то несправедливостью. Смотрите, что в Газе происходит. Во всем исламском мире определенная реакция и рост в этой связи количества людей, думающих радикально. Этот рост очевиден. Количество таких людей возрастает. Ничего здесь хорошего нет, а все-таки это результат политики определенных элит. И не решение в течение десятилетий вопросов, отсутствие справедливого решения палестинской проблемы. Реакция исламского мира, а потом рост этих фобий антиисламских. Это очень плохо. В нашей стране, я уже сказал, огромную роль играют конфессии и обращение к нашим традиционным ценностям, но все-таки не последнюю роль играет и то, что мы все-таки проводим взвешенную внутриполитическую политику и политику на международной арене. Мы все-таки что можем делать, мы делаем для достижения справедливости по всем этим направлениям. И мне думается, что все-таки люди это оценивают. Именно поэтому у нас и создается такая обстановка. А что касается русофобии, то это один из векторов борьбы с Россией, одно из направлений. Да, в мире это есть. Мы у себя должны делать все для того, чтобы ничего подобного у нас не возникало. И пресекать должны на корню любые попытки раскачать общество изнутри. Мы так и будем делать.

Французское ТВ:

– (вопрос по-английски) У вас до последнего времени были контакты с Эммануэлем Макроном…

В. Путин:

– Да, у нас были достаточно хорошие, добрые рабочие отношения. Я, как вы знаете, и во Франции бывал. Господин Макрон приезжал в Россию. У нас всегда была насыщенная повестка дня, касающаяся двусторонних отношений и международных вопросов. Мы готовы и дальше взаимодействовать с Францией. Но с какого-то момента президент Франции прекратил с нами отношения. Не мы же прекратили, не я прекратил, это он прекратил. Если интерес есть, пожалуйста, мы готовы. Интереса нет – мы обойдемся. Вот и все, ничего здесь такого необычного нет. Мы не уклоняемся от этих контактов. Если европейские страны, и президент Франции в частности, не желают с нами общаться, – на нет и суда нет, как у нас говорят. У нас есть чем заниматься. Если интерес есть, мы готовы.

Александр Орлов, «Колыма Плюс», Магаданская область:

– Магаданская область всецело чувствует на себе поддержку правительства страны. Мы видим реализацию федеральных проектов на территории нашего региона, что положительно сказывается на его развитии. Это положительно сказывается на отношении нашего населения к президенту. В том числе и моего отношения. Мы все поддерживаем ваше решение выдвинуться в следующем году на выборы. Сколько я себя помню, вы всегда у власти. Для нашего региона очень важна связь с Большой землей. И к тому же мало кто из жителей Дальнего Востока и Магаданской области проводит свой отпуск в своем регионе, дома. Тут и возникают сложности. Магадан имеет три субсидированных направления – Петропавловск-Камчатский, Благовещенск и Москва. Но такие важные направления как Хабаровск, который рядом, и Новосибирск, не входят в субсидии. Из-за этого одно путешествие до конечной точки может занимать более суток. Это может и по карману неслабо ударить. До Москвы добраться намного дешевле, чем до соседнего Хабаровска. Тем, у кого нет детей, нет инвалидности, возраст к льготам прошел, мне уже не 22, я не могу летать как молодой перспективный…

В. Путин:

– Заводите детей.

– Согласен.

В. Путин:

– Путь решения проблемы и доступа к плоским тарифам. Вы такой молодой, энергичный, симпатичный молодой человек.

– Возможно ли расширить список субсидированных направлений для дальневосточников, при условии, что это может и помочь развить туризм в нашем регионе. Мы к зарплате еще получаем северные надбавки. И в каждом регионе максимальный коэффициент набирается по-своему. Нужно отработать около 5 лет, чтобы получить максимум. Те, кто родился и работает на Дальнем Востоке, наравне с приезжими специалистами нарабатываем себе этот коэффициент, не получая его сразу. Возможно ли вернуть законопроект, который был? раньше родившиеся на Дальнем Востоке и Крайнем Севере получали сразу все коэффициенты.

В. Путин:

– Вопрос понятный, он обсуждается в правительстве. Я бы так и сделал. Я не стал бы ждать срока прохождения, проживания, работы. Это закрепляло бы людей на Дальнем Востоке, что выгодно стране, нужно России. Это вопросы бюджетной обеспеченности и возможностей федерального бюджета. Но мы над этим будем думать. И я еще раз попрошу правительство вернуть это в повестку дня.

Что касается плоских тарифов. Они будут продлены. Это обычно делается в конце года, после моих консультаций с «Аэрофлотом», прежде всего, с другими компаниями, с Министерством транспорта. Мы продлим плоские тарифы. Конечно, хорошо бы их расширить. Это тоже вопрос бюджетного финансирования дополнительного. Посмотрим. Но продлим – это точно. Хотя я понимаю, что там регион колоссальный, он просто захватывает, Дальний Восток – это отдельный мир. И там на таких больших расстояниях даже внутри перемещаться непросто. Я понимаю, мы посмотрим.

– Новгородское областное телевидение. У нас вопрос из сферы здравоохранения. У нас в регионе в последние годы ситуация улучшается, и оборудование закупается, и меры поддержки молодых специалистов тоже принимаются. Но все равно значительная часть смертности приходится на сердечно-сосудистые заболевания. В связи с чем у нас вопрос по федеральной программе. Может быть, можно создать федеральную программу по строительству кардиоцентров в регионах? Вот в нашем регионе он бы очень пригодился. Я думаю, другие регионы тоже нас поддержали бы, но без федеральной помощи мы сделать этого не сможем.

В. Путин:

– Я переговорю, конечно, с Андреем Никитиным, губернатором, и с Минздравом. Не знаю, нужно ли создавать отдельную программу именно по кардио. Да, есть у нас отдельная программа по онкозаболеваниям, работает хорошо, но кардио – это действительно одна из проблем и одна из причин высокой смертности, сосудистые, кардиозаболевания. Посмотрим обязательно. Но первое, что нужно сделать, это, я уже сказал, продлить, безусловно, программу, связанную с развитием первичного звена здравоохранения. И, может быть, там предусмотреть отдельное направление, которое бы обеспечивало сохранение здоровья людей известного риска – своевременное выявление, диспансеризация и принятие последующих решений. Посмотрим. Кардиозаболеваниями Минздрав занимается очень напряженно, и количество, по-моему, летальных исходов уменьшается. Я услышал, что вы сказали, посмотрим.

– Александр Гамов, «Комсомольская правда». Вам огромная благодарность, что вы поддержали инициативу Сережи Зенина, военкора, который сейчас находится в Донбассе. Он предложил авторитет, знания, опыт и подвиги участников СВО в мирных целях использовать. Я имею в виду, чтобы это не пропало в той работе, которая проводится по патриотическому воспитанию нашей молодежи, наших детей.

Первый вопрос. Зачем, на ваш взгляд, нам потребовался новый учебник истории? Ведь история, она сама идет, и какая разница истории, какой учебник мы ей придумаем?

Второй. В следующем году мы с вами будем отмечать 80-летие полного снятия блокады Ленинграда, 10 лет события, когда Крым приплыл в свою родную гавань, как вы сказали. В 2025 году 80 лет Победы в Великой Отечественной войне. Лично для вас что означает каждое из этих событий.

