Планировщики войны

Американские аналитики разыгрывают сценарии боевых действий вокруг Тайваня

До недавнего времени американские политики и эксперты рассматривали насильственное объединение Китайской Народной Республики (КНР) с Тайванем как отдаленную угрозу. Но сочетание быстрой китайской военной модернизации, узкого окна для локального почти паритета с вооруженными силами США и растущего пессимизма в отношении перспектив мирного объединения может привести КНР к пониманию, что у него есть возможность провести успешную операцию против Тайваня. Уроки Пекина, извлеченные из военной спецоперации России на Украине, могут побудить Народно-освободительную армию Китая (НОАК) скорректировать свои военные планы на Тайване. В совокупности эти события могут вызвать приближение сроков захвата Тайваня.

Поэтому политическое и военное руководство США на нескольких экспертных площадках вместе со своими региональными союзниками и партнерами определяют пути сдерживания КНР от вторжения на Тайвань и предотвращения конфликта в будущем.

1. Стратегически – оперативные военные игры

Игровая лаборатория Центра новой американской безопасности (CNAS) в партнёрстве с программой Meet the Press канала NBC провела стратегически-оперативную военную игру высокого уровня, исследующую вымышленную войну за Тайвань, действие которой происходит в 2027 году ( см. сайт CNAS от 13 июня 2022 года «Опасные проливы: война в будущем конфликте из–за Тайваня»).

Военная игра была направлена на то, чтобы выявить дилеммы, с которыми американские и китайские политики могут столкнуться в таком конфликте, а также стратегии, которые они могут использовать для достижения своих всеобъемлющих целей. Игра была предназначена для того, чтобы дать представление о том, как Соединенные Штаты, их союзники и партнеры могут удержать КНР от вторжения на Тайвань и что они могут сделать для защиты Тайваня и отражения такой агрессии, если сдерживание не сработает.

Военная игра показала, что ни у одной из сторон не будет быстрой победы в случае вторжения Китая на Тайвань. Ни одна из сторон игры не чувствовала себя проигравшей битву за Тайвань, и хотя Китай надеялся быстро добиться решительной победы, Тайвань был подготовлен ​​к длительной борьбе. Пекин столкнулся с дилеммой: либо ограничить войну и надеяться, что Соединенные Штаты не вмешаются, либо нанести упреждающий удар по целям США, чтобы повысить вероятность успеха Китая, но за счёт высокой цены продления конфликта. При таком сценарии Пекин и Вашингтон вряд ли одержат верх после первой недели конфликта, что предполагает его затяжной характер.

Более того, конфликт вокруг Тайваня может быстро привести к последствиям, далеко выходящим за рамки того, на что рассчитывают Пекин и Вашингтон. Военная игра продемонстрировала, как быстро может обостриться конфликт, когда и Китай, и Соединенные Штаты переходят красную черту. Существует высокий риск того, что сигналы сдерживания могут быть неправильно истолкованы в потенциальной будущей битве из-за различий в военной силе и слабости, и это определяет типы эскалации, которые, вероятно, выберут Пекин и Вашингтон. Как показала военная игра, несмотря на объявленную им политику неприменения ядерного оружия первым, Китай может быть готов угрожать ядерным оружием или провести ограниченную демонстрацию своего ядерного потенциала, чтобы предотвратить или положить конец вмешательству США в конфликт с Тайванем.

Военная игра выявила дополнительную асимметрию в этой напряженности: роль, которую союзники и партнеры США могли бы сыграть в будущем конфликте. Мало того, что Китаю не хватает таких союзников и партнеров, но и военные партнеры на стороне США добавляют значительную боевую мощь, глубину и стратегическое значение усилиям по защите Тайваня. Это еще больше усложняет принятие решений КНР о том, начинать ли вторжение на Тайвань, и как сдержать вмешательство США и их союзников.

В конечном счете, военная игра указывает на то, что у Соединенных Штатов и их союзников и партнеров есть возможность предпринять шаги для значительного усиления сдерживания и обеспечения того, чтобы КНР никогда не рассматривала вторжение на Тайвань как выгодный вариант. Но для того, чтобы изменить военный баланс в Индо-Тихоокеанском регионе в свою пользу и развить потенциал, позиции и планирование, которые могут сдержать агрессию КНР, Соединенные Штаты, их союзники и партнеры должны предпринять немедленные шаги в нескольких ключевых областях.

Во-первых, Министерству обороны США следует постоянно инвестировать в высокоточное оружие большой дальности и подводные средства, а также развивать дополнительные пути к базированию в Индо-Тихоокеанском регионе. Министерству обороны следует расширить стратегическое и оперативное планирование с такими высокоэффективными союзниками, как Япония и Австралия, чтобы улучшить их коллективную способность реагировать на китайскую агрессию против Тайваня. Кроме того, планирование Минобороны должно выходить за рамки отражения быстрого вторжения, чтобы рассмотреть, как вести затяжную войну и внести изменения, чтобы облегчить долгосрочные операции и добиться благоприятного окончания войны. Наконец, Министерство должно изучить риски эскалации в контексте войны с Китаем, чтобы их можно было предвидеть, предотвращать и управлять ими.

Во-вторых, Конгресс США должен добиться ключевых улучшений в рамках Инициативы тихоокеанского сдерживания и помочь сформировать военную позицию Тайваня.

В-третьих, Тайвань должен укрепить свои оборонительные возможности, инвестируя в асимметричные, устойчивые силы, усиливая подготовку своих активных и резервных сил; а также путем накопления основного оружия и припасов.

***

Военная спецоперация России на Украине в 2022 году перевернула представление о немыслимости крупномасштабной войны с применением обычных вооружений в Европе. Открытое применение военной силы Россией разрушило предположения о том, что такие государства, как Россия и Китай, будут преследовать свои цели путем скрытой подрывной деятельности и принудительного государственного управления, не достигнув порога войны.

