Николай Бурляев: «Мы будем выводить культуру из рыночных отношений»

Депутат и актер рассказал об уехавших из России артистах, неграмотных депутатах и новой государственной идеологии в искусстве

Российская культура, как и вся страна, в 2022 году переживает турбулентные времена. Ряд музыкантов и артистов после начала спецоперации уехал из страны, культурный обмен со странами Запада также осложнился на фоне санкций.

С другой стороны, политики все чаще говорят о том, что культура переживает пору очищения. «Свободная пресса» поговорила с президентом Международного форума «Золотой витязь», первым заместителем председателя комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, народным артистом России Николаем Бурляевым о том, каким должен быть новый культурный ландшафт современной России и что должно делать государства для поддержки кино, театра и искусства в целом.

«СП»: — 9 ноября Владимир Путин утвердил основы Государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей. Как вы считаете, каким образом эта государственная политика, может и должна проявляться на практике в сфере культуры?

— Пришло время отделения зерен от плевел. Это будет осуществляться нормальным образом, поскольку большинство деятелей культуры, во всех областях — кино, театр, музыка, литература, живопись — они и без этого постановления работали в этом ключе.

Прямая ссылка передачи на YouTube. Смотрите все передачи СП-ТВ.

Подписывайтесь на YouTube-канал «Свободной Прессы». Мнения, аналитика, репортажи.


Наше общество, СМИ внедряют панику по поводу того, что очень много деятелей культуры уехали. Да не много уехали, если бы поехало больше, было бы еще лучше. Уехали те, кто был на виду, кто был раскручен голубым экраном, все это тридцатилетие безвременья нашего культурного, когда не было ответственности за культуру ни у одного чиновника. Просто давали деньги, а ты делай что хочешь.

Поэтому сейчас мы приняли решение о создании Культурного фронта России. Мы собираемся 21 ноября в нашей Думе, туда придут выдающиеся деятели культуры всех областей, кино, театра, музыки, литературы, живописи. К нам подключится вся страна, будут созданы отделения по всей России, и мы просто покажем единство культуры нашего огромного многонационального народа.

Так что дальше будет идти все, я думаю, нормально, поскольку мы уже активно говорим в стенах Думы о необходимости принятия идеологии Российского государства. Наши антиподы, либералы, указывают — что ж это опять идеология, ведь она отменена Конституцией. А кто делал Конституцию по западному образцу? Наши либералы. Значит будем делать поправку, у России должна быть идеология и бояться этого слова вовсе не надо. Оно переводится, как наука об идее, наука об идеале. Я думаю, что государство, которое заботится о грядущем поколении, имеет право иметь свою науку об идеале.

«СП»: — Не могли бы вы подробнее рассказать о Культурном фронте? Какие цели и задачи он перед собой ставит, какой деятельностью будет заниматься?

— Культурный фронт России — это общенародное внепартийное движение, которое объединяет абсолютно всех нормальных, позитивных, творящих во славу Господа и Отечества людей разных национальностей. Чем мы будем заниматься? Будут открыты отделения по всей России, и мы будем отслеживать деятельность Минкультуры, соответствует ли она указу Президента об основах государственной культурной политики. Кому они дают гранты, и кого они тормозят, как это было в прежние годы.

Вроде бы мы все русские люди, хотя русский для меня — это человек любой национальности, живущий в России и любящий свою Родину. Они раньше поддерживали гламур и развлекаловку, рыночное «искусство», и с элементами скрытой латентной русофобии тормозили то, что реально уже давно работало на традиционные духовно-нравственные ценности.

Но их время закончилось. Мы будем выводить культуру из рыночных отношений. Не все нужно отдавать рынку. Атомное оружие нельзя, потому что атомное оружие. Но и экран — это стратегическое оружие государства. Не может государство просто так отдавать все. Это не подразумевает, что мы вообще закроем все частные дела. Нет, имеют право работать все художники, но на свои деньги, а не на бюджетные. Бюджет и государство больше не будут поддерживать гламур, русофобию, антироссийские выпады.

Мы живем в России и у России свое предназначение. Именно о России на Западе говорили так: «Спасение России — это спасение мира. Гибель России есть гибель мира». Мы сами должны не погибнуть сейчас и представить этому обезумевшему миру, предавшему все христианские ценности, в частности, через культуру модель нового, просветленного и гармоничного общества.