В 2025 году 100 лет «Комсомольской правде». И мы вас приглашаем на юбилей. Может быть, скажете Дмитрию Сергеевичу, чтобы он это внес в график, и мы будем с нетерпением вас ждать. Спасибо.

В. Путин:

– Спасибо за приглашение. 25-й год еще не так скоро…

– Рядом.

В. Путин:

– Ну, рядом с исторической точки зрения, а в жизни человека это немалый срок, но я постараюсь, бог даст, все будет нормально. Спасибо большое.

По поводу этих юбилейных дат, о которых вы сказали. Я думаю, что не для меня, это для всего российского народа, даже для всех народов бывшего Советского Союза имеет огромное морально-нравственное значение. Почти для каждой российской семьи это имеет и личное измерение. У меня, например, на Пискаревском кладбище в Петербурге в братской могиле мой старший брат лежит, которого я не видел никогда, конечно, потому что родился гораздо позже, но, тем не менее, это тоже имеет значение для меня лично, в личном плане.

– Я вас поблагодарил от имени «Комсомолки», что вы поддержали Сережу Зенина, известного военкора ВГТРК, который сейчас в Донбассе. Он сказал, что вот этот капитал, эти ребята, бойцы СВО, их нужно в мирных целях использовать, чтобы они пошли в школы. Я помню, у нас военрук был – участник Великой Отечественной войны. Он олицетворял собой всю государственную программу по патриотическому воспитанию.

В. Путин:

– Я уже сказал об этом, добавить-то нечего. Войны выигрываются учителями, а воспитание, особенно теми, кто напрямую принимал участие в боевых действиях, рисковал своей жизнью собственной, за Родину воевал, то это особое значение имеет. Вот я на юрфаке учился в Ленинграде, и у нас были преподаватели – участники Великой Отечественной войны. И мы так внимательно и с особым уважением относились к тому, что они говорили и как они себя вели. Вот это самый лучший пример. Поэтому, безусловно, будем ребят использовать.

Про учебник. Их же было 60 с лишним версий, 65. И во многих учебниках, для российской аудитории будет понятно… Сейчас только мы говорили про наши юбилейные даты, связанные с Великой Отечественной войной в том числе. Во многих учебниках все что угодно было, в том числе активно описывалось значение открытия второго фронта, только не было ничего сказано или почти ничего не говорилось о значении битвы под Сталинградом. Это разве нормально? Конечно, нам нужна какая-то такая фундаментальная государственная версия, которая должна быть доведена до всех тех, кто читает этот учебник. Потому что, как известно, сегодня ребенок, завтра – гражданин. Это чрезвычайно важно. Поэтому, да, и учебник был нужен. Кстати, мне известно, что вопросы возникают и даже критика, это нормальное дело. И пускай научное сообщество, педагогическое вместе, кстати говоря, и с привлечением родительской общественности думают над этим, развивают, вносят какие-то изменения, с учетом реалий и сегодняшнего дня, с учетом мягкого, благожелательного и доброго подхода и к всяким сложностям исторического характера в истории нашей страны. А у нас, так же как в истории любой страны, проблем внутренних хватало. Поэтому нужно очень интеллигентно к этому относиться, доброжелательно, но все эти учебники должны соответствовать истине, они должны быть правдивыми, а не обслуживать чьи-то интересы, как у нас это было.

– Люди практически перестали жаловаться на состояние общероссийских дорог, даже нахваливают. Мы совсем скоро ждем открытия трассы Москва-Казань, потом будет продолжение строиться, построен уже обход Ростова-на-Дону, трасса до Петербурга. В общем, реально сделано очень много. Но про новые платные дорогие люд интересуются. Отчего цены такие высокие за проезд по ним?

Сергей Викторович, г. Москва:

– Здравствуйте, Владимир Владимирович. Мой вопрос по тарифам на проезд по долгожданной трассе М-12 Москва-Казань. Тариф на недавно открытом участке данной трассы для легкового автомобиля составляет сейчас в среднем 7 рублей за километр. А стоимость проезда Москва-Казань мы ожидаем около 6000 рублей. Что для большинства автомобилистов, конечно, весьма дорого. Год назад Автодором называлась цифра в 4 рубля за километр и стоимость проезда всей трассы Москва-Казань от 3 до 4 тысяч рублей. Что разумно, я считаю. Владимир Владимирович, пожалуйста, рассмотрите возможность дать соответствующим ведомствам поручение пересмотреть тарифы на проезд по М-12 в сторону уменьшения, чтобы она стала доступной по стоимости для широкого круга автомобилистов. Большое спасибо.

В. Путин:

– Сергей Викторович, честно говоря, я не знаю, откуда такая цифра-то – 6000 Москва-Казань?

– Вот смотрите. 2800 Москва-Арзамас умножаем на 2 – получаем 5600 Москва-Казань.

В. Путин:

– Ну, может быть, не на каждом участке будет одинаковая стоимость, потому что я вот знаю, что цифра должна быть 4,5 тысячи. Но я проверю. Мне кажется, что такая прямая арифметика здесь не очень работает. Но я проверю, Сергей Викторович, я посмотрю.

– Спасибо. Но, смотрите, до Крыма сейчас доехать меньше 4000 рублей, хотя до Крыма путь весьма неблизкий. До Питера меньше 4000 рублей. Поэтому как-то хотелось бы, чтобы Казань тоже не была исключением среди этих направлений.

В. Путин:

– Как хорошо, что Москвичи заботятся о Казани. Все у нас гармонично развивается. Повторяю, я не очень понимаю, почему возникло 6000. Было обещано не больше 4,5. Но я проверю обязательно. А так, в целом, платные дороги они платными могут быть только тогда, когда есть альтернативные пути – так по закону. Поэтому всегда есть возможность не платить, а проехать бесплатно. Но там свои сложности. Но все-таки дорожники стараются делать так, чтобы чрезмерной нагрузки финансовой не было. Вот в той же Казани, вы упомянули, по-моему, южнее Казани мост сейчас построили, а до сих пор паром работал. Паром стоил 300 рублей, а по мосту будет проехать где-то 260-270. Чуть-чуть, но подешевле. На это обязательно и буду настраивать дорожников и соответствующие службы дальше.

– Раз уж про дороги заговорили, вот мы с Павлом ехали на программу – пробки, час-пик – огромное количество китайских автомобилей. Просто настоящая экспансия. И эксперты говорят уже, что буквально 60% нашего рынка можно сказать захвачено китайскими автомобилями. Мало того, что они не дешевые, ну, так и наши им под стать. И многие граждане задают вполне резонный вопрос – почему ценник на продукцию Автоваза улетел в космос?

В. Путин:

– Ну, не в космос, он улетел процентов на 40, по-моему.

– Ну, практически не осталось уже машин, которые вот такого среднего класса. До миллиона рублей практически ничего невозможно найти.

В. Путин:

– Да, согласен. Но 40% тоже много, я понимаю. Но это связано с чем? Здесь мне объяснять, мне кажется, не нужно, и так всем всё понятно. Тем не менее, скажу, если такой вопрос есть. Конечно, когда европейские бренды ушли из России, европейские, японские, южнокорейские, то здесь несколько вопросов возникло. И, конечно, они с компонентами ушли. Возник вопрос развития собственной базы. Автоваз, надо сказать, что с количеством справляется. Но чем больше будет, тем меньше будет цена. И определенные издержки все-таки связаны с тем, что так или иначе производитель все-таки добывает эти самые импортные компоненты, но уже по другой цене. И это ведет к удорожанию. Плюс к этому еще небольшое количество. Чем больше – тем дешевле. Вот Автоваз идет по этому пути, надеюсь, что это приведет и к снижению цен. Но самое главное создавать свои собственные платформы и их развивать. У нас и Автоваз, и другие производители так и делают – это требует времени. И очень хочу надеяться, даже уверен, что так и будет, и цены пойдут вниз.