В течение десятилетий военные аналитики предупреждали, что китайская военная модернизация меняет баланс сил в Восточной Азии, потенциально позволяя Китаю захватить Тайвань. Тайвань управляет самостоятельно с 1949 года, когда гоминьдановские силы Чан Кайши бежали туда после поражения в гражданской войне в Китае, но Китайская Народная Республика настаивала на том, что Тайбэй является отколовшейся провинцией, которая должна объединиться с Пекином. Напряженность по обе стороны пролива волнообразно нарастала и ослабевала в течение последних 73 лет. Потенциальное открытое применение военной силы против Тайваня вызывает крайнюю озабоченность американских политиков, особенно после спецоперации России на Украине. До недавнего времени официальные лица и эксперты США рассматривали насильственное объединение как отдаленную угрозу из-за огромной проблемы и риска морского десанта на Тайвань. Но быстрая модернизация Китая и усиление профессионализма НОАК ставят это предположение под сомнение. В сочетании с отсутствием прогресса вооруженных сил США в приобретении передовых технологий, разработке нового американского способа ведения войны и улучшении положения в Индо-Тихоокеанском регионе для усиления сдерживания, это может привести к тому, что Китай осознает, что у него есть возможность провести успешную операцию против Тайваня. Некоторые опасаются, что китайские эксперты все более пессимистично оценивают перспективы мирного объединения и, как следствие, могут прибегнуть к военной силе. Например, глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Джон Акилино заявил, что «эта проблема гораздо ближе к нам, чем многие думают», в то время как его предшественник утверждал, что Китай может вторгнуться на Тайвань к 2027 году.

События в Европе сделали эти опасения более насущными. Хотя спецоперация на Украине не обязательно предвещает вторжение на Тайвань, Китай учится на боевых действиях России и думает о том, как устранить недостатки в своих силах, планах и стратегии. Пекин, вероятно, также оценивает реакцию США и международного сообщества на агрессию против Тайваня. Со своей стороны, Тайвань извлекает уроки из сопротивления Украины и рассматривает возможности, обучение и оперативные концепции, которые потребуются для защиты от китайского вторжения. Совсем недавно президент США Джо Байден заявил, что Соединенные Штаты могут направить военные ресурсы на Тайвань в случае нападения Китая. Хотя Белый дом отрицает какие-либо изменения в официальной политике США, заявление Президента не согласуется с американским подходом «стратегической двусмысленности», из которого неясно, придут ли Соединенные Штаты на помощь Тайваню в случае вторжения.

Военная игра «Опасные проливы»

В апреле 2022 года игровая лаборатория CNAS провела двустороннюю военную игру, чтобы изучить потенциальный конфликт, вызванный вторжением Китая на Тайвань в 2027 году. Эта игра была сосредоточена на принятии решений американцами и китайцами на высоких оперативных и стратегических уровнях. Цель военной игры была двоякой. Во-первых, CNAS стремился рассказать широкой публике о том, как может развернуться конфликт между Китаем и Соединенными Штатами из-за Тайваня. Во-вторых, военная игра была направлена ​​на то, чтобы дать представление о том, как Китай может вести войну и как Соединенные Штаты, их союзники и партнеры могут отразить китайскую агрессию.

В военной игре приняли участие 10 участников, нынешние и бывшие правительственные чиновники США, а также эксперты в области оборонных стратегий США и КНР. Участники были назначены либо в команду КНР (красный), либо в команду США (синий), представляя высокопоставленных чиновников Министерства обороны, консультирующих своих президентов. Красная команда стремилась объединить Тайвань с КНР, не позволяя США и их союзникам защищать его. Синяя команда стремилась защитить Тайвань от китайской агрессии и удержать КНР от насильственного подчинения Тайваня. Вооруженные силы Тайваня, Японии и Австралии были представлены Белой командой, состоящей из работников CNAS, которая также рассматривала планы взаимодействия между Красной и Синей командами.

Военная игра рассматривала сценарий, в котором дискуссии о независимости в законодательном органе Тайваня вылились в политический кризис, во время которого КНР потребовала немедленных переговоров об объединении. После того, как Тайбэй отказался присоединиться к переговорам, отвергая шаги к независимости, Китай мобилизовал силы НОАК и предпринял значительное наращивание военного присутствия в своем Восточном командовании театра военных действий. По мере переброски ключевых сил и средств в районы сосредоточения ближе к Тайваню представители американской разведки подтвердили, что нападение на Тайвань неизбежно. Таким образом, военная игра началась с того, что обе команды готовились к возможной атаке, расставляя силы для наилучшего достижения своих целей. Первой задачей Синей команды было определить способы усиления сдерживания, а также разработать стратегию защиты Тайваня, если сдерживание не сработает. Первой задачей Красной команды было разработать свою первоначальную стратегию вторжения, получив приказ от президента Си Цзиньпина о вторжении.

Сценарий предполагал будущее, в котором КНР, Тайвань и Соединенные Штаты укрепили свою военную мощь и устранили критические недостатки. Сценарий также утверждал, что было достаточно предупреждений о наращивании военной мощи Китая. Более того, Белая команда предполагала, что все три силы способны проводить военные операции, хотя и с разным уровнем мастерства. Как показали военные действия России на Украине, это — критическое предположение, которое может повлиять на выводы и рекомендации.Стоит отметить, что этот военная игра запускалась только один раз, поэтому выводы, полученные в результате игры, будут проверены в дальнейшем. Более того, подобные игры носят ориентировочный, а не предсказательный характер. Решения и исходы этой игры правдоподобны, но это не делает их весьма вероятными. Тем не менее, наблюдения за этой военной игрой позволяют извлечь уроки, которые должны помочь США, их союзникам и партнерам планировать защиту Тайваня.

Ключевые идеи

Из игрового процесса и обсуждений игроков появилось несколько важных выводов. Они имеют важное значение для будущего конфликта из-за Тайваня в Индо-Тихоокеанском регионе и представляют собой уроки, извлеченные из военных действий.

Иллюзии короткой войны

Красная команда разработала план, направленный на использование крупных сил вторжения для достижения быстрой победы. Команда столкнулась с дилеммой: сконцентрироваться ли на Тайване и избежать ударов по силам США в надежде, что они останутся в стороне, или атаковать силы Синих, чтобы получить военное преимущество и надеяться, что Синие будут готовы к переговорам после падения Тайваня. Прежний курс действий мог ограничить войну и повысить шансы Красных на контроль Тайбэя до вмешательства других стран. Последнее значительно увеличивало шансы на победу, если Синие все-таки вмешались, но также рисковало более крупным, сложным и, возможно, более длительным конфликтом.