Вот такое государство ожидает видеть весь наш долго терпящий народ и это время пришло. И мы будем принимать идеологию, просветлённую, гармоничную, красивую, такую, которой руководствуются все наши классики. И Державин, и Пушкин, и Лермонтов, и Рахманинов, Тарковский, Бондарчук. Наши лучшие художники. Они так и работали.

«СП»: — В своем выступлении 9 ноября вы также говорили о необходимости общественного контроля за культурой и СМИ. Не будет ли это ущемлением свободы слова и самовыражения деятелей культуры?

Общественные советы необходимы для нашей страны. Они были когда-то при советской власти, и я ещё в 1961 году, в 15-летнем возрасте, став артистом театра Моссовета присутствовал на этих общественных советах, в которых состояли апостолы нашей культуры — Мордвинов, Марецкая, Орлова, Раневская, Берман. Это реально просто гиганты театра, и они давали полезные советы.

Поэтому этого бояться не надо, эти общественные советы должны быть созданы не так, как сейчас. Я наблюдал экспертные советы Минкультуры, Минцифры. В Минкультуры где-то полгода тому назад из тридцати членов экспертного совета 15 человек были блогерами и интернет-портальщиками, которые вообще ничего не понимают в кино, но они решали кому давать государственные деньги, кому не давать, они блокировали то, что реально нужно в соответствии с указом президента. В Минцифре тоже самое. Из всех экспертов 85% — это те же либералы. Мы с такими экспертами не создадим просветленное общество, гармоничное, направленное к Господу Богу, а не в преисподнею.

«СП»: — Вы упомянули, что некоторые деятели культуры уехали из страны. В одном интервью вы говорили, что это не утрата для культуры, а очищение. Как вы считаете, есть ли у творца право не соглашаться с действующей властью?

— То, что уехавшие — это не утрата, а очищение, это однозначно. Алла Пугачёва, Галкин *, Борис Акунин, Дмитрий Быков * — просто неприлично то, что им давали здесь делать и как их поддерживали, их идеи по растлению, по распаду нашей культуры. Сейчас они уехали, и оттуда подают свои хилые голоса. Пусть они там подают. Это не утрата.

Что касается права не соглашаться с властью, вы знаете, я и сам редко был согласен с властью. Потому что я потомок казаков и иду с шашкой наголо, за правду, за Бога, за истину, за Россию. Я тоже не согласен со многим в том, что делается сейчас в нашей стране. Я очень уважаю нашего президента, но меня удивляет, что до сих пор во власти держатся те, кто разлагал, растлевал и наносил ущерб нашей стране. Такие люди как бывший министр Михаил Швыдкой. Если анализировать все, что он сделал, это тянет на огромное дело — уничтожение русской культуры. С обаятельной улыбкой и лозунгами: культурная революция, без мата нет русского языка, Пушкин безнадежно устарел, патриотизм -последнее прибежище негодяев, культуру надо подвинуть на панель.

Это и уничтожение киностудий, внедрение пагубного приказа об акционировании и приватизации кинематографа, благодаря, которым наши ведущие студии Мосфильм и Ленфильм прекратили заниматься тем, чем им предназначил и уполномочил народ. Они не создают фильмы, они отдают в аренду под ток-шоу, под частные проекты павильоны и технику. Эта техника и павильоны Мосфильма должны работать на народ. Мосфильм и Ленфильм должны начать производство фильмов. Нужно возродить киностудии детских и юношеских фильмов, уничтоженные все тем же Швыдким. Нет у нас детского кино.

Так что у нас очень много работы, и я тоже не согласен со многим. Но в главном я поддерживаю президента. Он хочет, чтобы наша страна была великой. А если так, надо удалять из власти таких людей, как Швыдкой, как Греф, который публично говорил, что зачем людям давать культуру, тогда нам будет ими управлять. Как после подобных заявлений можно доверять этому человеку руководство нашим банком?

«СП»: — Вы говорили, что власти обещают увеличить годовой бюджет нашего кинематографа, и он будет равен бюджету трех анимационных американских фильмов. Что нужно для того, чтобы более серьезно поддерживать кинопроизводство?

— Нужна политическая воля. Я озвучил в нашей Государственной Думе, что, если на будущий год запланировано 0,6% от ВВП на культуру — это неправильно. Нужно хотя бы для начала 3% от ВВП, вот тогда мы будем делать не продукцию, равную трем анимационным американским фильмам, а серьезные кинопроекты и не будем ожидать их отдачи в первый уикенд. Потому что у нас сейчас рыночная экономика и в кино — это преступление перед культурой.