И вторая очень важная задача. Это создание своей компонентной базы. Потому что мы передоверились нашим так называемым партнерам и вот эта отрасль автокомпонентов у нас практически была утрачена совсем. Поэтому надо ее воссоздавать. Минпромторг этим занимается. И задача решается. Знаете, я стараюсь так очень аккуратно говорить, потому что скажешь «завтра», а завтра не успеют сделать и скажут – вот, обещал, а не сделали… Но я вас уверяю, работает Минпромторг над этим очень активно и производители активно работают. Уверен, что они добьются результата.

– «Лада гранта» вроде дешевле миллиона.

В. Путин:

– Но все равно – рост под 40%…

– Так почитаешь – у нас все на «Аурусах» хотят ездить…

В. Путин:

– «Аурус» совсем очень дорогой. Ну, он же в небольшом количестве производится. Сейчас начали даже отправлять за границу производить, в Эмиратах начали производить, там сборка осуществляется «Аурус». Но вот нашим друзьям в Эмиратах нравится эта машина, наряду с другими производителями. У нас целая линейка «Аурусов» – и лимузин, и седан, и джип, и автобус будет. Все это есть. Но это нужно начать в конце концов производить серийно. И тогда сразу цена будет уходить. Но время нужно для этого.

Но во всяком случае, знаете, что бы хотел подчеркнуть. Вот те, кто думали, что у нас все рухнет, думаю, они разочарованы. Ничего не рухнуло. Что касается китайских автомобилей. Вот наши китайские друзья знают, что происходит. Это характерно не только для России. Китайские производители очень активно ведут себя на мировых рынках и уже начали вытеснять и европейских производителей, в том числе, на европейском рынке. Там автомобильные города, посмотрите, что там происходит, в Германии. Там ситуация, к сожалению для них, ухудшается. Идут все больше и больше, и продаются все больше и больше электромобили и т.д. Там открываются американские заводы, где интересы европейских, в частности, немецких автопроизводителей, – непонятно. Там несколько лет назад атака была предпринята в США против «Фольксвагена». Ущерб колоссальный ему нанесли. И что, как правительство защищает автопроизводителей? Традиционно мощных, немецких, вообще европейских автопроизводителей? Да никак. Бросили их там на произвол судьбы и все. А китайское правительство работает активно, поддерживает своих автопроизводителей и они вытесняют с рынка европейцев. Это происходит не только в России. Все-таки и качество растет. И цена-качество все-таки дает возможность выбирать и нашим автолюбителям то, что они хотят. Ну, будем работать все вместе.

Андрей Клименюк, Новгородская область:

– Вопрос об электросетевом комплексе региона. Линии электропередач, возведенные еще в послевоенные годы., сильно устарели. Процент износа ЛЭП составляет около 70, при малейшем снегопаде без света могут оставаться целые районы, где живут тысячи жителей Новгородской области. В декабре 2021 года несколько районов сидели без света по две-три недели. Губернатор Андрей Никитин обращался к вам с просьбой посодействовать в повышении надежности электросетей. Вы его обращение поддержали. Летом 2022 года было подписано соглашение между правительством региона и компанией «Россети», планировали выделить 6 млрд. рублей и обновить ЛЭП и закупить необходимую технику. Прошло больше года, но ничего не изменилось.

В. Путин:

– «Россети» работают достаточно активно по всей стране. Что конкретно было запланировано, 6 миллиардов, не буду врать, я не знаю. Но узнаю, посмотрю и обязательно переговорю с руководством «Россетей», с губернатором. Постараемся помочь, поддержать реализацию этих планов. Сетевое хозяйство России огромное. Это же европейская часть, сбои были, сейчас у нас серьезная снеговая нагрузка. У них планы существуют такие по регионам, по территориям. Я выясню, и мы с Андреем Никитиным обязательно переговорим на этот счет. Постараюсь помочь, поддержать.

Александр Зарубин (Александр Стоун):

– Я являюсь артистом «Газпром-Медиа Холдинга». Представляю блогосферу. Она очень сильно развивается, набирает сумасшедшие темпы. Разные площадки открываются, закрываются. Что вы думаете о будущем нашей сферы? Что лично я могу сделать, чтобы мы продолжили работать, развиваться, творить? Чтобы наша работа была полностью прозрачная, к нам не было никаких вопросов.

В. Путин:

– Если нет вопросов, о чем разговор? Но это же свободная сфера, она максимально демократизирована. Главное, чтобы государство не мешало. Если государство в чем-то мешает, скажите, постараемся поправить. А если все развивается так, как вы считаете нужным, дай бог здоровья всем, будем и дальше создавать такую атмосферу, такие условия для развития блогосферы. Единственное, чего бы хотелось пожелать. Мы понимаем, что ответственность на людях, которые в этой сфере работают, колоссальная. Именно потому, что контроля такого со стороны государства нет. Но надо исходить из такой корпоративной этики и самоограничений. Вы понимаете, что я имею в виду. Это касается морали, нравственности, безопасности детей. Лучше, когда профессиональное сообщество организуется так же, как в сфере высоких технологий это делают, и так далее. Если есть какие-то пожелания, пожалуйста, вы их сформулируйте, мы постараемся отреагировать.

– Есть ребята, которые добиваются популярности очень быстро. И нет таких людей рядом, которые имеют большой опыт в жизни в целом, в построении бизнеса, которые могут объяснить, как платить налоги, как зарегистрировать ИП. И молодые ребята не чувствуют эту ответственность. Хочется, чтобы нам подсказали, направили. А мы ответственно относились бы к работе.

В. Путин:

– Чтобы было на кого опереться и кто мог бы профессионально и грамотно подсказать. Это очень важно. И вы обратили внимание на то, что должно быть, безусловно, одним из приоритетов даже государства.

– МТРК «Мир». В 2024 году председательство в СНГ переходит к России, и в Бишкеке 13 октября, вы сказали, Россия настроена на активную работу по поддержанию продолжения авторитета Содружества. Но дело в том, что Молдова говорит о том, что, возможно, выйдет из Союза, а премьер-министр Армении Никол Пашинян в последнее время игнорирует все саммиты лидеров СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. Насколько позиция Еревана критична для организации ОДКБ, и как вы в целом оцениваете интеграционные объединения на постсоветском пространстве?

В. Путин:

– Мы строим все свои интеграционные планы (я имею в виду Россию) исключительно на основе добровольности всех участников этого процесса и взаимной выгоды. Между странами ЕврАзЭС устойчиво растет товарооборот. Открытие рынков труда, капитала, рабочей силы, поддержание взаимной кооперации, эффективное использование доставшегося нам еще из советского времени плюса с точки зрения наличия единой инфраструктуры транспортной и т.д., наличие языка межнационального общения. Президент Токаев выступил даже с инициативой создать международную структуру по поддержке русского языка, за что мы ему очень благодарны. Все это создает такие условия, которые повышают нашу конкурентоспособность на мировых рынках и способствуют решению задач не только в сфере экономики, но, как конечный результат, и в социальной сфере, в росте благосостояния граждан.

