Андрей Фурсов: Что нам готовят новые хозяева мира

Аналитика

Предсмертный рёв уходящего класса

Есть такой закон Эшби-Шеннона-Винера. Он звучит так: «Управляющая система должна быть разнообразней, сложней и мощней, чем управляемая». Смотрите, что происходило в последние 50 лет на Западе. Общество становилось сложнее, чем элита. Почему общество? Не потому, что сложное само по себе. Умирал старый слой, и возникает что-то новое. И это новое и старое переплетается, и создают очень сложную ситуацию. А в это же время элита деградирует. У Платона в одном из диалогов есть такой образ: Бог крутит круг, и в этом круге люди бегут, колесницы. Потом Бог решает: «А крутану-ка я в другую сторону». Начинает крутить в другую. А люди-то ещё движутся туда, и это создаёт коллизию.

Вот в конце XIX – начале XX веков управляющая подсистема мировой верхушки явно оказалась менее разнообразной. И менее сложной, чем мировое общество. И поэтому разрушение образования, науки имеет под собой не только те корни, что это становится новыми решающими факторами производства. А мировая верхушка, не будучи способной стать сложнее, пошла по пути максимального упрощения и убирания разнообразия.

Топологическое пространство человечества всё более становится эпикуровым пространством гедонистически выдрессированных индивидов.

И единственный сейчас для них путь – оседлать эволюцию с помощью контроля генома человека. Был такой замечательный зоолог Беляев, который выводил домашних лис, которые лояльно относятся к человеку. Три поколения! Но это работает не только на лисах. Это общебиологический признак. У меня нет прямых доказательств, но по всем косвенным, есть впечатление, что эти ребята сейчас попытаются вырастить того, что называется «служебный человек», то есть фактически создать квази-кастовую систему. Перевести социальную эволюцию в социобиологическую. Это для них шанс. Я – не биолог, я отталкиваюсь от того, что читал работы. Учеловека есть самая древняя часть человеческого мозга – рептильная. Контроль над пространством, иерархия, социальное управление. Лимбический мозг – это удовольствие от познания нового и красивого. И неокортекс – непонятно, чем занимается! Но ясно совершенно, что у разных людей это в разной степени присутствует. Но вот я наблюдаю многих людей, и у нас в стране, и за пределами, у которых работает рептильный мозг. И я в книге «Колокола истории» в 96-м году назвал их «гомозаврами», «человеко-ящерами». К рептилоидам отношения это не имеет. Это имеет отношение к людям, для которых главное – доминанта – место в иерархии, подчинение, деньги.

Чем это всё закончится? К чему мы придём в итоге, к 2050, 2070 году? Если не случится глобальной катастрофы. Естественно, в истории не бывает повторений, но в убыстрённом варианте сейчас прокручивается финал Римской империи. Это деградация элиты.

И меня иногда спрашивают: «А вот как появляются новые элиты?» Новые элиты появляются с кровью, когда кризис доходит до упора. Тогда появляются новые хищники, которые для того, чтобы взобраться на пирамиду, должны отождествлять себя с большей частью общества. Иначе ничего не получится. Обратите внимание, династии Меровингов и Каролингов во Франкском государстве пришли из района Австразии, это нынешняя Бельгия и территории рядом. Это был самый бедный и самый отсталый район Франкского государства. Почему оттуда пришли элиты? Там разрыв между массами и элитами был минимальный, и массы поддерживали своих, сначала длинноволосых королей, а потом мажордомов. Так вот, в современном мире последними упадут те организованности, в которых верхушки будут тесно связаны с массами.

Маркс и Энгельс очень хорошо написали, что во время революций класс, который совершает революцию должен на короткий момент представлять интересы общества в целом против старого класса. Это условие прихода к власти нового класса. Пока его не видно, потому что все эти Цукерберги созданы спецслужбами. Но они сейчас создали собственную базу. И я думаю, что дальше мы увидим серьёзные компромиссы между этими группами.

