Михаил Делягин: «Мы уже находимся в новой реальности»

Российская экономика уже не та, что прежде. Сначала ее испытывал на прочность коронавирус, а с недавнего времени подключились еще и сыпящиеся как из рога изобилия санкции.

Что предпринять России в непростых условиях, чтобы выдержать натиск коллективного Запада и максимально безболезненно вый­ти из непростой ситуации?

Об этом и не только первый заместитель главного редактора «МН» Андрей Авдонин беседовал с известным экономистом, заместителем председателя Комитета Госдумы по экономической политике, доктором экономических наук Михаилом Делягиным.

— Вы экономист высокого уровня, депутат, вам сам бог велел давать рекомендации на тему обустройства России. Как вам в целом видится сегодняшняя ситуация?

— Полностью сменилась возможная для нас модель экономического развития. Кстати, и для Запада тоже, потому что распад глобальных рынков — процесс объективный. Он лишь ускорился из-за коронобесия и на фоне спецоперации на Украине, по сути, войны России с коллективным Западом.

К сожалению, руководители Банка России и тем более социально-экономических ведомств не могут дать четкого ответа, куда и как мы движемся, хотя понятно, что после массового грабежа российского имущества и отмены возможности для многих перевести деньги из Европы в Россию даже на оплату товаров по-старому уже ничего не будет. Всем, кто с мозгами, ясно, что мы уже довольно давно находимся и действуем в совершенно новой реальности.

— Правильно ли, с вашей точки зрения, в этой ситуации действует наше правительство?

— Укрепление рубля было абсолютно правильным, потому что решило задачу по упрощению импорта. Надеюсь, осенью государство придет к разумному протекционизму, включая пошлины на ненужную, подавляющую российских производителей часть импорта. Но этого недостаточно.

Надо преодолеть нарастающий в реальном секторе кризис неплатежей, возможно, введением спасшей Россию после дефолта 1998 года «картотеки» и ограничением финансовых спекуляций гарантировать производителям дешевый доступный кредит.

Для резкого снижения издержек экономики категорически необходима национализация отраслей, производящих сырье и другие факторы материальных затрат.

Надо ограничивать экспорт сырья и стимулировать экспорт готовой продукции. Наша партия «Справедливая Россия» уже устала повторять: ребята, делайте как в Китае, где возврат НДС за экспорт касается только готовой продукции и полуфабрикатов. А при экспорте сырья, извините, никакого возврата НДС быть не должно.

Для правильной мотивации элиты нужен запрет на двойное гражданство, счета и активы за рубежом. Надо приравнять коррупцию во власти к госизмене, которой она и является.

До 80 процентов крупного частного бизнеса России зарегистрировано в офшорах и управляются, исходя из их интересов. Разве нормально, когда почти весь ретейл сидит в офшорах, ЖКХ значительной части страны владеет финская госкомпания «Фортум», а водоснабжением ряда крупных городов — бермудский водоканал? В офшорных активах завтра нужно ввести внешнее управление, и если в течение полугода активы не перерегистрируются в России, вся собственность должна быть конфискована как бесхозная. Частная собственность, как признает конституция даже Германии, священна, только пока она служит обществу.

Необходимы нормализация налоговой системы, включая отмену преступного «налогового маневра», прогрессивная шкала обложения граждан (сегодня она регрессивная), освобождение от налога на прибыль инвестиций в реальный сектор, а также избавление от налогов производительного малого бизнеса.

Кровь из носа нужно снизить цены — как национализацией, так и ограничением произвола монополий. Необходимо ввести предельную торговую маржу как минимум на самые востребованные товары народного потребления, чтобы разница между ценой производителя или импортера и ценой на прилавке не превышала определенного уровня. Когда черенок лопаты, сделанный из российского дерева на российском станке, стоит 590 рублей вместо недавних 90 рублей — это ненормально.

— Как узнать размер накрутки, если у нас есть данные аппарата, пробившего чек, но нет отпускной цены производителя?

— Что значит «нет отпускной цены»? Все данные оцифрованы и известны налоговой. На товаре написано, кто его произвел, значит, можно узнать, сколько налогов он заплатил. Если оптовая цена 10 рублей, а на прилавке — 500 рублей, антимонопольная служба должна спустить всех собак и выяснить, кто здесь безумец, а кто английский шпион. Нужно ввести немецкое правило: при резких колебаниях цен антимонопольная служба сначала возвращает цены на место, а потом разбирается, что случилось, и карает виновных, если они есть.