Если Молдова не хочет быть участником этого процесса, значит, таков выбор молдавского руководства, значит, так и быть. Молдова – одна из самых бедных стран Европы. Совсем недавно она была беднейшей страной Европы, сейчас Украина заняла это почетное место. Но если беднейшая страна Европы, получая у нас, скажем, те же энергоносители по достаточно низким ценам, хочет последовать примеру Германии, которая получает сейчас энергоносители из Соединенных Штатов на 30% дороже, чем раньше из Российской Федерации, ну, пожалуйста, у них есть лишние деньги, пусть делают так. Так же и по другим направлениям. Ну, скажем, рынок сельхозпродукции используется достаточно активно сельхозпроизводителями в Молдове, российский рынок. Не хотят – не надо. Куда они пойдут с этой продукцией? Видите, в Европе, вроде бы в странах-союзниках Украины, дороги перекрывают, не пускают сельхозпродукцию Украины на свою территорию, даже если предполагается, что эта продукция идет транзитом. Закрыли и всё. Там есть собственные интересы, и есть, кому бороться за эти интересы. Куда молдаване пойдут с этой продукцией? В какой-то момент сказали, что они отказываются от нашего газа. На самом деле ничего не отказываются. Как хотят, так пускай и делают. Для нас большой ценности присутствие этой страны в СНГ не имеет, но мы готовы, мы не отказываемся, ни от кого не отпихиваемся. Хотят работать – мы рады, пожалуйста, не хотят – это их выбор.

Что касается Армении, там же непростые процессы происходят, связанные с Карабахом, это же мы все понимаем. Но не мы же отказались от Карабаха, это Армения признала, что Карабах является частью Азербайджана, сделали это инициативно на самом деле. И нас особенно не информировали о том, что готовится к принятию такое решение. Это просто констатация факта. Потому что там есть в этом и плюсы, и минусы. Ну, так произошло. Процессы сложные внутриполитические. Не думаю, что в интересах Армении как-то прекратить свое членство в СНГ, в ЕврАзЭС, ОДКБ. В конечном итоге это все равно выбор государства. Что касается отсутствия премьер-министра Армении на мероприятиях общих, мы знаем, что это связано (ну, во всяком случае, так, как мы знаем) просто с некоторыми процессами в Армении и не связано с желанием или нежеланием продолжать работу в этих интеграционных объединениях. Посмотрим, как будет ситуация развиваться.

Василий Бабинцев, г. Ижевск:

– Уважаемый Владимир Владимирович! Меня зовут Василий, я из Удмуртии. Мы производим одежду для взрослых и детей. Недавно мы стали победителями конкурса «Знай наших» от Агентства стратегических инициатив и получили призы, так нужные нам для продвижения на маркетплейсах, что позволило нам увеличить обороты. У меня есть другой пример от коллег по цеху. Это компания «Сплав», они производят туристическую одежду. И с началом спецоперации они смогли увеличить продажи за счет появления новой категории потребителей – это военные и мобилизованные. У меня вопрос. Можем ли в современных реалиях сформировать такую системную поддержку отечественных брендов и предпринимателей, чтобы их развитие не носило характер только удачного случая?

В. Путин:

– Ну, вы же сказали сейчас, что у вас все получилось. И не только у вас. Вот то мероприятие, которое было проведено Агентством стратегических инициатив, кстати, вместе с ВЭБом, а это же все-таки государственная структура. Но даже и АСИ, хоть и является независимым, а все-таки функционирует и действует при поддержке государства. И то, что они проводили этот конкурс национальных брендов, это все-таки согласовано и поддерживается государством. У нас на нашем рынке внутри страны присутствие наших брендов выросло на 30 с лишним процентов! Но вы правы в том, что этот процесс нельзя останавливать и он должен иметь системный характер. В этой связи, без всякого сомнения, нужно привлечь к этой работе не только федеральные структуры, но и региональные структуры. Я сейчас обращаюсь к руководителям регионов, к своим коллегам – нужно взять это под контроль и всячески способствовать продвижению региональных брендов. Это существенным образом разнообразит наш рынок, сделает его интересным, насыщенным и более привлекательным для потребителей. А у нас в регионах есть чем гордиться. Вот здесь из Мордовии говорили и приглашали на выставку мордовскую на ВДНХ – посмотрите на то, что производится в регионах. Надо это продвигать. Нужно, чтобы в каждом регионе была своя программа работы по поддержке малых и средних предприятий, по поддержке и продвижению наших брендов.

– Все мы сейчас внимательно очень следим за развитием искусственного интеллекта и надо признать, что многие люди очень этого опасаются. Вот Арина Дмитриевна из Волгоградской области спрашивает.

– Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Арина, мне 8 лет, на уроке нам рассказали, что в будущем человека может заменить робот. И вдруг он может заменить меня, маму, папу, бабушек и дедушек? Как вы думаете, стоит ли бояться роботов?

– Владимир Владимирович, у нас есть еще одно видео по этой теме – очень впечатляющее. Предлагаю посмотреть.

Видео из Санкт-Петербурга:

– Владимир Владимирович, здравствуйте. Я студент и учусь в Санкт-Петербургском государственном университете. Хочу спросить, правда ли, что у вас много двойников? И еще. Как вы относитесь к тем опасностям, которые несет в нашу жизнь искусственный интеллект и нейросети? Спасибо.

– Гражданин из Санкт-Петербурга не представился.

В. Путин:

– Да. Вот я смотрю, вы можете быть на меня похожи и говорите моим голосом. Но я подумал и решил, что похожим на себя и говорить моим голосом должен только один человек. И этим человеком буду я. Вот так один из наших деятелей шутил когда-то.

Что касается искусственного интеллекта. Да, это мой первый двойник, кстати сказать. И отвечая на вопрос Арины, Арина, могу тебе сказать одно точно совершенно. Вот это абсолютно, ты можешь запомнить. Бабушку никто не заменит. Это заменить невозможно. Но искусственный интеллект, надо ли его бояться? Предотвратить развитие искусственного интеллекта, в том числе, там сверхинтеллекта, который начинает чувствовать, который различает запахи, у него появляются когнитивные возможности, который сам себя развивает, просто предотвратить это невозможно. Предотвратить развитие невозможно. А значит, нужно возглавить. Во всяком случае, нужно сделать все для того, чтобы мы могли быть одними из лидеров в этом направлении. Но чем это закончится, никто не знает. Таковы реалии. Во всяком случае, сегодня.

Да, можно сейчас говорить о возможных ограничениях, о самоограничениях, можно и нужно говорить о том, что нужно как-то договариваться между лидерами, да, чтобы не создать условий, которые могут привести к каким-то опасностям для человечества. Вот в свое время, когда ядерная энергия превратилась в ядерную бомбу и поняли, что угроза для тех, кто владеет этим оружием, нарастает, тогда начали договариваться. Эта угроза и ущерб становится неприемлемым – начали договариваться. Вот так же будет, наверное, и с искусственным интеллектом. Когда лидеры этого направления развития осознают, что возникают какие-то угроза, тогда, наверное, начнут договариваться. Но до этого реальных каких-то договоренностей достичь вряд ли удастся, но думать над этим, конечно, нужно уже сегодня.

