Зачем читать ребенку вслух, если он научился делать это сам

Заметки о детском чтении

Одно из важных качеств, которое мы воспитываем в детях, – самостоятельность. Здорово, когда ребенок в полтора года ловко орудует ложкой и вилкой, в 3 сам одевается, в 6 может накрыть на стол. Часто в этот ряд ставят чтение. Научился разбирать буквы сам – все, теперь маме с папой не нужно каждый вечер садиться с ним за книгу.

Но чтение – слишком сложный, многоуровневый процесс, поэтому ставить его в один ряд с самообслуживанием нельзя. Чтение – это не только буквы и слоги, слова и предложения. И уж совсем не техника чтения. Это несколько ступеней понимания – исторического и социального контекста, мировоззрения и эволюции героев. Это своеобразное общение – с автором, в первую очередь, а иногда и с персонажами. Это рефлексия – осмысление, обсуждение, сравнение. Неужели нам кажется, что ребенок, который освоил «ма-ма мы-ла ра-му», справится со всем этим без нашей помощи?

Я знаю много семей, в которых вообще не читают детям с первого класса. Чаще всего результат один: ребенок не любит книги. Он замещает их – мультиками, планшетом, короткими смешными видео из Интернета. Родители разводят руками: ну, не читатель он, что ж поделаешь.

Я знаю много семей, в которых вообще не читают детям. Чаще всего результат один: ребенок не любит книги

Я знаю пару семей, где ребенок с 5–6 лет читает сам. Читает сложные, взрослые книги, специализированные технические издания и монографии по искусству. Это – исключения, на них нельзя ориентироваться. У таких детей все индивидуально – и учебная программа, и выбор книг на каникулы.

Я знаю немало семей, в которых родители продолжают читать уже освоившим грамоту детям. Они делают это почти ежедневно, несмотря на усталость, плохое настроение, кучу домашних и рабочих дел. Читают и обсуждают школьную программу. Читают то, что не изучают в школе. Вместе хохочут над «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома Клапки Джерома. Вместе плачут над «Хижиной дяди Тома». Вместе пробиваются через исторические дебри юношеских повестей Марка Твена.

И знаете – я вижу результаты. Обычные современные дети, которым непросто дается исторический контекст или устаревший слог, вовсе не отличники и совсем уж не вундеркинды, усваивают две вещи. Первая: книги – это интересно. Интерес у таких детей не зиждется на легкости восприятия – он тренирован и широк. Второе: такой ребенок редко мается от скуки. Даже в деревне, когда рядом нет друзей, а Интернет ловит только на третьей сосне за околицей, он может отлично провести время, завалившись на бабушкин диван с томиком Жюля Верна.

Я постараюсь показать, почему стоит продолжать читать ребенку, даже если он уже научился делать это сам.

Читательский навык формируется постепенно

Научиться складывать слоги в слова – это еще не чтение. Зачем мы вообще читаем? Чтобы узнать что-то новое, поняв смысл написанного. Это приходит не сразу. Сначала нужно развить навык. Ребенок регулярно читает простые слова и предложения, постепенно у него получается быстрее и легче, мозг и глаз все больше делают автоматически, поэтому можно переключиться на смысл. Сначала вся сила и концентрация уходят на соединение слогов в слово «собака», через месяц-другой хватает одного взгляда на это слово, чтобы его понять. Поэтому можно сосредоточиться на том, куда собака побежала и на кого она залаяла.

Поэтому-то первые тексты для чтения просты. Поэтому я рекомендую родителям использовать для первого самостоятельного чтения детей крошечные сказки Владимира Сутеева или «Котенка Гава» Григория Остера – произведения, которые хорошо знакомы с детства. Когда твой навык слаб, нужно что-то легкое для понимания. Это похоже на прикорм: вряд ли разумный родитель даст шестимесячному младенцу полупрожаренный стейк с острым соусом. Начинаем с овощных пюрешек, не так ли?

