Придётся добивать пушками: Норвежский NASAMS может изменить ход СВО

Отечественные эксперты нередко пренебрежительно отзываются о западном оружии и тех решениях, что принимают НАТО и США. Между тем наш враг давно готовился к войне с Россией и потому понимает наши сильные и слабые стороны не хуже нашего руководства.

Соединённые Штаты включили в очередной пакет помощи Украине зенитно-ракетные комплексы NASAMS. В России в основном на слуху американские комплексы Patriot и – с недавнего времени – американские же HIMARS, четвёрка которых также прибыла на Украину в июне. А вот про NASAMS известно мало. Кроме того, небольшой объём поставки – всего две батареи – создаёт ощущение, что никакого существенного значения их прибытие на Украину иметь не будет.

На самом деле впечатление это крайне ошибочное. Эти комплексы станут большой занозой не только для ВКС России, но и для всех войск, участвующих в спецоперации.

NASAMS – оружие для сетецентрических войн

До сих пор основной объём поставок Киеву оружия составляли системы советского производства, а также переносные зенитно-ракетные и противотанковые комплексы. Западные союзники передавали украинцам либо оружие индивидуального использования, либо хорошо знакомое и освоенное ВСУ.

NASAMS – это оружие принципиально другого уровня. Эти комплексы создавались европейцами для себя и под свою концепцию сетецентрической войны. Их появление на поле боя является ещё одним, и весьма большим шагом в сторону прямой войны между Россией и НАТО.

Аббревиатура NASAMS расшифровывается как «Норвежский передовой ракетный комплекс класса земля-воздух» (Norwegian Advanced Surface to Air Missile System). Создавался он норвежской оборонной компанией Kongsberg Defence & Aerospace и американским гигантом Raytheon.

Как уже отмечалось, европейцы делали систему с учётом собственной специфики. В отличие от советской концепции ПВО (унаследованной Россией), делающей ставку на наземные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), западный подход ставит во главу угла мощную истребительную авиацию. С учётом этого обстоятельства норвежские и американские конструкторы создавали наземную платформу, позволяющую вести огонь с земли ракетами, которые в норме используются самолётами.

 kongsberg.com

БАТАРЕЯ NASAMS МОЖЕТ КОМПЛЕКТОВАТЬСЯ КАК МОБИЛЬНЫМИ, ТАК И СТАЦИОНАРНЫМИ МОДУЛЯМИ. ФОТО: САЙТ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ СИСТЕМ NASAMS КОМПАНИИ KONGSBERG DEFENCE & AEROSPACE / KONGSBERG.COM 

Сам комплекс является довольно молодым: разработка первого поколения NASAMS стартовала в начале 90-х, уже после того как западные специалисты пришли к пониманию сути сетецентрических войн. Это понимание отражено в архитектуре комплекса: пусковые установки и радар отделены от пунктов управления. Благодаря этому операторы NASAMS могут работать по воздушным целям, не опасаясь ответных ударов.

Даже если противник засечёт, откуда произведён пуск ракеты или удачно применит противорадарные боеприпасы – в худшем случае будет уничтожена только часть «железа». Специалисты, управляющие системой, останутся в целости и сохранности и, в зависимости от ситуации, покинут опасный район или же активируют резервные радары и пусковые установки и продолжат бой. Именно благодаря такому дизайну комплекс имеет огромную боевую устойчивость и в англоязычных источниках определяется как «распределённый».

