Российский ученый Лев Похмельных раскрыл причину глобального потепления, но его не хотят слушать

Кандидат физико-математических наук Лев Похмельных рассказал KP.RU, как управлять погодой и бороться изменениями климата

Климат сломался — это уже никому и доказывать не надо. А вот почему? Обычный ответ: из-за углекислого газа. А в этом ли дело?

Кандидат физико-математических наук Лев Похмельных, возможно, знает ответ: нашу планету разогревают высоковольтные линии электропередачи.

Приговорили большинством голосов
Лев Похмельных ошарашивает с порога:

  • А вы знаете, кто решил, что глобальное потепление — от парниковых газов?
  • Ученые решили, — неуверенно мямлю я. — Все специалисты с этим согласны. Почти.
  • А я ваши убеждения, позвольте, поколеблю. Решалось голосованием. Хотя в науке поднятием рук вопросы не решаются. И физиков атмосферы среди голосовавших не было.
Лев Похмельных уверен, что знает истинную причину глобального потепления. Фото: pokhmelnykhlev.pro

СПРАВКА

В 1985 году на научной конференции гадательно предположили, что парниковые газы могли бы нагреть атмосферу. В 1988 году об этом, как о факте твердо установленном, неожиданно заявил конгрессу США Джеймс Хансен — экоактивист с негромкими научными достижениями. Конгресс ухватился за эту мысль, и в ООН создали комиссию «для объективного расследования», которая от генеральной линии партии (то есть линии конгресса США) уже не отклонялась. Ученые жалуются, что аргументы против карбоновой теории игнорируются, а их авторы не получают финансирования. ООН, однако, твердит, что «большинство ученых» согласны с «парниковой» моделью глобального потепления.

  • Что вы знаете об атмосферном электричестве? — спрашивает ученый.
  • Молнии, — демонстрирую я эрудицию.
  • Ну да. Обычно говорят так: в облаках разделяются заряды. Облака работают, как батарейки. И получается, что атмосферное электричество — это следствие метеорологии, погоды. А что, если я скажу, что атмосферное электричество — причина погоды ?
  • Это как?
  • В 1964 году я окончил физфак МГУ, и мне пришлось сразу поехать преподавать физику в Алжире, — рассказывает Лев Похмельных. — На французском. А студенты-арабы французский тоже знали слабо. Приходилось излагать «на пальцах». И тут вдруг я обнаружил, что многие фундаментальные аксиомы не понимаю сам. Когда ты по-простому говоришь, шелуха слетает, и вещи выглядят в своей подлинной природе. Гравитация, закон Кулона, законы Ньютона… Они и впрямь истины в последней инстанции, как преподавали в школе? Заподозрил, что нет. Вернулся в Москву. Стал копать. Нашел ошибки. Постепенно работами, моими и других ученых, явилась на свет новая Физика Близкодействия.

Мой интерес возрастал. А Лев Похмельных тем временем говорил: логика новой физики заставляет перевернуть пирамиду наших представлений об атмосфере. Не погода вызывает молнии и прочее электричество, а, наоборот, электричество формирует погоду. С помощью электрических токов можно менять погоду.

Мексиканские опыты нашего физика
Лев Похмельных объявляет: можно управлять погодой прямо с земли. Много энергии для этого не требуется. Техника для этого готова.

  • При СССР меня пригласили работать в структуру правительства Москвы, в отдел, который отвечал за метеорологическую защиту столицы. Они поднимали в воздух самолеты и «засевали» облака йодистым серебром, сухим льдом, цементом. Дорого и неэффективно! Я говорю начальнику; «У вас будет кнопочка на столе, нажмете, пойдут дожди, другую — прекратятся». Он удивился, но решил проверить. Получилось.

Но тем временем наступил 1991 год. Всем стало как-то не до всего. Кнопки нажимали, дожди шли, вот только никого это не волновало. Что делать, если Родина слишком занята революцией?

Но только в Мексике в 1996 году создали компанию ЭЛАТ, где Лев Похмельных стал научным руководителем. Там тоже не все шло гладко. Коррупции и в Мексике хватало, к тому же за управление климатом топила левая партия, а правые, боясь успеха левых, противились.