— Сейчас много говорят об экспорте сырья. Должно ли оно облагаться экспортными пошлинами?

— Обязательно, и очень серьезными! А экспорт готовой продукции должен быть свободным и за него еще надо доплачивать. А с импортом — наоборот: надо стимулировать импорт сырья, которое мы не производим, и подавлять импорт готовой продукции. К примеру, глупо облагать пошлинами импорт лития, месторождений которого у нас в стране нет, а он нам нужен.

— На днях Абрамович, Лисин и Мордашов чуть ли не потребовали у Российского государства, чтобы оно национализировало их корпорации. Что вы об этом думаете?

— Сырьевая часть того, что мы называем олигархическим бизнесом, должна быть национализирована. Точка. Если речь идет о металле для производства самолетов и жилищного строительства — он должен принадлежать обществу, и никак иначе.

При национализации государству для управления хватит и 51 процента акций компаний, а приватизаторов по лучшим английским образцам надо заставить выплатить компенсационный налог — разницу между тем, сколько стоил завод во время залоговых аукционов, и тем, сколько за него заплатил олигарх. И не забыть про инвестиционные обязательства приватизаторов. Кроме того, если олигарх вкладывал в производство меньше половины прибыли, то эти недоинвестированные средства он должен компенсировать обществу.

— За границей из-за санкций Запада зависли 300 миллиардов долларов, принадлежащих РФ. Почему до 24 февраля этого года эти деньги не вкладывались в развитие экономики, а лежали мертвым грузом?

— Наша социально-экономическая политика либеральна, то есть ориентирована на поощрение финансовых спекуляций. А это не совместимо ни с развитием, ни даже просто с существованием страны. Либералы во власти делали и делают все, чтобы блокировать наш прогресс, в частности, не направляли и не направляют имеющиеся у государства колоссальные средства на модернизацию.

— Какова сейчас ситуация в Госдуме по принятию оперативных законотворческих решений?

— Надо отметить высочайшую солидарность всех партий в поддержке антикризисных мер правительства Мишустина. Госдума передала ему часть своих полномочий и предоставила беспрецедентные возможности по поддержке экономики и социальной сферы.

Однако пока власть пытается решать системные проблемы путем латания отдельных дыр. Это у нее получается, но необходимые системные меры в основном даже не рассматриваются. Но я верю, что с помощью здравомыслящих патриотических сил, в которые входят наша партия «Справедливая Россия» и огромное количество разумных представителей той же «Единой России», пока громко не заявляющих о своей позиции, мы до конца этого года изменим социально-экономическую политику. Полагаю, баланс сил начнет меняться уже осенью.

— То есть вы все же с надеждой смотрите в будущее?

— Я вижу, как многое делается. Причем главные достижения незаметны, о них не кричат из каждого утюга.

Пока я, как экономист, не вижу трагического обострения проблемы. Видны неудобства, сложности, директора заводов седеют, производства останавливаются или работают слабее, импорт в апреле рухнул в несколько раз, внутренний НДС сократился в 2,2 раза, но это не катастрофа. Мы молодцы на самом деле, просто пока недостаточно молодцы.

Нервозность, безусловно, вносят опасения, связанные с возможным началом ядерной войны, но, по моему убеждению, это фейк. Реальная угроза России — технологические проблемы с канализацией, а мира — голод.

— Нашей стране он ведь не грозит?

— Нас он точно не коснется, а вот миру придется несладко. Еще до начала спецоперации в Европе из-за вызванного климатическим мошенничеством удорожания газа остановились 30 процентов мощностей по производству минеральных удобрений, а европейские поч­вы, в частности немецкие, — это гидропоника: сколько удобрений положишь — столько урожая вынешь. Там природная плодородность нулевая… Но Европа может деньги и напечатать, а вот Африка, Ближний и Средний Восток, у которых она вырвет хлеб изо рта, будут голодать, и им придется прийти в Европу, чтобы выжить.

Фото: ТАСС/М. Терещенко

Источник