Почему они так ненавидят Трампа? Трамп поломал им всё. Был 16-летний план изменения Америки. 8 лет – Обама, и 8 лет – Клинтон. И вдруг после Обамы приходит Трамп, который столько успел наделать! Ясно, что он свою программу не выполнил. Не мог выполнить. Я не вкладываю негативный смысл в этот термин, который сейчас использую. Он – реакционер. Потому что он хочет спасти ту Америку, которая уже почти умерла. Это Америка, которую предали вот эти самые бэби-бумеры, которые бесновались в 68-м году. И Трамп хотел спасти то, что спасти уже нельзя.

Трамп – это предсмертный рёв уходящего класса, который вырвет зубы у новых хозяев. И они будут помягче… Помните, в фильме «Операция Ы» Федю, которого перевоспитывал Шурик. Он сформулировал принцип брежневского времени: «Студент, сейчас время такое, к людям надо «помягше», а на вопросы смотреть «поширше». Вот чтобы заставить новых людоедов «помягше» и «поширше», им нужно часть зубов вырвать.

«Противопоставлять ИИ человеку – это то же самое, что противопоставлять самолёт пилоту». Вот ИИ пока что это орудие. И искусственным интеллектом всегда будет управлять человек. Другое дело, что неожрецы вот этого ИИ могут спрятаться за ним и сказать: «Так это не мы! Это ИИ!» Кстати, в старом романе Лема «Эдем» эта вариация прокручена. А в «Сумме технологий» он описал её уже философским языком. Да, за ИИ могут спрятаться. И вот смотрите, какая вещь, все вот эти технологические новинки, на них прежде всего ловится белое ядро Запада. И, в конце концов, получится… Такое было упрощённое представление: варвары поглотили Рим. А ведь Рим сам варваризировался. Варвары, кстати, пришли в Рим, чтобы жить как в Риме. Рим сгнил изнутри. Но и с современным пост-Западом происходит то же самое. Как-то мы с сыном сидели во Флоренции, около Уффици, я смотрел на итальянцев… И мне как-то пришло в голову, что нынешние итальянцы к тому, что было сделано в XV-XVI веках – имеют такое же отношение как арабы к пирамидам. То есть – никакого. Или, скажем, как нынешнее население Москвы к метрополитену. Это тоже – метрополитен строили другие совсем люди. И я не уверен, что сегодняшние люди построили бы такой метрополитен.

Долгосрочная тенденция развития (последние 100 лет) показывает, что производительность труда в индустриальной капиталистической системе будет снижаться. Я думаю, что возникающая мировая экономика, если не будет глобальной катастрофы, будет в несколько слоёв. Наш замечательный экономист Ярёменко, один из тех людей, которыми Россия будет отчитываться за вторую половину ХХ века, говорил, что экономика будущего может быть социализмом для богатых и капитализмом для бедных.

То есть верх – это то, что сейчас называется эксизм. Следующий уровень – это финансы, банки. Потом это развитое индустриальное, неразвитое индустриальное и, наконец, всё остальное. Кстати, этого «всего остального» довольно много. Так вот, 63-й год на обложке журнала «Техника – молодёжи» – плавучий город на 50 тысяч человек. Это, кстати, решает для элиты ещё один вопрос – налоги платить не надо. Они выходят за пределы юрисдикции.

Посткапитализм – это не новый феодализм. Феодализм – это приходит человек и говорит: «На ранней стадии твоё тело принадлежит мне, но не как раб. А на поздней – твоя земля принадлежит мне». То есть отчуждаются внешний по отношению к тебе факторы. Вот эта новая система, когда отчуждаются духовные факторы, здесь отчуждается человек как социальное существо. Его загоняют в определённые рамки. Он становится Homo Nexus – сетевой человек. То есть, это отчуждение человека целиком, а не его тела…

Это дегуманизация. И сюда очень хорошо ложатся трансгуманизм, экологизм, вспомним знаменитый Фонд дикой природы (WWF), которым командовал муж Елизаветы II. Кстати, это это задокументировано: он несколько раз говорил, что если ему суждено в другой жизни вернуться на Землю, то он хотел бы вернуться вируcoм, чтобы сократить население планеты. Действительно население планеты в индустриальную эпоху резко увеличилось, по логике капиталистической системы. Но поскольку возникает посткапиталистическая система с наукоёмким производством, это население с их точки зрения куда-то должно уйти.

Источник