Украинская разведка открылась «злым русским хакерам»

Сильнейший удар нанесен по одной из ключевых спецслужб Украины: в открытый доступ попали данные о значительной части штатных сотрудников Службы внешней разведки страны

Каким образом могла произойти эта утечка, какие ошибки в работе украинской разведки она обнажила – и почему ее последствия будут для Украины катастрофическими?

Группировка «Злые русские хакеры» (RaHDIt) выложила в открытый доступ сведения о более чем полутора тысячах сотрудников Cлужбы внешней разведки Украины.

Актуальность информации подтвердил источник РИА «Новости» в правоохранительных органах. В частности, это данные представителей разведки, действующих под прикрытием посольств в двух десятках стран. В списке как активно поддерживающие Украину США, Франция, Италия, Германия, Польша, так и государства, занимающие более сдержанную позицию, – Азербайджан, Аргентина, Венгрия, Греция, Ирак, ЮАР, Таджикистан и другие. Кроме того, хакеры обнародовали данные украинских разведчиков, работающих в представительствах ООН, Евросоюза и НАТО, а также рассекретили более 40 мест базирования подразделений украинской СВР, в том числе одно законспирированное учебное заведение.

Типичный сюжет «шпионского фильма»: где-то или у кого-то, но в одном месте, хранится полный и исчерпывающий список вражеской агентуры. Вариант: он разрезан на три (двадцать три) части и надо найти их все. Далее с разной степенью художественности описывают поиски этого шпионского Грааля с душещипательным финалом.

В реальности такого не бывает. Конечно, у каждой разведки в мире есть отделы кадров, но работающим там не придет в голову держать данные о сотрудниках на компьютерах с допуском в интернет. В худшем случае все эти данные учета личного состава или остаются в бумажном виде, или помещаются на компьютеры внутренней сети, которая физически не подключена к внешнему миру. И мы сейчас говорим о сотрудниках штатного списочного состава, а об иностранной агентуре и вовсе разговора нет: никаких сводных баз данных не существует нигде и никогда, и они разбиты по отделам. Старая советская поговорка: даже если ты имеешь доступ к самому делу, ты можешь не иметь доступа к папке с этим делом.

Но Украина, безусловно, простых путей не ищет. База данных действующего состава СВРУ была успешно взломана хакерской группировкой. Если эта база находилась в компьютере, присоединенном к внешней сети и далее к интернету, то тогда, безусловно, Украина – родина слонов. Другой вариант: агентурное проникновение, которое возможно как сознательно (кто-то воткнул в защищенный компьютер флешку и скачал данные), так и бессознательно (скажем, через зараженный телефон сотрудника, имеющего доступ к базе). Радикальный вариант: оптико-волоконный кабель, соединяющий здания разведки с внешним миром. Учитывая тот факт, что ранее эта же хакерская группировка аналогичным образом взломала базу данных ГУР МО Украины, базы данных украинского МИДа, правительства в Киеве и практически прочие все установочные базы (номера автомобилей, паспортные и адресные базы и все тому подобное) – то там,

в Киеве, видимо, все-таки какая-то системная ошибка с защитой электронной информации. И исправлять ее теперь уже поздно. Отвалилось все.

Дальше все просто. База СВРУ была совмещена с базой данных МИДа Украины, и наружу выплыли все сотрудники украинской внешней разведки, работающие под дипломатическим прикрытием. А также в некоторых случаях коммерческим. Например, один сотрудник СВРУ работает в столице Индии в представительстве запорожского завода «Мотор Сич».

Если долго вглядываться в эти лица, то можно даже рассмотреть, как строилась карьера некоторых сотрудников, из какого посольства в какое их перебрасывали. Кстати, в списке оказался также руководитель отдела МИДа Украины, занимающийся «развитием загранучреждений». В советское время именно человек с похожей по названию должностью отвечал за «посольскую квоту» для сотрудников ПГУ КГБ СССР в структуре МИДа. Очень удобно и никого не раздражало, но эта практика была разрушена в эпоху перестройки Эдуардом Шеварднадзе.