Книжные интересы не равны читательскому навыку

Возьмем для примера шестилетку. Он только учится читать, при этом уже достаточно много знает о мире. И книжек ему прочитали достаточно – и «Буратино», и «Волшебника Изумрудного города», и «Пеппи Длинныйчулок», и «Чука и Гека». Он в состоянии долго сидеть и слушать, усваивать информацию без картинок, удерживать в голове большой сюжет, если чтение растягивается на две-три недели. Можно сказать, что он опытный слушатель.

А читатель он пока почти нулевой – просто не успел еще научиться. И если ему, только освоившему буквы, предложить Астрид Линдгрен – конечно же, он не будет ее читать. Скажет, что скучно, и побежит играть. Потому что все свое внимание он сконцентрирует на соединении слогов в слова и просто не поймет, о чем тут вообще говорится.

Ребенок рассуждает, оценивает, ставит себя на место героев. Перестав ему читать, мы лишаем его этой возможности

А мозг требует новой пищи. Захватывающих приключений, путешествий, волшебных превращений, удивительных фактов. Душа радостно воспринимает нравственные образцы, учится отделять добро от зла. Ребенок рассуждает, оценивает, ставит себя на место героев. Перестав ему читать, мы лишаем его этой возможности.

Поэтому важно разделять обучение чтению и чтение семейное. Для первого нужны простые тексты крупным шрифтом и 15–20 минут, в то время дня, когда ребенок бодрый, сытый и спокойный. Для второго нужны мы – наше время, внимание, голос и готовность вместе проходить книжными путями.

Многим произведениям необходим взрослый комментарий

Когда дети встречают что-то непонятное в книге, фильме или спектакле, они не всегда спрашивают об этом взрослых. Иногда они объясняют себе сами – как могут, исходя из собственного опыта. Часто такие объяснения совсем не соответствуют действительности.

Многие классические «детские» книжки на самом деле не такие уж и детские. В них много политических, социальных, религиозных нюансов, которые незнакомы современному ребенку. Многие родители жаловались мне, что, оказывается, не так-то просто было объяснить детям, кто такие пионеры и что такое на самом деле Октябрятская звездочка. А я сама, когда читала восьмилетней дочке «Ночь перед Рождеством» Гоголя (по ее просьбе, кстати), долго и напряженно раздумывала, как растолковать, откуда взялась вражда между Чубом и Вакулой.

Совместное чтение помогает ребенку XXI века не просто понять – полюбить великие произведения прошлого

Совместное чтение помогает ребенку XXI века не просто понять – полюбить великие произведения прошлого. Для этого не нужно углубляться в исторические перипетии или изучать энциклопедии. Достаточно быть рядом и объяснить, как можем, непонятные слова и явления.

Родители знают, что такое детская застенчивость. Вот пришли вы в гости, а там, к примеру, в загончике живут козы. Ребенку жутко интересно, но он стесняется подходить без вас. Упирается, отказывается. Вы берете его за руку, подходите вместе – и вот он уже с восторгом гладит козлят.

Вместе – ключевое слово. Вместе все вдвое легче. И понятнее. А где понимание, там и интерес.

Чтение – лучший способ качественно провести время с детьми

Я знаю несколько семей, где родители читают подросткам. Не потому, что те не могут или не хотят. Просто потому, что им хорошо вместе.

В течение дня все заняты, встречаются только вечером. Да и вечером у каждого дела. Но уделить ребенку 20 минут перед сном можно. Не расспросам об учебе и наставлениям, что не забыть завтра. А совершенно непрактичному чтению каких-нибудь рассказов Борхеса или Довлатова. В одной моей знакомой семье так читали книгу владыки Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые». Сын-одиннадцатиклассник готовился к экзаменам, занимался с репетиторами, ему было не до книг. Но вечером, когда мама предлагала почитать, ни разу не отказался.

Книжный мир – он необыкновенно интересный, но при этом многоликий, многоголосый, сложный. Ребенку хорошо в нем, если он понимает героев, авторов, идеи, может погрузиться в атмосферу. Для этого нужен проводник – взрослый. В реальной жизни мы отпускаем ребенка одного, если он хорошо усвоил маршрут и знает, как избежать опасностей. В книжном мире тоже нужно освоиться. Если мы хотим, чтобы он стал родным для ребенка, не нужно торопиться оставлять его там одного.

Мария Минаева

Источник