Интервью на главную тему: Пушкин, Гоголь и Достоевский поддержали спецоперацию

Западные СМИ задаются лукавым вопросом: с кем вы, Пушкин, Гоголь и Достоевский? Со столь любимой вами Европой или с родной Россией? За или против спецоперации? Что ж, предоставим слово самим русским гениям. Мало не покажется!

Что ни говори, а Запад никогда русского человека не понимал. Недавняя неуклюжая попытка радио «Свобода»* записать в «западники» светочей русской литературы только на том основании, что те долго жили в Европе, – лишнее тому подтверждение. Ибо ещё из Библии известно: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше». А «сокровищем» русских писателей, где бы они ни жили, всегда была Россия, и именно там было их сердце.

Что же до места проживания. Не записываем же мы в «западники» тех блестящих мыслителей и писателей из русской послереволюционной эмиграции, вынужденных покинуть Родину, но никогда не утрачивавших духовной связи с нею и не предававших её. Впрочем, пусть лучше на умозаключения радио «Свобода»* ответят сами русские классики. Дадим слово им самим, устроив своего рода «брифинг сквозь века».

Ай да Пушкин!

Начнём с Пушкина, который, как известно, «наше всё». Да, как и большинство дворян – его современников, он получил совершенно западническое воспитание и даже первые свои стихи в Лицее писал по-французски. Но даже это не смогло помешать ему, потомку арапа Петра Великого, всей душой сродниться с Россией и ей одной посвятить свой талант и свою жизнь. Вполне критично относясь ко многим вещам в современной ему России, Пушкин однозначно является её страстным и горячим патриотом. Первый вопрос мы задали именно ему:

Царьград: Александр Сергеевич, радио «Свобода»* на днях сообщило, что Вы являетесь активным сторонником Европы и ценностей западного общества. С кем Вы, Александр Сергеевич? Не хотите ли уехать из «этой страны»?

Александр Пушкин: Я уже писал об этом в письме Петру Чаадаеву: «Многое мне претит, но клянусь честью – ни за что в мире я не хотел бы переменить Родину или иметь иную историю, чем история наших предков, как её нам дал Бог».

ПАМЯТНИК ПУШКИНУ В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ. ЦХИНВАЛ. ФОТО МИХАИЛА ТЮРЕНКОВА

Царьград: Сегодняшняя Европа не вступает в прямой военный конфликт с Россией, но делает всё, чтобы поддержать подконтрольный себе русофобский режим на Украине. Что бы Вы сказали «нашим западным партнёрам»?

Пушкин: Ничто не ново под Луной. Ещё в 1831 году в письме Бенкендорфу я писал: «Озлобленная Европа нападает покамест на Россию не оружием, а ежедневной бешеной клеветою». Тогда же написал и стихотворение «Клеветникам России», обращённое, как у вас в XXI веке принято говорить, к «лидерам общественного мнения» Европы. Вот послушайте:

О чём шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы…

Вы грозны на словах – попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постеле,

Не в силах завинтить свой измаильский штык?

Иль Русского Царя уже бессильно слово?

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясённого Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет Русская земля?..

Так высылайте ж к нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России,

Среди нечуждых им гробов.

Царьград: Право же, Александр Сергеевич, словно о сегодняшнем времени написано. И после этого Вас кто-то считает западником? Побольше бы нам сегодня таких «западников»!

Гоголь – малоросс с истинно русской душой

Записали в «западники» и Гоголя, который действительно долгое время по состоянию здоровья жил в Италии, которую обожал. Что не мешало ему душой всегда оставаться в России. Зададим мы и ему несколько вопросов.

Царьград: Николай Васильевич, уезжая из России на лечение, Вы не хотели бы там остаться?

Николай Гоголь: Я знал только то, что еду вовсе не затем, чтобы наслаждаться чужими краями, но скорей, чтобы натерпеться, точно как бы предчувствовал, что узнаю цену России только вне России и добуду любовь к ней вдали от неё… Мысли мои, моё имя, мои труды будут принадлежать России.

НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ ГОГОЛЬ. ПОРТРЕТ КИСТИ ФЁДОРА МОЛЛЕРА. ФОТО: WWW.GLOBALLOOKPRESS.COM

Царьград: А что бы Вы сказали об особой миссии России? Есть ли она или наша страна не более чем «задворки Европы»?

Гоголь: Ещё в 1850 году в одном из своих писем я писал: «Россия всё становится мне ближе и ближе. Кроме свойств Родины есть в ней что-то ещё выше родины; точно как бы это та земля, откуда ближе к Родине Небесной».