Живучесть системы увеличивается благодаря тому, что все модули монтируются на машины повышенной проходимости, что позволяет им быстро менять позиции, а обмен информацией внутри системы боевого управления осуществляется как по радиоканалу, так и по полевому кабелю. При использовании последнего – ни нарушить передачу данных от командного пункта к пусковым установкам с помощью РЭБ, ни обнаружить элементы комплекса средствами радиоэлектронной разведки в принципе невозможно.

kongsberg.com

ХОРОШО ВИДНО, ЧТО УСТАНОВКИ НЕ НУЖДАЮТСЯ В ЛЮДЯХ ДЛЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ВЫСТРЕЛА. ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО ПРИ ИХ ПОРАЖЕНИИ ОТВЕТНЫМ ОГНЁМ НИКТО ИЗ ПЕРСОНАЛА НЕ БУДЕТ УБИТ. ФОТО: САЙТ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ СИСТЕМ NASAMS, КОМПАНИИ KONGSBERG DEFENCE & AEROSPACE / KONGSBERG.COM 

Комплекс имеет не только радары, но и оптико-электронную станцию слежения, что также позволяет ему ждать цель, не выдавая своего присутствия. Как и многие другие системы НАТО, NASAMS может получать внешнее целеуказание от самолётов AWACS, кораблей и наземных радаров.

К настоящему времени создано три поколения системы. Первое введено в эксплуатацию в 1998-м и в качестве основного боеприпаса имеет авиационную ракету средней дальности AIM-120 AMRAAM. Второе поколение пошло в войска в 2006-м; ключевое его отличие от предшественника – улучшенная система управления и увеличенное число пусковых установок, а также размещение всех элементов на машинах повышенной проходимости.

В 2019 году был представлен NASAMS-3, имеющий расширенную номенклатуру ракет. Эти комплексы могут запускать ракеты малой дальности с инфракрасными головками наведения AIM-9 Sidewinder и IRIS-T SLS, а также ракеты увеличенной дальности AMRAAM-ER.

Две батареи – это мало?

Пентагон сообщает о намерении передать Киеву две батареи NASAMS; украинские СМИ заявляют о трёх. На первый взгляд – что одна, что другая цифра выглядят несерьёзно, особенно с учётом того, что Украина – второе по размерам государство Европы, а боевые действия ведутся на фронте протяжённостью более 2500 км.

Однако, чтобы правильно понять значение события, нужно вначале оценить контекст, в котором оно происходит. Иными словами, надо сначала понять, в каком положении находятся ВСУ и ВКС России, и лишь после этого судить о значении, которое будет иметь поставка на фронт норвежских комплексов.

До начала нашей военной операции ВСУ имели более 50 дивизионов ПВО, значительная часть которых была укомплектована С-300 и «Буками». За четыре месяца войны часть этих комплексов была уничтожена. Наши ВКС медленно, но верно «выносят» противовоздушный щит противника. Почему медленно? Во-первых, потому, что у Киева действительно было много таких систем: одних только С-300 украинцы получили в наследство от Советского Союза 250 штук. Во-вторых, сыграла свою роль и тактика украинских ПВО, которые просто отказались от защиты критически важных объектов в тылу и вместо объектовой обороны рассредоточились и затаились в ожидании возможностей стрелять по русским самолётам.

Ставка на засады обрекла украинские тылы на беспощадное избиение нашими ракетами (что мы, собственно, наблюдаем систематически в отчётах Минобороны), но сковала силы ВКС в полосе тактической обороны врага и на его коммуникациях. Наша авиация вынуждена действовать с огромной осторожностью, применяя либо дальнобойное ракетное оружие, либо тактику низковысотных прорывов, что также опасно из-за огромного числа переданных Украине ПЗРК.

Фактически украинская сторона пожертвовала стратегическим тылом ради спасения от бомбовых ударов войск на линии фронта.

Несмотря на это, противовоздушный щит Украины постепенно стачивается. Один за другим С-300 и «Буки» выбиваются. Кроме того, украинцы оперируют довольно старой техникой, так что и поломок у неё должно быть много, а ремонтировать советские системы, производство которых за пределами России не ведётся уже 30 лет, – задача весьма нетривиальная.

И вот в этих условиях американцы передают Киеву две батареи NASAMS (скорее всего, в варианте NASAMS-2). Каждая из них имеет восемь радаров, оптико-электронную станцию обнаружения целей и 12 пусковых установок. В каждой пусковой установке шесть ракет. Суммарно ВСУ получают 144 ракеты. Если допустить, что их эффективность составит всего 20% (в реальности этот показатель, скорее всего, окажется выше), это значит, что переданные украинцам батареи могут уничтожить 29 наших самолётов. Это огромные потери, на которые наше командование, разумеется, не пойдёт.