Второй вариант действий в конечном итоге победил, потому что Красные беспокоились о том, что Синие вмешаются, несмотря ни на что, и будет легче нанести удар по Синим раньше. Красная команда одновременно наносила воздушные и ракетные удары по силам Тайваня, а также превентивно атаковала ключевые базы Синих, особенно на Гуаме (см. нашу статью «Маленький остров, где может начаться Третья мировая война» – авт.). Атак Красных было недостаточно, чтобы вывести из строя силы США, и вместо этого они вызвали сильную реакцию Синих и их союзников на агрессию Красных.

Красная команда стремилась заставить Тайбэй капитулировать до того, как силы Синих смогут оправиться от первого удара Красных. Красные стремились обезглавить руководство Тайваня, нанести карательные удары, чтобы подорвать волю Тайваня к сопротивлению, и перекрыть связь с островом, чтобы уменьшить стратегические сообщения Тайбэя, направленные на сплочение международной поддержки. Наряду с этими стратегическими атаками Красные стремились быстро перебросить сухопутные войска к пляжам и портам на севере Тайваня, в дополнение к десантированию сил в том же регионе, чтобы как можно быстрее захватить Тайбэй. Красные считали, что это создаст достаточный импульс для завоевания северной половины острова и вынудит остальную часть страны сдаться. Соединенные Штаты и их союзники тогда столкнутся с неприятной перспективой отказа от территориальных завоеваний Красных, что будет невероятно сложно — если не невозможно — и в конечном итоге придут к выводу, что это не стоит затрат.

Быстрая победа Красных оказалась недостижимой. Имея возможность контролировать небо над Тайванем, Красные десантные, воздушно-десантные и десантно-штурмовые силы вторжения высадились на берег, но столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Красные силы заняли пляж и аэродром к северу от Тайбэя, но понесли тяжелые потери. Когда игра закончилась, силам вторжения Красных все еще приходилось преодолевать гористую и хорошо защищенную местность, чтобы добраться до столицы. Более того, Красные также должны были найти способ обеспечить горючим, продовольствием и боеприпасами свои силы на берегу, в то время как силы Синих атаковали их уязвимые линии связи.

В конечном итоге ни одна из сторон не смогла решительно победить в первую неделю боев. И Красные, и Синие израсходовали большую часть своих запасов высокоточных ракет большой дальности, потеряли много истребителей, и им нужно было пополнить запасы и перевооружить атакуемые силы. Однако у Красных все еще были гражданские активы, которые они могли использовать для продолжения вторжения через пролив, чему способствовала географическая близость к Тайваню.

Мы не знаем, каков был бы долгосрочный исход, но затяжной конфликт казался правдоподобным. Быстрое наступление Красных в этом вымышленном сценарии потерпело неудачу из-за разумных инвестиций Синих и Тайваня в потенциал, обучение и боеприпасы. Планы Синих были сосредоточены на том, чтобы остановить атаку красных через пролив, особенно их флот. Когда подводные лодки Синих выпустили все свои торпеды, а самолеты выпустили большую часть своих высокоточных боеприпасов большой дальности, у них остались ограниченные возможности для немедленного создания наступательной боевой мощи. Ни одна из сторон не чувствовала себя проигравшей битву за Тайвань. Несмотря на то, что Китай надеялся сдержать вмешательство США, их союзников и партнеров, чтобы поддержать желанную быструю победу Пекина, он был готов к долгой борьбе.

Это говорит о том, что в случае китайского вторжения на Тайвань Тайваню и Соединенным Штатам будет важно не проиграть войну в первые дни. Но предотвращение предпочитаемой Китаем быстрой победы над Тайбэем не будет равносильно победе Америки и Тайваня. Таким образом, оборонным планировщикам США, их союзников и партнеров следует подумать не только о первой неделе, но и о том, как выиграть затяжную войну.

Падение с лестницы эскалации

После того, как Красные атаковали силы Синих на базах в Японии и Гуаме, конфликт перерос в серию эскалаций «око за око». По факту, каждая команда более агрессивно атаковала территорию другой в ответ на предыдущие атаки. Эти наступления не были чисто карательными. Часто они также были вызваны военными потребностями. Красная команда считала, что не может рисковать, позволяя силам США помешать первоначальной волне их морского десанта, и поэтому решила нанести упреждающий удар по американским силам и базам в Японии и на Гуаме. Она также атаковала бы американский авианосец, если бы он находился в пределах досягаемости ракет. В ответ команда Синих использовала бомбардировщики для нанесения ударов крылатыми ракетами по кораблям Красных в порту, которые были более легкой целью, чем корабли, идущие в сторону Тайваня.

Обострения увеличивались с каждым пройденным ходом. Каждая сторона рассматривала свои атаки как пропорциональные и представляющие собой сигнал противнику, что он должен воздерживаться от определенных действий или столкнуться с более серьезными последствиями. Но обстановка способствовала быстрому увеличению территорий и интенсивности боевых действий. Поскольку Красные уже атаковали американскую территорию, они чувствовали, что им нечего терять, нанося удар крылатыми ракетами по американским базам на Гавайях в ответ на атаки Синих на их порты. Красная команда также выпустила ракетные залпы по союзникам США, включая Японию, Австралию и Филиппины. Чтобы ухудшить командование, управление и наведение Красных, Синие атаковали штаб Восточного командования театра военных действий в Нанкине и радары раннего предупреждения на территории Китая. В ответ на непрекращающиеся удары по своей территории, включая сорванный удар по базе бомбардировщиков H-20, Красные хотели нанести удары по военным объектам на континентальной части США, но у них не было для этого достаточно сил.

Команда Синих обладала значительной способностью атаковать китайские силы высокоточным оружием в этой военной игре, хотя ее запасы передовых ракет большой дальности быстро заканчивались. Напротив, способность Красных проецировать обычную энергию за пределы второй цепи островов в 2027 году оставалась весьма ограниченной. У Красных было лишь небольшое количество дальних бомбардировщиков и самолетов-заправщиков по сравнению с тем, что было необходимо для нанесения ответного удара по континентальной части Соединенных Штатов с помощью обычного оружия. Хотя кибероружие рассматривалось как средство для достижения подобных целей, Красная команда отдавала предпочтение обычным вариантам атаки, потому что они несли более сильный сигнал. Команда Синих также рассматривала возможность более агрессивных действий в киберпространстве, но сдержалась, опасаясь, что Соединенные Штаты, вероятно, представляют собой более крупную и уязвимую цель для стратегических кибератак.

