Андрей Фурсов: Будущее только для избранных?

Смертельная ловушка для мировой элиты

Дубай – это одна из точек мирового роста, которая связана в значительной степени не только со всем арабским миром, с точками роста в арабском мире, а главным образом с западом. Арабские шейхи – это часть западного истеблишмента. Такая же зона может появиться в Юго-Восточной Азии, то есть появится целый ряд таких технополисов, который будет специализироваться на обслуживании богатых и очень богатых людей и тем самым решать задачу своей безопасности по отношению к остальному населению этой страны, например, того же Таиланда.

Если ты в какой-то зоне гарантируешь высокий уровень обслуживания богатым и сверхбогатым, значит эта зона будет защищена надёжно от всех остальных, то есть таким образом верхушка решает свою задачу с помощью другой верхушки. Другое дело, как говорили древние, «dat nihil fortuna mancipio» — судьба ничего не дает навечно, судьба Римской империи как раз об этом свидетельствует. Если перебросить нашу ситуацию (помня, что все исторические аналогии поверхностные) на Римскую империю, то Римская империя тоже была в самом конце. Тоже была попытка создания таких технополисов, замков. Римляне перешли от городов к таким укрепленным виллам после кризиса третьего века. Строили такие же укрепленные зоны, которые всё равно потом были сметенны варварами.

Кстати, если мы посмотрим на тот же Дубай, там выстроены такие огромные здания, например, здание-парус, причем все здания строятся по одному и тому же принципу: треть здания внизу — это гостиницы, треть – офисы и треть – это квартиры очень богатых людей. Там приземляется вертолет. Он тебя отвозит в другой такой же небоскрёб, то есть ты можешь вообще не мешаться с толпой простолюдинов, ты не вступаешь в контакт.

Я думаю, что Жак Аттали под мировым правительством имеет в виду не некую систему, которая охватывает весь мир, а руководящие кадры, которые будут управлять 5-10 процентами мирового населения, организованного в развитые анклавы. Остальные будут выкинуты в то положение, в котором находится сейчас Афганистан, Сомали, Колумбия, Конго. То есть, то, что можно, мы контролируем. И есть некая зона. И между нами и этой зоной есть буфер. Например, до событий на Ближнем Востоке роль этого буфера выполняли Тунис, Алжир, Ливия, Египет. (Они объективно блокировали приток беженцев в Европу. Теперь этот буфер ушел).

Уверен, что строительство таких башен в современном мире, таких технополисов, будь то Америка, Силиконовая долина или ещё что-то это один из показателей ухода этого мира. Мир этот не может уже охватить всю планету. Есть точки роста, как в монастырях в поздней Римской империи, где концентрируются знания, где концентрируется элита. Но как говорил Станислав Ежи Лец: «В смутные времена не уходи в себя, там тебя легче всего найти». Думаю, что замки, башни, технополисы – могут на долгое время решить проблемы, но не навсегда, потому что когда настанет новый день и час «Ч», и начнётся переселение народов, именно эти зоны будут первой мишенью новых варваров.

«Трансгуманизм — последняя религия западного человека. Когда надежды на ИИ, киборгизацию и прочие технологические прорывы, не оправдаются, для жителей мегаполисов наступят самые жуткие последствия. В мягком варианте резко усилятся нынешние тенденции с ростом психических заболеваний, и вымирание будет происходить в достаточно комфортных условиях. Если можно назвать комфортом те ежедневные мучения, которые испытывает житель крупного города в условиях необходимости следовать тысячам правил, которые не оставляют никакой невозможности быть самим собой. В более жёстком варианте совершенно оторванные от реальности элиты, пытаясь поставить под контроль население, сделают катастрофу менее управляемой. Социальные конфликты и внутри мегаполисов, и особенно с остальным населением будут нарастать, пока не закончатся деградацией технологической цивилизации и частичным освобождением от её оков крайне потрёпанного человека,» — swamp-lynx.livejournal.com.

Источник