Что, если не окупился фильм в первый уикенд, вот как «Андрей Рублев» Тарковского, который ныне признан одним из лучших фильмов всех времен и народов? В свое время он был положен на полку, а потом за 55 лет жизни перекрыл все кассовые рекорды. Абсолютно. Я был в Париже, в Венесуэле, в Америке и видел очереди на фильмы Тарковского. На этом не кассовом фильме воспитывались поколения, он стал примером для всех людей в мире, для нормальных кинематографистов. Люди, глядя на этот фильм, познавали историю страны. Многие воцерковлялись. Нужно делать кино не для успеха в первый уикенд, а для вечности.

«СП»: — Еще один непростой вопрос — это судьба наших кинотеатров. Сейчас отечественных фильмов не очень много, западных премьер нет, и звучат разные предложения. В том числе показывать в кинотеатрах сериалы, ток-шоу. Как считаете, каким образом можно поддержать кинотеатры, и нужно ли это в эпоху стриминговых сервисов?

— Сегодня в России приблизительно 4000 кинозалов. Для сравнения в США — более 40 тысяч кинотеатров. Я предложил в Госдуме построить 20 тысяч государственных кинотеатров. Чем их наполнять? Я говорил об этом министру культуры, которая сетовала что ушла Америка и что теперь делать: «Оцифровывайте шедевры советского российского кинематографа и подавайте по центральным каналам так, как они подавали всякую дребедень».

Когда людей обманывали и заманивали, чтобы в первый уикенд все посмотрели фильм, потому что дальше все поймут, что это дефектная пустота и никто на него не пойдет.

Оцифровывайте, у нас столько шедевров, которые будут премьерами для нового поколения. Кроме того, когда мы обретем идеологию и когда чиновники не будут давать деньги кому попало, а будут финансировать то, что работает на просветление, тогда мы снова будем удивлять весь этот мир. И только тогда появятся новые Бондарчуки, Шукшины и Тарковские.

Сейчас такого уровня нет, блокирован экран и попадание в кинопроизводство таких авторов и таких режиссёров.

«СП»: — Николай Петрович, как вы относитесь к современному российскому кино, есть фильмы, которые на вас произвели впечатление за последнее время?

— Естественно, я смотрю современное кино, как президент кинофорума «Золотой витязь», который за 31 год показал 9 тысяч фильмов со строгим девизом «За нравственные идеалы, за возвышение души человека».

Когда я был в общественном совете Минкультуры, а это было еще до 2019 года, мы анализировали работу Фонда кино. Я спросил их: «Вы работаете семь лет, вы создали 300 фильмов, а чем вы можете гордиться?» Я профессионал, как я думаю, я 63 года в кино, я и драматург, и режиссёр, и актер, и продюсер. Я им тогда назвал только семь таких фильмов, все прочее — понижение духовного уровня народа.

Тогда я с трудом выбрал из нашего рыночного кинопотока фильмы Никиты Михалкова, фильмы «Брестская крепость», «Время первых». Сейчас я бы еще добавил «Холоп», «Салют-7». У нас очень немного фильмов, которые не предают кино, как киноискусство и его высочайшие смыслы. Вот когда мы обретем идеологию и дадим путь для талантливых драматургов, все изменится.

Мы проводили конкурс в рамках «Золотого витязя», и я говорил Ольге Борисовне Любимовой (глава Министерства культуры РФ, — прим. ред.), что у меня в портфеле 150 потрясающих сценариев о наших подвижниках, героях — Александре Невском, Сергее Радонежском. Но они не могли пробиться. Мне Ольга Борисовна ответила, что они и не подавали свои сценарии куда-то там.

Да, милые мои, потому что это скромные люди. Это труженики. Нужно продумать так, чтобы это вы к ним обращались, чтобы вы открыли все двери для них, чтобы работала редактура, все это нужно организовать в Минкультуре, которая превратилась в Министерство развлечений. Я не против развлечения. Ради Бога, пусть будет отдел по досугу. Но культурой надо заниматься.

«СП»: — Как вы считаете — идеология ограничивает творца?