Эскалация в этой игре не придерживалась традиционной модели симметричной лестницы, по которой каждая сторона намеренно поднималась и могла остановиться в любой точке. Вместо этого у обеих сторон была собственная лестница эскалации с разными ступенями, отражающими их разные подходы, восприятие и возможности. Но больше всего поразило то, что их действия быстро привели к последствиям, выходящим за рамки намерений обеих команд. Казалось, ни один из них не получил сообщения другого о том, что их действия были выверенными, пропорциональными и направлены на деэскалацию.

Более того, у Красных и Синих были разные сильные и слабые стороны, которые определили тип выбранной ими эскалации. Первоначально у Красных была более сильная рука, но им не хватало надежных обычных ответов на нападения на их территорию, что заставило их обратиться к своему ядерному арсеналу. У Синих было больше обычных и ядерных вариантов, но их больше беспокоила эскалация в киберпространстве.

Прежде чем они узнали об этом, и Синие, и Красные пересекли ключевые красные линии, но ни один из них не хотел отступать. Таким образом, эскалация была не столько постепенным и контролируемым восхождением к вершине, сколько быстрой гонкой вниз, где обе команды упали со своих лестниц и оказались на неизведанной территории.

Это демонстрирует, как конфликт вокруг Тайваня может быстро скатиться по спирали эскалации. Китай и Соединенные Штаты могут столкнуться с трудностями при установлении красных линий, что приведёт к тому, что сдерживающие сигналы будут неверно истолкованы как Пекином, так и Вашингтоном в подобном конфликте.

Думая о немыслимом: ограниченное использование ядерной энергии

Первый ход военной игры Красная команда взяла из российского сценария на Украине и пригрозила применить ядерное оружие для сдерживания вмешательства извне во «внутренние дела», а также любых нападений на материковый Китай. Несмотря на проводимую Китаем политику неприменения ядерного оружия первым, в Красной команде было мало споров о размахивании ядерным оружием. Группа согласилась объявить о ядерной угрозе и, до начала боевых действий, начать развертывание китайских атомных подводных лодок в водах, где оружие может достичь западного побережья Соединенных Штатов. Хотя упреждающий удар обеспечил бы военное преимущество, команда Синих отвергла эту идею из-за наличия у Китая ядерного оружия и опасений эскалации. Синие также стремились укрепить свою стратегическую позицию и выступили с заявлениями о том, что Красные столкнутся с серьезными последствиями, если первыми применят ядерное оружие. На протяжении всей игры Синяя команда старалась избегать атак на цели, которые могли угрожать китайскому режиму. В конечном счете, команда Синих полагала, что превосходящие размеры и изощренность их ядерного арсенала сдержат Китай от использования ядерного оружия.

Вера Синей команды в свой стратегический потенциал сдерживания оказалась ошибкой. По мере того, как конфликт развивался с нападением «око за око» на территорию Красных и Синих, команда Красных почувствовала, что ей необходимо повысить ставку, проведя атаки со своих авиабаз на Японию, Гуам и Гавайи, чтобы защитить свои основные интересы и предотвратить дальнейшие нападения на свою территорию. Не имея обычных средств дальнего удара, Красная команда взорвала ядерное оружие недалеко от Гавайев, чтобы продемонстрировать достоверность своих угроз. Этот ядерный взрыв привел бы к электромагнитному импульсу, который нарушил бы и потенциально уничтожил бы любую неэкранированную или незащищенную электронику на близлежащих кораблях или самолетах, но в остальном не оказал прямого воздействия на Гавайи. Тем не менее, это было бы первое применение ядерного оружия во время конфликта со времен Второй мировой войны. Поскольку это произошло во время последнего этапа военной игры, мы не знаем, как бы отреагировала Синяя команда, но, вероятно, это было бы расценено как серьёзная эскалация.

Существует риск того, что будущий конфликт между США и Китаем может стать ядерным. В конфликте вокруг Тайваня Пекин может отказаться от заявленной политики неприменения ядерного оружия первым, размахивая ядерным оружием или применив его, чтобы предотвратить или положить конец участию США в войне. Хотя маловероятно, что произойдет прямой стратегический обмен, как предполагалось во время холодной войны, существует риск того, что Китай может применить ядерное оружие ограниченным образом. Если это произойдет, неясно, куда пойдет конфликт. Это говорит о том, что Соединенным Штатам, их союзникам и партнерам необходимо обсудить и спланировать потенциальные сценарии, связанные с ограниченным применением ядерного оружия Китаем.

Асимметричное преимущество: союзники и партнёры

В военной игре Красные столкнулись с коалицией государств, которые помогали защищать Тайвань, а не только с Вашингтоном и Тайбэем. Япония и Австралия предоставили Синим силам не только доступ к базам, но и свои самолеты и корабли для боевых действий. Они сделали это из-за смены настроений в сторону авторитарной агрессии, которая ускорилась после спецоперации на Украине. Воздушные и ракетные удары Красных по базам на их территории еще больше подтолкнули их к вмешательству. Филиппины не участвовали в операциях, но поддержали коалицию, разрешив силам США действовать со своей территории.

Напротив, у Китая нет союзников. Пока эксперты спорят о том, присоединятся ли к борьбе некоторые из партнеров Китая, а именно Россия, в игре это не отражено. Вместо этого Красная команда обсудила, какие Северная Корея и Россия могут предпринять действия, чтобы отвлечь Синюю команду, и как Китай может получить выгодный доступ к базированию в такой стране, как Камбоджа. Эти усилия меркнут по сравнению с вкладом Австралии, Японии и Филиппин в усилия Синей команды. В этом заключается критическая асимметрия в конфликте: Китай, вероятно, будет в одиночку противостоять очень боеспособной коалиции сил, которые регулярно действуют вместе. Красная команда прекрасно понимала, что, если союзники США встанут на защиту Тайваня, это отрицательно скажется на шансах Китая. Австралия и Япония предоставляют современные воздушные и морские силы, которые во многих случаях превосходят возможности Китая.