По сути, передача ВСУ NASAMS является типичным примером асимметричного ответа: решения, которым одна сторона с минимальными для себя затратами нейтрализует серьёзные усилия другой. Передав украинцам всего две зенитные батареи, американцы обнулили многомесячные усилия наших лётчиков и ракетчиков по ликвидации украинской ПВО, вернув армию России в ту точку, откуда она начинала 24 февраля.

Рискнём предположить

Как изменится ситуация в связи с прибытием NASAMS на театр боевых действий? Даже две первые батареи формируют зону воспрещения доступа и манёвра для нашей авиации, ту самую A2AD, на которую жаловались натовские стратеги в связи с развитием наших систем ПВО и противокорабельных ракет. До тех пор, пока не будут ликвидированы командные пункты батарей, наши лётчики не смогут применять по ВСУ свободнопадающие бомбы. А без святого и праведного «чугуния» – участие нашей авиации в разгроме сухопутных сил врага так и останется ограниченным плюс-минус нынешними масштабами.

Не нужно быть большим специалистом по ведению воздушно-наземных операций, чтобы понять, что пока наши пилоты будут искать и убивать ранее поставленные украинцам батареи, американцы подвезут новые. Соответственно, если кто-то рассчитывал, что ещё месяц-другой, и наша авиация добьёт последние украинские «трёхсотки» и «Буки», а затем начнёт размолачивать их позиции в пыль ФАБами, – можно смело откладывать эти ожидания до следующей войны. Нынешний конфликт как оформился в «войну больших пушек», так и завершится в этом формате. Если, конечно, дело не дойдёт до применения ядерных боеприпасов.

По своим тактическим возможностям норвежский комплекс близок к «Букам». То есть на организационном уровне у командования ВСУ будет минимум проблем с тем, чтобы вписать его в уже существующий контур ПВО.

 kongsberg.com

НОРВЕЖСКИЙ КОМПЛЕКС ИДЕАЛЬНО ПОДХОДИТ ДЛЯ СДЕРЖИВАНИЯ ВКС РОССИИ. ЭТО СИСТЕМА, КОТОРАЯ СОЗДАВАЛАСЬ СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ВОЙНЫ С НАМИ. ФОТО: САЙТ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ СИСТЕМ NASAMS КОМПАНИИ KONGSBERG DEFENCE & AEROSPACE / KONGSBERG.COM  

Крайне неприятной для нас особенностью NASAMS является их эффективность против крылатых ракет и беспилотников. Крайне сомнительно, что они смогут перехватывать баллистические ракеты «Искандеров», но уничтожение «Калибров» им вполне по силам.

Соответственно, при постепенном насыщении ВСУ этими системами эффективность наших ударов по украинским тылам будет падать. Упустив возможность уничтожить мосты через Днепр, виадуки в Карпатах и выбить тяговые подстанций украинских железных дорог в начале войны, наша армия рискует в принципе лишиться такой возможности в будущем.

Стратегия медленного нагрева лягушки

Не нужно питать иллюзий и насчёт гомеопатических объёмов поставок. Подвозя новые системы считаными единицами, американцы не демонстрируют слабость или глупость, а просто прокладывают дорожку на будущее. Смысл такой политики – в том, чтобы не дать России повода для резкого ответа. По сути, это стратегия медленного нагревания лягушки.

В конце апреля президент России Владимир Путин пообещал молниеносный ответ на вмешательство западных стран в ситуацию на Украине. «Если кто-то вознамерится вмешаться в происходящие события со стороны, то они должны знать: если будут создавать для России неприемлемые угрозы стратегического характера, они должны знать, что наш ответ на встречные удары будет молниеносным», – предупредил лидер России.