Елена Глушакова, РИА «Новости»:

– Хочу сказать про Белгородскую, Курскую области, которые подвергаются обстрелам, живут в очень непростых условиях. Обстрел – это их ежедневная, обычная жизнь. Достаточно ли делается для того, чтобы поддержать жителей, защитить их права, восстановить их дома? Бизнес там продолжает работать. В Шебекино огромная фабрика, в других районах Белгородской области, которые подвергаются обстрелам. Достаточно ли правительство помогает им? Нужно ли продолжать там работать, развивать там предпринимательство, с учетом того, что пока СВО продолжается?

Оксана Косицина, директор завода в Шебекино:

– В июне многие предприятия в Шебекино подверглись террористической атаке со стороны ВСУ, были значительно разрушены. Хотим привлечь ваше личное внимание к этой проблеме, помочь с восстановлением в виде федеральных грантов, которые позволят сохранить более 3 тысяч рабочих мест, а также восстановить уникальные производства продуктов, которые находятся в санкционном списке, а мы их производим на территории Российской Федерации. А также ввести особую экономическую зону в Шебекино хотя бы ни три-пять лет, чтобы помочь восстановить производство.

В. Путин:

– Отвечу коротко. Думаю, что условия особой экономической зоны в Шебекино, создание там такой зоны надо поддержать. Попрошу правительство внести предложение в самое ближайшее время. Нужно сохранить там рабочие места и обеспечить в ближайшем будущем восстановление экономики, в том числе в этой зоне, о которой вы сказали.

Я прочитал один из вопросов на большом экране. Семья с двумя детьми, ипотека. Она заканчивается, это правда. Семейная ипотека скоро заканчивается, по-моему, она до июля следующего года действует. Правительство думает над тем, чтобы ее продлить. Мы должны исходить из реальной возможности федерального бюджета. Но я думаю, что лучше думать в направления продления этой семейной ипотеки. Там и первичный взнос минимальный – 20%, и 6% годовых. А вот если трое детей, то и субсидия еще положена 450 тысяч. Поэтому надо этим обязательно нужно подумать. Обязательно поручу правительству подготовить и внести предложения по этим вопросам.

Сербская Республика, Даринка Петрович:

– Вы говорили, насколько серьезная ситуация в целом в мире. Возникают конфликты от Украины до Ближнего Востока. Все это, конечно же, влияет и на Балканы, усложняет и так очень сложную и серьезную ситуацию, особенно в Боснии и Герцеговине и в Республике Сербской. Вы знаете, какая сейчас политическая ситуация в Боснии. Она является де-факто западным протекторатом. У нас работает нелегитимный аппарат высокого представителя, сербов обвиняют, что они поддерживают Россию, за то, что у нас хорошие, братские, дружественные отношения. Наших граждан и руководство Республики Сербской обвиняют за расширение «злокачественного русского влияния», как они это называют. У нас нет ни одного российского СМИ и негосударственных организаций. С другой стороны, идет наводнение западных СМИ и разных организаций. Как вы видите будущее Республики Сербской и целого региона? Самые большие войны всегда начинались на Балканах.

В. Путин:

– Нам, действительно, известна ситуация в Республике Сербской, в Боснии и Герцеговине. Оценки этой ситуации наши с вашим политическим руководством полностью совпадают. Что касается российских СМИ, да, действительно, жалко, что их там нет. Не знаю, RT у вас там принимается? Не принимается. Надо подумать над этим. Я попрошу коллег, Олега Борисовича из ВГТРК посмотреть, что можно сделать в этом направлении.

Что касается будущего. Свое будущее должны определять люди, которые проживают на этой территории. И какие бы решения из прошлого, из сегодняшнего ни навязывались тем, кто проживает на той или другой территории, в конечном итоге все-таки, если мы хотим жить в сбалансированном мире, учитывающем интересы всех людей, прежде всего проживающих на той или иной территории, должны учитываться настроения и планы, чаяния этих людей. Мы свою политику в отношении этого региона и в отношении Боснии и Герцеговины, Республики Сербской будем строить именно на этих принципах.

– Евгений Мурылев, «Луганск-24». Скажу честно, мы приехали без вопроса, потому что у нас вопроса нет. На сегодняшний день, я считаю, Луганской Народной Республике жаловаться точно не на что и не на кого. Мы просто приехали сказать вам огромное спасибо, лично вам, за то, что сегодня Донбасс в составе Российской Федерации. Огромное спасибо правительству за ту работу, которую оно сегодня делает, интеграция, интеграционные процессы проходят максимально безболезненно. И отдельное спасибо всем регионам-шефам. Они проделали огромную работу, и сегодня днем и ночью они трудятся. Наши дети наконец-то начали выходить на детские площадки, новые, современные детские сады, школы. Спасибо вам, низкий поклон, мое рукопожатие вам от всего Донбасса. Вопрос, собственно, маленький, один. Когда в гости?

В. Путин:

– Спасибо большое. С удовольствием приеду. Я был, но, правда, был так, незаметно, тем не менее, по Луганску проехал, посмотрел. Еще раз хочу повторить то, о чем уже сказал, говорил. Вы знаете, все выглядит довольно скромно, ну, не так, как в Москве, Москва – один из лучших мегаполисов мира, это безусловно, сегодня стал таким. У вас все скромно, но все так убрано, чисто, аккуратно. Это говорит об уровне общей культуры людей, которые там живут и работают. Ну, а о характере тех, кто на Донбассе, в том числе в Луганской Народной Республике проживает, и говорить не надо, столько лет боролись, не сдавались и побеждают, и, уверен, победа будет за нами общая. Так что я в ваш адрес и в адрес тех, кто проживает на Донбассе, хочу направить слова благодарности и пожелать всяческих успехов.

– Меня зовут Микаэль Минасян, я волонтер из Донецкой Народной Республики. Мы уже на протяжении 9 лет в Донбассе всегда помогаем своему региону, с самого начала боевых действий. У меня погибли мои друзья-волонтеры во время выполнения гуманитарной миссии. Я также получил ранение и видел смерть своими глазами. Владимир Владимирович, мы каждый день являемся на грани жизни и смерти, выполняя гуманитарную миссию. К нам приезжают ребята-волонтеры из других регионов, и когда они приезжают, они получают определенную страховку, и если они погибают или получают ранение, их родственники получают, в том числе, материальную компенсацию. Таких страховок для жителей ЛНР и ДНР сейчас не существует. То есть мы, находясь у себя дома, рискуем точно так же, как и ребята из других регионов, и поэтому огромная просьба, если это возможно, уравнять всех волонтеров нашей большой России в своих правах.

В. Путин:

– Полностью согласен. Я уже примерно на такую тему высказывался. Все должны быть поставлены в равные права. Какая разница нам, где этот человек живет? Это вне зависимости даже от того, был ли на момент получения травмы человек гражданином России или нет. А в вашем случае тем более, особенно это касается волонтеров, которые по зову сердца помогают нашим ребятам и гражданским лицам на этих территориях, рискуют собой, своим здоровьем и жизнью. Конечно, это должно быть сделано. Обязательно будем к этому стремиться. И обязательно я добьюсь того, чтобы все это было соответствующим образом отрегулировано.

– Спасибо большое.

В. Путин:

– Вам спасибо большое.