Их вступление в бой увеличило бы возможности Синих и помогло бы лишить Красных быстрой военной победы. Синяя команда также знала об этом преимуществе и пыталась использовать улучшившиеся связи между Вашингтоном, Канберрой и Токио, чтобы усилить сдерживание на первом этапе. В начале конфликта корабли Синих военно-морских сил проводили совместные учения с японскими, австралийскими и тайваньскими кораблями в Филиппинском море. Объединенный флот оставался за пределами досягаемости баллистических ракет средней дальности Красных и, следовательно, был приоритетным.

Первым ходом Красной команды была жаркая дискуссия о том, как отделить Синих от их союзников. Красные считали, что, хотя они и не могут помешать Синим встать на защиту Тайваня, они могут вбить клин между Вашингтоном, Токио и Канберрой. Поскольку Красные считали вмешательство Синих неизбежным, их подход заключался в том, чтобы нанести сильные удары по силам Синих в начале конфликта, дабы ослабить боевую мощь США, воздерживаясь при этом от атак на японские или австралийские силы. Это было сделано для того, чтобы послать Токио и Канберре сдерживающий сигнал о том, что их пощадят, если они останутся вне боя.

Австралия и Япония предоставили доступ к базам и силы для защиты Тайваня. Однако на практике Красные обнаружили, что эту стратегию трудно реализовать. Первым залпом Красные нанесли удары баллистическими и крылатыми ракетами по базам и ПВО Синих в Японии. Красные намеренно избегали нанесения ударов по общим американо-японским базам или только японским базам. Поэтому Красные решили оставить невредимым значительное количество американских самолетов, чтобы не допустить участия Токио в бою. Но поскольку силы безопасности и гражданские лица принимающих стран обычно обеспечивают защиту и услуги на объектах, используемых вооруженными силами США, даже если они не совмещены с объектами вооруженных сил принимающей страны, Красным было трудно отличить Синих от японских целей. Тем более, что базовые удары Красных все равно сводились к атаке на японской земле. Это привело к вступлению японских войск в войну, хотя они в основном укрепляли оборону на своей территории и проводили ограниченные операции в Восточно-Китайском море.

Все это подчеркивает дилемму Красной команды между необходимостью ослабить Синие силы в начале конфликта и ее желанием не провоцировать дополнительное вмешательство. По иронии судьбы, именно действия Красных стали причиной такого вмешательства третьей стороны. Действия Красных также расширили конфликт из-за предполагаемой необходимости принятия карательных мер против третьих стран за присоединение к борьбе. Красная команда постоянно использовала свои высокотехнологичные баллистические ракеты средней дальности и крылатые ракеты против японских, австралийских и филиппинских военных целей, а также наносила удары по силам США и начинала десантное вторжение и бомбардировку Тайваня. Это отвлекло внимание Красной команды и увеличило запасы критически важных ракет, не применяемых в основной операции: вторжения на Тайвань.

Отсутствие у Китая союзников и упор США на боевые действия коалиции, вероятно, придадут окраску будущему конфликту. Предоставляя боевую мощь, критический доступ и базы, союзники и партнеры США имеют стратегическое значение для усилий по защите Тайваня. Все эти факторы могут переломить ход китайского вторжения на Тайвань и усложнить принятие Китаем решений, в том числе его военной стратегии. Это подчеркивает, насколько важно, чтобы Соединенные Штаты определили «коалицию желающих» до начала такого конфликта, чтобы предоставить достаточно времени для разработки стратегий победы в войне, которые объединяют союзников и партнеров и улучшают оперативную совместимость.

Рекомендации по улучшению сдерживания в Индо-Тихоокеанском регионе

Самый важный вывод из этой военной игры заключается в том, что быстрой победы не будет, если Китай решит вторгнуться на Тайвань. Хотя ни одна из сторон не чувствовала себя проигравшей битву за Тайвань, ни одна из них не имела решающего преимущества в конфликте после недели боевых действий. Несмотря на надежды Красных на быструю и решительную победу, они оставались готовыми к долгой борьбе из-за важности объединения. Если тайваньское население будет сопротивляться так же, как и украинское, оно может сделать сложную операцию очень дорогостоящей — с большими затратами. Даже если Китай окажется менее способным, чем предполагалось в этой военной игре, и не сможет высадить на Тайвань большое количество сил, остается тот факт, что у Китая есть обычная огневая мощь, чтобы вызвать широкомасштабные разрушения и опустошение.

Согласно планам модернизации, к 2027 г. Китай будет располагать более крупными и все более совершенными ядерными силами, которые дополнят его растущий потенциал обычных вооружений. Учитывая ядерные риски и быструю эскалацию, отмеченные в этой военной игре, не говоря уже о катастрофическом человеческом и экономическом ущербе от войны, для Соединенных Штатов, Тайваня и их союзников, таких как Япония и Австралия, крайне важно усилить сдерживание, чтобы предотвратить конфликт из-за Тайваня. Более того, американским политикам необходимо уделять больше внимания управлению эскалацией, чтобы они могли понимать потенциальные красные линии и горячие точки и снижать риск непреднамеренной эскалации.

На протяжении десятилетий американские политики считали, что у них достаточно времени, чтобы отреагировать на усиление Китая как военной державы. Вместо того, чтобы развернуться или изменить баланс в сторону Индо-Тихоокеанского региона, администрация США отвлеклась на войны, беспорядки и нестабильность в других местах. Это позволило Китаю значительно сократить разрыв в военной мощи, до такой степени, что он мог поверить, что победа в войне за Тайвань вполне возможна.

Уроки, извлеченные из этой военной игры, непосредственно применимы к действиям по укреплению сдерживания.

Рекомендации для Министерства обороны и Конгресса США, а также для Тайваня следующие:

Для Министерства обороны США

Делайте постоянные инвестиции в высокоточное оружие большой дальности.

Соединенным Штатам необходимо создать арсенал, достаточный для нанесения ударов по значительному количеству мобильных и стационарных целей, которые потребуются в этом конфликте, тем самым лишив Китай быстрой и решающей победы. В настоящее время запасов дальнобойных боеприпасов в США недостаточно, чтобы отказать Китаю в быстрой победе или выдержать затяжную войну на истощение. Министерству обороны также следует стремиться к заключению соглашений с союзниками и партнерами, такими как Австралия, чтобы обеспечить совместное использование запасов оружия во время такого конфликта.