Поставка двух батарей NASAMS, четырёх пусковых установок HIMARS или нескольких противокорабельных ракет не создаёт для России стратегических угроз, но медленно и неуклонно меняет баланс сил в пользу ВСУ.

kongsberg.com

КОМПЛЕКС ПЕРВОГО ПОКОЛЕНИЯ ЗАДУМЫВАЛСЯ КАК ОБЪЕКТОВОЕ ПВО, ОДНАКО УСТАНОВКА МОДУЛЕЙ НА МАШИНЫ ПОВЫШЕННОЙ ПРОХОДИМОСТИ ПОЗВОЛИЛА ВЫВЕСТИ ЕГО «В ПОЛЯ», НА ПОДДЕРЖКУ ВОЙСК. ФОТО: САЙТ ПРОИЗВОДИТЕЛЯ СИСТЕМ NASAMS КОМПАНИИ KONGSBERG DEFENCE & AEROSPACE / KONGSBERG.COM 

По мере необходимости США могут наращивать поставки, но при этом каждый раз отправляя на Украину оружия меньше «критической массы». При этом конечные объёмы поставок фактически не ограничены. NASAMS принят на вооружение в 15 странах, технология его производства отработана, общее число произведённых ракет AIM-120 превышает 14 000 штук. Этого за глаза хватит для истребления всех ВКС России, если Москва вдруг решит пойти в размен (чего, конечно же, не будет).

Накопление на Украине определённого количества норвежских комплексов откроет перед НАТО возможность начать поставки более дальнобойных систем, вроде ЗРК Patriot. У американцев как раз находится на хранении порядка 25 батарей этой системы первого поколения.

Мнение эксперта: пора менять подходы

Комментируя для Царьграда ситуацию, военный эксперт Алексей Суконкин согласился с тем, что норвежский комплекс представляет огромную опасность для нашей авиации, хоть и не является каким-то чудо-оружием.

Просто берём сравнение с теми комплексами, которые сразу состояли на вооружении у ВСУ: С-300 и «Буки». Принципы наведения у всех современных ракет, в общем, одинаковые. Поэтому добавление двух батарей (NASAMS) – это то же, что добавление двух батарей С-300. А на данный момент уничтожено под 350 зенитно-ракетных комплексов, в числе которых «Буки», С-300, «Стрела-10» и «Осы». Даже если берём, что средних и дальних комплексов от этого числа уничтожена треть, получается под сто комплексов. Авиация как работала, так и работает. <…> В любом случае, поставки NASAMS не страшнее, чем добавление комплексов С-300. Но это очень опасный комплекс, безусловно,

– отметил Суконкин в разговоре с обозревателем Царьграда.

При этом эксперт отметил, что наши войска тоже не стоят на месте и уже начали подстраиваться под противника.

Есть информация, что штабам сухопутных соединений, наконец-то, дали давно ожидаемую команду считать обнаруженные ЗРК приоритетными целями наравне с РСЗО (ракетными системами залпового огня – прим. Царьграда) и тактическими ракетными системами «Точка-У». Парадигма изменилась, ЗРК вошли в перечень объектов особого внимания. <…> Сейчас наблюдается в войсках отход от ранее принятых принципов: видимо, умывшись кровью, начинаются какие-то поиски решений, в связи с тем, что пришло понимание, что так, как раньше, воевать дальше невозможно,

– констатировал Суконкин.

Рассматривая перспективы насыщения Украины системами NASAMS, он предположил, что Россия пойдёт по пути повышения ставок для руководства противника.

Я думаю, будет происходить ужесточение событий. Если до сих пор Банковую жалели (улица в Киеве, где расположена администрация украинского президента – прим. Царьграда) и не уделяли ей внимания «Калибров», то, возможно, начнутся наказания такого уровня. То есть работа начнётся не только по штабам оперативных группировок, как это сейчас происходит. Можно предположить, что целями наконец-то станут центры принятия решений. А что касается насыщения (украинской ПВО западными комплексами – прим. Царьграда), – будем надеяться, что люди, руководящие специальной военной операцией, обладают той информацией, которой надо, и, может быть и с задержкой, но принимают те решения, которые позволят купировать угрозу, создаваемую США,

– добавил Суконкин.