Здесь прочитал на экране большом. «Когда будут ликвидированы микрофинансовые организации?» А надо их ликвидировать? Да, там, наверное, проблем много, но они в своей нише работают и многим людям помогают. Другое дело, что если они злоупотребляют доверием людей или еще что-то делают такое, что не должны были бы делать, приводить их в чувство нужно, вот это правда. Но я еще раз обращу на это внимание. Уже много раз говорил с соответствующими нашими финансовыми властями о том, как работают эти микрофинансовые организации. Посмотрим еще раз.

– Уважаемый Владимир Владимирович, к вам обращается руководитель предприятия АПК «Сокол» Дмитрий Иванович Панин, донской казак, Волгоградская область, хутор Серебрянский. В течение нескольких лет мы возрождаем ферму крупного рогатого скота, мясо-молочное направление. В принципе у нас все идет нормально. Предполагаю, что такие фермы на 100-200 голов являются самыми оптимальными для развития мясо-молочной промышленности для будущего. В связи с этим такой вопрос. Планируются ли какие-нибудь новые программы Министерства сельского хозяйства по поддержке подобных предприятий.

И второй вопрос. Мы возим молоко по бездорожью страшно тяжело, тракторами. Возможно, я доживу до того счастья, что нам все-таки построят много лет обещанную дорогу?

И последнее. Хотел бы передать привет нашим землякам, нашим воинам-станичникам. Ждем их с победой, все наше воинство. Слава России?

– И еще сельчане интересуются, можно ли сказать, что продовольственная безопасность по основным видам продукции в стране обеспечена?

В. Путин:

– Сначала вопрос, который Евгений Александрович задает. Во-первых, у Минсельхоза много программ по поддержке сельского хозяйства, и большие деньги государство выделяет. Но, конечно, без активного такого, с полной отдачей труда селян ничего бы не было. А результаты в целом хорошие. Что касается небольших фермерских хозяйств. Из всего объема помощи, которая выделяется государством на поддержку сельхозотрасли, 40% идет на поддержку фермерства. Правда, и фермеры всё больше и больше… Сейчас не соврать бы, но, по-моему, процентов 15 они обеспечивают в общем объеме сельхозпродукции на внутреннем рынке. Это много.

И второе. Их продукция разнообразит наш внутренний рынок сельхозпродукции, и это очень хорошо. Хочу обратиться ко всем тем, кто работает на селе, и в крупных предприятиях, и в подсобных хозяйствах, фермером. Хочу вас поблагодарить за результаты работы этого года. У нас опять один из рекордных урожаев – 150 с лишним миллионов тонн зерна. Правда, это общее количество, в очищенном виде это будет где-то 146 с лишним миллионов тонн. Это вместе с так называемыми новыми территориями, на которых произведено где-то 5-6 млн. тонн. Результат очень хороший. Я здесь вспоминал руководство Минсельхоза в связи с отсутствием необходимого количества яйца куриного и мяса птицы, и есть, за что покритиковать, но в целом результаты работы сельскохозяйственной отрасли, которая, разумеется, опять с большим плюсом сработала в этом году, соответственно, усилия Министерства сельского хозяйства, они заслуживают одобрения и хорошей оценки.

Поэтому конкретно вот этим животноводческим небольшим предприятиям помощь оказывается. Поэтому, если чего-то не хватает, мы можем еще поговорить на эту тему, я попрошу даже руководство Министерства сельского хозяйства связаться с этим конкретным предприятием и поговорить. Там же есть различные варианты поддержки подобных хозяйств. Нужно ли что-то еще дополнительное придумать? Нужно просто воспользоваться тем, что имеется. Но, повторяю, и хочу, чтобы Евгений Александрович тоже знал, что мы будем эту работу продолжать. Руководство министерства тоже с вами свяжется и поговорит на эту тему.

По поводу обеспечения продовольственной безопасности можно с уверенностью сказать, что продовольственная безопасность России обеспечена. Есть проблемы, которые касаются семян, прежде всего, причем, самых разных культур – здесь есть над чем работать. Есть задачи в области селекции, у нас программа есть, по-моему, она до 2030 года по семенам, и она реализуется, осуществляется, и выделяются необходимые финансовые ресурсы для этого. Вот это проблема, которую мы должны решить. И она решается. Но мы ее решим окончательно.

– Владимир Владимирович, следующий год в нашей стране Год семьи – совершенно прекрасный повод еще раз вспомнить о наших родных, близких. Вы как-то сказали, что нет ничего лучше, чем семья, где растет много детей. Я в этом году сама стала мамой, моей дочке сегодня ровно полгода.

В. Путин:

– Поздравляю

– Вообще тема детей она очень тонкая, деликатная, но так случается, что, когда женщина узнает о своей беременности, бывает, что по каким-то веским причинам она принимает решение ее прервать. Тема абортов в нашей стране сейчас очень горячая, она волнует наших граждан. Вот буквально несколько сообщений. «Просим остановить вакханалию с абортами! Запрет в частных клиниках приведет к увеличению нагрузки на государственные больницы, которые и так ввиду реформы здравоохранения беспощадно сокращают». «Запрет абортов – это прямой путь к подпольной деятельности врачей и увеличению смертности среди женщин. Это же глупо!». Какова ваша позиция?

В. Путин:

– А запрет разве есть?

– Пока нет. Но, возможно, уменьшение количества в частных клиниках?

В. Путин:

– А почему говорят о какой-то вакханалии и запрете? Их же нет. Вот что касается всяких запретов, то я в этой связи сейчас вспомнил о запретах в сфере антиалкогольной компании. Мы помним, к чему это привело. Это привело к употреблению суррогатов, к увеличению самогоноварения и к увеличению жертв от этих отравлений этими суррогатами. И здесь в этой области, о которой вы сейчас упомянули и о которой мы сейчас говорим, тоже нужно действовать очень аккуратно. Разумеется, мне известна позиция церкви, а другой позиции у церкви быть не может, потому что церковь борется за жизнь каждого человека. У нее есть свое отношение к вопросам абортов – это понятно. В то же время вот я сейчас упомянул про печальные результаты антиалкогольной кампании и мы должны это иметь в виду. Но государство заинтересовано в том, чтобы эта демографическая проблема решалась бы, если бы женщины принимали, после того, как узнают о своей беременности, принимали бы решение в пользу сохранения жизни ребенка. Это очевидная вещь. Но, повторяю – права и свободы женщин у нас тоже должны соблюдаться. Вот как решать эту проблему? Решение проблемы, прежде всего, лежит как минимум в двух областях. Первое – это обращение к нашим традиционным ценностям, одной из которых является, безусловно, большая семья. Это воспитание в том смысле, что ребенок это дар Божий. Всех. И женщин, и мужчин. И это, конечно, лежит в сфере материального благосостояния. Вот мы говорили о первичном звене здравоохранения, но, кроме этого, нужно, безусловно, обратить внимание на женские консультации. Надо приводить там все в порядок, там есть над чем работать. Надо думать о том, как и какими темпами приводить в порядок родильные отделения региональных больниц и поликлиник. И третье. Нужно думать на тему о том, как и дальше работать по поддержке семей с детьми. Это и ипотека, и субсидии, и дальнейшее совершенствование всего инструментария, который наработан государством за последние годы с точки зрения поддержки семей с детьми.

