Путин получил чрезвычайные финансовые полномочия

Из игры выводится глава Центробанка со своими «капризами» — финансово блокируются офшоры, президент наделяется чрезвычайно широкими полномочиями, а правительство может в дальнейшем определять текущий курс доллара, считает эксперт

Давно известный принцип властных элит «своих не бросаем» после начала спецоперации на Украине можно, пожалуй, дополнить фразой «но иногда оставляем без полномочий». Глава Центробанка РФ Эльвира Набуллина, по слухам, подавала в отставку в первые дни СВО, однако ее по какой-то причине сохранили на месте, несмотря на замороженные золотовалютные резервы.

Можно было сказать, что коней на переправе не меняют, но с течением времени вопросов к Набиуллиной меньше не становится — тут и неконтролируемое укрепление рубля, несмотря на вновь открываемые «валютные» шлюзы, и неприлично высокая ключевая ставка. Запуска российской промышленности при такой высокой стоимости кредитов не происходит, зато Джон Салливан похвалил Набиуллину за талантливую работу. Но всему есть предел? 

В Госдуме в третьем чтении был принят законопроект, который пылился и ждал своего часа с октября 2021 года. По большому счету, это была обычная «проходная» новелла, которая предусматривает управление пенсионными накоплениями ликвидируемых негосударственных пенсионных фондов, оставшихся после погашения требований кредиторов.

Однако 7 июня этот законопроект «всплыл» и прошел второе чтение с поправками, в которые «вшили» новую статью — и вот в ней весь «сок». Статья 5 вносит дополнения в Федеральный закон «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и иных иностранных государств», благодаря которым президент наделяется полномочиями в сфере экономического и валютного регулирования.

Например, президент вправе устанавливать особый порядок по выплате дивидендов лицам недружественных государств (вероятно, механизм направлен на ограничение таких выплат). Также поправки к закону позволяют главе государства вводить ограничения на операции по счетам и вкладам, а также замораживать (блокировать) имущество как граждан, так и юрлиц.

Собственно, такое срочное принятие и расширение закона за пределы изначальных рамок объясняется тем, что рутинная работа Госдумы предназначена для принципиально иной реальности, объясняет зампред комитета ГД по экономической политике Михаил Делягин:

«Приходится использовать те инструменты, которые у нас есть — искать законопроекты, которые есть, и быстро их принимать. Писать законы с нуля — это значит неизбежно потерять много времени на неизбежные формальные процедуры, поэтому во втором чтении в законопроект высыпают пакетик поправок».

Экономист Никита Кричевский полагает, что статья 5 фактически отменила закон о валютном регулировании и валютном контроле, сломала законы о ЦБ, банках и бухучете, видоизменила ряд положений по ведению бухгалтерского учета, Налогового кодекса, подвесила полномочия ЦБ, в т.ч. по определению курса и обслуживанию счетов, а также роль Росфинмониторинга.

Эксперт считает, что таким образом из игры выводится глава Центробанка со своими «капризами» — финансово блокируются офшоры, президент наделяется чрезвычайно широкими полномочиями, а правительство может в дальнейшем определять текущий курс доллара, хоть и не напрямую.

«Закон, по сути, создает «финансовую ЧК», которая будет определять правила финансовой игры в экономике. Причем далеко не факт, что в нее войдут Набиуллина, Силуанов, Кудрин, но наверняка — Мишустин, вице-премьер Белоусов, глава ФНС Егоров», — пишет Никита Кричевский в телеграм-канале «Антискрепа».

И этот законопроект был принят в третьем чтении уже на следующий день, осталось пройти утверждение в Совете Федерации, подписание президентом и опубликование. Таким образом, спецоперация проходит не только на Украине в военном плане, но и внутри страны в плане экономическом?

На этом фоне примечательно, что банки начали постепенное введение отрицательных ставок по счетам в валюте: «Райффайзенбанк» объявил, что с 30 июня вводит комиссию 0,2% в месяц за хранение валюты на счетах от 5 тыс. до 500 тыс. в каждой валюте; «Тиньков» вводит комиссию в 1% в месяц при балансе свыше 1 тыс. условных едениц; «Росбанк» обсуждает ставку на уровне 0,5% в месяц. К ним также добавились или скоро добавятся: «Ситибанк», банк «Санкт-Петербург», «Уралсиб», РНКБ.

«Причины очевидны: желание банков обезопасить себя и своих клиентов от возможных санкций, из-за которых валютные вклады могут быть заморожены, и отсутствие направлений, куда можно разместить валюту», — считает Никита Кричевский.

Таким образом, судя по всему, проводится дополнительная дедолларизация как еще один экономический фронт спецоперации, в которой валюты должно быть на счетах ровно столько, чтобы хватило расплатиться по обязательствам. Однако, если вводится «ручное» экономическое управление, то зачем президенту Эльвира Набиуллина, которую он же предложил переназначить, а теперь ее же лишают основных полномочий?

«Это, конечно, констатация полной недееспособности Банка России и полной враждебности Банка России интересам развития российской экономики, — пояснил депутат Госдумы Михаил Делягин. — Теперь происходит нормальная централизация управления в условиях кризиса. В то же время я понимаю логику минимизации масштабов изменений, потому что если сейчас заставлять Банк России работать так, как он должен работать, то это дикий труд, я допускаю, что у политического руководства на это нет времени и сил».

Таким образом, можно сказать, что в стране идет «ползучая» мобилизация экономики, которая постепенно и как бы незаметно переназначает рычаги управления от «талантливых» менеджеров к президенту и правительству. Впрочем, Михаил Делягин считает, что это еще не мобилизация, но движение в ее сторону:

«Пока мы видим поползновение к эффективности госуправления. Пока не к мобилизации, всего лишь к эффективности. При мобилизации как минимум половина из руководителей Банка России не сидела бы в своих креслах. В том, что Набиуллина должна сидеть, мы с президентом сходимся во мнении. Вопрос только в том — где именно».

Автор: Федор Мелехов

Источник