День народного единства — спасибо полякам за смуту

Если кому и требовать репараций, то не Польше, а Германии и России

1 сентября 2022 года, то есть спустя 77 лет после окончания Второй мировой войны, Польша потребовала от Германии новых репараций.

В Польше впервые назвали официальную сумму. Она составила 6,2 трлн. злотых (1,3 трлн. долларов).

Свои требования польские власти обосновали в трёхтомном отчёте о размере компенсаций Польше со стороны Германии. Над документом работали несколько лет, текст перевели на немецкий и английский языки.

В августе депутат от этой же партии «Право и справедливость» Аркадиуш Мулярчик заявил, что Берлин в течение ближайших нескольких лет или даже быстрее, «скорее всего, выплатит военные репарации», на которых настаивает Варшава. В качестве причины он назвал «клеймо преступлений предков, которое может сильно навредить имиджу немцев в международных отношениях».

«Остапа несло!». 28 октября в польский МИД объявил, что Польша проведёт расчёт потерь за годы Второй мировой войны и потребует теперь и от России возмещения ущерба: «Расчёт военных потерь, понесенных из-за СССР, будет подготовлен на основе исследований, аналогичных тем, которые привели к составлению отчёта об ущербе, причинённом Польше в результате немецкой агрессии и оккупации во время Второй мировой войны 1939−1945 годов».

Эти претензии почти совпали с праздником 410-летия освобождения Москвы от польских войск и перелома в ходе русско-польской войны. Увы, Ельцин и компания объявили 4 ноября «Днём народного единства». На самом деле никакого единства ни в этот день, ни позже в помине не было.

Поляки убрались и 5 лет зализывали раны. Зато по всей России, от Архангельска до Астрахани и от Смоленска до Казани, забушевала гражданская война в масштабах больших даже, чем в 1605—1611 годах. Переименование же Ельциным праздника было сделано в коньюктурных целях — и в угоду полякам.

Ущерб от Смуты, устроенный поляками в 1605—1618 годах, существенно превышает ущерб, нанесённый России в 1812 году Великой армией Наполеона, в рядах которой, опять же, служило не менее 150 тысяч поляков.

Более тяжёлые потери Россия понесла лишь в ходе Гражданской и Второй мировой войн. Причём в Гражданской войне против Советской России воевало около миллиона поляков. А во Второй мировой свыше полумиллиона поляков находились в рядах Вермахта и СС, плюс ещё 150 тысяч воевали против СССР в рядах боевиков Армии Крайовой.

Пан Пилсудский в 1920 году решил создать Польшу «от можа до можа» (от моря до моря). 25 апреля 1920 года поляки напали на Советскую Россию. Они взяли Киев и шли на Одессу. Однако до Одессы не дошли, а через 6 недель бежали из Киева.

А почему бы не захватить столицу Литвы Вильнюс с областью? Но воевать Пилсудский не захотел — а вдруг «тётушка Антанта» его за это вздует? И вот 8 октября 1920 года в польской армии начался «бунт», возглавленный генералом Люцианом Желиховским. 14 тысяч «бунтовщиков» разбили литовские части и 15 октября вошли в Вильнюс.

Лига Наций заявила решительный протест, на что маршал Пилсудский ответил, что Желиховский — мятежник, и он ничего с ним поделать не может. Так Вильнюс был переименован в Вильно и стал «исконно польским» городом. Лишь в сентябре 1939 года Красная Армия отбила Вильнюс у поляков и вернула его буржуазной Литве.

То же происходит и в XXI веке. Тысячи польских наёмников воюют на Украине с 2015 года. Поляки поставили на Украину сотни танков, САУ, РСЗО и миномётов. В СМИ появились данные, что в части терактов в Крыму задействованы польские беспилотники. А ДудаКачинский и иже с ними опять не в курсе, что Польша ведёт полномасштабную войну на Украине.

А кто затеял Вторую мировую войну? — Конечно, Гитлер. — А что, вельможные паны не при делах?

В ноябре 1917 года Ленин предложил воюющим сторонам заключить мир без аннексий и контрибуций. Германия и Австро-Венгрия немедленно согласились. А Антанта была категорически против. Они как раз ради аннексий и воевали.

Представим на секунду, что Ленинский план мирного урегулирования был принят. Кем бы тогда стал Гитлер? Посредственным художником или лидером экстремистской организации человек так на сто-двести?