Увеличение инвестиций в подводные возможности.

В военной игре подводные возможности оказались ключевым преимуществом США. В то время как нынешний план судостроения предусматривает закупку максимального количества подводных лодок в год, которое может производить промышленность, Соединенным Штатам следует изучить варианты расширения своей промышленной базы и пополнения своих ударных подводных лодок беспилотными подводными аппаратами. Кроме того, Соединенным Штатам следует изучить способы ведения подводной войны на передовом театре военных действий путем перевооружения и пополнения запасов подводных лодок в море и на защищенных передовых базах.

Укрепить позиции в Индо-Тихоокеанский регионе.

Укрепление позиции США требует получения дополнительного доступа к базам и разработки системы эшелонированной пассивной и активной обороны на существующих базах. Военная игра показала, что вмешательство США в этот конфликт зависело от способности отразить первый китайский удар, рассредоточив силы по базам по всей Восточной Азии. В настоящее время Соединенные Штаты не имеют достаточного доступа или вспомогательных сил и оборудования для проведения операций такого типа, несмотря на принятие Министерством обороны концепций распределенных операций, направленных на повышение живучести.

Углубить стратегическое и оперативное планирование с Японией и Австралией, чтобы улучшить подготовку к реагированию на китайскую агрессию.

Заблаговременное планирование позволит координировать быстрые действия, если китайское вторжение окажется неизбежным. В то время как наземные и космические датчики затрудняют маскировку большого скопления войск или осуществление стратегической внезапности, нескольких месяцев недостаточно, чтобы устроить деликатные политические переговоры, которые были бы необходимы относительно того, какие имеют силы и возможности у разных стран. Заблаговременная выработка общего понимания возможностей, национальных предостережений, а также стратегических и оперативных предпочтений имеет важное значение для усиления сдерживания и разработки коалиционных стратегий, учитывающих предпочтения и мандаты союзников и партнеров.

Не ограничиваться размышлениями о том, как отразить стремительное вторжение.

Предполагаемое быстрое вторжение Китая на Тайвань в настоящее время доминирует в Министерстве обороны. Планировщики должны начать думать о том, как вести затяжную войну и как сделать последующие инвестиции и изменения, которые потребуются Министерству для облегчения ведения долгосрочных операций и благоприятного прекращения войны. Такие изменения могут включать сосредоточение внимания на логистике, включая запасы боеприпасов, запасных частей и топлива, чтобы Соединенные Штаты могли проецировать устойчивую боевую мощь после первых нескольких дней или недель войны. Министерству необходимо также подумать, как получить припасы и оружие для поддержки тайваньских защитников.

Изучить риски эскалации в контексте войны с Китаем, чтобы предвидеть, предотвращать и управлять эскалацией.

Китай находится на пути к тому, чтобы стать великой ядерной державой. Пекин значительно увеличивает размер своего ядерного арсенала и разрабатывает триаду ядерных систем доставки. Обладая этими расширенными возможностями, Китай может быть более склонен к обычной агрессии и размахиванию или использованию своего ядерного оружия для сдерживания вмешательства извне. Пентагон должен укрепить свои обычные силы для усиления сдерживания, но он также должен помнить о рисках непреднамеренной эскалации и предпринимать шаги, чтобы справиться с ней во время кризиса и войны.

Для Конгресса США

Внедрить ключевые улучшения в рамках Инициативы по тихоокеанскому сдерживанию (PDI).

Конгресс играет ключевую роль в надзоре за PDI, а это означает, что он должен обеспечить, чтобы финансирование Министерства обороны направлялось на приоритетные усилия, включая упомянутые здесь, такие как увеличение запасов боеприпасов в Индо-Тихоокеанском регионе. Конгресс уполномочен удовлетворять запросы PDI и перенаправлять средства на приоритетные усилия и возможности. Если Министерство обороны не выделяет в бюджет инвестиции, которые действительно укрепляют сдерживание, Конгресс обязан обеспечить, чтобы ресурсы были направлены на тех, кто это делает. В центре внимания PDI должны быть улучшения базовой инфраструктуры и инвестиции во вспомогательное оборудование и персонал, чтобы силы США могли проводить распределенные операции. Если эти инвестиции не будут сделаны и китайские ракетные удары могут быть сосредоточены на нескольких базах, силы США могут быть выбиты с первого удара.

Помочь формировать военное развитие Тайваня.

Конгресс осуществляет надзор за продажами оружия США, включая как военные продажи за границу (FMS), так и иностранное военное финансирование (FMF). Это должно побудить все FMS и FMF на Тайване соответствовать возможностям и обучению, которые действительно необходимы Тайбэю для отражения китайского вторжения.

Для Тайваня

Улучшить защитные возможности, вложив больше ресурсов в асимметричные, устойчивые системы.

Это требует отхода от нынешнего подхода страны к закупкам, который делает упор на крупные надводные корабли и пилотируемые самолеты. В частности, Тайвань должен приобрести мобильные средства ПВО, дополнительные крылатые ракеты противокорабельной и береговой обороны, морские и наземные мины, артиллерию, противотанковые управляемые боеприпасы, барражирующие боеприпасы и беспилотные летательные аппараты. Тайбэй добился определенных успехов в этих областях, но этот сценарий предполагает больше изменений, чем запланировано в настоящее время в оборонной позиции и операциях Тайваня.

Инвестировать в военную подготовку для асимметричных оборонительных операций против боеспособного противника.

Тайбэй должен сочетать свои приобретения с улучшенной подготовкой вооруженных сил Тайваня, чтобы они могли эффективно использовать это оружие и действовать в условиях нападения. Учебные мероприятия должны распространяться и на резервные силы Тайваня, чтобы повысить их военную эффективность, которая в игре была выше, чем предполагает нынешний уровень готовности.

Собрать критически важные запасы, чтобы подготовить сильную и устойчивую защиту от китайского вторжения.

Поскольку пополнение запасов во время открытого конфликта было бы затруднено, Тайвань должен был бы хранить критически важные запасы провизии, которые потребуются ему для ведения затяжной войны. Сюда должны входить гражданские материальные средства, такие как медикаменты и топливо, а также оружие.