Павел Зайцев, Общественное телевидение, Приморье:

– Здравствуйте, Владимир Владимирович. Поворот на восток – это такая глобальная стратегия, о которой больше дискутировали, а сейчас она планомерно и поступательно реализуется, особенно в экономическом плане. И вы уже коснулись многих вопросов, многих сфер. Это и железнодорожный транспорт, и авиатранспорт, и автопром, и т.д. Но вот один из главных показателей – это поставки российского природного газа в дружественные страны Азии. Вы упомянули о газификации – это тоже очень важный момент, в том числе, для Дальнего Востока. Насколько перспективен этот рынок азиатский для нашей страны, какие преференции, может быть, для Дальнего Востока он влечет? И вместе с тем, резонный вопрос возникает у многих россиян – почему при огромнейшем давлении санкционном на Россию в нынешней геополитической ситуации один из важнейших наших ресурсов, природный газ, до сих пор поставляется на запад? Вы упомянули Молдову, в том числе, и через Украину, в Европу. Не проще было бы развернуться на дружественных партнеров и уделить внимание газификации регионов?

В. Путин:

– Да, во-первых, мы газификацией занимаемся, я уже говорил об этом. И еще раз повторю – 450 тысяч домохозяйств подключены к газовым сетям. Миллион получили техническую возможность это сделать. И мы будем продолжать эту работу.

Почему мы поставляем в Европу. Газпром надежный партнер, у него есть контрактные обязательства, он всегда исполнял эти контрактные обязательства, и сейчас исполняет. То, что Европа недополучает газ – это их проблемы. Как ни странно, они пытались на нас это свалить, что мы чего-то не продаем – это полная чушь, потому что не мы закрыли газопровод Ямал-Европа – это сделала Польша. Не мы закрыли вторую ветку газопровода через территорию Украины – это сделала Украина. И не мы взорвали Северный поток-1 и частично Северный поток-2. Это сделали, скорее всего, американцы, или с их подачи кто-то сделал. И не мы не открываем Северный поток-1, потому что частично, наполовину, хотя бы одна труба там работает – это Германия не делает. Ну, не делает, не хочет – на надо. У них там взлет цен, закрываются целые отрасли промышленности – стекольная, химическая, металлургическая страдает. Соответственно, все, что с этим связано. Реальные проблемы. Скорее всего, немецкая экономика в минус уйдет, в небольшой, но в минус. Но это их решение, а не наше. А Газпром выполняет все свои обязательства. В том числе, и по транзиту через территорию Украины. Да, но мы и деньги получаем. Конечно, Украина получает за транзит, как бы мы на Украину как будто и не поставляем, а на самом деле они потребляют наш газ, кстати говоря. Знаете, как там устроена газовая сеть на Украине, еще с советских времен? Вот есть вход, как бы магистральный газопровод, тот, который идет в Европу, а на самом деле, как только газ наш вошел на территорию Украины, он сразу расходится по всей территории страны. А то, что Украина накопила за летний период в ПХГ на западной границе своей, то поступает туда, как будто это идет напрямую из Газпрома, как будто. И таким образом выполняются обязательства перед потребителями.

Прежде всего, сегодня это Южная Европа. Зачем нам Венгрию наказывать или Словакию? У нас нет такой цели. Да и деньги они исправно платят. Причем деньги приличные. Поэтому мы никогда ничего не делали по политическим мотивам и делать не собираемся.

Что касается поворота на восток. Он произошел, я уже много раз говорил, не в связи с тем, что у нас обострилась ситуация на украинском направлении. Нет, мы давно начали это делать. Газопровод «Сила Сибири» построен не в связи с Украиной, он раньше начал строиться. Почему? А потому что мы видим тенденции развития мировой экономики. создаются новые центры экономического роста. Там потребитель основной возникает. Мы туда и направляем, где покупают, и нефть, и газ, и уголь. И дай бог здоровья всем этим экономикам, которые потребляют наш энергоноситель и нам за это деньги платят. Мы думаем над дальнейшим расширением и поставок в Китай, думаем над другими странами, как возможными потребителями.

Кстати сказать, Япония не отказывается, берет. Пожалуйста, ради бога, пускай дальше это делает, мы не против. У нас в Арктике компания «НОВАТЭК» имеет отношения и с некоторыми европейскими партнерами до сих пор, и с азиатскими. Китай там присутствует, тоже активно работает. И намерен работать дальше. Мы это приветствуем. Так что в этом отношении у нас ситуация стабильная, основана не на конъюнктуре политической сегодняшнего дня, а на основательном интересе России с ориентацией на растущие экономические мировые центры.

– Тема трудовой миграции. Сейчас в крупных мегаполисах прошли сильнейшие снегопады. Многие благодарны мигрантам, которые помогли расчистить. Но есть и озабоченность последствиями такой миграции. Некоторые регионы даже вводят ограничения на работу мигрантов. Что вы думаете об этой проблеме?

В. Путин:

– Это непростая проблема. Она характерна для очень многих стран мира, для нас тоже. У нас, по разным подсчетам, свыше 10 млн. трудовых мигрантов. Рынок труда, я уже говорил, 2,9% безработица, ее нет почти, а потребности в рынке труда есть. Но это не значит, что мы здесь любой ценой должны и в ущерб коренному населению России решать экономические проблемы и закрывать проблемы рынка труда. Привлекать нужно, но, конечно, мы, прежде всего, заинтересованы в квалифицированной рабочей силы. Без рабочей силы более низкой квалификации тоже вроде как не обойтись. Но нужно вместе с нашими партнерами из стран, откуда эти мигранты к нам приезжают, начинать работу заранее. Наши друзья из этих стран только за. Открываются русские школы с русским языком, открываются филиалы наших вузов, университетов. Мы это приветствуем и всячески будем это делать. Они нуждаются и просят нас о том, чтобы мы прислали своих учителей, расширяли эти программы, учебники к ним присылали. Это надо заранее готовить.

Нужно, чтобы все мигранты без всяких сомнений уважали наши законы и традиции народов Российской Федерации. А соответствующие органы власти следили бы за этим соблюдением. И своевременно бы реагировали на нарушения. Нужно создавать нормальные человеческие условия для этих мигрантов. Здесь я видел на экранах вопрос: сколько мы будем тратить денег на решение социальных вопросов членов семей мигрантов? Да, конечно, я понимаю чувствительность этого вопроса. Но разве будет лучше, если мы бросим этих людей, этих детей, жен мигрантов? Во что это превратится? Нам же лучше влиять на них. Да, и здесь не все так просто. Не черное и не белое.

В некоторых школах у нас там детей мигрантов больше становится, чем местных граждан. Заранее надо решать эти вопросы, надо их готовить, надо с ними работать, а не делать вид, что проблемы возникают только прямо сейчас. И, наверное, нужен специальный орган, не только МВД, которое занимается техническими правовыми вопросами. нужен специальный орган, который был смотрел на эту проблему в комплексе и своевременно находил решения по каждому аспекту этой проблемы. Это большая работа. Но, без всяких сомнений, мы должны руководствоваться, прежде всего, я хочу обратить на это внимание представителей всех направлений и уровней власти, прежде всего, надо руководствоваться интересами местного населения – граждан Российской Федерации.

– Мы с Екатериной обратили внимание, очень много было посланий, очень много было просьб к вам от граждан разных европейских стран, граждан США выдать им российское гражданство.