Также он согласился с предположением, что война, вероятно, так и останется конфликтом, в котором решающую роль будут играть артиллерия и пехота. «А что касается тезиса о переходе к пушечной войне, то любая модель современного конфликта приводит к самым простым средствам ведения вооружённой борьбы. Рано или поздно дорогие штуки заканчиваются, если это не ядерное оружие, и драться приходится тем, что есть. Буквально – артиллерией и стрелковым оружием, танками: Т-62, а то и Т-55», – резюмировал эксперт.

Выводы стратегического назначения

Нам противостоит очень умный и подготовленный враг, хорошо изучивший советскую военную концепцию и отлично понимающий сильные и слабые стороны Вооружённых сил России. Враг этот последовательно делает всё, чтобы для нас ситуация менялась в худшую сторону. И никакой волшебной таблетки для устранения этой угрозы не существует. Нет ни секретных приборчиков, о которых нам много лет рассказывали телеэксперты, способных по нажатию кнопки уронить все неприятельские беспилотники; ни волшебных ракет, умеющих пролететь через полконтинента, самостоятельно найти себе цель и точно её поразить. Вообще, спецоперация очень наглядно показала, что в современной войне нет простых решений. Вооружённые силы любого государства, в том числе и нашего – это сложный механизм, у которого есть как сильные, так и слабые стороны. Противник это прекрасно понимает и использует на практике.

В чисто военном плане ответ России должен включать интенсификацию ударов по трудно восстанавливаемым объектам инфраструктуры, в первую очередь – по мостам и электростанциям. Грубо говоря, мы должны разрушить максимальное число таких объектов, пока противник не имеет возможности их защищать. Одновременно с этим необходимо срочно наращивать производство ударных беспилотников и самолётов ДРЛО (дальнего радиолокационного обнаружения – прим. Царьграда), что отчасти уже делается.

Если мы понимаем, что НАТО не даст нам возможности использовать преимущество в авиации, то необходимо сделать всё возможное для повышения эффективности артиллерии: самым решительным образом решить проблемы контрбатарейной борьбы; задуматься об износе стволов беспощадно эксплуатируемых гаубиц; озаботиться возможным исчерпанием запаса снарядов. Готова ли наша промышленность развернуть массовое производство дальнобойных орудий? Есть ли у нас возможности поточного производства крупнокалиберных снарядов? Можем ли мы в десятки раз нарастить производство разведывательных беспилотников типа «Орлан» и что сделано для производства тысяч дронов-камикадзе? Именно эти вопросы ставит перед нашей стороной поставка Украине современных зенитных систем НАТО.

Что с того?

России следует признать, что мы находимся в состоянии войны и с Украиной, и со всем западным миром. А это значит, что нужно сделать всё возможное, чтобы не только разгромить ВСУ на поле боя, но и обрушить экономики западных государств, остановить промышленность, посеять в их странах голод и хаос. Параллельно необходимо систематически проводить работу против украинского руководства, региональных властей, генералитета ВСУ и СБУ. Не исключено, что для победы России придётся открыть новый фронт, ударив с территории Белоруссии по Западной Украине (но для этого в стране придётся провести мобилизацию).

Поставки Киеву современных натовских систем говорят ровно об одном: Россия не сможет выиграть эту войну, дерясь одной рукой и постоянно ограничивая себя в применении наиболее эффективных приёмов. Мы воюем с очень умным, грамотным и совершенно беспощадным врагом. И мы обязаны победить – просто потому, что в случае поражения нас никто жалеть не станет. 

* Высказанные в статье предположения и выводы являются личным мнением автора и могут не совпадать с мнением редакции и позицией эксперта, суждения которого отражают исключительно и только его собственные ответы на заданные вопросы. 

Влад Шлепченко

Источник