Если бы не Версальский мир и не захват поляками германских земель, то не было бы ни Гитлера, ни Второй мировой войны. Об этом ещё в апреле 1919 года сказал британский премьер Ллойд Джордж — «Не делайте из Польши вторую Эльзас-Лотарингию», то есть причину новой войны. Тогда же главнокомандующий войсками Антанты в Европе французский маршал Фош сказал о Версальском договоре: «Это не мир, а перемирие на 20 лет». Он ошибся всего на 4 месяца.

Предположим на секунду, что на выборах 1932 года в Германии победили бы не национал-социалисты, а коммунисты, что было вполне возможно. В 1930 году лидер коммунистов Эрнст Тельман заявил: «Советская Германия не заплатит ни одного пфеннинга по репарациям и не признает границ, установленных вопреки воле народов».

При коммунистах германские евреи сидели б не в концлагерях, а в Рейхстаге и правительстве. Но в любом случае полякам досталось бы на орехи. Вмешалась бы в этот локальный конфликт Англия? Трудно сказать. Но если бы вмешалась, то парад Победы состоялся бы не в 1945-м, а в 1940 году на Трафальгар-сквер в Лондоне, командовали б парадом генералы Гудериан и Жуков, а принимали б парад Тельман и Сталин.

«Россия должна ответить отказом на требования Польши о возмещении ей „военных потерь“ во время Второй мировой войны или выставить Варшаве встречный счёт за советскую помощь стране», — заявил 28 октября зампред Совбеза Дмитрий Медведев.

«На польских дегенератов из МИДа, требующих от России компенсации „военных потерь“, можно реагировать двояко. Либо подготовить им счёт за всё, что СССР передал Польше в период социализма. А это сотни миллиардов долларов. Либо сказать, чтобы они подтёрлись своим поганым расчётом», — написал он в своем Telegram-канале.

Вспомним, что только благодаря настойчивости Сталина Польше по решению Потсдамской конференции 1945 года отошли районы Германии, располагавшиеся восточнее линии, проходившей по рекам Одер и Нейсе. Эти территории ранее были очень развиты в промышленном и сельскохозяйственном отношении и практически не разрушены во время войны.

Причём на Потсдамской конференции было решено передать Польше лишь территории Германии, но не право на тотальный грабёж частной собственности и убийства сотен тысяч мирных граждан.

А не вспомнить ли обиженным панам про концлагерь в местечке Згоды? Туда в марте-апреле 1945 года поляки согнали 6 тысяч немцев — не военнопленных, а мирных жителей, включая детей. К октябрю 1945 года в этом лагере погибли 1855 человек, то есть почти треть. А таких лагерей для мирного германского населения у поляков хватало. Это лагеря в Тржебице, Швинтохловице, Гливице, Клодзко, Потулице, Ламбиновице (Ламсдорфе) и других.

В 1945 году целые польские деревни специализировались на грабежах депортируемых немцев, «мужчин убивали, женщин насиловали. Ну, грабили, само собой». В зиму 1945−1946 годов смертность в лагерях депортированных немцев достигала 50%. В лагере Потулице в период между 1947 и 1949 годами от голода, болезней и издевательств со стороны охранников погибла половина заключённых. По оценкам Союза изгнанных немцев, общие потери немецкого населения в ходе изгнания из Польши составили около 3 миллионов человек.

Зверства поляков ужаснули даже советских дипломатов. Так, советский советник В.Г. Яковлев 1 декабря 1945 года в беседе с польским министром иностранных дел В. Жимовским специально поднял вопрос о депортации немцев: «Далее я сообщил Жимовскому о беспорядке и неорганизованности в отправке высылаемых из Польши немцев. Я сказал Жимовскому, что о прибытии поездов с немцами на польско-советскую границу советские военные власти в Германии не уведомляются.

Перевозка немцев совершается в самых антисанитарных условиях. Немцы прибывают ограбленные и больные от недоедания. Честь эвакуированных не выдерживает тяжёлых условий и умирает в дороге».

Понятно, что товарищу Яковлеву не светило появление на западе избитых, окровавленных, изнасилованных немецких женщин и детей. Он предвидел, что западные дипломаты и СМИ спишут всё на Красную Армию.

Перечисление преступлений поляков на захваченных германских землях в 1945—1947 годах, а также преступления Армии Крайовой на территории Белоруссии в 1941—1950 годах займёт толстый том.

Почему бы ФРГ, РФ и Белоруссии по архивным данным не подготовить «Белые книги» о преступлениях поляков и не предоставить Варшаве соответствующий счёт? Встречный иск был бы вполне уместен — и был бы не пустыми словами, а жесткими требованиями.

Александр Широкорад

Источник