– Италия, Швеция, Германия, самые разные страны. Знаете, истории, которые описывают люди, которые к нам обратились на Прямую линию, совершенно дикие. Например, в Швеции семью просто выселили из собственного дома, когда началась СВО. Люди хотят вернуться в Россию и жить здесь постоянно.

В. Путин:

– У нас есть определенные правила, есть правовое регулирование, которое решает вопросы получения российского гражданства. Мы будем это только приветствовать. Всех законопослушных граждан других стран, которые хотят переехать в Россию, жить здесь, работать, связать с нашей страной свою судьбу, судьбу своих детей. Может быть, нет такого массового потока, как количество мигрантов, которые направляются в страны Западной Европы, скажем, из Африки и Ближнего Востока либо в США из Латинской Америки, там из-за этого меняется (и скоро поменяется) этнический состав, соотношение этнических групп в тех же Штатах неизбежно будет меняться, и увеличение латиноамериканского населения неизбежно. Мы должны за этим внимательно следить, но та категория, о которой вы говорите, люди, которые сознательно, и даже не в силу экономических причин к нам стараются переехать, мы будем только приветствовать, но в соответствии с нашими законами будем действовать.

– Владимир Владимирович, может быть, блиц.

В. Путин:

– Ну, давайте.

– Кем вы мечтали быть в детстве?

В. Путин:

– Ну, я говорил об этом. Каждый человек в разные периоды своей жизни по-разному относится к ценностям, которые его окружают. Я хотел быть и летчиком, и… Но в старших классах я хотел быть разведчиком. И я, как вы знаете, стал им.

– Тогда совсем новогодний вопрос. Что вы больше любите – селедку под шубой или оливье?

В. Путин:

– Смотря что закусывать.

– А самый запоминающийся подарок от Деда Мороза?

В. Путин:

– Вы знаете, самый запоминающийся подарок… Я думаю, что очень многие и в этом зале, и те, кто нас слушает, видит, согласятся. Самый большой подарок – это дети и дети наших детей. Это подарок от Всевышнего.

Да, кстати говоря, насчет подарков. Больше всего, наверное, нас радуют даже не те подарки, которые дарят нам, а те подарки, которые дарим мы. Потому что мы смотрим на себя в зеркало и говорим: ай, какой я молодец. Я уверен, особенно для мужской части аудитории страны, это точно совершенно, больше удовольствия приносит сам процесс дарения кому-то, чем получения от кого-то, хотя и то и другое приятно.

– Какой бы совет вы дали молодежи?

В. Путин:

– У нас же есть народные мудрости, и их очень много. Одна из них – береги честь смолоду. Вы знаете, в самом широком смысле этого слова. Надо заранее думать. Сегодня надо думать о том, что будет завтра. Но вот еще что я к этому присовокупил бы. Надо ставить перед собой всегда амбициозные цели и задачи, ставить перед собой такие задачи и такие цели, которые кажутся, может быть, недостижимыми. Но если человек ставит перед собой такие цели, он всегда будет бороться, идти к ним и точно будет добиваться успеха.

– Владимир Владимирович, а что читаете?

– Вот сейчас еще перечитаю Уголовный кодекс, потому что некоторые считают, что наказание у нас слишком суровое за определенные незначительные, как ваши коллеги думают, правонарушения. У меня мало времени на чтение. У меня на тумбочке, так скажем, в спальне лежит томик Лермонтова. Он гениальный молодой человек был. Мне очень интересно, как такие гениальные люди того времени мыслили, какие были ценности, как это соотносится с сегодняшним днем. Ну, и вообще, он гениальный человек, я с удовольствием читаю.

– Уже больше четырех часов идет общение с журналистами… может быть, уже подведем итог?

Е. Елистратова, г. Улан-Удэ

– Как вы знаете, в Бурятии есть уникальный центр восточной медицины – это единственный центр в нашей стране, где лечат традиционными и даже нетрадиционными методами диагностики. Сейчас там изготавливаются лекарственные препараты, а так же оказывают огромную помощь участникам СВО в реабилитации. И очень хочется, чтобы произошло расширение мощностей. Потому что спрос большой, хочется, чтобы бойцы получали лечение в достаточном количестве. Там реально людей ставят на ноги. Поэтому просим поддержать создание нового корпуса Центра восточной медицины и придать центру статуса научно-исследовательского института.

В. Путин:

– Хорошо. Мне только нужно побольше конкретики. Какой конкретно, где этот центр.

Югра:

– Владимир Владимирович, по итогам августовского совещания с членами правительства вы поручили рассмотреть создание железнодорожной магистрали, которая свяжет Югру с Сибирью, Якутией и Китаем. По вашим оценкам, насколько это реалистичный проект и когда югорчанам ждать его реализации?

В. Путин:

– Он нужен, этот проект. Правительство и РАО РЖД рассматривает возможные варианты. Всегда это связано с инвестпрограммой РАД РЖД. Сейчас, конечно, наиболее значимым является развитие восточного полигона, все усилия туда сосредотачиваются. Но это направление тоже так или иначе имеет отношение к решение магистральных задач. Я не буду врать, я просто у Белозерова поинтересуюсь, и у Белоусова, который по линии правительства курирует все эти направления, мы вернемся к этому и посмотрим еще раз.

Елена Беляева, ГТРК «Иртыш»:

– Вот сегодня уже говорили про поворот на восток, там сейчас у нас определенный экономический интерес, и Омская область как раз находится на пересечении крупных транспортных путей. Как вы знаете, у нас и Транссибирская магистраль, и Иртыш судоходный, и трасса федеральная, которая связывает восток и запад страны. И грузопоток основной идет Европа-Казахстан- Средняя Азия через Омскую область. Но есть такая проблема. Довольно протяженный отрезок очень востребованной трассы Тюмень-Новосибирск – это двухполосная дорога. Очень аварийная… Планируется ли расширение этой трассы? И нам нужен большой современный аэропорт международного класса. Можем ли мы рассчитывать на федеральную поддержку?

В. Путин:

– В начале нашей беседы мы говорили о трассе на Казань, а потом, кстати говоря, на Тюмень, Новосибирск. Мы кольцо хотим там сделать. Вот на это средства есть, они выделены и мы будем… они реализуются, эти планы. Конкретно этот участок надо посмотреть… Нам же нужно реализовывать то, что уже у нас в планах, на то, на что заточены строители, уже выверены трассы и т.д. Я скажу обязательно и министерству транспорта, и курирующему вице-премьеру, подумаем над этим.

– Друзья, и заключительный вопрос. Давайте, Андрей Колесников, который завершит эту часть пресс-конференции.

А. Колесников:

– Владимир Владимирович, вы сами говорили, что мир никогда уже не будет прежним. Скажите, что бы вы, если бы у вас была такая возможность, сказали бы Владимиру Путину образца 2000 года, какой бы вы дали совет, от чего бы предостерегли? Жалеете ли вы о чем-то?

В. Путин:

– Что бы сказал? Я бы сказал – верной дорогой идете, товарищ! От чего бы предупредил? От наивности и избыточной доверчивости в отношении наших так называемых партнеров. По поводу советов, напутствий. Надо верить в великий русский, российский народ! В этой вере залог успеха в возрождении, в становлении и развитии России. Спасибо!

Пожалуйста, не сердитесь, если не на все вопросы ответил. Но, действительно, надо же и честь знать. Спасибо. Всего хорошего!