Михаил Хазин. Кто ещё может перехватить управление у банкиров

В Соединённых Штатах Америки за последние 20 лет оформилась ещё одна либеральная сила. Не исключено, что она пытается перехватить у банкиров управление западным глобальным проектом. Это цифровики.

В Соединённых Штатах Америки за последние 20 лет оформилась ещё одна либеральная сила. Не исключено, что она пытается перехватить у банкиров управление западным глобальным проектом.

Это цифровики.

У меня есть ощущение, что либеральная часть европейской аристократии – это прежде всего трансгуманисты, Давосский форум, Шваб – очень сильно спелась с американскими цифровиками.

Американские цифровики уже поняли, что они не смогут контролировать национальные территории, поняли, что у них начинаются проблемы, потому что исчезает средний класс, а бедные люди не могут быть финансовой основой цифрового общества, потому что они просто не управляются через рекламу, через логику цифрового квалифицированного потребителя. И по этой причине они начинают искать себе союзников.

Помимо либерально-цифрового крыла европейской элиты, есть крыло консервативное.

Для нас консерваторы – союзники, потому что мы не пойдём в западную Европу. Максимум, что мы откусим – восточную Германию. Соответственно Бенилюкс, Франция, Италия, Испания, Португалия – в рамках консервативных ценностей готовы быть нашими политическими союзниками.

Не экономическими, потому что экономически они привязаны к Атлантическому океану, а мы привязаны к континенту.

Есть такая очень интересная наука – география, с которой бесполезно спорить. Дело в том, что по Берлину изотермы, то есть линии равных температур, например января, идут на карте полушарий горизонтально, по широте. Чем ближе к полюсу – тем холоднее. Чем ближе к экватору – тем теплее. Западнее, из-за того что на севере Гольфстрим, а на юге Средиземное море, изотермы вертикальные, идут по меридианам. Чем западнее – тем теплее, влажность выше, поэтому урожай лучше. Чем восточнее – тем суше и холоднее. И нулевая изотерма января проходит по Берлину. Дальше она утыкается в Альпы, и делает крюк.

Это единственное отличие западной Европы от восточной. То есть берлинский меридиан естественным экономическим образом идёт на восток, к центрально-европейской равнине. Всё что западнее – это Атлантика. Все попытки изменить эту модель ни к чему не приводят. Польша развивалась на восток и на юг, потому что она расположена восточнее. И её постепенно отжимала Германия, но отжимала с трудом, потому что уже в Берлине жили славянские племена. До сих пор в восточной Германии имеется несколько деревень, где говорят на славянских языках.

Источник