Очень занятное чтение, начисто разрушающее украинскую разведку как явление. Есть особо пострадавшие страны. Например, на посольстве Украины в Венгрии просто пробы ставить негде. Вызывает удивление обилие сотрудников украинской разведки в США и странах Западной Европы, которые, казалось бы, свои в доску. Теперь придется что-то объяснять тому же Лондону или Берлину, чем эти люди занимались в стране пребывания. Масштабы проникновения в страны Ближнего Востока (там сильно пострадали Ирак, Иран и Афганистан), скорее всего, связаны не только с прежними попытками Киева торговать на этом рынке своим оружием, но и с тем, что сейчас гордо называют «сотрудничеством с партнерами», то есть с работой на ЦРУ и МИ6. В Киеве часто говорят о том, что их разведывательная информация якобы очень востребована среди западных партнеров.

Просто так все свернуть, засвеченных уволить и нанять новых в нынешних условиях просто невозможно. Вообще, по «Закону о внешней разведке Украины» численность СВРУ определена в 4350 человек, из которых 4010 – военнослужащие. Опять же, про «родину слонов»: во всем мире численность разведки – тайна за семью печатями, как и ее бюджет. Но в Киеве карнавал демократии привел к тому, что все это стало открытыми данными. При этом, по неофициальным оценкам, реальная численность сотрудников СВРУ может достигать 7700–8000 человек. То есть вдвое больше заявленной законом.

Но набрать и обучить сейчас новых сотрудников, а засвеченных на фронт отправить – невыполнимая задача. И вряд ли контрразведкам, скажем, Венгрии, Италии или Ирана понравится обилие украинских шпионов у себя в стране. Но и массовой высылки ждать не стоит. Обычная практика в таких случаях – пусть работают. Теперь они известны и под контролем, заодно их связи выявим. А то этих отзовут, новые приедут, выясняй потом, кто есть кто. Кроме того, европейские страны уж точно никого высылать не будут, проявляя пресловутую «солидарность» с Киевом.

Если отвлечься от сотрудников СВРУ, работающих в украинских посольствах и прочих загранучреждениях, то привлекает внимание типичная «ошибка отдела кадров».

Очень большой процент сотрудников – в первую очередь молодые провинциалы – зарегистрированы в Киеве по двум адресам: Владимирская, 33 – это непосредственно здание СБУ, и улица Нагорная, 24/1. На Нагорной – это советского архитектурного стиля офисный центр из стекла и бетона, в котором ранее располагался так называемый Институт информатики. Сейчас там снимают офисы два десятка всяких ООО типа «Мастер Бьюти» или «Интерукр» (это реальное название!). Но среди этих салонов красоты и неведомых «международных укров» открыто зарегистрирована Служба внешней разведки Украины в лице ответственного Кондратюка Валерия Витальевича. Они там снимают помещение, и в народе Нагорная, 24/1 считается «общежитием СВРУ».

Еще буквально три-четыре года назад в здании по Нагорной располагался даже кабинет руководителя СВРУ (тогда это был Егор Божок), а другие подразделения украинской разведки были разбросаны в отдельных зданиях по всему Киеву. По инициативе западных кураторов и за немыслимые деньги пакистанскими подрядчиками был построен новый комплекс зданий в лесу под Киевом в районе села Белогородка на Святошине. Его окрестили «украинским Лэнгли», а здание на Нагорной (оно было построено 10 лет тому назад за 20 миллионов долларов) вроде как хотели передать на баланс МО Украины для нужд военной разведки (ГУР). Но по факту оно продолжает числиться на балансе СВРУ.

Кстати, Егор Божок, лоббируя возведение нового комплекса зданий разведки в лесу, откровенно не доверял зданию на Нагорной. Оно ведь было простроено при Януковиче, значит, по определению токсично. Мало ли что там в стенах замуровано. Он утверждал, что нужно проложить по Киеву 20 километров оптико-волоконной связи, чтобы можно было безопасно связываться с разрозненными зданиями по всему Киеву. А ведь в кабель элементарно врезаться. Так, может, он был по-своему прав, а не только хотел подзаработать на строительном контракте?