Три дня перед тогдашним президентом Эрнесто Седийо создавали дождь в пустыне. И чиновник махнул рукой: делайте что хотите. И они делали. 14 лет. Контролировали погоду прямо из ситуационного центра в Мехико.

  • Но вы сейчас в Москве. Почему не там?
  • Компания продолжает работать. Когда есть контракт, корректирую отсюда. Временно там победили американцы. Засевают с самолета облака, которых нет. Но деньги получают. Коррупция.

Нет подвижек и в России. Времена меняются, а интереса к инновационной технологии как не было, так и нет.

  • Понимаете, я же покушаюсь на фундаментальную физику. То есть прохожу по ведомству еретиков или чокнутых. Вот если бы технологию «окучил» большой чиновник, а я бы взял его соавтором изобретения или в компанию… Сама по себе технология никому не нужна.

ЛЭП всему голова

Чтобы ухватить суть теории Похмельных, формулы не нужны. Достаточно представить знакомую с детства картинку «круговорота воды в природе». Наверное, в этом и сила научной правды: что ты в состоянии объяснить своей условной бабушке, то и правда, а прочее от лукавого.

Итак, Солнце испаряет воду, тратя энергию. Испаренные молекулы воды приобретают потенциальную энергию. Их энергия затаилась и ждет своего часа. Когда он пробьет? Когда молекулы пара начнут конденсироваться в аэрозоль — в невидимые капли, а потом вырастут до частичек облаков и осадков. И пока аэрозоль растет, энергия молекул превращается в тепло атмосферы. Именно этот процесс конденсации пара в аэрозоль, а не парниковый эффект ответственен за рост температуры атмосферы, говорит физик. Половина тепла, греющего атмосферу, — это тепло конденсации пара в аэрозоль (а не доли процента парникового тепла).

СПРАВКА

К парниковому эффекту у физиков в самом деле большие претензии. Это для нас, дилетантов, все понятно: накрыли парник пленкой, и под ней тепло. Мол, и в природе так. Так, да не так. Атмосфера Земли прозрачна для видимых лучей Солнца. Лучи нагревают все на Земле, и это «все» переизлучает часть энергии назад в космос, но в дальнем инфракрасном диапазоне. А вот для него атмосфера уже не так прозрачна. Углекислый газ атмосферы поглощает возвращаемую энергию и нагревает воздух. Вроде бы все логично. Но уже с Венерой, классической планетой парникового эффекта, где всегда облака и всегда плюс триста градусов, столь простые объяснения не работают. Если постоянно облака, то как же тогда Солнце греет поверхность?

А теперь самое важное. Оказывается, чтобы запустить конденсационный нагрев атмосферы и получить облака, нужен спусковой крючок. В его роли выступают некие ядра конденсации или кристаллизации. Без ядер аэрозоль не образуется. Только на ядрах конденсируется водяной пар или возникают кристаллы льда. И именно на этом основана примитивная технология разгона облаков: облака засевают порошками, они проливаются дождем, и небосвод чист.

Хорошо. А как собираются облака в природе? Что выступает в роли естественных ядер конденсации? Метеорологи говорят: пыль, частички морской соли (над океанами), пепел вулканов. Новаторство Льва Похмельных состоит в том, что он доказал: главные центры конденсации пара в атмосфере — электроны.

Он объясняет: если добавлять в атмосферу электроны, она будет греться, появятся облака, но если их добавить слишком много, дождя не будет: частички аэрозоля окажутся слишком маленькими и легкими. Они на лету испарятся и начнут двигаться вверх в космос в электрическом поле.

Вы уже поняли, при чем тут ЛЭП. Линии электропередачи излучают электроны. На них конденсируется пар. Воздух греется, влага уносится, земля осушается. Континентальные сети ЛЭП нагревают всю атмосферу, а на земле возникают засухи. Недаром зоны климатических аномалий совпадают с местами, где больше всего высоковольтных линий. Это Европа, США, у нас — озеро Байкал, через окрестности которого тянутся провода от сибирских ГЭС по стране и за рубеж. И климатологи подтверждают: Сибирь разогревается вдвое быстрее, чем вся планета.

Итак, причина глобального потепления — высоковольтные ЛЭП. От них — жара, засухи и лесные пожары.