2. Радикальные сценарии Гейтстоунского института США

Эксперты известного своим правым радикализмом Института Гейтстоуна предложили на своем сайте 27 июня 2022 года куда более жесткие сценарии, чем рассмотренные CNAS.

Они, например, напоминают Тайваню, что Китайская плотина «Три ущелья» создает резервуар объемом 39,3 миллиарда кубометров воды на реке Янцзы и выше по течению, в зону которого попадает примерно 400 миллионов человек. Таким образом, почти 30% населения Китая подвержено риску катастрофического разрушения конструкции, например, вызванного ракетным ударом. Это означает, что последствия ракетного удара Тайваня по этому резервуару будут превосходить применение ядерного оружия.

«У Китая есть цели, а у Тайваня есть ракеты. Это выливается в сдерживание, если Тайвань ясно дает понять, что в защиту своего суверенитета он готов забрать жизни сотен миллионов китайцев», так пишут эксперты Института Гейтстоуна.

Кроме того, эти же эксперты пишут, что дальность действия тайваньской крылатой ракеты Yun Feng (Юнь Фэн) никогда публично не подтверждалась, но аналитики считают, что она составляет около 1240 миль, чего достаточно, чтобы достичь как китайской столицы, так и плотины «Три ущелья», крупнейшего в мире сооружения для защиты от наводнений.

Когда дело доходит до сдерживания, имеет значение количество. «Теперь Китай имеет значительное превосходство над Тайванем с точки зрения общего количества боевых самолетов и военных кораблей», — сказал Gatestone Ричард Фишер из Международного центра оценки и стратегии. «Народно-освободительная армия может задействовать тысячи гражданских барж и около 4000 авиалайнеров «Боинг» и «Эйрбас» для перевозки основной части своих сил вторжения и оккупации на Тайвань».

Поэтому Тайваню для сдерживания Китая нужны тысячи ракет, возможно, десятки тысяч. Производительность Тайваня по изготовлению ракет Юнь Фэн никогда публично не подтверждалась, но ясно, что островная республика сейчас не обладает достаточным их количеством.

Соединенные Штаты должны были активно поощрять Тайвань к разработке ракет еще два десятилетия назад, но этого не произошло. Администрация Обамы даже «пыталась активно отговаривать Тайвань от приобретения таких ракет».

Теперь Соединенным Штатам, по мнению экспертов Института Гейтстоуна, нужно помочь Тайваню улучшить скорость и дальность своих ракет и, конечно же, увеличить их количество.

Более того, по их мнению, Тайваню необходимо гарантировать, что Китай не сможет уничтожить свои ракеты «Юнь Фэн» при первой атаке. По словам Фишера, некоторые из тайваньских ракет установлены на уязвимых стационарных пусковых установках, но большинство — на мобильных.

3. Китай: победа без Большой войны

В то время, как одни группы экспертов США бьются «насмерть» за игровыми столами, а другие разрабатывают планы уничтожения сотен миллионов китайцев, еще одна категория аналитиков на основе разведданных рассматривают варианты, как Китай может решить проблему Тайваня в свою пользу без Большой войны и, соответственно, без огромного количества жертв. В этом отношении показательна статья в The National Interest «Как «маленькие красные китайцы» могут взять Тайвань без боя» от 3 июля 2022 года (авторы: подполковник Джахара Матисек — старший научный сотрудник Института национальной обороны США, доцент кафедры военных и стратегических исследований Академии ВВС США; Бен Лоусен — специалист по китайской политике и вопросам безопасности, работающий советником по Китаю в офисе Checkmate ВВС США; Джон Эмбл— директор по информации Института современной войны в Вест-Пойнте и соучредитель проекта «Война в городах»).

TNI пишет, что в свете украинского конфликта китайские стратеги делают упор на «невоенные» методы войны. Сочетание нетрадиционной стратегии, массированных кибератак и мощных акций влияния могут перевесить военный потенциал Тайваня и американской помощи.

Раздумывая о том, как защитить Тайвань от обычных форм вторжения, Америка также должна уделять серьезное внимание и возможным «нетрадиционным» стратегиям Китая.

Общепринятая концепция гласит: Китай начнет массированное наступление на Тайвань с применением обычных вооружений. Но что произойдет, если Китай не будет атаковать конвенциальными войсками и методами? Что, если он использует секретные войска, обученные побеждать без боя? Такой сценарий ставит неприятные проблемы для традиционного мышления. Представители американской разведки уже предупреждают, что КНР хочет захватить Тайвань «мирным» путём и «усердно работает над тем, чтобы эффективно занять такое положение, при котором его вооруженные силы способны взять Тайвань вопреки нашему американскому вмешательству». Таким образом, думая о том, как защитить Тайвань от обычных форм вторжения Китая, США также должны уделять и возможности использования Пекином нетрадиционных военных методик и тактик.

Когда лидеры КНР решат атаковать Тайвань, пишут авторы публикации, то, скорее всего, будут действовать асимметрично, быстро и максимально скрытно, чтобы избежать обычного военного конфликта с тайваньской армией и их союзниками и партнерами. После начала российской спецоперации на Украине Пекин, вероятно, переосмысливает свою стратегию, планы и тактику нападения на остров.

В статье указанных авторов, основанной на недавних исследованиях американского Института национальной обороны применительно к Украине и странам Балтии, представлен сценарий возможного китайского вторжения на Тайвань, составленный во время семинара по «виртуальной разведке» с участием Августа Коула (известный американский политолог и военный эксперт, автор бестселлера «Призрачный флот») и Питера Сингера (американский политолог, автор многочисленных книг по военной проблематике, которого Wall Street Journal назвал «ведущим футурологом в сфере национальной безопасности»). Над этим сценарием, получившим название «Маленькие красные китайцы», работали более дюжины экспертов в области «нерегулярных», или нетрадиционных методов ведения войны.