Сейчас административно это работает так. Человек получает работу в центральном аппарате украинской разведки, неважно кем – хоть секретаршей, хоть оперативником, переезжает из провинции, и его надо где-то регистрировать. Не жить, а именно зарегистрировать, чтоб все по закону было. Штамп в паспорте о прописке. Без этого в поликлинику не пойдешь, ребенка в школу не устроишь. СВРУ снимает офис в бывшем «НИИ информатики» и превращает его в «резиновую квартиру», регистрируя там новоявленных киевлян. Некоторых зачем-то регистрируют прямо по адресу официального здания СБУ на Владимирской, а это все равно что москвичу поставить штамп в паспорте с пропиской по адресу Большая Лубянка, дом 2. Ну или Хорошевское шоссе, 76. Кому что нравится.

В результате можно просто посмотреть данные о регистрации граждан по искомому адресу в Шевченковском районе Киева. Судя по всему, там же временно регистрируют и тех сотрудников, которые отправляются за рубеж. Но для них требуется все-таки более подробное легендирование и некоторое, хоть и формальное, участие в деятельности МИДа.

У раскрытия базы данных сотрудников СВРУ, включая работающих под дипломатическим прикрытием, эффект будет, скорее, долгосрочный, нежели немедленный. Да, деятельность украинской разведки будет не столько парализована, сколько будет выглядеть карикатурно. Эффект от этого проявится через несколько месяцев, когда прекратится поступление текущих разведданных, какой бы характер они ни носили. Даже если сотрудник СВРУ где-нибудь в Аргентине просто переписывал в своих донесениях местные газеты. Он может и дальше это делать, только теперь даже руководителю СВРУ генералу Александру Литвиненко будет понятно, что все это – информационный мусор. Литвиненко, кстати, Высшую школу КГБ имени Дзержинского заканчивал в числе последнего «почти советского» выпуска, когда там учились украинцы. Он выпустился в 1994 году, только не по разведывательной специальности.

Кроме того, все засвеченные сотрудники (вот эти полторы тысячи человек), от секретарши с пропиской на Нагорной до первых секретарей посольств в звании полковника, теперь классический объект для вербовки.

Невозможно спрогнозировать, как повернется судьба этих людей. Возможно, руководство СВРУ найдет способ минимизировать потери, например, путем долгих объяснений со странами пребывания. Можно провести переаттестацию, ликвидировать общагу на Нагорной. Но в нынешней обстановке все это окончательно разрушит работу украинской разведки.

И, кстати, дополнительные вопросы возникают к тем сотрудникам СВРУ, которые не попали в открытый доступ хакерской группировки «Злые русские хакеры». Сотрудников СВРУ ведь по закону более четырех тысяч, а на деле, видимо, в два раза больше, а обнародованы данные только полутора. У любого сотрудника контрразведки возникнет вопрос: а эти что, какие-то особенные, что их не стали гласности предавать? Может, русские не стали их обнародовать, потому что что-то с ними имеют?

Почти наверняка это не так. Просто и так слишком много для демонстрации силы. Изучение каждой установочной карточки может занять несколько часов. Но пусть мучаются в сомнениях, пусть проводят ведомственные проверки, отвлекая ресурсы и наполняя атмосферой недоверия и подозрительности весь лес в Белогоровке.

Кроме того, разрушается на глазах пиаровский имидж украинской разведки как «подносчика снарядов» (информации) для старших братьев англосаксов. Возможно, что этот имидж будет искусственно поддерживаться в том числе и усилиями старших партнеров. Но в ЦРУ и МИ6 не так глупы, чтобы не понимать бессмысленность дальнейшего сотрудничества с СВРУ. Вслух это, конечно же, проговорено не будет, но на нужном уровне выводы наверняка сделают. И это хорошо, это правильно.

Источник