Царьград: Запад мечтает уничтожить Россию как Империю. С Ваших времён границы России сильно уменьшились. Каковы Ваши оценки перспектив возрождения нашей страны?

Гоголь: Буду краток. Если у русских останется и один хутор, то и тогда Россия возродится.

За что чубайсы Достоевского не любят

В том, что господа со «Свободы»* как всегда «соврамши», легко убедиться, вспомнив известные слова нашего «западника №1» Анатолия Чубайса относительно Достоевского. При том, что западник западнику, как ворон ворону, глаз не выклюет, говоря о Достоевском, Чубайс буквально брызжет ядом:

Я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об избранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывают у меня желание разорвать его на куски.

Вот, оказывается, чем так не угодил западнику Чубайсу якобы «западник» Фёдор Михайлович! Он, оказывается, не только Россию любит, но и коренное отличие её от Запада, ставшее причиной несовместимости с ним, отчётливо видит. Зададим вопросы и Достоевскому.

Царьград: Фёдор Михайлович, в чём причина такой ненависти западных элит к нашей стране?

Фёдор Достоевский: Всему этому есть одна чрезвычайная причина: идею мы несём вовсе не ту, чем они, в человечество – вот причина… Европа нас постоянно не любит, терпеть даже нас не может. Мы никогда в Европе не возбуждали симпатии, и она, если можно было, всегда с охотою на нас ополчалась. Она не могла не признать только одного: нашу силу.

Так и не прочитали: Уроки Достоевского для людей XXI века

ФОТО: VADIM NEKRASOV / GLOBALLOOKPRESS

Царьград: Но наши либералы-западники уверены, что именно Запад, разбомбивший целый ряд стран, несёт им «цивилизацию».

Достоевский: Да будут прокляты эти интересы цивилизации и даже самая цивилизация, если для сохранения её необходимо сдирать с людей кожу!

Царьград: Так в чём же причина такой любви наших либералов к этим западным варварам?

Достоевский: Наш русский либерал – прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить.

Царьград: Фёдор Михайлович, в своём «Дневнике писателя» Вы писали о вступлении Российской Империи в русско-турецкую войну 1877–1878 годов. Тогда Запад тоже брызгал ядом на русские инициативы освобождения братских православных народов. И особенно боялся того, что русский флаг и православный крест будут водружены над освобождённым Константинополем (Царьградом). Не могли бы Вы напомнить эти свои слова, столь актуальные сегодня, в дни нашей спецоперации.

Достоевский: Извольте!

Сам народ поднялся на войну, с Царём во главе. Когда раздалось Царское слово, народ хлынул в церкви, и это по всей Земле Русской. Когда читали Царский Манифест, народ крестился, и все поздравляли друг друга с войной… Крестьяне в волостях жертвуют по силе своей деньги, подводы, и вдруг эти тысячи людей, как один человек, восклицают: да что жертвы, что подводы, мы все пойдём воевать! Здесь в Петербурге являются жертвователи на раненых и больных воинов, дают суммы по нескольку тысяч, а записываются неизвестными. Таких фактов множество, будут десятки тысяч подобных фактов… Они означают лишь, что весь народ поднялся за истину, за святое дело, что весь народ поднялся на войну.

Что с того?

Ну что, радио «Свобода»* и другие вражеские голоса, вам достаточно ответов наших «ватных» русских классиков? Словом, западничество (или как его называл Николай Данилевский, «европейничание») не зависит от того, где ты долго жил, но является категорией сугубо внутренней, мировоззренческой. Да, началось всё с реформ Петра, сопровождавшихся принудительным перелицовыванием элит – сначала через отрезание бород, парики да чулки, а там и до культурно-ментального отрыва дело дошло. 

Вот и в последние 30 лет – только оглянись! – Запад со своей сомнительной «культурой», модами, словами, стандартами, подходами, где может пытается пролезть в нашу жизнь, переформатировать наше сознание, научить нас (сначала элиты, а затем и всех прочих) перестать быть русскими. А ведь ещё современник Пушкина Александр Грибоедов писал:

Воскреснем ли когда от чужеземных мод?

Чтоб умный, добрый наш народ

Хотя по языку нас не считал за немцев!

До самого последнего времени надежды такой практически не было. Но сейчас она появилась, ибо и к части элит, и к народу постепенно приходит понимание того, что или Россия будет русской по духу, культуре и ментальности своей, или её не станет вовсе. Слава Богу! Кажется, наконец приходит наше время.

——

* «Радио Свобода» – СМИ, выполняющее функции иностранного агента.

Владимир Хомяков

Источник