Каракалпакский бунт: Подняли руку на нашу автономию! А мы близки России

Малознакомый россиянам город Нукус в Узбекистане внезапно взбрыкнул, устроив такое громкое побоище, что весь бывший СССР оглянулся — вы там чего?

Что-то мне в последнее время везет на города без интернета и броневиками в подворотнях, суетливыми коммунальщиками, смывающими кровь с асфальта. За два года – Минск, Алма-Ата и вот, пожалуйста, новый раздавленный протест в незнакомом для российского уха узбекском городе Нукус. Который, к тому же (из-за чего и случился весь этот сыр-бор), не совсем узбекский, а … Каракалпакский.

Заметьте, протесты в СНГ становятся все отчаяннее, ожесточеннее, и в ковбойской дуэли народа с властью уже никто друг с другом не церемонится.

БИТВА В ОАЗИСЕ ПОСРЕДИ ПУСТЫНЬ

В Нукус я добрался на следующий день после массовых беспорядков. Аэропорт. Приземляюсь в маленький желтый городок. Нукус — небольшой оазис посреди сразу трех пустынь, последний крупный населенный пункт по пути к красивейшей катастрофе, устроенной человечеством, — пересыхающему Аральскому морю.

Все как полагается. На взлетной полосе БТР, люди в камуфляже и с нелепо разрисованными лицами выдвигаются навстречу. Настраиваюсь на неизбежное винтилово. Вчера в Нукусе протестующие и силовики азартно ломали друг друга. На видео, чудом просочившимся в Интернет, люди агонизировали на асфальте под пулями, а водомет меланхолично мыл улицу, гоняя красные потоки по асфальту. Власть утверждает, что это спецкраска и, черт возьми, в это хочется верить.

По восточным обычаям, всех нас по-казахски поставят к стенке с поднятыми руками, чтобы решить, не новоприбывшие ли мы террористы, предвкушал я в аэропорте. А тех, кому повезет, замучают разговорами местные чекисты, зачем, мол, мы проникли в закрытый чрезвычайным положением город? Но, черт, удивительно – пропустили. Мы прошли сквозь парализованные приказом «пропустить» войска и очутились в столице отчего-то взбрыкнувшей Каракалпакии.

С ВИДУ — ТИХО. ИЗНУТРИ — ТУШИ СВЕТ

Отчего, собственно, Каракалпакия взбрыкнула, сейчас гадают все. Но если не разговаривать с людьми, то можно сразу констатировать – у Нукуса такой вид, словно он говорит – мол, а чего вот сразу я, ничего такого и не было. Он, Нукус, просто пошутил.

Ну да, комендантский час с 21.00 до 7.00, правительственный квартал оцеплен – так что с того? Городок даже как-то демонстративно спокоен. Каракалпаки, в которых угадывались не то узбеки, не то казахи, тащили свои тележки на базар. Магазины, не тронутые во время побоища (чем гордятся местные революционеры), невозмутимо распахнули двери. Машины, мамы с каракалпятами – все на месте. Пусть мрачные, но все тут.

Однако, если поговорить с людьми – все, туши свет, сливай воду – война.

«МЫ ОБРАТИЛИСЬ К ПУТИНУ»

  • Мы обратились к Путину защитить каракалпакский народ, — тихо поведал мне дворник.
  • Зачем? — спросил я его, как и полагается, заговорщицким шепотом. — И почему к нему?
  • А к кому же еще? — удивился он. — Мы же близки к России.*

Оказалось, каракалпакцы считаются одними из самых русскоязычных народов Узбекистана — они долго сопротивлялись переходу в латиницу. Здесь на русском говорят лучше всего в Узбекистане, почти без акцента. Большинство вывесок упрямо остаются на кириллице. Мужики говорят: «Уже и бумагу о помощи направили в Россию, ждем…»

  • Зачем вы это вообще устроили, — пытал я сурового революционера Бердаха, с которым познакомился на местном рынке.

