Национализация — единственный мирный язык, доступный «коллективному Западу»

Михаил Делягин: «Беспрецедентное со времен колониальных войн ограбление одной страны – России – основано на принципиально бессудном и внезаконном захвате собственности как государства, так и частных лиц»

Мало кто заметил, что недавние действия «коллективного Запада» — США и их сателлитов – привели к фактической отмене фундаментальной ценности и, более того, института рыночной экономики: частной собственности. Беспрецедентное со времен колониальных войн ограбление одной страны – России – основано на принципиально бессудном и внезаконном захвате собственности как государства, так и частных лиц. Для тотального грабежа оказалось достаточно масштабной информационной кампании и простого объявления «врагом» не только нашей Родины, но и ее граждан и даже давних выходцев с нее, утративших с нею всякую связь.

Холокост – на сей раз русских и всех, произвольно объявляемых ими — выглядит сегодня просто следующей станцией, к которой уже отправляется поезд современной западной «цивилизации».

Прямое, явное и открытое уничтожение Западом частной собственности как института имеет фундаментальное научное значение: возврат к дорыночным (или, напротив, переход к пострыночным) общественным отношениям, основанным прежде всего на прямом и произвольном насилии (сначала информационном, а затем и силовом).

Это исключительно интересно с теоретической точки зрения и должно быть осмыслено учеными, как и всякая заря нового мира (вне зависимости от того, напоминает ли нам она зарево пожара или нет, нравится нам она или нет).

Однако с сугубо практической точки зрения действия США и их сателлитов открывает перед Россией широкий спектр возможностей, все сильнее представляющихся обязанностями. Ведь, если говорить с агрессором не на его языке, он может даже не понять, что с ним кто-то говорит.

Масштабная конфискация показала: это едва ли не единственный язык, к которому восприимчивы страны-агрессоры.

Поэтому активы из фирм и крупные активы их физлиц, находящиеся в России, должны быть конфискованы без возможности выплат каких бы то ни было «компенсаций» — в счет нанесенного нашему обществу ущерба.

Можно, разумеется, пойти на компромиссную, половинчатую меры: заморозить эти активы до полной отмены западных санкций, возвращения международных резервов и компенсации нанесенного морального и материального ущерба, заменив иностранных членов Советов директоров российскими (симметрично сделанному Национальным банком Украины в отношении украинской «Альфы»). В этой логике конфискованы должны быть лишь активы, принадлежащие корпорациям, заявившим о намерении прекратить (или «приостановить») свою деятельность в России: смена руководства и заморозка активов как раз и не дадут воплотить такие заявления в жизнь.

Отдельно следует выделить офшоры, в которые выведено до 80% крупного частного бизнеса России (и даже многие корпорации, владеющие коммунальным хозяйством крупных городов). Офшорные активы должны быть заморожены на полгода, в течение которых их владельцы должны перерегистрировать их в России (можно даже на островах со специальным налоговым режимом, приближенном к офшорному). Активы, не перерегистрированные в течение полугода (так как такая перерегистрация действительно может быть сложной, а в современных условиях и нетривиальной юридической процедурой), должны быть конфискованы государством как бесхозное имущество без всякой пощады: в условиях всеобъемлющей, комплексной агрессии Запада, действительно, «кто не с нами, тот против нас».

И, разумеется, должен быть строго и полностью запрещен любой возврат и любое обслуживание долгов странам-агрессорам и аффилированных с ними юридических и физических лиц. Ведь право получения средств по долгам – это актив, а он должен быть конфискован. Если же кто-то из финансовых террористов хочет получить деньги (или компенсацию за свои активы), он спокойно может обратиться к институциональным и респектабельным грабителям, на их глазах и с их пассивного одобрения укравшим международные резервы России, — или сменить власть в своих странах на более вменяемую при помощи пресловутых «демократических процедур».

Конфискованные активы должны быть поставлены на службу народу нашей страны, а не его корпоративным грабителям, и стать основой комплексного развития России и социальной поддержки жертв всеобъемлющей агрессии Запада.

Источник