— Правильная идеология никак не ограничивает творца. Андрей Тарковский жил в тоталитарном обществе, ему было очень трудно. Но у него была наша русская идеология и он говорил, что права можно отнять, а свободу у художника — никогда. И он был свободен при тоталитарном режиме. Сейчас будет легче. Мы уже не будем делать крен в политическое давление. Я сам первый буду против цензуры, потому что и Тарковский, мой друг, натерпелся, и Высоцкий, и я сам натерпелся. Я подсчитал, у меня 70 фильмов, из них 20 пролежали на полке в сумме 250 лет. Как я могу быть за политическую цензуру? Но общественный контроль обязательно должен быть.

«СП»: — Вы говорили о том, что сейчас нет режиссеров уровня Бондарчука, Тарковского. А что насчет актеров?

— Как говорил Лермонтов, печально я гляжу на наше поколение. Мне очень жаль наших актеров, потому что все они вертятся в рыночном кино. Я бы выделил 2−4 актеров, на которых приятно глядеть. Все остальные — это какие-то люди с чертами вырождения на лице, а их делает пресса секс-символами, им доверяют театры. Очень печально. Это недоглядка наших чиновников, которые насаждают в театры тех, кого туда и близко нельзя подпускать. Таких растлителей театра, как БогомоловСеребренников, которые издеваются над русской классикой, вообще нельзя допускать до руководства театрами. Это время прошло и обратно мы уже не будем глядеть, мы пойдем вперед.

«СП»: — Есть ли, по-вашему, грань между творческим экспериментом и тем, что уже неприемлемо?

— Конечно, эта грань есть. Недаром тот же Тарковский очень точно и резко говорил об авангарде, что это ложь и нам пытаются выдавать черные квадраты и параллелепипеды за что-то гениальное. Это вранье. Это художники, которые не умеют владеть кистью. И они это называют современным искусством. Врете, дорогие мои. Как говорил наш великий художник Иван Крамской, нет такого понятия — современное искусство. Искусство или есть, или его нет.

Нам пропихивают все время то, что не является искусством. Это делают чиновники, но надо их образовывать, чиновники очень далеки от культуры. Я как-то пришел на набор кадрового резерва в Минкульт посмотреть, кого хотят принимать чиновники. Прошли 30 человек, я одной девушке лет 27, обаятельной, задал очень простой вопрос: «Пожалуйста, назовите русских поэтов XIX века». В ответ — гробовое молчание, пауза на минуту, в глазах непонимание и ужас. Она ушла, зашел такого же возраста человек молодой. Ему задал этот вопрос, такая же реакция.

Когда он ушел, глава департамента по кадрам мне сказала: «Зачем вы их смущаете?». Позвольте, куда они хотят идти работать, чем руководить? Культурой русской? К этому надо серьезно относиться. Поставить на пост министра того, кто творчески сердцем понимает, что такое культура. У него будут замы, которые будут заниматься практической деятельностью, и министр культуры должен быть одновременно со статусом заместителя председателя правительства Российской Федерации. Рыба гниет с головы.

«СП»: — Сейчас на Западе царят антироссийские настроения, культурные связи рвутся. Сможет ли российская культура развиваться обособленно?

— У России абсолютно другой путь. Мы уже говорили о том, что спасение России — это спасение мира. На Западе это понимают. Одному учителю задали вопрос: «Учитель, что делать, если в этом мире такая мощная линия зла, как с ней бороться?». Он ответил, что с ней не надо бороться кулаками. Если есть эта линия зла, то надо над ней проводить мощную линию добра, недосягаемую для зла.

И весь мир будет глядеть на Россию с удивлением, оказывается, у них там можно жить, оказывается, они поставили препятствие ЛГБТ-продвижению, убивающему этот мир. А мы сейчас в Думе на пороге принятия важнейшего исторического закона о запрете пропаганды нетрадиционных ценностей. Мы будем делать своё дело, будем петь песню загадочной русской души. Почему она загадочная для западного мира? Объясню, западный мир живет по правам человека, по самоутверждению, а мы живем по самоотдаче, по любви и поэтому наша душа для них загадочная.

«СП»: — Как закон о запрете пропаганды нетрадиционных ценностей может работать на практике? Например, некоторые книгоиздатели направляли запрос о том, не касается ли он классических произведений? Если смотреть того же Достоевского, его произведения много чего нарушают. Как это будут оценивать?

— Культурные люди России — они не безумные люди. Они адекватные. И, конечно, нечего опасаться нашим классикам, абсолютно нечего. Все будет так, как было. Мы люди разумные.


* Минюстом РФ внесены в реестр физлиц, выполняющих функции иноагента.

Анна Седова

Источник