Бердах торгует мясом. Он типичный сепаратист — Узбекистан называет «они», свою автономную республику «мы».

  • Они это затеяли, — тихо оглядываясь, рычал он. – На нашу Каракалпакию руку подняли! Пытались исключить из Конституции нашу автономию. Ну, мы и вышли. Здесь, на рынке, собрались несколько тысяч, а потом сюда пришел весь город. Вот только, — мрачнеет, – с голыми руками много не навоюешь. У них пули, газ. Погибло человек 400…
  • Подожди, Бердах, — говорю. — Власть в первые же минуты со всеми народными требованиями согласилась, разослала всем жителям СМСки, мол, погорячились, бывает. Поправки в Конституцию отменили. Мол, оставайтесь, уважаемые каракалпакцы, автономными, гордыми и, главное, живыми.
  • Ну, прислали, — морщится. – И что?
  • Как что? – удивился я. – Зачем идти до конца, проливать кровь?

Большего я добиться от него так и не смог.

МАФИОЗНЫЕ ПЛАНТАЦИИ РИСА

  • Люди всегда хотят больше и еще больше. Зачем останавливаться, когда можно получить от власти еще суверенитета, — объяснял ташкентский политолог Тимур Умаров.
  • Но если они не идут на компромисс, они получают только пули.
  • Нет, в народной стихии рациональности даже не ищите, — посоветовал Умаров.

Загадка, с чего вдруг самая далекая, самая захудалая узбекская провинция стала местом «нукусовской бойни», по-моему, не так уж сложна. Мне нравится версия узбекского журналиста Юрия Черногаева, уверенного, что дело в войне элит за местный рис. По его словам, Аральское море потому и высыхает, что драгоценная вода уходит на орошение полулегальных гигантских плантаций, приносящий неучтенные миллиарды долларов местной мафии. Мол, новая команда президента не захотела мириться с этим статусом-кво и при разработке новой Конституции подсунула главе страны обрезание каракалпакского суверенитета. В ответ, мол, соперники в Нукусе соорудили народный сход.

  • Я сам могу устроить народные волнения – это легко и недорого, — смеется Черногаев. – Достаточно взять автобус и объехать кишлаки да стройки, где люди готовы работать за еду. За пару долларов они изобразят любой гнев и протест. А к ним подтянутся уже действительно отчаявшиеся люди, готовые на приключения.

А ВИНОВАТ КАК ВСЕГДА БЛОГЕР

Но, по-моему, все намного проще. Мировая история, похоже, всего лишь анекдотичная цепь случайностей. Чиновники, подрастеряв связь с реальностью, пишут Конституцию «по желанию трудящихся». «Вы же сами предлагали эти поправки», — упрекал их потом президент Узбекистана Шавкат Мерзиёев.

Слишком многие правители в бывшем СССР, и не только, судят о пожеланиях народа по полуфантастическим докладам подчиненных.

А тут, в Нукусе, силовики арестовали некоего Хаджимуратова, скандального блогера. Потом передумали, выпустили, чтобы не злить народ. Блогер пришел на рынок, чтобы вместе с представителем власти, главой местного парламента, успокоить людей – все, дескать, нормально. Но мегафон не привезли, а любопытствующих все больше, и тогда блогер залез со спикером на машину и стали уже орать вместе, чтобы все расходились.

Народ так ничего и не понял. Но разошелся. Так разошелся, что бледные чиновники в телевизоре говорят теперь о тысячах раненых, и неизвестно, что было бы, если бы шального блогера не выпустили. Ну или нашелся бы на рынке хоть один работающий мегафон…

*Кстати, Каракалпакия когда-то действительно была автономной республикой в составе РСФСР — с 1930 по 1936 годы — не смотря на то, что общей границы с Россией не имеет. Но затем — передана в состав Узбекской ССР.

Владимир Ворсобин

Источник