  • А что делать? — спрашиваю.
  • Помните, я говорил, что электроны можно в атмосферу вбрасывать, а можно их оттуда забирать, — напоминает Лев Похмельных. — Выход прост: размещать сети поглотителей электронов. В Мексике понижение температуры и повышение влажности мы демонстрировали начиная с 1996 года. На северо-западе страны в пустыне Альтар на границе с США сухо и температура плюс сорок, спичку бросишь — все, что может гореть, полыхает. Убирали лишние электроны, и хоть костер жги, ничего не горит. Горела расположенная рядом Калифорния, а пожары в Мексике прекращались и удваивался урожай. Конечно, мы могли бы это сделать и в России.
На немецкой ретрокарточке 1900 года из футуристического цикла «Германия в XXI веке» изображен «Тучеразгонитель» на паровой тяге. Интересный прогноз, не правда ли? Фото: wikimedia.org

Нет пророка
Но не сделали.

  • Бюджетная система оплаты науки в России построена так, что платят не за результат, а за процесс, — аккуратно говорит Похмельных. — Логика такова: если ты решил проблему, тему закроют, и дальше тебе платить не будут. А если проблема есть, и ты с ней сражаешься, деньги будут. Поэтому зачастую во многих областях нашей жизни ученым и чиновникам выгодно проблему не решать. Моя технология в России известна давно. Однако применять ее пока не собираются.

Похмельных не теряет надежды: да, Сибирь горит. Из-за особенности атмосферной циркуляции выходит так, что электроны возникают у Байкала, а огненный удар приходится на Якутию. Но все еще поправимо. Если увлажнить климат, тайга быстро восстановится. То, что технологию признают, ученый считает делом времени. Так что остается только ждать.

Долго ли? Возможно, не очень. Ведь глобальная тепловая катастрофа на носу.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Да, пока что «мировая наука» признает только одну модель глобального потепления — парниковые газы — и с ними успешно (на самом деле нет) борется. Эту модель просто объявили правильной. Кто? В науке царит монополизм, говорит Лев Похмельных (и под этими словами, кстати, подпишется немало ученых). Есть рецензируемые журналы. Напечатался там — молодец, не смог — тебя как бы и нет. Так, статью о разборе альтернативных причин глобального потепления вы не сможете напечатать никогда. Это просто запретная тема, даже если ты все доказал.

И если бы запретная тема была одна. У вас не будет успеха, если вы сомневаетесь, что гравитация — такова, как ее представил Эйнштейн, или если вы докажете, что квантовая механика, за которую в течение ста лет выдано 17 Нобелевских премий, скажем аккуратно, не очень хороша. Или что бозона Хиггса, ради поимки которого построен многомиллиардный адронный коллайдер, просто не существует. Или что теория струн, в которую вбуханы огромные деньги и на которой сотни людей успели защитить свои звания, изначально ошибочна. Список «крамолы», увы, неполон.

Кто решает, поместить или нет твои исследования на страницы рецензируемого журнала? Некие «научные» советы. Их состав, связь с западными правительствами, а то и со спецслужбами (всякое говорят) — темная и огромная тема, оставим ее пока в стороне. Но результат — такой, какой есть. Даже рукопожатных ученых не покидает ощущение какого-то тревожного застоя, тупика — и в климатологии, и в науке в целом.

  • Теория относительности. Квантовая теория. Это остроумные, но не имеющие отношения к реальности конструкты, сомневаться в которых, однако, запрещено, — говорит Лев Похмельных. — Тем не менее исподволь вырастает то, что уже почти официально называют «новой физикой». И ее главная практическая победа — возможность управления климатом. Уже сейчас.

Так вот, глобальное потепление, борьбу с которым традиционалисты выставили на щит и знамена, как раз и спровоцирует перемены в науке, уверен физик.

  • Если не предпринять нужных мер, к 2050 году леса сгорят. Все. В экваториальной зоне жить станет невозможно. Люди начнут мигрировать на север, в Европу, в Канаду, от испепеляющего зноя. Ученым волей-неволей придется пересмотреть свои догмы. Жизнь заставит, — резюмирует Лев Похмельных.

Алексей Морозов

Источник