Сценарий будущей интервенции КНР может принять многовекторный характер:

Чтобы максимизировать секретность операции, китайские стратегии совместят свое «нерегулярное» нападение на Тайвань, с заметными явлениями космической активности и климатическими катаклизмами. Например, повышенную солнечную активность в современных условиях можно предсказать за две недели. С целью большего запутывания врага НОАК постарается заранее скрытно выдвинуть значительные воинские контингенты в южные районы ближе к Тайваню, например, в рамках ежемесячных «ротационных» военных учений Южного и Восточного военных округов.

Понимая важность вывода из строя электрические сетей Тайваня, системы GPS и множества других систем, использующих электромагнитный спектр (EMS), китайские военные начнут масштабную операцию по разрушению критической электрической и электронной инфраструктуры на Тайване, чтобы ухудшить качество различных услуг (например, интернета, мобильной связи, устойчивого электроснабжения и т. д.).

Одновременно Китай выборочно ограничит поток данных в своих тихоокеанских подводных кабельных сетях и двадцати одном подводном кабеле, подключённом к Тайваню.

Когда Тайвань будет изолирован, а многие электронные сервисы на острове отключены и запрещены, кибероперации и электромагнитные атаки будут нацелены на военные и гражданские радары и системы GPS с целью их подавления и ввода противника в заблуждение с помощью имитирующих радиопомех. Это позволит китайским гражданским самолётам и гражданским кораблям, каждое из которых будет заполнено «маленькими красными китайцами» (на самом деле это будут войска НОАК, переодетые в тайваньский камуфляж с нашивками Красного Креста), беспрепятственно приземляться и швартоваться в двадцати двух аэропортах и тринадцати морских портах Тайваня.

По мере того, как эти «маленькие красные китайцы» будут покидать свои самолеты и корабли, в тайваньских социальных сетях, а также в аккаунтах Twitter в США и Европе будет осуществляться масштабная социально-политическая информационная кампания о вспышке опаснейшей вирусной инфекции на Тайване.

Электронные атаки Китая будут совпадать с активными мероприятиями по оказанию влияния, а также с массированной рассылкой официального текстового сообщения от имени правительства Китайской Республики, в котором всем гражданам Тайваня будет предлагаться укрыться в местах защиты из-за вспышки инфекции. Такие действия будут включать фейковые новости и «глубокие» фейки, размещенные на тайваньских новостных веб-сайтах и в социальных сетях, чтобы гражданам и международным наблюдателям гуманитарный кризис казался реальным.

Конкретные тайваньские правительственные, военные и связанные с инфраструктурой чиновники, считающиеся критически важными для содействия проведению определенных операций, будут получать крупные платежи в биткойнах от агентов КНР, таких, как «Объединенный фронт». Одновременно будет решаться задача получения доступа к наиболее чувствительным тайваньским системам управления, чтобы быстрее перехватить контроль над ними.

«Маленькие красные китайцы» постараются быстро захватить важные государственные объекты, радио- и телестанции, воздушные и морские порты и склады материальных средств. После этого с Тайваня начнутся утечки информации о прокитайском «восстании» на острове. Изначально такие сообщения будут поступать от части прокитайски настроенного иностранного сообщества на Тайване. Быстрое развитие «восстания» вдохновит тайваньских перебежчиков занять посты в новом правительстве Тайваня для переговоров по договору об объединении.

Чтобы замедлить реакцию США, кибервойска КНР взломают и повредят систему идентификации личности RAPIDS, одновременно нанося вред системе DEERS (система учета военного персонала), что сделает невозможным доступ сотрудников Министерства обороны Тайваня к их рабочим компьютерам и электронной почте.

Более того, чтобы подорвать доверие к Командованию США в Индо-Тихоокеанском регионе, агенты КНР раскроют большое количество настоящих и фальшивых данных по программе «Толстого Леонарда», нацеленных на дискредитацию командиров кораблей ВМС США, дислоцированных в ближайшей к Тайваню акватории. Министерство обороны США (и другие западные военные органы) встретятся с большими сложностями в том, чтобы понять происходящее на Тайване.

Тем временем новое тайваньское руководство будет действовать очень быстро, чтобы выселить с острова максимальное число иностранцев и эвакуировать их в страны их происхождения. Лучше выгнать всех иностранцев в первые же дни захвата Тайваня, чем дать западным правительствам очевидный повод для военного вмешательства. Более того, поскольку войска КНР будут выдавать себя за гуманитарную миссию, западным военным лидерам будет сложно спланировать военные действия против противника, уже встроенного в тайваньское общество. Многие пользователи социальных сетей с готовностью «купятся» на глобальный китайский нарратив.

Пока международное сообщество будет бояться использовать инструменты силы (дипломатические, информационные, военные и экономические) для ответа на китайскую агрессию, транснациональные корпорации, сильно зависящие от тайваньских полупроводников, начнут активно лоббировать принятие китайского доминирования, потому что более половины полупроводников в мире производится на Тайване. Руководство КНР, со своей стороны, пообещает немедленно начать производство и экспорт дешевых полупроводников в страны, не введших санкции против материкового Китая. Предвидя огромный экономический ущерб и отсутствие общественного интереса к мобилизации вооруженных сил на рискованную интервенции вокруг Тайваня, лидеры США и других стран согласятся с политической реальностью, уже подкрепленной полупроводниковым фактором: Тайвань теперь находится под контролем КНР.

***

Естественно, Китай готовится ко всем вариантам развития событий. Но, последний сценарий – Победа без Большой войны может стать определяющим.

Об этом свидетельствуют недавние шаги китайского руководства.

1 июля 2022 года Председатель КНР Си Цзиньпин подчеркнул необходимость всестороннего и точного осуществления курса «одно государство — два строя» .

С таким заявлением выступил Си Цзиньпин на торжественном собрании, посвященном 25-й годовщине возвращения Сянгана в лоно Родины, и церемонии вступления в должность состава администрации Специального административного района /САР/ Сянган 6-го созыва.

Защита суверенитета, безопасности и интересов развития государства является наивысшим принципом курса «одно государство — два строя», выдвинутый еще Дэн Сяопином в начале 80 – годов прошлого века. Основываясь на этих условиях, САР Сянган и САР Аомэнь сохраняют ранее имевшийся капиталистический строй в долгосрочной перспективе и пользуются автономией высокой степени, отметил он.

Думается, что это важнейший месседж экономической элите Тайваня в целях Победы без Большой войны.

Владимир Овчинский, Юрий Жданов

Источник