Что будет после решения Гаагского суда по делу о крушении «Боинга» МН17 над Донбассом

Россия не выдаст своих граждан, приговоренных к пожизненному по делу о МН17

ОДНОБОКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Первое, что нужно знать об окружном гаагском суде, так это то, что он отношения к уголовной ответственности российских граждан не имеет, потому что мы подчиняемся уголовному законодательству России и юрисдикции российских судебных органов. Об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» заявил заслуженный юрист России Сергей Алексеев.

Что касается самого следствия, то его, по словам эксперта, изначально нельзя признать объективным.

  • Расследование проводилось только в рамках одного сценария происшествия, хотя было несколько возможных. И почему-то именно по тому сценарию, который выгоден украинской стороне, — отмечает Алексеев. — В совместную следственную группу входили представители украинской стороны, а российские криминалисты и другие специалисты не были допущены.

И именно это причина того, что в обвинении очень много слабых мест, пробелов и скрытых фактов. «Очень сомнительным» назвал приговор юрист.

  • Проигнорирована доказательная база со стороны Минобороны, «Алмаз-Антея», российских криминалистов. Поэтому нужно игнорировать и решение вот этого внутреннего национального суда Нидерландов, — заключил Алексеев.

РОССИЯ ТУТ НИ ПРИ ЧЕМ

Что касается формулировки «не международный конфликт», которая содержится в тексте решения, то к России она отношения не имеет, потому что все дело было рассмотрено «без участия обвиняемой стороны».

  • Мы видим нарушение принципа состязательности, когда в идеале Фемида с закрытыми глазами должна взвешивать аргументы и той, и другой стороны и выносить объективное решение. Сейчас идет явный обвинительный уклон, право на защиту, по сути, нарушено, потому что не присутствовал ни один из обвиняемых. Было два адвоката от одной стороны, но это, опять-таки, голландские адвокаты.

Кроме того, суд работал лишь с копиями аудиозаписей и с многими другими доказательствами, представленными СБУ, а оригиналов никто не видел, даже эксперты. Так что и тут есть большая возможность фальсификации и аудиозаписей, и фото, и видеоматериалов, на которые сейчас ссылается суд в качестве основной доказательной базы по делу.

  • Даже европейские эксперты подтвердили, что голоса на записях принадлежат одним и тем же людям, но не смогли, не стали брать на себя ответственность, говорить, кому конкретно принадлежат эти голоса. То есть окончательного экспертного заключения о принадлежности голоса конкретному индивиду так и не получено, — говорит Алексеев.

ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ
Ответил эксперт и на вопрос, какие будут последствия у решения суда Гааги.

  • Россия не выдает своих граждан. И если бы в их действиях был бы состав преступления, они судились бы по российскому Уголовному кодексу в российских судах. Этого не было, так что у нас эти лица считаются невиновными, и никто выдавать их голландскому правосудию не собирается и не обязан в соответствии с международным правом и нормами национального законодательства России, — объясняет Сергей Алексеев.

Причем, этот документ не окончательный. Решение еще может быть обжаловано как минимум в двух инстанциях.

  • Решение может быть обжаловано в апелляционном суде и Верховном суде Нидерландов. Но будет ли кто этим заниматься, чтобы лишний раз напоминать об этом резонансном эпизоде и, на наш взгляд, абсолютно необоснованном, необъективном, а главное, несправедливом решении? Суд и следствие должны рассматривать все возможные версии.

В российском МИДе уже заявили, что изучат решение суда Гааги. Будут ли его обжаловать — не сообщается.

Валентин АЛФИМОВ
Игорь ИЗМАЙЛОВ

Источник